всё о любом фильме:

Чунгкингский экспресс

Chung Hing sam lam
год
страна
слоган«If my memory of her has an expiration date, let it be 10,000 years...»
режиссерВонг Кар-Вай
сценарийВонг Кар-Вай
продюсерИ-кань Чан, Джеффри Лау, Джессика Чан Пуи-ва
операторКристофер Дойл, Эндрю Лау
композиторФрэнки Чан, Майкл Галассо, Роел А. Гарсия
художникУильям Чан, Вэй Минг Яу
монтажУильям Чан, Кит-Вай Кай, Чи-Лын Квон
жанр драма, мелодрама, комедия, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время102 мин. / 01:42
Фабулу фильма составляют внешне не связанные, строго параллельные новеллы. Полицейский N 223 переживает разлуку с любимой. Работа прикидывается судьбой и сводит его с бывшей связной наркотраффика — сексапильной, хоть и фальшивой, блондинкой, вынужденной спасаться от недовольных партнеров по бизнесу. Еще один полицейский N 633 по удивительному совпадению также переживает вынужденное одиночество. Ему невдомек, что миловидная, хотя и немного странная официантка ночного фастфуда давно строит планы на его счет. Обманным путем она завладевает дубликатом ключей от его квартиры и регулярно туда наведывается. Полицейский замечает изменения в обстановке, но недоумевает по поводу их происхождения…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Диск, который дарит в конце полицейский, является альбомом «The Best of Francoise Hardy», издававшимся в Японии.
    • По замыслу режиссера в фильме должно было быть три истории. Позже третья, неиспользованная часть вошла в фильм «Падшие ангелы» (1995).
    • Героиню Бриджит Лин, загадочной женщины в белом парике, Вонг Кар-Вай моделировал по образам Греты Гарбо и Джины Роулендс в фильме Джона Кассаветиса «Глория» (1980).
    • Квентин Тарантино, особо чутко реагирующий на все самобытное, в 1995-м специально под прокат в Америке организовал свою собственную дистрибьюторскую фирму для продвижения фильма в США.
    • Актер Такеши Канеширо говорит в фильме на четырех языках: закадровое повествование его герой ведет на мандаринском, ряд фраз он произносит на кантонском с сильным акцентом, со своей бывшей подружкой общается на японском, а к загадочной героине Бриджит Лин однажды обращается на английском.
    • Квартиру полицейского N663 снимали в квартире оператора Кристофера Дойла.
    • Над «Чунгкинским экспрессом» Вонг Кар-Вай работал одновременно со своим многобюджетным историческим проектом «Прах времен» (1994). Точнее, работал над ним в перерывах между съемками — на сценарий, постановку, монтаж и пост-продакшн «…экспресса» ушло всего 23 дня. Эту ленту Кар-Вай взялся снимать, чтобы сразу разобраться с подписанным контрактом на два фильма. Позже он назовет «…экспресс» фильмом, «похожим на роад-муви» — каждую новую сцену он придумывал и записывал по ночам, а утром уже снимал ее.
    • Героя Такеши Канеширо зовут Хэ Чжиу или Полицейский N 223. В «Падших ангелах» (1995) — следующем фильме Вонга Кар-Вая, одну из ролей также сыграл Такеши Канеширо. Его персонажа также зовут Хэ Чжиу и скрываясь от полицейских, он говорит, что в тюрьме у него порядковый номер был 223.
    • еще 5 фактов
    Трейлер (США) 01:32

    файл добавилWarmLand

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Брошенный девушкой на произвол судьбы первого апреля, молодой полицейский начинает коллекционировать банки с датой срок годности на которой указан до первого мая. Когда наступил последний месяц весны, полицейский решается разом избавиться от всех консервов, съев весь просроченный продукт в один заход. Боль в животе приводит его в бар, где он даёт себе слово влюбиться в первую севшую за барную стойку девушку. Другой полицейский, связанный с прошедшим героем только формой и такой же кончиной отношений с девушкой, оказался более душевно сильным человеком, первым делом думающим о работе из-за чего не замечающим за стойкой влюбившейся в него продавщицы, у которой он по вечерам часто заказывает различные блюда.

    Третий по счёту полнометражный фильм одного из самых романтичных режиссёров, вышел, на мой взгляд, пожалуй, самым лучшим откровением из всех снятых после. Возможно, я не прав, но если выбирать из всех просмотренных мною неоновых подставок Кар Вая, («2046» и «Мои черничные ночи») «Чункингский экспресс» я поставлю на первое место. Это уже не черничный пирог, а скорее как салат из торгового квартала, именуемое и ничего в тот момент для меня не значимое, как Чункинг. Попробовав его я сразу понял, что себя я никогда не чувствовал так близко к Гонконгу. Вилка за вилкой и ты начинаешь жить в тех стенах одиноких полицейских, понимать их одинокую и не справедливо кинутую жизнь.

    Вонг Кар Вай — один из самых романтичных режиссёров, которых я знаю. Его романтика во всех фильмах бьёт ключом, и иногда может проливать несколько литров через край. И хоть в «Чункингском экспрессе» мы можем наблюдать за практически опрокинутым ведром с любовью внутри, манера накренить чашу с этим чувством меня не пугает. Мне нравится эта манера, не смотря на то, что это сильно бросается в глаза. А если Кар Ваевская замашка здесь не выезжает за рамки, и не звенит противным треснувшимся об асфальт звуком опрокинутого ведра, и всё в фильме чуть ли не идеально сочетается до последней секунды, тогда самое время задуматься над выдвижением лучшего, но, к сожалению, многими забытого фильма любителя игр любви и соответствующего для этого неонового освещения.

    «Чункингский экспресс» не снимался для масс. Если бы в него впихнули кучу спонсоров, да и ещё чужой сценарий в придачу, тогда бы из детища Кар Вая получилась бы наивная, назойливая, слюнявая, мыльная опера, в которой бы угробили весь шикарный саундтрек, создающий на протяжении всего фильма неповторимую атмосферу торгового квартала, затерявшегося в густых чащах Гонконга. Если кто-то не будет согласен, что «…экспресс» вышел лучшим творением китайского романтика, тогда иные варианты кроме как «одним из лучших» принимать не буду.

    23 марта 2008 | 14:15

    Начнем с того, что я пересмотрел все фильмы Вонга Кар Вая. Разве это есть гениальность, господа Кинолюбители? Давайте смотреть на окружающие нас вещи честно и справедливо, незачем выставлять себя глупыми людьми. В чем же его гениальность? Я долго думал над эти вопросом, просматривая шедевры данного месье, и пришел к выводу: никакой гениальности просто нет. Да есть какой-никакой талант, интересные планы, но не более. Я разочарован Кар Ваем. Я разочарован его фильмами. Вы думаете, наверное, что я мыслю как человек совковой эпохи, может быть, может быть, но давайте не будем вешать ярлыки шедевральности на то, в чем её попросту нет. Это глупо, Господа. Гениальность — это фрески Рафаэля, это «Идиот» Достоевского, это «Судьба человека» Михаила Шолохова, блестяще экранизированного Сергеем Бондарчуком. Можно перечислять и перечислять, но увы — это не про Вонга Кар Вая. Я это понимаю и принимаю, и считаю Это есть правда, но это моя позиция.

    Из всех фильмов Кар Вая я решил высказаться о данном творении. Нет я не стану утверждать, что «Чунгкингский экспресс» это есть хорошо или это есть плохо. Этот фильм про одиночество (что прослеживается во всех фильмах мастера) и про надежду, как бы банально это ни звучало. Просмотр «Чунгкингского экспресса», его настроение, безысходное одиночество, совпало с тем, что творилось у меня на душе в тот период, я как бы был на одной волне с героем фильма, которого играет Такэси Канэсиро, поглощающего консервированные ананасы, хотя нет, герой, которого играет Канэсиро в «Падших ангелах» более передает атмосферу моего одиночества в данный отрезок моей жизни. Кстати Канэсиро толковый парень. За это мне и дорого данное творение. А гонконгские улочки с их толкотней и безумным движением не могут не влюбить в себя. Я побываю в Гонконге. Обязательно.

    Что в итоге: Вонг Кар Вай — режиссер «одиночества», в этом ему нет равных, передать это настроением фильма — талант. Но я не стану пересматривать его фильмы никогда более, думаю вы сами поймете почему…

    6 из 10

    в унисон настроению

    26 июля 2010 | 22:19

    В двух лирических историях речь идёт о полицейских, изнывающих от безответной любви. Первый влюбляется в загадочную блондинку с криминальными связями, столь же стремительно исчезнувшую из его жизни, равно как и появившуюся в ней. Второй коп, наоборот, долго не замечает, что в его квартиру регулярно проникает барменша из кафе, постепенно перестраивающая чужую жилплощадь на свой лад. Столкнув лишь однажды главных героев у стойки экспресс-кафе в районе Чунг-Кинг, режиссёр бросает первый сюжет и столь же увлечённо устремляется за вторым.

    Кар-вай нигде не проявляет озабоченности непременно переплести две самостоятельные сюжетные линии, как бы спонтанно возникшие в лабиринтах торгового квартала и последовательно идущие одна за другой. В своём четвёртом фильме он демонстрирует непривычную для подобного кино раскрепощённость. И здесь уже окончательно закрепляет за собой «авторское право» на показ современного мегаполиса. Его видение отличает особо острое чувство ритма и специфики урбанистического пейзажа. Начиная с этого фильма, австралиец Кристофер Дойл будет постоянным оператором Кар-вая.

    Фабульное построение имеет для Кар-вая вторичное значение. Первичны — темпоритм, атмосфера, поток сознания — те сложно передаваемые составляющие, что и определяют симпатии к ленте и её героям. Несмотря на наличие криминальных элементов — киллеров и наркотиков, две эти меланхолично-пессимистичные истории о сиюминутности хаотических связей и неочевидности самой жизни, особо ощутимой в конце тысячелетия, пробуждают в итоге исключительно светлые романтические чувства.

    Этот фильм, по мнению целого ряда критиков, предопределил поэтику кино грядущего столетия. В пластическом драйве малобюджетной ленты, снятой преимущественно ручной камерой, обнаружилась та дефицитная для захиревшего авторского кино энергия, что преобразовала интеллектуальную рефлексию в живые эмоции. Квентин Тарантино, чутко реагирующий на всё самобытное (в особенности сделанное на Востоке), в 1995-м специально для проката Chongging Senlin в Америке даже организовал свою собственную дистрибьюторскую компанию.

    18 декабря 2012 | 07:15

    Пожалуй описать словами этот фильм всё-таки можно. Наверное лучше сделать это в жанре «потока сознания» как у Джеймса Джойса.
    Очень фильм понравился! Спросите — чем же? — а я и не знаю!

    Вроде и пейзажей захватывающих здесь нету и актёров мировой величины нехватка, а только квартиры, забегаловки, закоулки и лица, лица, лица… люди!

    Люди разные. Идут-бегут навстречу друг другу, проходят мимо или встречаются… знакомятся. Знакомятся надолго и не очень. Стоит только присмотреться, и сразу видно что у каждого есть свои странности, свои особенности, свои мечты…

    И не важно что у двух людей мечты разняться, всё-равно они могут тянуться друг к другу, могут влюбиться и быть вместе!

    Девушка постоянно слушает «California dreaming» и зритель слушает вместе с ней. И, постепенно, песня начинает звучать по-другому, начинает звучать волшебно…

    После того как песня играла 2-3 раза, я поймал себя на мысли, что жду когда она заиграет снова, и радовался ей чуть не до слёз!

    p.s. Выключив «2046» на 25 минуте просмотра, я не уставал повторять, что в фильмы Кар Вая бессмысленны, что в них нет ничего! После просмотра «Экспресса» я понял, что им ничего и не нужно, просто у каждого своё кино.

    9 из 10

    16 сентября 2008 | 23:54

    С творчеством режиссера Вонг Кар Вая я познакомился недавно… Посмотрел его `Черничные ночи`, пришел в восторг и решил узнать, что же еще снял этот мастер. Сначала было необычное и так красиво снятое `Любовное настроение`, удивительный 2046 с превосходным саундтреком… ну а потом… Совершенно неподражаемый `Чунгкингский экспресс`.

    Фильм состоит из двух частей, в которых главные герои полицейские, которых оставили их девушки… они не знают друг друга, но ходят в одну и ту же закусочную Чунгкингский экспресс… Съемки просто фантастические, в очередной раз убеждаюсь, что первой игрушкой Кристофера Дойла, наверное, была камера… не иначе, ибо как можно так виртуозно снимать??? Эти крупные планы, быстрая смена кадров, вихрь эмоций — все это буквально втягивает зрителя внутрь фильма…

    Ну и напоследок, не могу не сказать пару слов о «Китайской Амели», как ее уже успели окрестить пользователи. Девушка, сыгравшая Мэй, просто удивительна, ее мимика, ее улыбка — очарование в чистом виде… ну и сцена в которой она играет в самолетики заставит улыбнуться даже самого закоренелого прагматика…

    И теперь, когда я слышу California Dreaming, я сразу вспоминаю Мэй, героиню потрясающего фильма талантливого режиссера, образ которой надолго остается в памяти после просмотра…

    Это фильм, который очень сложно описывать, этот фильм нужно просто увидеть… увидеть и понять, что любовь.. она где-то рядом….

    10 из 10

    25 июля 2010 | 13:27

    Вонг Кар-Вай давно уже не нуждается в представлении. Он — большой художник от мира кино и композитор романтических настроений. Если на экране, будто в музее импрессионистского искусства разворачиваются мелодраматические, написанные широкими мазками в полупроизвольном порядке, истории, а внутри вас при просмотре все сжимается и распускается как цветок, то это наверняка один из фильмов Кар-Вая.

    «Любовное настроение» — нацелено больше на внутренние переживания зрителя, «Чунгкингский экспресс» делает упор на визуальное великолепие, достигаемое с помощью рванной под всеми углами съемки Кристофера Дойла, неоновых фиолетово-зеленных цветов и пары-тройки сильнейших саундтреков, преследующих зрителя, как случайности преследуют героев. Прежде всего «Чунгкингский экспресс» — это истинно синефильске зрелище, от мастерства которого не грех и заплакать, как это в свое время сделал Квентин Тарантино.

    Видео-арт органично вплетается в сюжетные линии и на всех этапах их подчеркивает. Но сам по себе сюжет едва ли способен вызвать такой восторг, как его визуализация. Вонг Кар-Вай рассказывает две почти не связные истории о любви двух полицейских, их двух бывших девушек и двух почти нынешних. В лабиринтах переживаний этих людей, в хаосе Гонконга люди сталкиваются, словно атомы в свободном движении, и зачастую атомами и остаются.

    Персонажи Кар-Вая удивительно напоминают персонажей Харуки Мураками. Полицейский N223 и N633 так же, как и в книгах японского писателя, погружены в собственные вялотекущие мысли, они не без странностей, вроде не страдают от отсутствия женского внимания, но продолжаются оставаться очень одинокими и очень человечными. Эти атомизированные люди поглощают консервированные ананасы, бегают, чтобы не заплакать и разговаривают с плюшевыми медведями. Они абсолютно потеряны в мегаполисе, как и мы, и настолько замкнуты, что зачастую не успевают схватить счастливую случайность за хвост. Как бы они не стремились отыскать свое счастье, в итоге атомы лишь сталкиваются и разбегаются вновь, в силу того, что заряжены они по-разному и того, что одиночество становится почти, что вредной привычкой.

    Полицейский N223 влюбляется в наркоторговку, которая гораздо старше него. А полицейский N633 в девушку, которая мечтает о Калифорнии и путешествиях, в отличие от него, которому и на одном месте не плохо. Почти ничего общего, почти предсказуемый неутешительный результат.

    Первая история показалась мне немного сырой. В персонажах, если не брать в расчет их профессии, так легко узнать себя… Они выглядят настоящими, и очень трогательными. Мысли полицейского N223 перекликаются с моими мыслями, а сцена, в которой он оставляет на стадионе пейджер в день своего рождения, потому что ему никто не позвонит, и вовсе выбивает почву из-под ног. Вот он, гениальное изображение одиночества на экране, в которое безоговорочно веришь. И Кристофер Дойл здесь заслуживает едва ли не большего восхищения, чем Кар-Вай, настолько искусно он показывает ритм жизни наркоторговки, напряженный, рванный, полуразмытый, и полицейского, коротающего вечера в одиночестве, замедленный и безлюдный. Проблема лишь в том, что первая история не то, что по сценарию, даже в смысловых категориях оказывается совершенно абстрагированной от второй.

    Едва не состоявшиеся отношения брошенного полицейского N633 и мечтательной странной девушки из экпресс-кафе, удивляют в первую очередь непосредственностью девушки и еще большим одиночеством парня. Она влюбляется. Добывает ключи от его квартиры и тайком ее навещает, меняя местами предметы интерьера, чем воскрешает его после нескольких недель забытья и волнами накатывающего безумия. «Даже у сардин появился другой вкус» — удивляется со временем полицейский N633, а официантка в свою очередь задается вопросом, можно ли создать для другого человека мечту. Это невероятно милая история, во много раз превосходящая первую. Пускай, она меньше приближена к реальности, но это неравновесие приводит к выводу, что ее можно было и растянуть, а первую совсем вырезать.

    Объединяет их, все же, настроения людей, потерянных в мегаполисе, и в более общем плане, в мире. Каждый сидит поодиночке в своей Калифорнии, и каждый ждет, что ему позвонят, напишут, прилетят. Все суть мечтатели. Только у кого-то мечту чуть более сложно устроены, у кого-то чуть менее. Люди движутся, каждый по своей траектории и танцует сам с собой в заданном ритме, и зачастую, чтобы что-то изменилось, требуется траекторию и ритм изменить. Вопрос лишь в том, сколько нужно для этого времени, и есть ли билет, вернее, человек, который выдаст тебе билет в любом направлении, в то, которое полетит и он сам. Вместе с тобой.

    8 из 10

    22 января 2011 | 16:18

    «Кастрюлька утюга варит рыб»

    Русскоязычная вывеска в приграничном Китае.


    Все начинается с модного в своей синюшной контрастности мелькания кадров — заслоумоушенная биомасса затягивает тебя в безвоздушную пучину голосов и лиц, но не спеши млеть, дорогой зритель: то не картинное отражение ничтожности одной человеческой единицы в смазанной круговерти цикличности бытия. Это лишь издержки перенаселения на восточном краю одного очень большого материка, инфа 146%. Алло, алло! Кто говорит? Мэй, Минг? В тех землях нет понятия «изменил», есть понятие «перепутал». В этой связи и не смекнешь толком, то ли кое-кто заигрался в арт-хаус, перемешав сюжетные линии, запараллелив мотивы поступков и разжижив характеры персонажей, разделив их по большей части на безвольных и безумных, то ли просто все косоглазые на одно лицо и легко взаимозаменяются. Кажется, истина где-то посередине.

    Русский мужик, когда напьется, звонит бывшим. Внутренний мир азиата, видать, устроен иначе. Он звонит всем бабам подряд, когда нажрется просроченных ананасов. Любовь — чувство всеобъемлющее, необъятное, а у героя нашего, если вы понимаете, уж очень узкий взгляд на проблему. В том, чтобы искать имя любимой на банке консервов, нет ничего предосудительного — ровно до того момента, пока весь мир, вся жизнь и вся любовь не оказываются запаянными внутри нее и не начинают размеренно портиться и праздно вонять. Сие могло бы стать прелестной метафорой для лирического пинк-снот-муви, но Кар-Вай не ищет легких путей и избегает логических последовательностей. Потому печальколикий ананасоед-полицейский виляет хвостом едва ли не на первую встречную самку, попадающуюся на пути. Главное — найти этому объяснение повесомее, мол, ананасы — вот это они всё, вот в них провидение. Что же до второго героя, так о нем вообще ничего конкретного не скажешь, кроме того, что он тоже блюститель порядка. Падкий то на стюардесс, то на официанток. Попеременно. Уловили нить? Если да, можете смело лететь в Гонконг.

    Но обратимся к нашим дамам-обольстительницам, сбивающим с пути истинного. Первую половину фильма мы наблюдаем феминоподобное существо в вычурном парике, плаще и темных очках, которое творит преступный беспредел, стреляя на поражение и фаршируя плюшевых медведиков презиками с белым порошком (смерть в игле, игла в яйце, яйцо… пренебречь, Вонг Кар-Вай вряд ли знаком с русским народным фольклором, а жаль). Вторую половину фильма мы любуемся на тэпэшечку с шизоидными шарами, предающуюся актам взбалмошного квартирного фаллосопинания: она скармливает игрушечный аэробус прифонаревшим рыбкам, крушит посуду, троллит по телефону своего прилавочного Чунгкингского босса («ресторан Гань-вань-чи! Не говнючий, а Гань-вань-чи!»), поедает лапшу (нельзя просто так взять и снять в Гонконге кино, где никто не жрет лапшу), носится вперед-назад, размахивает руками, балуется с таблеточками и делает еще много-много других очень важных для развития сюжета действий. Вот они какие, музы Вонга Кар-Вая! Одухотворенные натуры, роковые женщины, сонм низкорослых Лаур в пантеоне каждого гонконгского Петрарки. Как тут устоишь.

    За томными минорно-пафосными монологами, будто переписанными из классических нуаров, намеренно исковерканными и затертыми праздным софитным блуром сценарного градиента — не то гимн феминизму, не то смех над подкаблучничеством, не то песнь о любви, утонувшая в орущих нагромождениях псевдохудожественного мусора, как облезлая елка под горой мишуры. История взаимоотношений безликих, дробных, поролоновых персонажей, наделенных карикатурными комплексами и закидонами, таит в себе копеечную фабулу об амурной неразборчивости и полигамных слабостях хомо, прости господи, сапиенсов, которая несвежей была еще во времена японской оккупации Гонконга. Подскоки и наплывы поддатой камеры, эпилептичные склейки, болезненно вуайеристские ракурсы и пухнущие от ощущения собственной неуместности беседы — все это липнет на глаза, лицо и извилины, более всего напоминая дурно пахнущий результат стонущего самоудовлетворения того великого и ужасного, которого окрестили гением азиатского кино после выхода на экран «Чунгкингского экспресса». Воспели, разрешив и впредь извергаться любовными настроениями с привкусом скисшей черники.

    Прошла любовь, завяли ананасы. В итоге-то без вариантов: всё рано или поздно сводится к тому, что ты сидишь и разговариваешь с бутылкой (как альтернатива — с кусочком мыла, но это для особых ценителей). Потому что если у любви есть срок годности, а ручки тянутся к фруктикам посвежее, — то никакая это на хрен не любовь. Как подсказывает статистика, флиртовать с официантками — вообще моветон и к тому же сказочная глупость, которая редко доводит до добра. Вот только не гоже тратить полтора часа личного времени, чтобы прийти к этой мысли, анон.

    Рецензия посвящается вам, друзья. Вы уверяли: «Все просто, но красиво». Вы парировали: «Так легла монетка». В общем, как говаривал Эрик наш Картман, screw you, guys, I’m going home.

    22 декабря 2013 | 22:14

    Эстет и визионер Вонг Кар-Вай умеет снимать фильмы так, что после них еще долго остается приятное послевкусие. Он удачно балансирует на грани мэйнстрима и авторского кино, последовательно ведя зрителя только ему ведомыми маршрутами. И делает он это просто превосходно. «Чунгкингский экспресс» снят ночью, при неоновых огнях рекламных вывесок, флуоресцентных ламп и слабом мерцании люстр.

    Две разные истории любви связанные общим лейтмотивом, две истории одиночества из которых пытаются вырваться герои, две истории мечтаний, которые заставляют жить. Это очень искренняя, лиричная картина, готовая преподнести сюрпризы скучающим эстетам и отличный образец азиатского кино.

    9 из 10

    4 октября 2013 | 19:43

    Вступительные кадры «Чунгкингского эксперсса» задают ритм: спешащие люди, мелькающие огни фонарей, шум автомобилей… Безостановочное движение, наполняющее индустриальный город. Данная работа Вонга Кар-Вая — две по-своему лирические истории, выхваченные из этого лихорадочного темпа современной жизни, который на секунду замедляется разве что в какой-нибудь забегаловке, вроде экспресс-кафе в районе Чунг Кинг. Одна из вершин в творчестве китайского постановщика, прославившая его на западе, демонстрирует уже сформировавшийся авторский стиль и оформившееся темы, впоследствии превратившие его в показательный пример «режиссера одного фильма».

    Первая новелла, развивающаяся преимущественно в антураже ночного города, «нервной» камерой Кристофера Дойла фиксирует разрушение надежд на возвращение утраченной любви, срок годности которой, как говорит герой, подошел к концу. На рассвете, когда слезы обрушиваются дождем, спасение приходит финалом случайного знакомства, которое, увенчавшись мимолетным чувством, знаменует новый день освобождением. Лекарством от любви становится любовь — мотив, переходящий и во вторую новеллу, насыщенную уже солнечным светом и романтикой влюбленности. Назойливая California Dreaming, будто противопоставленная предшествующим тревожным мелодиям, навевает жизнерадостный тон всей истории, что в унисон идет с общей незамысловатостью сюжетной составляющей. Странности персонажей, свойственные героям обеих новелл (один потребляет просроченные консервы, другой разговаривает с полотенцами), разбавляют повествование, сыгранное даже депрессивными нотами, легкой иронией, однако, не склоняющей фильм в трагикомедию или ромком.

    Вообще, Вонга, как любого большого художника, мало волнуют формальные жанровые атрибуты и сложные сценарные конструкции, в изложенных историях для него гораздо важнее игра ощущений, настроение, атмосфера, одним словом, то, что невозможно прописать в сценарии (а он, собственно, и не писался, всё придумывалось уже по ходу съемок). В этом весь «Чунгкингский экспресс»: в отсутствие строгого сюжетного каркаса, в «живой» расстановке сцен, в «воздушной» легкости рассказа. Это кино целиком созданное на волне вдохновения, а оттого дышащее исключительной свежестью художественного подхода. Особенно это чувствуется в сравнение с традиционным во всех отношениях дебютом Кар-Вая «Пока не высохнут слезы», где все внутренние переживания героев обнаруживались только на сюжетном уровне. В «Экспрессе» методы в разы тоньше: нет слез, но ощущается боль, нет страстных признаний, но невозможно усомниться в искренности экранных чувств.

    Парадоксальное сочетание отчаяния, юмора, криминала (даже пару убийств имеется!), романтики, легкомысленной авантюры, болезненных переживаний, любовных писем — это отдало бы каким-нибудь cut-up, не будь все настолько живым и естественным. Фильму свойственная поразительная грациозность, но при таком отчасти хаотичном строе повествования непонятно даже, каким чудом добивается ее Кар-Вай. И «Экспресс», можно предположить, попытка в хаосе повседневной жизни уследить некие точки соприкосновения, найти тонкие связующие нити между людьми. Фильм, в общем, о том, что вовсе не судьба сводит одинокие сердца, а счастливая случайность, за которую просто надо уметь ухватиться.

    29 июля 2010 | 12:36

    Я люблю фильмы режиссера Вонга Кар-Вая, ведь в них всегда присутствует интересная и ни с чем несравнимая атмосфера и чудесные, трогательные истории любви. «Чунгкингский экспресс» один из моих самых любимых фильмов этого талантливого режиссера. В этом кино мы видим две истории, и каждая дарит нам незабываемые впечатления от увиденного. Режиссер ясно и четко передает все то, что чувствуют его герои. Этот фильм, как прекрасный и чувственный подарок, просмотр которого обязателен для любого любителя «Другого кино».

    В этой драме с привкусом мелодрамы мы видим интересных актеров, которые создали загадочных героев. Мне больше всех понравился актер Тони Люн Чу Вай. Он играл прекрасно: чрезвычайно эмоционально и нереально чувственно. Именно его герой полицейский мне нравился больше всех. Актриса Фэй Вонг играет очень милую и странную девушку, которая влюбилась и весьма нестандартно подошла к этому делу. Ее героиня было очень нежная и трогательная. Дуэт этих двух актеров мне очень и очень понравился. Такеши Канеширо — звезда фильма «Дом летающих кинжалов» мне всегда очень нравился, и в этом фильме этот талантливый и трудолюбивый актер играет чрезвычайно чувственно и вызывает к себе симпатию. Загадочная женщина, которую его герой встретил, играет актриса Бриджит Лин. Она сумела произвести на зрителя к себе внимание, ведь ее героиня была таинственной и невероятно загадочной женщиной, которая занималась темными делами.

    «Чунгкингский экспресс» — фильм, который я люблю. Его можно пересматривать и пересматривать. Это кино не ля всех, но кто любит такое «Другое кино» и работы режиссера Вонга Кар-Вая, этот фильм подарит лишь положительные эмоции и принесет удовольствие от просмотренного. Помимо всего в фильме присутствует замечательная музыка, так хорошо подобранная режиссером. Этот фильм — чудесное ни на что непохожее творение, которое уносит зрителя в красивый и чувственный мир режиссера, в котором живут, мыслят и проходят путь любви так интересно и трогательно герои этой драмы.

    Приятного просмотра!

    10 из 10

    21 июля 2013 | 14:49

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>