всё о любом фильме:

О смерти, о любви

Dellamorte Dellamore
год
страна
слоган«Zombies, guns, and sex, OH MY!!!»
режиссерМикеле Соави
сценарийДжанни Ромоли, Тициано Склави
продюсерХайнц Бибо, Тильде Корси, Микеле Соави, ...
операторМауро Маркетти
композиторРиккардо Бисео, Мануэль Де Сика
художникМассимо Антонелло Геленг, Альфонсита Леттьери, Маурицио Милленотти, ...
монтажФранко Фратичелли
жанр ужасы, фэнтези, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время104 мин. / 01:44
Франческо Делламорте — смотритель кладбища маленького итальянского захолустного городка. Однако его работа немного отличается от обычной — дело в том, что по какой-то непонятной причине мертвецы на этом кладбище имеют дурную привычку пролежав неделю в гробу восставать из мертвых. И в число обязанностей Франческо входит отправлять их обратно в могилы, что он и делает, используя, наверное, самый классический способ — выстрелом разносит им головы…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
63%
17 + 10 = 27
6.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Режиссёр фильма Микеле Соави появляется в камео — «человек в парке».
    Трейлер 02:13
    все трейлеры

    файл добавилHighDoor

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Безусловно, кинокартина «О смерти, о любви» очень красива (одно оригинальное название на итальянском звучит, словно музыка для ушей), она чарующа картинкой, насыщенна деталями, содержательна смыслом, поэтична любовью, метафорична недосказанностью и глубока взрытой темой. Её — киноисторию — невозможно предугадать заранее, а первоначальный художественный инструмент в качестве зомби в режиссёрских руках ещё больше путает будущего зрителя, рождая приятный сюрприз, когда на самом деле мертвецы вовсе не главное и не второстепенное в этом рассказе. Фундаментальный стержень это — Жизнь, которая невозможна без двух побочных обязательных констант Любовь и Смерть. Меж ними будет упрятана и связующая Страсть.

    Если чуточку отойти от духовного художественного вдумчивого наполнения, кинув взор лишь на исполнение, то фильм безупречно сконструирован в визуальном плане. Это целое полотно, выведенное при помощи настоящей сказочной сумрачной мистики. Красота постоянно идёт в огранке фона хмурой смерти, возможно в контрасте она ещё более возвышается в притягательности и хрупкости своего бытия, где так легко рушится и бесследно отходит лишь в память, как пыль на ветру. Оператор просто ас своего дела. Будут броские застывшие показательные мизансцены без слов, и вразрез плавно летящая камера, создающая волшебство в обыденных вещах: близкий утопающий наезд в эпицентр воронки на собранном пучке волос; призрачная вуаль, меняющая очертания укрытого ею женского лица; отстрелянные крылья у статуи, на земле образующие подобное уже у персонажа с револьвером; жжёные листы бумаги, вылепляющие Смерть с косой посреди бела дня; синие горящие живые огоньки вокруг пары влюблённых тел в ночи… И резкий контраст с переходами на густую кровь, прострелянные головы, уродливых зомби с проросшими корневищами всюду, да и рвота в самый экран! Это и возвышает в ранг визуальной поэзии, но и приземляет до прикосновения к настоящему из плоти и крови, дабы не терять чуткость восприятия рассказа. Только человек с талантом мог подарить миру такую прекрасную смелую находку в обводке прописанного сюжета.

    Как раз сам сюжет не менее хорош. Пожалуй, главное его достоинство твёрдая верность своей непроторённой дороге, кою нельзя уличить и в намёке на заезженную основу с предсказуемыми поворотами интриги завязки, кульминации и финала. Здесь не будет виденного, персонажи ведут себя так, как это происходит и в жизни, чтоб каждый новый день оставался чистым листом неизвестности. Конечно, не обошлось в даровитости киноленты с мистическим наброском, помогающим усугублять первозданность хронометража пред нами: каким станет следующий оживший мертвец и что он произнесёт — сущая загадка, всегда разная на ответ.

    Особый колкий точный немногословный юмор меток на места, фразы не только запоминаются, по-настоящему смешат, но главное они быстро переходят в двойственное состояние, вызывающее мысли работать в голове, накладывая выдуманный мир на наш, так схожий, пусть и разный от экранной гиперболы. Перечислять их нет смыла, это из разряда один раз увидеть, нежели много слышать, благодаря невозможно точной передачи энергетики всей сцены. Порой при просмотре замечаешь, что каждая фраза неслучайно произнесена и несёт очередную опору в главную копилку идеи неразрывного сближения окружающей любого человека смерти и любви. Всё щедро сдобрено метафорами, сравнениями, непривычной несовместимостью, словами и показательными для них кадрами, делая две части одним целым нам на радость.

    Тем не менее, хоть зомби не основа, всё же жутковатые моменты найдутся. Конечно, отстрел вернувшихся из могил, но он зачастую превращён в фарс, а щекочут нервы несколько иные сцены, например с попыткой кастрации у доктора, или внесение инфекции через шприц во всё то же чувствительное место. Снято умело на балансировке дискомфорта.

    Будет скоротечная любовь и страсть. Они пройдут в декорациях кладбища, могил, плиточных надгробий и живых трупов. Однако Микеле Соави мастерски передал нужные эмоции в разумных кадрах без пошлостей и тем более отвратительной некрофилии, нежели иные режиссёры ваяют свои работы на заданную тему, действуя грубо и показательно натуралистично. Посему нужно отдать должное художественному взгляду творца киноленты, снимающему смелый материал, но без излишков.

    Актёры достоверно гармоничны в ролях, но зритель погружается во внутренний мир (следовательно, и в окружающую действительность за счёт данного показательного зеркального аспекта) лишь главного героя. Каким не был бы красочным его друг, а он только наглядный фон, какой не была бы изображающая обобщённое любовное начало героиня, и она — катализатор к раздумьям и действиям. Поэтому зритель получает режиссёрский посыл чрез призму гробовщика с кладбища, на наших глазах переходящего стадии душевных метаморфоз и поисков, помогающих ему дать ответ на смысл жизни. Для этого ему понадобится наглядно одинаково убивать оживших мертвецов и живых, не чувствуя особой разницы.

    Собственно герой, как физическое метафоричное олицетворение Смерти и Любви (даже его фамилия не случайно метается на грани двух созвучных начал) и должно будет прийти к финалу истории к главному ответу бытия, пожалуй, и так уже целиком сложенному ближе к завершению. Посему зритель получает не привычный зомби-фильм, и не столько комедийный хоррор, а экзистенциальную философскую притчу, как всегда непростую, порой с неутешительным режиссёрским взглядом на мир.

    Видимо за счёт этого завершения сугубо мне кино и не «дотянуло в баллах», мне дико ставить знак равенства меж разными — для меня — понятиями, и в фильмах я желаю видеть воспевание торжества любви и жизни над обобщающими пустотами смерти, пускай и чрез тернии, какое было, например в «Куда приводят мечты» с Робином Уильямсоном. Я буду честен с Вами, главное с самим с собой, называя итог повествования для личной эстетики непринятым, возможно непознанным в той красе и мудрости, какую видели люди, работающие над этой целью, конечно, это была ещё одна открытая универсальная метафора, трактуемая кому, как угодно, но всё же я не сумел вместе с главным героем ухватить смысл, как раз обретя только бессмысленность его экранного пути. Именно за данный счёт опустошения пред титрами фильм не стал мне цельным шедевром с положительно усвоенной стадией душевных открытий, однако любой «промах» здорово покроет виртуозное исполнение, названное ранее в тексте, дабы просто наслаждаться просмотром от первых минут до последних, а потом ещё оставляя некий след размышлений у зрителя в раздумьях.

    8 из 10

    7 апреля 2012 | 16:00

    Данная рецензия задумывалась автором в оттенке #C1F3BA, но ввиду ограниченности цветового спектра раздела рецензий представлена в зеленом цвете.

    Ни для кого не секрет, что все мы однажды умрем. Перспектива не самая радужная, и возможно именно по этой причине кинематограф и другие виды искусства предпочитают смеяться над смертью, а не бояться ее. Адский привет из девяностых с явным привкусом неудержимого ретро — Dellamorte Dellamore, выходит за рамки любых канонов. С первых кадров разворачиваясь как комедия с дерзкой поминально-пафосной атмосферой, эротикой и гостями с того света, лента к концу оборачивается драмой с миллиардом вопросов.

    История человека с кладбища Франческо Делламорте начинается нарочито брутально и кроваво, грозя превратиться в примитивную комедию ужаса. Без лишних слов нас окунают в пугающую атмосферу последнего людского пристанища, где немногословный гробовщик исправно выполняет свою кровавую миссию. Но постепенно живые мертвецы, головы которых лихо сносит Делламорте, отходят на второй план. На первый, отталкивая смерть и гробовую печаль, вырывается любовь. Ловко отвлекая внимание пленительным образом губительной красоты, оборачивающейся обманом, мистификацией и соблазном на грани сумасшествия, создатели «Влюбленного гробовщика» главное оставляют на заднем плане, сделав менее ярким и поэтичным. Большего внимания заслуживает не та любовь, что навязчивым видением преследует главного героя, кружа голову и бросая на дно. А та, что улыбается синими губами головы без тела, подмаргивает пустой глазницей гниющего лица, манит за собой наполовину съеденным червями пальцем. Любовь, которая сильнее жизни и смерти. Любовь, по ту сторону которой ничего нет.

    Яркий и неоднозначный, «Человек с кладбища» выделяется своей загробной эстетикой. Внимание камеры переходит от деталей к широким планам, не брезгуя изображать пробитые черепа и гниющие части тела. Камера играет в игру, на мгновение даря дьяволу крылья, превращая пепел, лепестки цветов и горсть земли в магические предметы. Она повторяет все переживания героя, наделяя цвета и предметы роковой величественной символикой, заставляя героев и зрителей бежать по огромной спирали воображения.

    Невероятно сильно контрастируют центральные персонажи — непоколебимый Делламорте с его красотой античного бога, и хаотичный Наги с его заплатанными штанами. И если Франческо Делламорте в фильме отвечает за драматическую составляющую, то его неповоротливый помощник — в первую очередь за юмор, который представлен не шутками как таковыми, а неожиданными ситуациями, которые никогда не пришли бы в голову нормальному человеку. И этот смех неотделим от горечи, как первое вздох от предпоследнего и последнего. А глядя в пестрые лица живых мертвецов хочется сказать одно: «Покойтесь с миром, кто бы вы ни были». Аминь.

    28 сентября 2011 | 21:36

    Есть кладбищенский сторож, который истребляет оживших на 7 день после погребения мертвецов, которым неспокойно и тесно в своих могилах. И есть полоумный Гнеги, «помогающий» ему в этом деле. А также есть прекрасная девушка — любовь сторожа (красавица Анна Фальчи). Есть также и скрытый смысл в этом фильме, но я его не увидел. Поэтому для меня это просто «трэшоватая» картина о смерти и о любви. Не пойму почему о фильме так лестно отзывался великий Мартин Скорсезе назвав его «одним из самых лучших итальянских фильмов 90-х годов».

    P.S. Открытый гей Руперт Эверетт правдоподобно сыграл любовь к девушке.

    6 из 10

    1 мая 2013 | 16:14

    Секс.
    Смерть.

    Zombion.
    Любовь…
    О любви, о смерти (я люблю этот фильм)

    Если бы я составлял список самых сексуальных картин, то данный фильм обязательно был в этом списке. Данный фильм снимал итальянский мастер Микеле Соави. Фильм вышел в 1994 году, и главную роль в этом фильме сыграл гомосексуалист Руперт Эверетт. Очень удивительно наблюдать его в фильме, который просто пропитан сексом мужчины к женщине. Но в этом фильме очень много абсурда, и поэтому приходится стараться ничему не удивляться, хотя лично мне это было очень тяжело сделать.

    Про что этот фильм? Я всегда говорю, что он про любовь и про секс. Любовь может быть только одна, и главный герой всегда и везде ее видит. Она однажды к нему пришла на кладбище, а главный герой работает могильщиком, и он сразу в нее влюбился. А смерть? Конечно, он влюбился в нее до смерти, поэтому и «пристрелил» ее. Любовь ушла? Конечно же, нет, потому что когда ты сильно любишь ты всегда будешь вместе с ней. А вот секс может быть разный и иногда любовь может разлюбить секс, но потом снова его полюбить, но будет уже поздно. Сцена, когда главного героя делают импотентом, далась мне с трудом.

    И тут на сцену выходит Zombion. Зомби в этом фильме встают из могил, потому что их жены занимаются сексом с любовью всей жизни. Интересно, а могут ли зомби заниматься сексом? В этом фильме можно делать все. А могут зомби любить? Я знаю, что могут, потому что я сам люблю. В этом фильме все наэлектризовано до предела и даже голубые огоньки летают по кладбищу в поисках любви. А когда отрубленная голова девушки потихоньку бежит за помощником могильщика, который играет на музыкальном инструменте, то сердце сжимается от счастья. В этом фильме даже отрубленные головы хотят любить свою любовь.

    Режиссер Микеле Соави после этого фильма ушел из большого кинематографа. Он сказал, что сделал свой самый лучший шедевр и ему больше делать нечего в большом кинематографе. Позже он придет, но я об этом ничего не знаю. Своим поступком он просто щелкнул пальцем по носу всему готическому кинематографу, и он очень сильно задел главного «гота» в кино Тима Бертона. Фильм «О любви, о смерти» стоит выше всех работ Бертона и тот никогда не сможет этот фильм переплюнуть, потому что Соави показал, что для него кроме любви в этом мире нет ничего. А Бертон когда выпустил «Алису в стране чудес» показал всем, что он обыкновенный станочник, который давным-давно был отличным автором. Все когда-нибудь пройдет, кроме любви…

    И когда главный герой фильма «О любви, о смерти» пытается от любви убежать, то он терпит крах, потому что он еще ничего не понимает. Он постоянно ее видит и он даже пытается ее снова убить, но все бесполезно. Он даже уезжает со своего кладбища, но кроме любви все равно в этом мире ничего нет, и только в самом финале будет озарение. Снимал ли Бертон фильм про секс, любовь и зомби? Нет, и никогда не снимет. А вот Соави снял и я как тот самый маленький человечек, который говорит в конце фильма «Не-а», могу признать этот фильм единственным шедевром про любовь и секс среди истинных зомби. Хочу заняться сексом со своей любимой после очередного просмотра данной картины. Максимальная оценка.

    Спасибо.

    P.S.

    Грудь Анны Фальки достойна «Оскара»!
    Спасибо тебе за все Расс Мейер…


    10 из 10

    22 августа 2010 | 18:38

    Странный фильм.

    Герой живёт в мире любви и смерти. Убийство оживших мёртвых для него рутина. Пробует найти себя через убийство живых — такая же скука.

    Накрученный сюжет, но всё как-то серо и уныло. Это же атмосфера накатила на меня при просмотре фильма. Не спасают ни чёрный юмор, ни любовь героя к красотке, которая не раз обнажит свою большую грудь перед зрителем.

    Фильм мне попался с ужасным переводом, да и качество изображения не ахти какое, возможно, это усугубило ситуацию.

    Из положительного могу сказать, что режиссер наверняка снимал фильм не ради коммерческого успеха, а в своё удовольствие. В фильме мало избитых штампов. Нестандартный сюжет. Трудно предсказуемая, но между тем очень логичная концовка.

    Если бы не финансовый кризис и плохое качество изображения, возможно, фильм бы прошёл на ура.

    18 декабря 2008 | 22:48

    Готичный мужчина Франческо Делламорте (Руперт Эверетт) на пару с умственно-отсталым другом (Франсуа Хаджи-Лазаро) несут круглосуточную вахту на сельском могильнике в несколько соток. По ночам сложнее всего — потихоньку назревает локальный зомби-апокалипсис. С живыми не лучше, в провинции все как на подбор: бестолковый следователь, корыстный мэр-идиот и бабулька, ждущая отход в мир иной. Но любовь, она не жизнь и не смерть, — просто та еще сучка.

    «О смерти, о любви», по прокатным соображениям имеющий несколько названий и их переводов из-за игры слов, притворяется эклектичным трэш-муви с итальянским декором: где-то, например, безусловное родство с «Реаниматором», а сам он как эпизод «Баек из склепа». Однако после первой оборонительной ночи кино разворачивается и здорово бьет по ушам — перед нами, дамы и господа, приоткрыли ящик Пандоры. Характерно атрофированная реальность тут синтепоновая, такая неестественная, такая неторопливая в своей страсти. Подход объясняется не столько бесноватым комиксом в основе сюжета и наследием Дарио Ардженто, сколько тем, что режиссёр-макаронник Соави был ассистентом при Терри Гиллиаме. Поэтому неудивительно, что фильм богопросвещенного кинолюба не только по содержанию, но и по форме, — этакая маленькая сатирическая «Бразилия» с присыпкой однообразного зомби-джалло, в чувстве вкуса ей не откажешь. Непременно и фантомное сексуальное увлечение муниципального служащего. Основная подковырка следующая — лента для Соави, как «Криминальное чтиво» для Тарантино. Автор невзначай признается в любви ко всему подряд, включая нуар, когда самый-самый англо-светский гей, по струнке изображающий черноволосого любовника в корсарской рубашке нараспашку, начинает что-то комментировать с зудящим в руке револьвером; хичкоковский саспенс в ассортименте, но подле дубоватых ужасов он словно белая (как и автомобиль героя) ворона, которая прикрывается черными перьями. В таком эмоциональном окрасе фильм, по сути, и барахтается — мы смертны, а любовь к кино вечна. Если судить по целям искусства, — так и сделаем — то у Соави все вышло, а робо-дьявол из «Футурамы» вообще-то очень точно хвастался логическим слоганом, которым пропитан «О смерти, о любви»: «Злая ирония». Ну она и шлюха.

    28 сентября 2011 | 23:48

    Фильм для зрителей, любящих смотреть «другое» кино. Он также понравится любителям ужасов — как «других», так и обычных. Для последних тут есть сцена с отстрелом головы, куча зомби, несколько кровавых штук и даже один момент, который меня сумел напугать. Не стоит ориентироваться на запредельную кровавость, в этом отношении фильм, как ни странно, знает меру. Кроме того, это не такой эксплуатационный бред, как, например, «Некромантик» и тому подобное г… Хотя тут есть, так сказать, противоречивые сцены, решены они адекватно: либо красиво (насколько это слово к таким сценам вообще применимо), либо с юмором. Актерскую игру можно назвать адекватной с учетом того, что в большинстве фильмов ужасов она сама по себе вторична и заключается либо в переигрывании, либо в отсутствии таковой. Руперт Эверетт не очень выразителен и играет как-то с ленцой, но в целом уровень игры не бесит, тем более, что в фильме есть, на что посмотреть: есть даже обнаженка в исполнении очень сексуальной и красивой актрисы. Зрители-мужчины будут довольны

    Первая треть, пожалуй, самая удачная и решена с самобытной зловещей поэтикой. Операторская работа, музыка, красивый зловещий антураж не оставляют желать ничего лучшего. Но потом то ли ко всему привыкаешь, то ли фильм сворачивает немного не в то русло, но гипнотика пропадает. Имеется и пара совершенно глупых сцен с точки зрения банальной психологии человеческих отношений — все-таки это не драма в чистом виде, а ужастик. В конце авторы малость переборщили с символизмом: чувствуется, что он как бы не вытекает органично из самого сюжета, а сценаристы искусственно утрируют его, впихивая нам в глотку, и он начинает выглядеть нарочито. Но все же картина очень неординарная и, безусловно, несет интересные посылы, над которыми можно после просмотра подумать. Особенно интересна линия с убийствами, которые вместо героя приписывают другим людям — вспоминается гофмановский крошка Цахес. Вот эту жутко интересную линию стоило бы развить получше!

    В целом фильм можно рекомендовать всем, интересующимся неформатным кино — думаю, даже если оно не понравится, то все равно не разочарует.

    10 июля 2012 | 18:06

    Великолепный гробовщик с голливудской внешностью, убивающий или из равнодушия, или из-за любви. но никогда — из ненависти. Образ Франческо Делламорте покорит любую. И неважно, какое остаётся впечатление о фильме. На мой взгляд, оно в любом случае будет украшено игрой Руперта Эверетта.

    «-А, это ты, Франко… Нет, ты мне никогда не мешаешь… Что ты говоришь? *выстрел*. - Да, я работаю, всё как всегда…»

    «Теперь они навсегда вместе. Я сентиментален…» /после убийства байкерской парочки./

    Потрясающее равнодушие к жизни после смерти. Но только не в любви. Покорён даже хладнокровнейший из живых, однако ненадолго. Его пленит не только и не столько чувство, сколько непонятная грань между жизнью и смертью. Что такое жизнь и смерть, и где разница, Франческо так и не понял. Понял лишь, что не стоит делать опрометчивых поступков, если в любом случае всё равно, что есть этот мир и что — остальной. Спасибо Ньяги за жизнь, сохранённую герою лучшего итальянского произведения о смерти и о любви.

    Фильм часто абсурден. Не глупо ли звучат споры об избраннике юной дочери мэра, когда она уже умерла?..

    «-Я выйду замуж за Ньяги!
    -Только через мой труп.
    -Как скажешь, папа…
    »

    Однако, чёрный юмор, чёрный юмор… Не ищите здесь настоящего ужаса (хотя, надо признать, пара сцен, где мне стало по-настоящему жутко, всё же была), «Dellamorte Dellamore» более заслуживает отнесения к категории иллюзорной живой картины, красивой, мрачной, образной до немого восхищения, от которого невозможно избавиться. Как невозможно избавиться Франческо от неразрешённого вопроса грани жизни и смерти. Какой ему смысл быть с женщиной, живой или мёртвой, которая так или иначе предаёт его?

    Юмор здесь — на цитаты расхватывать. Юмор от равнодушного, прекрасного стража жизни, в чьих руках и револьвер перестаёт быть угрозой

    Или я просто слишком влюблена в образ, воплощённый Эвереттом… Но неважно. Фильм объективно хорош вне зависимости от моих предпочтений. Это не просто пародия на фильмы с зомби, на трэш и проч. Это глубокое, балансирующее на грани между сном, воображением и реальностью произведение о состоянии человека, когда он в своём сознании перестаёт различать всё проходящее мимо него, работу, поступки, сны, друзей. Убивает из непонимания, некоего раздражения, может быть. Это ему не оправдание; но кто не разозлится, когда мешают последней разборке с другом: почему тот украл его преступления?

    Я шучу, конечно… Я готова оправдать помешательство философа на его странной «профессии», поневоле заставившей встретиться со Смертью и попытаться странным, жестоким образом решать вопрос della morte e dell`amore.

    Я не могу сказать о рекомендации. Неважно, как вы воспринимаете подобный жанр, я уже отнесла фильм к нечто особому. Но обволакивающая, мягкая, мрачная атмосфера сделает своё дело, лишь иногда позволяя себя разрывать выстрелами и обагрёнными кровью «возвращенцами».

    10 из 10

    13 мая 2013 | 06:45

    Я этот фильм обязательно пересмотрю. И не раз. Он совсем не напрягает — приятная философская притча.

    Микеле Соави, конечно красавец. Снял замечательное во всех отношениях кино, которое предвосхитило многочисленные картины Тима Бертона и «Зомби по имени Шон» Эдгара Райта. Да сделал это так, что настоящий шедевр получился.

    До этой картины сразу же три фильма подряд Соави демонстрировал, что он один из лучших в своем жанре. «Водолей», «Собор» и «Секта» расставили все по своим местам.

    Человек весьма долго шел к успеху. Он был актером у Лючио Фульчи, работал вторым режиссером у Терри Гиллиама, Дарио Ардженто, помогал Ламберто Бава.

    И вот, однажды он стал настоящим мастером. Это было очевидно с самого первого фильма, но в полной мере его талант заиграл переливающимися яркими красками именно в Dellamorte Dellamore.

    Добавив к своей аккуратной и точной профессиональной стилистике немного яркой эротики (а на грудь Анны Фальчи — действительно стоит посмотреть) и черного юмора, Соави вполне мог претендовать на самые высокие награды.

    Фильм не оказался в полной мере востребован. Причина тому проста — в 1994 году вышел целый ряд успешных картин: «Побег из Шоушенка», «Форрест Гамп», «Криминальное чтиво». Это далеко не полный список, а конкуренция была более чем острая.

    Но это не оспаривает достоинства фильма. Я вот например, соглашусь с мнением о том, что Соави в Dellamorte Dellamore существенно предвосхитил (да и обогнал) Тима Бертона. Да и Дарио Ардженто, похоже так и не пришел в себя после успехов Соави — не секрет, что после того как Соави стал снимать сам, картины Дарио становились все хуже и хуже (отмечу, что над «Ужасом в опере» они работали вместе).

    Руперт Эверетт идеально подошел на главную роль в картине. Именно такой типаж подходил — рафинированный интеллигент — не лишенный мужественности, красивый — но холодный к женщинам мужчина.

    Пожалуй, именно в этом фильме Эверетт получил наиболее подходящую для себя роль. И справился с ней.

    Я не стану писать подробно о всех хитросплетениях сюжета в созданном причудливо-гротескном мире Соави. Скажу лишь, что стилистически все эти бредовые путешествия напомнили мне не только картины Фульчи (там тематические аналогии). Стилистически, созданная Соави причудливая фантсмагроия напомнила мне «12 обезьян» Терри Гиллиама. Хотя сюжетных аналогий совсем нет.

    Такой же самый поиск истины в спешке, при отсутствии и постоянной потере координат и точек отсчета.

    В итоге: шедевр, и как это не удивительно — один из лучших фильмов 1994 года.

    10 из 10

    27 июня 2013 | 06:18

    Плюнув с высокой колокольни на зрителей, авторы снимают кино для себя с лозунгом «долой каноны!»; внешняя свобода располагает к свободе внутренней, а нарочитая развязность иллюстрирует неконтролируемый поток мыслей в порыве вдохновения, когда в плеере звучит любимый трек, а в голове зреют грандиозные планы на будущее. Вера в свои силы приобретает колоссальный размах, и жизнь прекрасна, осталось только набрать номер. Но спустя час батарейка садится, солнце освещает обратную сторону планеты — пора спать, наутро мир снова перевернется с ног на голову. Понедельник, и любимый плеер нужно вновь нести в ремонт.

    Чередуя зомби-треш с великолепным визуалом, Соави рассуждает о живых и мертвых, стараясь быть максимально несерьезным, чтобы никто не подумал. Горстка костей под землей имеет свойство разлагаться, но мало кто вспомнит об этом на похоронах; привычные вещи окрашиваются в иные цвета при раскрытии интимных подробностей, но не стоит — помним, любим, скорбим. Чем умнее, тем глупее, но страх силен: человек хочет оставаться хорошим, как в старые добрые, и к горлу подкатывает очередной комок. Прошлое, как ни странно, в прошлом, есть только миг, но и он канет в лету.

    Грань между жизнью и смертью постепенно стирается, единственная дорога ведет прямо в пропасть, а пути назад нет — ключ больше не нужен, все стало ясно. Мертвые живут, а живые умирают; привычный круговорот жизни из учебника по природоведению может принимать причудливые формы, а фарс становится обыденностью. Есть черное и белое, остальное — лишь оттенки; любовь и смерть находятся по разные стороны баррикад, и еще неизвестно, какой цвет принимает каждое из этих понятий.

    Нет жизни после смерти — есть смерть после жизни. Немому есть что сказать на краю обрыва, озарение приходит внезапно и так же внезапно уходит, оставляя после себя горькое послевкусие. Каждый живет в своем собственном мире по собственным правилам, человек сам творит свою судьбу, но общество эту судьбу регулирует по-своему. Два дебила — это сила, как гласит известная русская мудрость. Мир катится к чертям, а толку?

    27 сентября 2011 | 20:44

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>