Огни рампы

Limelight
год
страна
слоган«It will move you to love, laughter and tears»
режиссерЧарльз Чаплин
сценарийЧарльз Чаплин
продюсерЧарльз Чаплин
операторКарл Штрусс
композиторЧарльз Чаплин
художникЭжен Лурье, Riley Thorne
монтажДжо Инге
жанр драма, мелодрама, музыка, ... слова
зрители
Франция  6.13 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
релиз на Blu-ray
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг G нет возрастных ограничений
время137 мин. / 02:17
Стареющий клоун Калверо спасает от самоубийства соседку — девушку-танцовщицу, вынужденную из-за болезни покинуть балетную труппу. Так начинается эта дружба-любовь, которая, по мнению Калверо, не может иметь продолжение — слишком велика разница в возрасте…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
29 + 1 = 30
7.9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:17

    файл добавилPutnik777

    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был запрещён к показу в США до 1972 года.
    • В фильме Чаплин снял практически всех своих родственников. Сын Сидней Чаплин снялся в роли музыканта Невиля. Другой сын — Чарльз Чаплин (младший) снялся в роли полицейского в пантониме. Дети — Джеральдина Чаплин, Майкл и Джозефина — в роли детей на улице. Получили роли даже сводный брат Уилер Драйден (роль доктора) и жена Уна О’Нил.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • «Огни рампы» во многом автобиографичный фильм Чаплина. Чаплин показывает дни своей молодости, когда он работал артистом мюзик-холла в Лондоне и жил в пансионах. Отец Чаплина, так же как Кальверо, страдал алкоголизмом и умер в возрасте 37 лет. Но прототипом Кальверо был комик Фрэнк Тинней, а не отец Чаплина.
    • еще 1 факт
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сцене, где Калверо обедает, одновременно беседуя с Терезой Эмброуз, он вытирает рот салфеткой, сворачивает ее и кладет на тарелку, стоящую слева от него. Через минуту салфетка уже лежит на столе, рядом с его правой рукой.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Печальный клоун смешит кого-то
    Ведь быть веселым — его работа.
    Хочу бежать, но боюсь споткнуться -
    Глаза печальны, слова смеются…

    Fleur


    «Огни рампы». Наверное, у каждого именитого режиссера найдется подобный фильм. Фильм, через который пропущена настоящая не надуманная живая боль. Боль за окружающих, боль за родных, боль за самого себя, боль которую уже невозможно держать в себе. «Огни рампы» — не только последний фильм Чаплина до позорного (не для него, а для людей это обеспечивших) изгнания и не только история печального клоуна и неуверенной в себе балерины, это скорее некие подведения итогов жизненного и творческого пути самим Чаплином. История, пропитанная насквозь печалью, которая иногда умело скрывается за ободрительными речами, веселыми гримасами и показной беззаботностью. Печаль, которую хочется утопить в стакане, но которая все так же непотопляема. Печаль по тому, что ты уже неспособен любить и еще большая печаль оттого, что кто-то еще любит тебя. Мы причиняем боль тем, кого любим, но, делая это, причиняем себе еще большую.

    Вы никогда не задумывались о судьбе престарелых и выброшенных на обочину жизни артистов, спортсменов, писателей? Часто ведь человек, полностью отдавший себя какому-либо делу, оказывается просто неприспособленным к обычной жизни. Их можно сравнить с бывшими заключенными, отбывшими многолетнее заточение, — вот он входит в реальный мир и ничего в нем не узнает, смотрит волком на окружающих. И если последнего, зачастую, ждет либо обратная «ходка», либо логичный итог в виде пьяной драки и медленная смертью в грязной подворотне с ножом под ребром, то первого возродит в нашей памяти в лучшем случае, статья в желтой прессе под типичным заголовком в рубрике «От нас ушел…»

    Чаплин, безусловно, Великий Комик, но даже великий комик иногда устает смешить обывателя по ту сторону экрана или сцены, и хорош тот зритель, который сумеет выслушать эту исповедь. А жизнь подсказывает нам, что исповеди людей столь веселой профессии бывают иногда самыми печальными в мире. Если вы запомнили Чаплина озорным бродяжкой в «Огнях большого города», то в других «Огнях…» вы рискнете его даже не узнать, насколько же он постарел и осунулся, насколько же стал серьезным, но, главное, насколько потускнели его глаза. Были причины на это, безусловно, были. Даже кинопленка не в состоянии сдержать эту боль.

    Экранный Кальверо и есть его автопортрет. Потрет с очень серьезно сгущенными красками и упадочными настроениями. У него большое имя. Было. У него целые залы, полные зрителей. Были. Он дарил веселье людям. Когда-то. А что сейчас? Его пинают власть имущие, на него снисходительно смотрят бывшие соратники, он зол сам на себя, он потерял гордость вместе с возможностью смешить и верой в лучшее. Он банкрот во всех смыслах. И все это сейчас. Поэтому так грустно. В подобных ситуациях столь ранимые люди как раз наиболее нуждаются в нашей поддержке. А что делаем мы. Зачастую, поступаем как та бездушная толпа, покинувшая зал, прервав представление глупыми смешками и оставив его наедине с пустым залом.

    А вместо этого стоит всего лишь, порой даже неискренне, улыбнуться, подбодрив сомневающегося клоуна, досидеть до конца, несколько раз плеснуть в ладони, одобрительно похлопать по плечу, тем самым как бы сказав: «Брось сомневаться, это временная неудача, все пройдет». Неужели это так сложно сделать?! Хорошо, когда такие найдутся, и условный Кальверо сумеет доиграть свой номер и найти в себе силы сыграть заключительный бенефис. Если же нет — забвение, депрессия и некролог на последней страницы заштатного издания.

    Мало найдется чаплиновских фильмов, где бы остальных актеров хотелось хвалить не меньше самого Чарли. Это, во-первых, касается, конечно же, Клер Блум, сыгравшая ту самую балерину, которую Кальверо, будучи навеселе, спас от самоубийства, да еще и принял ее за девушку не самого тяжелого поведения. Это и Бастер Китон — еще одна звезда немого кино, появляющийся в ключевом эпизоде фильма. Этот его слегка недоуменный взгляд запомнится надолго. Очень символично смотрятся две звезды немого черно-белого кино во времена вступившего во всю силу звукового цветного кино, на театральной сцене с немым старомодным номером. Это и родственники Чаплина, среди которых особенно стоит выделить сына Чарли Сидни. Это и Найджел Брюс в роли «вечно на плаву» Постанта. Самые мелкие роли продуманы и исполнены на высшем уровне. Ощущение будто вместе с костюмом Маленького Бродяги за кадром осталось и больше Чаплина-режиссера. Словно по Фрейду, неиспользованная энергия его неотъемлемого образа перешла в режиссерское мастерство, которое достигло, возможно, самого пика в его карьере.

    Все время фильма нас сопровождает прекраснейшая музыка, написанная им же. Сложно поверить, что написал ее не композитор-классик, а человек-оркестр Чаплин, как пренебрежительно любят отозваться некоторые горе-«киноманы», сетуя на слишком частое упоминание одной и той же фамилии в титрах и язвящие по этому поводу направо и налево. Впрочем, не про них речь сейчас, тем более, такие персоны упоминания не достойны. А о том, что очень злая ирония, нет, не судьбы, а злосчастных киноакадемиков, что свой единственный «болванчик» великий режиссер своей страны получил за музыку к фильму. Я смеюсь в лицо тем людям, которые награждают Чаплина за музыку, а Кубрика за спецэффекты. И дело не в том, что музыка плоха или спецэффекты никудышные. Они прекрасны, как и фильмы, в которых были использованы, но это больше похоже на глумление, чем на какое-либо признание заслуг, не находите?

    В «Огнях рампы», если так можно сказать, несколько концовок, и вот после каждой из таких хочется сказать, что вот он отличный финальный аккорд, не стоит дальше продолжать. И только когда режиссер подводит нас к истинной концовке, понимаешь, что другого финала у самого грустного фильма Чарли Чаплина быть в принципе не могло.

    Вот таким я был раньше и таким я буду теперь всегда…

    17 марта 2009 | 03:45

    Рампа освещает широкую сцену, ослепляет тени на кулисах, выгоняет их прочь со щелей роскошных декораций, но — не с лица старого одинокого паяца, взгляд которого уставился в бездну пустого зала. Растрепанная темень приторно дышит ему в ноздри, пожирает его сущность, слизывает холодные капли пота с напудренного лба и щек. Неожиданно мелькнула мысль: это же сон! Воистину, нет для актёра страшнее кошмара, чем немота пустых стульев.

    Когда-то Кальверо был самым успешным комедиантом в Лондоне, его имя украшало любые театральные постеры. Публика безумно аплодировала ему, судорожно хватаясь за живот и хохоча с каждой удачной выходки. Но всему приходит конец, и горячий полдень славы сменяется горьким сумраком забвения. Да и Кальверо уже не тот: его незаурядный талант беззаботно смешить толпу, это «безмозглое чудовище, которое само не знает, чего оно хочет», отрухлявел в реке жизненных разочарований и погас вместе с юностью и молодецким задором. Живая легенда вынуждена едва сводить концы с концами, играя во второсортных спектаклях под псевдонимом. Но вдруг в его жизни появляется юная балерина Терри, которая убедила себя, что у нее ревматизм, и стремившаяся поэтому покончить с собой. Кальверо спасает девушку и дает ей приют. Впоследствии между ними зарождаются чувства, но разница в возрасте — слишком весомое препятствие, чтобы на него не обращать внимания…

    Свет и мрак, оптимизм и пессимизм, вера и отчаяние, мужество и страх, популярность и забвение, жизнь и смерть, — между этими противоположными полюсами скитаются души комика и танцовщицы. Интересно наблюдать за изменениями неподкупных настроений главных персонажей, особенно в моменты, когда они по очереди задыхаются от отчаяния и уныния, а затем вдыхают друг в друга глоток свежего, обнадеживающего воздуха. Действительно, животворный свет рампы почему-то озаряет только одного из них — Терри или Кальверо — так, будто в театре кто-то решил сэкономить на электричестве. Поседевший клоун уже не верит в свой успех, ностальгически вспоминая годы своей молодости. Волшебная балерина потеряла смысл жизни, внушив себе, что она неспособна ходить. Кальверо исцеляет Терри своим оптимизмом и чувством юмора. Терри вдохновляет Кальверо своей преданностью и верой в его силы. «Что ни говори, жизнь — неплохая штука, если её не бояться», — скажет как-то протагонист.

    Основная доминанта ленты — боль. Выныривая из самых сокровенных глубин души, она пронизывает каждую реплику или жест главных героев, хотя иногда и маскируется под личиной смеха и беззаботности. Старому комедианту с каждым днем становится все труднее веселить людей, и осознание того, что ты уже не так востребован, как прежде, а впоследствии тебя бесславно выбросят за дверной косяк и забудут, приносит в сердце неописуемую печаль и тоску. Кальверо, чтобы хоть не упасть лицом в грязь перед привередливой публикой, топит свои переживания в рюмке, что временно лишает его боли. Он не может ответить взаимностью Терри — не потому, что она ему не нравится, а потому, что слишком бережет ее и любит, чтобы погубить ее молодость печатью своей старости. От этого страдают оба, а еще — скромный и галантный пианист Невилл, который сохнет по прима-балерине королевского театра. Такое впечатление, что все в этом фильме соткано из конфликтов: чувства и долга, старости и молодости, радости и страдания, комедии и драмы. «Какая грустная обязанность — смешить людей», — неожиданно отмечает Кальверо. Да, он отдал сцене всю свою жизнь, но он ее не только любит, но и люто ненавидит, о чем тоже открыто говорит. А мотивация этого оксюморона очень проста. Выражаясь фигурально, Кальверо терпеть не может вида крови, но она же течет в его жилах.

    То, чем отличается этот фильм от других в репертуаре Чарли Чаплина — это его автобиографичность. Кальверо во многом — это сам Чаплин. Стареющий мастер здесь превзошел самого себя, достигнув вершины трагикомизма, заставляя самых откровенных циников смеяться сквозь слезы и плакать сквозь смех. Финальный бенефис Кальверо — это бенефис великого Чарли, «маленького бродяги» с тростью и в котелке, который, кажется, понял, что пора подводить итоги.

    Рампа освещает широкую сцену и улыбающееся лицо старого паяца. В этот вечер зал переполнен: аншлаг спровоцировало новое выступление легендарного Кальверо, вернувшегося на сцену после длительного перерыва. Не сон ли это? Публика радуется, рукоплещет стоя, она смеется и просит еще. «Я бы ещё сыграл, да в барабане застрял», — говорит клоун, в очередной раз появившись на просцениуме, чтобы собрать свой урожай аплодисментов. В груди у него щемит как никогда раньше. Воистину, нет для актёра большего счастья, чем благодарность удовлетворенной толпы.

    24 сентября 2014 | 14:04

    «Огни рампы»-это шедевр, которого еще не видывал кинематограф. Это печальная история жизни старого клоуна, которая переплетается с жизнью молодой танцовщицы. Их любовь-это нечто трогательное и трагическое. Смотреть на все это спокойно просто невозможно.

    В фильме старый клоун Калверо рассказывает о моментах в своей жизни, о том, как дорога была для него сцена и публика. О том, как он счастлив, когда загораются огни рампы. Персонаж Чаплина неимоверно мудр и умен, он философ, который рассуждает на очень сложные темы, который может дать совет во многих сложных жизненных ситуациях.

    Наряду с этим идет судьба молодой балетной танцовщицы, чья карьера оборвалась из-за болезни. Эта девушка полностью отдана танцам, но, к сожалению, она больше не может танцевать.

    И, как это обычно бывает, люди встречаются, люди влюбляются. Так же и тут. Но увы, эта любовь-нечто запретное.

    Так всего не рассказать… Этот фильм-потрясен. Каждый должен его видеть…

    10 из 10

    31 марта 2010 | 22:58

    Непревзойденно! Восхитительно! — можно бесконечно продолжать эту вереницу самых восторженных откликов, благо позволяет великий и могучий…

    Но только смогут ли они вобрать в себя весь тот смысл и с должной силой передать действительное воздействие «Огней рампы», отныне и навсегда моего любимейшего фильма?

    Великий комик — кто он?

    Кто не смеялся над его гримасами и танцем с булочками?Кто не знает этой удивительнейшей походки, словно идут не ноги, а пружины чистого оптимизма?

    Его задачей было дарить улыбки и развлекать, радовать публику, какой бы она не становилась: «В каждом человеке есть свое величие, но толпа… — это безмозглое чудовище, которое само не знает, чего оно хочет». Но герой Чаплина Кальверо напрасно твердит Терезе о своей нелюбви к театру, при всех неудачах и забывчивости рампы, театр — это его дом: «я ненавижу вид крови, но она течет в моих жилах».

    Перед нами не комедия, не трагедия, а… жизнь «настоящего артиста». В ней есть головокружительный юмор и подлинный пафос драмы. Жизнь Кальверо — жизнь самого Чарльза Чаплина. Артист воспевает зрителю любовь к жизни, и мы вдруг узнаем, какой ценой это достается самому артисту. Когда перед твоими глазами разворачиваются такие подвиги на сцене и за кулисами, нельзя не верить, что жизнь прекрасна несмотря ни на что.

    31 марта 2010 | 20:22

    Еще один невероятный фильм от Чарли Чаплина.

    В списке жанров увы не указан жанр биографии, хотя этот фильм очень автобиографичен. Чарли в нем анализирует свою карьеру, подводит, так скажем, черту. Итог его многолетней работы.

    Смотрю все его фильмы в архивном порядке, и с каждым новой картиной настрой все больше меняется. Больше нет того юмора, или той романтики, которые раньше пронизывали его фильмы. Подобные моменты остались, но их мало. В остальном это чистая драма. Чаплин еще раз доказал, что он невероятный актер, он прекрасен не только в роли комика, но и в роли драматического актера.

    На самом деле очень грустный фильм. Ранее невероятно знаменитый клоун Калверо спасает девушку от смерти и тут начинаются их странные отношения. То ли это дружба, то ли это любовь, так до конца и не понятно. Возможно, что девушка просто приняла признательность за любовь, а может и нет.

    Но, даже не это главное в фильме. Главный герой это старый клоун, который был настоящим любимцем публики. Но, теперь он отвергнутый и забытый. И вот он возвращается, ради последнего момента своей славы. Ему даже не нужна слава, ему нужен лишь смех и улыбки людей. Знание, что именно он подарил им эти улыбки.

    Отчасти это мне напомнило историю самого Чарли. Он прославил американское кино, был любимцем зрителей, а они его выкинули. Выкинули и забыли. Как надоевшую игрушку. А ведь он только хотел дарить людям счастье, дарить веру в лучшее будущее, трудился не покладая рук… Эта вера пронзает все его фильмы. Вера в людей, и надежда, что в будущем мы изменимся и станем лучше.

    Как жаль, что мы не оправдали его надежд. Еще один актуальный на сегодняшний день фильм. Чарли снимал картины не на года, а на столетия.

    Безумно прекрасный фильм, с шикарной музыкой.

    Спасибо тебе, Чарли за все улыбки и эмоции.

    10 из 10

    3 ноября 2016 | 16:00

    Если вы не видели этого фильма — вы, пожалуй, не видели самого трогательного, зрело трогательного фильма величайшего актера 20-го века!

    Чарли Чаплин не снимал плохих фильмов, но этот шедевр — одно из гениальнейших творений великого актера, режиссера, сценариста, композитора — где он гениально предстал во всех этих ипостасях — потрясающе прочувствованый сценарий, великолепная режиссура, гениальная игра, удивительная музыка…

    Это великолепно, потому что это — Чаплин, немного другой, но все же тот самый Чаплин — человеколюбие, доброта, надежда — все еще просвечивают этот фильм, не пришла еще на смену трогательности «Огней рампы» злая сатира «Короля в Нью-Йорке», поэтому все еще хочется плакать, глядя на беднягу Кальверо, а не гневно сжимать кулаки, как на «Короле в Нью-Йорке»!

    О чем этот фильм? Да обо всем! Об Американской мечте — лживой и мелочной, о непостоянстве славы, о безнадежности, о жизни… О жизни в стране, которая легко возносит людей на Олимпы славы, делает звездами и героями, и так же легко расправляется о ставшими ненужными или неугодными…

    Чаплин тоже был таким изгнанником, прославившим американское кино, но изгнанным из Америки… «Для них имя Кальверо — яд!» — скажет он в фильме; но ядом было для них и имя Чаплина, всегда остававшегося честным человеком.

    Когда смотришь этот фильм, понимаешь, что Чарли пропустил его сквозь свою душу, взглянул на свою жизнь со стороны, попытался переосмыслить свою великую карьеру, и, видимо, постиг разочарование. Оказалось, что все, что он делал, становится ненужным людям.

    Но мы то знаем — это неправда. Его фильмы также нужны людям, они более, чем когда либо способны дарить радость, тепло и свет, потому что кино такого уровня не может устареть!

    20 октября 2005 | 16:57

    Бывают книги, стиль, язык которых завораживают, радуют ум и сердце. Когда читаешь такую книгу, в определённый момент начинаешь нервничать — когда правая часть становится значительно тоньше левой. Ты чувствуешь, что страницы тают, а тебе хочется ещё… и уже всё равно о чём, можно читать бесконечно, лишь бы читать, наслаждаться. Уже дочитывая последнюю страницу ты думаешь: нет, нет, неужели всё! Обычно потом закрываешь книгу, вздыхаешь и говоришь «Всё».

    Сейчас посмотрел только третий фильм, а уже появилось это чувство… начинаю нервничать, что когда-то кончатся фильмы этого… Странно. Трудно подобрать слово, которым можно было бы охарактеризовать Чаплина и чтобы было точно. Конечно, он Мастер, но не хочется при нём произносить этого слова. Маэстро, гений, великий режиссёр — это всё про него, но я не могу его назвать гением. Мне кажется, он даже обиделся бы на это. Мне хочется называть его Чарли. Его человеколюбие, его взгляд, его тонкость НЕТ! Нет слов…

    Его величие умещается в спичечной коробке.

    Это даже странно, но сейчас я подумал, что ради его фильмов, только ради одних его фильмов стоило создать кинематограф. Это, несомненно, мысль от лукавого, но ведь столько аргументов. Когда я посмотрел «Золотую лихорадку», я был в восторге, «Великий диктатор» был следующим, и в нём мне не хватало того Чарли, глаза которого, словно звёзды в ночном небе, смотрели сквозь время в том кабаке на Аляске, среди бродяг-золотоискателей.

    Держа в руках диск с «Огнями рампы», я боялся потерять «того» Чарли совсем. Но теперь я вижу, что тот бедный бродяга был словно кокон, словно гусеница, которая прятала под широченной одеждой боль и человеколюбие, и под личиной забавной походки и «волшебной» тросточки росла правда; та самая, которая не может нагло войти к вам в дом, которая не может прогреметь на весь мир, которая тихо живёт в вашем сердце и однажды вы её замечаете.

    Спасибо тебе, Чарли.

    30 марта 2009 | 02:43

    Стыдно признаться, но я впервые посмотрела фильм Чарли Чаплина только сейчас, только в 20 лет. И начала я знакомство именно с этого фильма. Ну, так вот получилось. А может, это и к лучшему. Сложно выразить все свои эмоции после просмотра этого фильма. Возможно, потому что снова стыдно.

    Основную идею этого фильма здесь уже выразили как нельзя лучше. Но стоит повторить ещё раз. Талантливого актёра, комика выкинули на обочину театра. Так вот «благодарный» зритель отплатил тому, кто посвятил всю свою жизнь сцене тому, кто отдавал себя ей без остатка. Неужели он хотел так много? Он всего-то хотел снова услышать смех зрителей, хоть на миг почувствовать, что он нужен им. Ну как так? Ведь Калверо знали и любили все. Он мог многому научить новое поколение актёров-комедиантов. Но его выбросили, как старую маску клоуна.

    В этом фильме показана трагедия лишь одного актёра. А сколько их таких — талантливых и забытых? Публика капризна, непредсказуема и ненасытна. Каждый день ей нужны новые зрелища, а всё вчерашнее она выбрасывает в мусорку.

    Этот фильм был снят более полувека назад, но разве хоть что-то изменилось? Наоборот, всё стало ещё хуже. Зрители стали ещё не благодарнее. Почти забыт театр, лица в кинематографе сменяются как в калейдоскопе. Чего же завтра потребует зритель? Мало того, что сегодня мы сами не можем создать ничего достойного, так мы ещё смеем ставить под сомнение классику. Сколько раз я встречала высказывание типа « на самом деле это самый переоценённый фильм», «он/она не так уж талантлив/а, как принято считать» и это мы говорим о классике кинематографа, о великих людях кинематографа. Здесь кто-то сомневался в таланте Чарли Чаплина. Да что бы мы без него делали? Что бы мы делали без первопроходцев? Поэтому да дамы и господа, о классике или хорошо или ни как!

    Сколько талантливых известных актёров и писателей умерло в нищете? И только после их смерти мы снимаем документальные фильмы с сожалением, рассказывая о последних днях жизни Великих. Вам всё ещё не стыдно?

    А мне было стыдно, когда я смотрела этот фильм. Смотря на великого Чаплина, мне так хотелось извиниться. У него получилось, затронуть самые нежные струны моей души. Это ли не доказательство? Тяжело смотреть. как в первой половине фильма Калверо пытается приободрить девушку, вселить в неё надежду. А сам-то он в это верил? Он как никто понимал, что любая попытка вернуться назад на сцену будет всего лишь жалостью, подачкой со стороны зрителя. И от этого ещё больнее. Где же выход? Как всё исправить?

    Но всё же кто виноват в трагедии актёра? Кто виноват, что его номера и шутки больше не смешны? Может быть, зритель не так уж и виноват? Калверо говорил, что всё меняется, но не проходит. Актёры и зрители остаются и меняются. Возможно, что некоторые шутки устаревают. Хотя… с хорошими шутками такого быть не может. Мне ещё предстоит над этим поразмыслить. Но важно то, что мы не должны забывать великих.

    Замечательный трогательный фильм, игра актёров берёт за душу. К сожалению, у меня не получается полноценно выразить все свои мысли. Эмоции переполняют. Прекрасная музыка, замечательная постановка танцев. Ко всему этому приложил руку маэстро Чаплин. Многое ещё хочется сказать, но о театре и зрителях можно говорить бесконечно.

    Лучше играть перед пустыми креслами, чем перед пустыми лицами.(Алек Гиннесс)

    2 августа 2010 | 23:33

    Если вы не видели этого фильма — вы, пожалуй, не видели самого трогательного, зрело трогательного фильма величайшего актера 20-го века!

    Чарли Чаплин не снимал плохих фильмов, но этот шедевр — одно из гениальнейших творений великого актера, режиссера, сценариста, композитора — где он гениально предстал во всех этих ипостасях — потрясающе прочувствованый сценарий, великолепная режиссура, гениальная игра, удивительная музыка…

    Это великолепно, потому что это — Чаплин, немного другой, но все же тот самый Чаплин — человеколюбие, доброта, надежда — все еще просвечивают этот фильм, не пришла еще на смену трогательности «Огней рампы» злая сатира «Короля в Нью-Йорке», поэтому все еще хочется плакать, глядя на беднягу Кальверо, а не гневно сжимать кулаки, как на «Короле в Нью-Йорке»!

    О чем этот фильм? Да обо всем! Об Американской мечте — лживой и мелочной, о непостоянстве славы, о безнадежности, о жизни… О жизни в стране, которая легко возносит людей на Олимпы славы, делает звездами и героями, и так же легко расправляется о ставшими ненужными или неугодными…

    Чаплин тоже был таким изгнанником, прославившим американское кино, но изгнанным из Америки… «Для них имя Кальверо — яд!» — скажет он в фильме; но ядом было для них и имя Чаплина, всегда остававшегося честным человеком.

    Когда смотришь этот фильм, понимаешь, что Чарли пропустил его сквозь свою душу, взглянул на свою жизнь со стороны, попытался переосмыслить свою великую карьеру, и, видимо, постиг разочарование. Оказалось, что все, что он делал, становится ненужным людям.

    Но мы то знаем — это неправда. Его фильмы также нужны людям, они более, чем когда либо способны дарить радость, тепло и свет, потому что кино такого уровня не может устареть!

    10 из 10

    15 марта 2015 | 12:28

    Если придете минут через 10 в мою аптеку, я вам дам лекарство.

    Для меня?

    Для нее, конечно.

    Я очень люблю поздний период творчества Чарли Чаплина. Его поздние фильмы самые душераздирающие во всей его фильмографии. Прекрасная ГРАФИНЯ ИЗ ГОНКОНГА. Великий КОРОЛЬ В НЬЮ-ЙОРКЕ. Безумный МЕСЬЕ ВЕРДУ. Эти фильмы, золотое достояние кинематографа. Это кино останется навсегда со мной. Но есть один фильм, который стоит ближе ко мне на одну ступень. Этот фильм называется…

    ОГНИ РАМПЫ (я люблю этот фильм)

    Это самый мой любимый фильм из позднего Чарли Чаплина. ОГНИ РАМПЫ душераздирающая история клоуна, который абсолютно случайно спасает молодую балерину от самоубийства. Этот фильм может быть самый личный фильм Чарли Чаплина. Взгляд на все свое творчество. Это прекрасно.

    Этот фильм идет два часа. А когда его смотришь, кажется что он идет две минуты. Чарли Чаплин был гением. Многие его сравнивали с Бастером Китоном. Мне кажется сравнивать двух великих людей очень глупо. В фильме ОГНИ РАМПЫ играет Бастер Китон. Чарли пригласил его и дал ему удивительную роль. Когда я увидел двух старых комиков на сцене, слезы сразу потекли из моих глаз. Я никогда не думал, что увижу этих актеров в одном фильме. Но Чарли превратил мою мечту в реальность.

    Этот фильм мне кажется должен посмотреть каждый человек, который любит и уважает классику кинематографа. Сейчас таких сильных драм в кинематографе просто нет. Посмотрите этот фильм обязательно. Чарли Чаплин снял один из самых своих сильных фильмов. Это кино нужно забирать себе в коллекцию, даже не раздумывая.

    Спасибо.

    В конце всегда я вижу эти огни.

    10 из 10

    1 сентября 2009 | 16:03

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: