О смерти, о любви

Dellamorte Dellamore
год
страна
слоган«Zombies, guns, and sex, OH MY!!!»
режиссерМикеле Соави
сценарийДжанни Ромоли, Тициано Склави
продюсерХайнц Бибо, Тильде Корси, Микеле Соави, ...
операторМауро Маркетти
композиторРиккардо Бисео, Мануэль Де Сика
художникМассимо Антонелло Геленг, Альфонсита Леттьери, Маурицио Милленотти, ...
монтажФранко Фратичелли
жанр ужасы, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время104 мин. / 01:44
Франческо Делламорте — смотритель кладбища маленького итальянского захолустного городка. Однако его работа немного отличается от обычной — дело в том, что по какой-то непонятной причине мертвецы на этом кладбище имеют дурную привычку пролежав неделю в гробу восставать из мертвых. И в число обязанностей Франческо входит отправлять их обратно в могилы, что он и делает, используя, наверное, самый классический способ — выстрелом разносит им головы…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
63%
17 + 10 = 27
6.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:13
    все трейлеры

    файл добавилHighDoor

    Знаете ли вы, что...
    • Режиссёр фильма Микеле Соави появляется в камео — «человек в парке».
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    У смотрителя кладбища Франческо Делламорте своеобразная жизнь: день он проводит в кладбищенской рутине, хоронит вновь прибывших мертвецов и ухаживает за могилами, а ночами прогуливается по кладбищу со своим старым револьвером и отстреливает пробудившихся зомби, чтобы снова их предать земле, теперь уже навсегда. Постороннему человеку такая работа могла бы показаться в высшей степени неприятной, но Франческо привык и воспринимает её как скучную обязанность. И несмотря на то, что он обладает внешностью Руперта Эверетта, в жизни его нет ничего кроме кладбища и старого друга, больного на голову толстяка Ньяги. Почему так? Сложно сказать. Хотя когда на кладбище появляется прекрасная молодая вдова, серая жизнь унылого циника приобретает новые оттенки…

    Этот малоизвестный и необычный фильм трудно отнести к конкретному жанру. Да, тут есть тонкий юмор, но это не комедия. Есть зомби и простреленные головы, но это не ужасы. Есть даже философский подтекст, но это не артхаус. Но чтобы это ни было, результат у итальянского режиссера Микеле Соави вышел на загляденье. Смелое и хорошо снятое кино, к финалу уходящее в сюрреализм.

    История гробовщика, который сам не знает, где он живет: в мире живых или мире мертвых, настолько его жизнь бессмысленна и неопределенна, настолько лишена привязанности к земному. Да и сам зритель в итоге перестает понимать, смотрит ли он фильм о гробовщике или метафорическую историю о любви и смерти, воплощенных в образе гробовщика и его помощника. Я лично не определился. Но печальный и прекрасный образ Руперта Эверетта, ведущего повествование о своей тоскливой жизни и одновременно простреливающего голову очередному зомби, обладает несомненной притягательностью. Жаль, что из фильма так до конца и неясно, кто он есть, и финал картины не дает на это ответа.

    8 из 10

    24 июня 2008 | 22:58

    Есть кладбищенский сторож, который истребляет оживших на 7 день после погребения мертвецов, которым неспокойно и тесно в своих могилах. И есть полоумный Гнеги, «помогающий» ему в этом деле. А также есть прекрасная девушка — любовь сторожа (красавица Анна Фальчи). Есть также и скрытый смысл в этом фильме, но я его не увидел. Поэтому для меня это просто «трэшоватая» картина о смерти и о любви. Не пойму почему о фильме так лестно отзывался великий Мартин Скорсезе назвав его «одним из самых лучших итальянских фильмов 90-х годов».

    P.S. Открытый гей Руперт Эверетт правдоподобно сыграл любовь к девушке.

    6 из 10

    1 мая 2013 | 16:14

    Секс.
    Смерть.

    Zombion.
    Любовь…
    О любви, о смерти (я люблю этот фильм)

    Если бы я составлял список самых сексуальных картин, то данный фильм обязательно был в этом списке. Данный фильм снимал итальянский мастер Микеле Соави. Фильм вышел в 1994 году, и главную роль в этом фильме сыграл гомосексуалист Руперт Эверетт. Очень удивительно наблюдать его в фильме, который просто пропитан сексом мужчины к женщине. Но в этом фильме очень много абсурда, и поэтому приходится стараться ничему не удивляться, хотя лично мне это было очень тяжело сделать.

    Про что этот фильм? Я всегда говорю, что он про любовь и про секс. Любовь может быть только одна, и главный герой всегда и везде ее видит. Она однажды к нему пришла на кладбище, а главный герой работает могильщиком, и он сразу в нее влюбился. А смерть? Конечно, он влюбился в нее до смерти, поэтому и «пристрелил» ее. Любовь ушла? Конечно же, нет, потому что когда ты сильно любишь ты всегда будешь вместе с ней. А вот секс может быть разный и иногда любовь может разлюбить секс, но потом снова его полюбить, но будет уже поздно. Сцена, когда главного героя делают импотентом, далась мне с трудом.

    И тут на сцену выходит Zombion. Зомби в этом фильме встают из могил, потому что их жены занимаются сексом с любовью всей жизни. Интересно, а могут ли зомби заниматься сексом? В этом фильме можно делать все. А могут зомби любить? Я знаю, что могут, потому что я сам люблю. В этом фильме все наэлектризовано до предела и даже голубые огоньки летают по кладбищу в поисках любви. А когда отрубленная голова девушки потихоньку бежит за помощником могильщика, который играет на музыкальном инструменте, то сердце сжимается от счастья. В этом фильме даже отрубленные головы хотят любить свою любовь.

    Режиссер Микеле Соави после этого фильма ушел из большого кинематографа. Он сказал, что сделал свой самый лучший шедевр и ему больше делать нечего в большом кинематографе. Позже он придет, но я об этом ничего не знаю. Своим поступком он просто щелкнул пальцем по носу всему готическому кинематографу, и он очень сильно задел главного «гота» в кино Тима Бертона. Фильм «О любви, о смерти» стоит выше всех работ Бертона и тот никогда не сможет этот фильм переплюнуть, потому что Соави показал, что для него кроме любви в этом мире нет ничего. А Бертон когда выпустил «Алису в стране чудес» показал всем, что он обыкновенный станочник, который давным-давно был отличным автором. Все когда-нибудь пройдет, кроме любви…

    И когда главный герой фильма «О любви, о смерти» пытается от любви убежать, то он терпит крах, потому что он еще ничего не понимает. Он постоянно ее видит и он даже пытается ее снова убить, но все бесполезно. Он даже уезжает со своего кладбища, но кроме любви все равно в этом мире ничего нет, и только в самом финале будет озарение. Снимал ли Бертон фильм про секс, любовь и зомби? Нет, и никогда не снимет. А вот Соави снял и я как тот самый маленький человечек, который говорит в конце фильма «Не-а», могу признать этот фильм единственным шедевром про любовь и секс среди истинных зомби. Хочу заняться сексом со своей любимой после очередного просмотра данной картины. Максимальная оценка.

    Спасибо.

    P.S.

    Грудь Анны Фальки достойна «Оскара»!
    Спасибо тебе за все Расс Мейер…


    10 из 10

    22 августа 2010 | 18:38

    Плюнув с высокой колокольни на зрителей, авторы снимают кино для себя с лозунгом «долой каноны!»; внешняя свобода располагает к свободе внутренней, а нарочитая развязность иллюстрирует неконтролируемый поток мыслей в порыве вдохновения, когда в плеере звучит любимый трек, а в голове зреют грандиозные планы на будущее. Вера в свои силы приобретает колоссальный размах, и жизнь прекрасна, осталось только набрать номер. Но спустя час батарейка садится, солнце освещает обратную сторону планеты — пора спать, наутро мир снова перевернется с ног на голову. Понедельник, и любимый плеер нужно вновь нести в ремонт.

    Чередуя зомби-треш с великолепным визуалом, Соави рассуждает о живых и мертвых, стараясь быть максимально несерьезным, чтобы никто не подумал. Горстка костей под землей имеет свойство разлагаться, но мало кто вспомнит об этом на похоронах; привычные вещи окрашиваются в иные цвета при раскрытии интимных подробностей, но не стоит — помним, любим, скорбим. Чем умнее, тем глупее, но страх силен: человек хочет оставаться хорошим, как в старые добрые, и к горлу подкатывает очередной комок. Прошлое, как ни странно, в прошлом, есть только миг, но и он канет в лету.

    Грань между жизнью и смертью постепенно стирается, единственная дорога ведет прямо в пропасть, а пути назад нет — ключ больше не нужен, все стало ясно. Мертвые живут, а живые умирают; привычный круговорот жизни из учебника по природоведению может принимать причудливые формы, а фарс становится обыденностью. Есть черное и белое, остальное — лишь оттенки; любовь и смерть находятся по разные стороны баррикад, и еще неизвестно, какой цвет принимает каждое из этих понятий.

    Нет жизни после смерти — есть смерть после жизни. Немому есть что сказать на краю обрыва, озарение приходит внезапно и так же внезапно уходит, оставляя после себя горькое послевкусие. Каждый живет в своем собственном мире по собственным правилам, человек сам творит свою судьбу, но общество эту судьбу регулирует по-своему. Два дебила — это сила, как гласит известная русская мудрость. Мир катится к чертям, а толку?

    27 сентября 2011 | 20:44

    Это один из тех редких фильмов, который, однажды зацепив, уже никогда от себя не отпустит. Смешение нескольких жанров (от зомби-фильма, до сюрреалистической драмы, от черной комедии, до романтической сказки), не только выглядит целостно и органично, но воспринимается столь же естественно, словно, все это часть нашей с Вами жизни, а не вымысел авторов.

    Фильм растаскивается на цитаты, с легкостью Грибоедовской «Горе от Ума»: «Плохая погода испортилась», «Готов отдать жизнь, чтобы умереть», «Франко — мой бывший одноклассник. Он единственный из живых, кто мне звонит», «Если приносят новый телефонный справочник, это не значит, что нужно выбрасывать старый! Никакого почтения к классической литературе!» и много, много более этого. Выражение «Помереть со смеху», в свете картины приобретает совсем иной смысл.

    Режиссер, сценаристы, актеры (если бы я, к моменту написания отзыва, не знал Руперта Эверетта, то после роли Франческо Деламорте, запомнил бы до самой смерти), художники, операторы, монтажеры, вся съемочная группа сработала так слаженно, что в фильме не осталось места неудачным или незначительным сценам.

    Это не очередной фильм для «галочки». Это — произведение искусства, в поисках которого можно посмотреть тысячи других ничего не стоящих картин, а, найдя эту «жемчужину», осознать, что время потрачено не даром.

    Итог. Бесполезно пересказывать шедевр, как бесполезно описывать словами улыбку Джоконды. Лучше один раз увидеть… А еще лучше — не один раз.

    Оценка: Это лучший фильм о мертвых, снятый живыми, который я видел при жизни.

    10 из 10

    17 августа 2010 | 01:36

    Начиная писать об этом фильме, я невольно поймала себя на том, что не пересматривала его уже более пяти месяцев — это упущение, сейчас закончу писать и обязательно пересмотрю.
    Вот уже много лет я неустанно пересматриваю «Делламорте» и каждый раз нахожу что-то новое.

    Кстати, я рекомендую смотреть его только в одном варианте русского перевода — в переводе гениального италиста Валерия Казакова. Только он преподнес всю философичность реплик и монологов, всю поэтику произведения, как надо, ничего не упростив и не упустив.

    В этом смысле даже перевод Сергея Визгунова сильно уступает, а вариант студийного дубляжа не годится вообще никуда — в нем потеряна вся замысловатая игра смыслов и фраз, благодаря которой этот уникальный фильм является в своем роде посланием, притчей о том, как тонка грань между жизнью и смертью, и как много общего у нас с тем прахом, который по смерти нашей будет предан земле…

    «Ожившие мертвецы, умирающие живые — все мы одно. .. этому никогда не будет конца и никогда не было начала…»

    Здесь не могу не упомянуть, что для меня этот фильм — не просто жемчужина Еврокульта, а своего рода родственное произведение, поразительно точно отвечающее всем моим убеждениям. Десять лет назад я даже лично пиарила этот фильм (тогда еще мало кому у нас известный, и это не смотря на то, что появился он в русском переводе прямо в год своего выпуска) по Санкт-Петербургу, и в том числе благодаря этому, ряд магазинов, реализующих кино-арт выставил на своих прилавках «Делламорте» именно в казаковском переводе, а г-н Сапаров пару-тройку лет спустя показал его в своем Киноклубе на большом экране.

    Этот фильм снят великолепно и высокохудожественно, он — лучшая работа итальянского режиссера-жанровиста Микеле Соави, который тогда впервые взялся за собственный проект, без участия своего учителя, наставника и продюсера, легендарного Дарио Ардженто. Результат, в коем многие перед выходом фильма были не уверены, оказался невероятно оригинальным и цельным, непохожим ни на что, снятое ранее и не укладывающимся в общепринятые рамки жанров. Это не зомби-хоррор, не триллер, не комедия и не драма, это трагикомический киноарт, объединивший в себе все эти, казалось бы трудносовместимые, направления.

    Работа сценариста Джанни Ромоли безупречна — я очень благодарна ему за то, что он сохранил монологи от первого лица практически в том же виде, в каком они присутствуют в повести «журнального» писателя и художника Тициано Склави (эту повесть я кстати умудрилась-таки достать и прочитать — ценой нескольких лет поиска и изучения итальянского языка) — в результате получилась удивительная история, режуще-печальная и одновременно пропитанная циничной иронией, мудрая и в какой-то мере пророческая.

    «Делламорте» — редкий случай фильма, в котором почти каждая фраза — афоризм:

    «У меня смешное имя, я даже хотел его поменять — Андреа Делламорте было бы гораздо лучше» ("Dellamorte» в переводе означает «отмеченный Смертью», «предназначенный для Смерти», однако героя это словосочетание в его имени вполне устраивает)
    «Это самая красивая живая женщина из всех, что я видел в жизни…»,
    «Единственное, чего я не могу себе простить — я солгал тебе: я не заканчивал биологического факультета… Я даже лицей не окончил. Я читал всего две книги в своей жизни! Одну так и не дочитал… А вторая — это телефонный справочник.»,
    «Я готов отдать жизнь, чтобы умереть!»,
    «В его удостоверении личности написано: особые приметы — ВСЕ»,
    «Не обращай на них внимание, ты ничем не хуже их. Хотя… ты, конечно, особый случай»
    «Ты лучше выглядел, когда мы с тобой последний раз говорили по телефону…»
    «Зачем ты украл мои преступления?! Ты же мой лучший друг!»,
    «Куда ты можешь уйти, ведь ты еще так и не понял, в чем разница между Жизнью и Мною…»
    " — У нас с тобой ничего не может быть: ты умерла, а я жив…
     — Я без предрассудков, дорогой!»,

    - и многие другие, меткие, остроумные философские высказывания.
    А фраза «Так, гроб с нами не поедет!» — стала нашим семейным мемом, я так говорю, когда кто-то хочет взять с собой в поездку нечто тяжелое, большое и неудобное.

    Нельзя не упомянуть и блестящую игру Руперта Эверетта, который в родной версии играл без дубляжа, на великолепном итальянском языке, чем поразил многих местных кинокритиков — всех удивило то, как чистокровный англичанин смог сыграть «самого итальянского итальянца» в итальянском фильме, играя с итальянскими актерами ничуть не вызывая сомнений.
    Метущаяся душа Франческо ищет любви, но каждый раз находит только смерть.
    Безупречно верно выбранный Эвереттом мрачный байронический шарм в качестве образной приамбулы и потрясающая пластика сделали Делламорте лучшей ролью в карьере актера.

    Так же прекрасен и толстяк Франсуа Хаджи-Лазаро, замечательный артхаусный актер, друг Жана Пьера Жене и Марка Каро, французский шансонье и человек-оркестр с мировым именем, сыгравший напарника Франческо Делламорте, бессловесного имбецила Ньяги. Идея с гробиком-виолиной, кстати, принадлежит ему. Франсуа — знаменитый коллекционер и изобретатель музыкальных инструментов, он играет на 172 (по последним подсчетам) инструментах и объездил весь мир в поисках новых звучаний.
    Для фильма он своими руками за несколько часов сконструировал гробик-виолину, на котором с помощью смычка сумел сыграть мотивчик популярной в Италии детской песенки.
    Трогательный и по-своему обаятельный, Ньяги между тем являет собой сатирическую пародию на любого из нас, его действия продиктованы теми же факторами: это и эгоизм, и влюбленность, и боль утраты. Он не умеет говорить, не выносит, когда ветер раскидывает опавшие листья и блюет на понравившуюся девушку, не в силах справиться с наплывом чувств — но зачастую именно он является ниточкой, привязывающей инфернального Франческо к жизни.

    Фотомодель Анна Фальки… ну да, она такая… фотомодель: никакая актриса, но зато КАК она там в тему! И КАК ОНА, ЧЕРТ ПОДЕРИ, КРАСИВА…

    Таким образом кастинг можно назвать виртуозным: все, и главные герои, и актеры второго плана подобаны с ювелирной точностью, все на своем месте.

    Оператор Мауро Маркетти творит с камерой чудеса, она летает, переворачивается, как в невесомости, меняет резкость, проходит сквозь стены, вторгается в голову героини и даже исследует внутренность стоящего на столе черепа-пазла…
    композиция каждого кадра проработана до мелочей, нет ничего лишнего.
    Восторг и визуальное пиршество без малейшей компьютерной «синтетики».

    Концовка заставляет… плакать.
    Если на протяжении всего фильма сюжет добивал зрителя своей беспощадной правдой, то концовка — это просто контрольный выстрел в голову из того самого старенького револьвера, которым Франческо отправлял на покой своих «Возвращенцев».

    Итог: блестящий фильм, шедевр, Кино Не Для Всех, Кино Для Избранных.


    10 из 10

    13 июля 2009 | 19:20

    На кладбище работает смотрителем Франческо с говорящей фамилией Делламорте, полумачомэн, любитель классической литературы и сторонник классических же методов реупокоения, вроде револьвера или лопаты. Работа есть рутина, без образования берут только отстреливать мертвецов по второму кругу, либо в правоохранительные. И вроде все неплохо — аварии и дизастры исправно обеспечивают кусок хлеба, но душа требует любви, и любовь является в виде идеальной женщины-вдовы. Искра, недолгие ухаживания, секс на могиле, а тем временем недовольный муж лезет из-под земли и требует сатисфакции. Дальше начинается непередаваемый кавардак из области «надо видеть».

    Если вообразить чудовищно условную шкалу от единицы до сотни, где первое — Мертвые мозгом Джексона, а последнее — Малхолланд Драйв, то Делламорте, Делламоре остановился где-то на тридцати пяти. От Рейме к Ардженто, от производственной драмы к радостям активной некрофилии, от радостей некрофилии к притче о таинствах, от эстетичных сисек к отрубленной голове в телевизоре, от бытового конформизма к путешествию в подсознание. Грузовик с фейерверками по пути на день рождения Инфанты перевернулся на Шоссе в Никуда, смешались в кучу фобии и желания, и вот уже деревенщина становится Аваддоном. Черный юмор рука об руку с монстроузной романтикой, фактурный герой фактурен сверх меры хрипотцой и вискарем а-ля типовой персонаж Чейза, зомби традиционно едят людей, люди традиционно едят друг друга, некрологи вместо признаний в любви и ассенизаторы чистилища, осознав отсутствие разницы между живыми и мертвыми, выходят на тропу войны. Если здесь есть Бог — то он любопытная сволочь, если есть любовь — она чаще похожа на извращение, если есть смерть, то она мало отличается от жизни.

    Армстронг трубит в рог, мертвые в танце встают из могил, в игрушечный мир пришел Рагнарек, психоделу рад синефил. Здесь нету тысячи слонов, но смерть — отец, а мать — любовь. Уроборос сожрал свой хвост, и блеванул им на погост. Символизирует. А что символизирует? Ну, в общем, символизирует. Ня.

    27 сентября 2011 | 13:59

    «О смерти, о любви» — отличный образец нестандартного европейского кино, далекого от голливудских штампов и форматов. Начинаясь, как треш-ужастик с несуразными героями, истребляющими нелепых зомби, этот фильм постепенно наращивает градус безумия, а реальность героев и пределы их допустимых действий становятся все более призрачными.

    Молодой парень-неудачник Франческо Делламорте работает кладбищенским сторожем и живет в полуразвалившемся доме на кладбище. Ему помогает умственно отсталый Ньяги. Франческо глубоко несчастен — у него, не считая Ньяги, только один друг, который самоутверждается за счет него; нет девушки, дурацкая работа. Несчастнее его мог бы быть только Ньяги — если бы осознавал свое положение, но он только смотрит телик, ловит опавшие листья и говорит одно слово «Ньям!» В довершение их несчастий, кладбище в их городке непростое — любой похороненный там человек, рано или поздно, вылезает из могилы в качестве кровожадного зомби, которого необходимо пристрелить, пока он не натворил неописуемых бед. Поэтому, с позволения полиции, Франческо держит при себе револьвер. И вот однажды на кладбище появляется молодая вдова…

    Поначалу ничто не выдает принадлежности фильма к нежанровому кино. Напротив — все прямо-таки по канонам дешевых ужасов. Несуразные зомби, стрельба, секс на кладбище. Но, вроде бы, возможности развития ближе к середине фильма исчерпываются. И тут действие срывается в чудовищную спираль, на каждом витке которой (начало витка обозначается встречей Франческо с очередной реинкарнацией своей любви) абсурдность происходящего нарастает, Делламорте окончательно теряет голову в хороводе любви и смерти.

    Ироничный декадентский стиль, отсутствие претензий на «высокое искусство», безбашенный юмор — вот что отличает этот фильм, зависший между трешем и артхаусом. Больше всего он напоминает недавние «Семь психопатов», но с мистическим элементом. За душу главного героя борются две силы — любовь и смерть. А, может быть, и не очень-то борются — просто действуют в нашем мире, а все мы стоим у них на пути. Франческо живет практически в нищете на кладбище — но что значит успешность в мире, где каждый может умереть или сойти с ума от любви? И, может быть, Ньяги — живущему одним днем, не знающему ничего, кроме музыки, телевизора, природы и простого физического труда, наоборот — намного лучше в этом мире, чем «нормальным» людям?

    Итог: кино не для всех, но кино отличное. Философия под маской кровавого зомби-треша, декадентский юмор без тормозов.

    9 из 10

    9 января 2016 | 21:38

    Странный фильм.

    Герой живёт в мире любви и смерти. Убийство оживших мёртвых для него рутина. Пробует найти себя через убийство живых — такая же скука.

    Накрученный сюжет, но всё как-то серо и уныло. Это же атмосфера накатила на меня при просмотре фильма. Не спасают ни чёрный юмор, ни любовь героя к красотке, которая не раз обнажит свою большую грудь перед зрителем.

    Фильм мне попался с ужасным переводом, да и качество изображения не ахти какое, возможно, это усугубило ситуацию.

    Из положительного могу сказать, что режиссер наверняка снимал фильм не ради коммерческого успеха, а в своё удовольствие. В фильме мало избитых штампов. Нестандартный сюжет. Трудно предсказуемая, но между тем очень логичная концовка.

    Если бы не финансовый кризис и плохое качество изображения, возможно, фильм бы прошёл на ура.

    18 декабря 2008 | 22:48

    Francesco Dellamorte: «I should have known it. The rest of the world doesn`t exist».

    Я, как и подобает рожденному в СССР индивидууму, чья юность пришлась на девяностые, смотрел западные фильмы на «Электронике» и узнавал голоса гнусавых переводчиков, стоило им только зазвучать из динамиков нашего «Рубина». Итальянский фильм «Могильщик» был одним из многих. В озвучке Визгунова, с квадратной и паршивенькой картинкой, он произвел впечатление на меня пубертатного, доставляет и теперь, пятнадцать лет спустя.

    Правда, тогда я не понял ни черта лысого во всем этом нагромождении живых мертвецов, голозадых протагонистов, толстомордых аутистов и сисястых красоток с губами Дениз Ричардс. Черная комедия, разухабистый жанровый микс с довольно изобретательной операторской работой, немного обнаженки, чутка трэша, — все вместе давало нужное послевкусие и позволяло иногда обременяться пересмотром. Целевая аудитория фильма при этом представлялась мне в несколько размытом фокусе. Вроде как и бред сивой кобылы, но смешно. Казалось бы все так красиво, но слишком много запекшейся крови и мозгов на стенах. Представить фильм удобоваримым для массового зрителя или, наоборот, оцененным по достоинству любителями арта и хауса, — такие мысли я отгонял как слепней от своей шеи в жаркую погоду.

    Но шли годы, я много читал, и не только телефонные книги, познакомился с интересными людьми, набрался опыта, в том числе и в области кино. И вот как-то вечерком, за бокалом винца, после многолетнего перерыва мы с моим другом-коллегой Стасом решили пересмотреть «Могильщика», проверить, так сказать, способны ли еще ржать как молодые жеребцы. После киносеанса мы немного залипли, на следующий день, проспавшись, созвонились и часа три обсуждали кино. Все перлы с меняющейся физиономией мужа-рогоносца на фотке надгробия и прочие лулзы про фейк-импотенцию, пофигиста инспектора и феерическую стрельбу в больнице остались в прошлом. Мы вдруг открыли для себя еще один «Малхолланд Драйв» и новую «Лестницу Иакова».

    Режиссер этой фантасмагории, Соави, определенно подарил кинематографу нечто яркое. Камера Маркетти, партитура Де Сики, монтажные ножницы Фратичелли также пришлись ко двору. Эверетт, даром что Бруно, сыграл лучшую свою роль. Рок-музыкант Хаджи-Лазаро, без дураков, красавец.

    В этой картине символизма и явлений, в чьей основе лежит понятие дуализма, больше, чем ваш мозг способен воспринять. Противоположности на каждом углу. А еще тут, только никому ни слова, есть кое-что про Чистилище или, если хотите, Лимб (о нем снимают даже Ноланы). Впрочем, всего не расскажешь, надо смотреть. Теперь у меня, Романа Волобуева, этот фильм среди самых любимых. Но рассказал я о нем скучно и скудно. Как посмотрите, потом почитайте рецензию Снегирёва на «Афише» — вот там настоящая кинокритика.

    27 сентября 2011 | 20:38

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: