Импорт-экспорт

Import Export
год
страна
слоган-
режиссер Ульрих Зайдль
сценарий Вероника Франц, Ульрих Зайдль
продюсер Ульрих Зайдль, Луки Стипетич, Максим Асадчий, ...
оператор Эдвард Лахман, Вольфганг Талер
композитор Roman Gottwald
художник Андреас Донхаузер, Ренате Мартин, Александра Марингер, ...
монтаж Кристоф Шертенлайб
жанр драма, ... слова
сборы в мире
$563 513 сборы
сборы в России
$16 170 сборы
зрители
Австрия  27.5 тыс.,    Германия  21.8 тыс.,    Франция  10 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
27 ноября 2008, «Настроение Video»
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время135 мин. / 02:15
Номинации:
Две отдельные судьбы. Два разных вектора. Ольга, медсестра с Украины, бросает свою семью, чтобы искать лучшую жизнь на Западе и в итоге работает уборщицей в доме престарелых в Австрии. Пауль, безработный охранник из Вены, ищет причину вставать по утрам, отправляется вместе с отчимом на Восток и в итоге оказывается на Украине.

Двое молодых людей, жаждущие начать новую жизнь, столкнулись с суровой реальностью. Две истории о поисках счастья и материальной выгоды, о темных сторонах сексуальности и смерти и о том, как трудно чистить зубы чучелу лисы.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
0 + 1 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Изначально было шесть историй и несколько героев, из которых в итоге осталось только двое.
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Видимо слишком много я смотрю развлекательных фильмов, поэтому «Импорт-экспорт» произвел на меня такое гнетущее впечатление. В некотором роде это кино вообще невозможно смотреть. И уж тем более трудно представить, чтобы кто-то решил за его просмотром приятно провести вечер. Не получится.

    Когда смотришь, вдруг со всей ясностью осознаешь, что все эти свадьбы в Лас-Вегасе, дорогие квартиры и машины, Мальдивы, какие-нибудь Камерон Диаз с Эштоном Катчером — это все СКАЗКА. Это просто НЕ реальность.

    А реальность страшна, мерзка, противна. И не потому, что режиссер решил показать какую-нибудь чернуху или запугать зрителя. Зайдль, на мой взгляд, вообще не стремится дать какую-то оценку происходящему на экране. Ты просто созерцаешь застывшие, чаще всего безмолвные кадры серых городских окраин, квартир, больниц, и в этих кадрах такая безысходность. Иногда возникает ощущение, словно смотришь документальное кино, в котором ничего нельзя изменить, потому что это настоящая жизнь.

    И поэтому так страшно. Страшно смотреть на девушек, становящихся проститутками просто потому, что это единственный способ зарабатывать не гроши и кормить семью. Страшно смотреть на эти крохотные квартиры в однотипных многоэтажках на окраинах, где стоит старая разваливающаяся мебель и в принципе нет водоснабжения. Где человек вынужден жить в этих условиях всю жизнь, и никакая райская жизнь ему и не снится. Страшно смотреть на этих мужчин, для которых женщина — это всего лишь игрушка для сексуального удовлетворения. Страшно смотреть на мир, где власть денег — это единственная власть. И неважно, какое название носит это место на карте: Украина, Австрия — все одно. Нет места жалости и человечности. Нет места счастью. Да и задумывается ли кто-нибудь из героев фильма о нем? Для одного из них счастье — на 3 буквы «П «: поесть, поссать и потрахаться.

    Вряд ли этот фильм привлечет внимание большого количества зрителей, но может, это и к лучшему. Потому что «Импорт-экспорт» оставляет после себя ощущение глубочайшей депрессии. После этого фильма не хочется жить. А к режиссеру у меня только один вопрос: «Зачем?».

    1 июня 2008 | 01:14

    «Импорт-экспорт» — это две не пересекающиеся истории поиска лучшей жизни. Украинская медсестра Ольга, мать-одиночка и не состоявшаяся интернет-путана, едет покорять Австрию. Но все, что может дать ей сытая страна — работу уборщицы в хосписе. Один старичок захочет помочь милой блондинке, позовет замуж, но до свадьбы не доживет. Неприкаянный австриец Пауль на пару с мерзавцем-отчимом едет с торговыми надобностями по Восточной Европе, а в итоге оказывается на вокзале в украинской глубинке, без денег, работы и знания языка. Нет, эти двое так и не встретятся. Фильм совсем не про любовь, он про… Про-про-про. Да просто про жизнь.

    Второй художественный фильм «самого скандального в мире» документалиста Ульриха Зайдля (первым была прославившая его «Собачья жара») в Каннах был представлен в конкурсе и шокировал нежную публику. «Жестокая лента», «пощечина австрийскому обывателю», — кричали рецензии.

    Испугаться и, правда, есть чего: фильм заканчивается словом «смерть», а за время его съемок две трети реальных старичков в хосписе, показанном в «И.-Э.», на самом деле поумирали. Зайдль — в первую очередь все же именно документалист; у него и снимались-то исключительно непрофессиональные актеры.

    Но вот «безысходными», «обреченными» судьбы главных персонажей могут показаться лишь трепетному по причине сытости каннскому зрителю.

    Герои молоды, здоровы, красивы; у них вся жизнь впереди. Если чего-то стоят — прорвутся. Жаль лишь, что они так не пересеклись: ведь явно могли бы помочь друг другу. Может, сделают это за кадром, Зайдлю наперекор?

    А еще этот фильм попросту интересный. Не «на первый взгляд занудство, а потом все же понимаешь: хорошо!», а вот прямо целиком интересный. Не интеллектуалам тоже можно смотреть, хоть и «современное европейское» [кино].

    Финал вот только довольно внезапен; на мой субъективный взгляд, закончилось ничем.

    Но всё равно хорошо.

    8,5 из 10

    9 марта 2012 | 05:49

    Две параллельно развивающиеся истории, две совершенно разные, но такие похожие жизни. Медсестра Ольга из украинской глубинки бросает свою семью с ребенком, матерью, и братом нахлебником, а заодно и свою копеечную работу в местной больнице, чтобы уехать на заработки в Австрию. Там она сталкивается с рядом трудностей, но, все же, находит работу уборщицей в доме престарелых, где у нее непросто складываются отношения с одной из коллег. Безработный охранник Пауль из Вены, который задолжал денег всем в округе, устраивается к своему отчиму на сбыт устаревших игровых автоматов в бедные страны Восточной Европы. Кривая дорожка судьбы заносит обоих мужчин через Словакию на Украину…

    Поразительно, насколько при своем эпатаже и «претензиях на…» оказалась идейно бедна и попросту скучна лента «Собачья жара», которая скатывается в самую обыкновенную фестивальную чернуху… «Импорт-экспорт» вышел угнетающим, бескомпромиссным, и давяще безысходным исследованием культурного обмена Востока и Запада, но, по сравнению с предыдущей работой, парадоксально проносящим слабенький луч надежды сквозь задокументированную кромешную тьму. Ульрих Зайдль, славный на родине своими документальными фильмами, в сотрудничестве с известными операторами Эдвардом Лакменом («Вдали от рая», «Меня там нет») и Вольфгангом Талером (все фильмы Ульриха Зайдля), снял атмосферно-чернушную кинематографическую версию поговорки «хорошо там, где нас нет». Документальная или беспристрастно-наблюдательская манера съемки, холодно и реалистично запечатлевающая каждый миг суровой действительности, привносит тот самый эффект присутствия, не позволяя зрителю ни на секунду вынырнуть из мрачной и давящей атмосферы фильма, чтобы перевести дух. Но Зайдль не был бы Зайдлем, если бы не сгустил мрачные краски на холсте до состояния черной кляксы и не повозил зрителя носом по дну человеческой жизни в виде, как яркий пример, дома престарелых с доживающими свой век старичками, прикованными к койкам, со всеми физиологическими подробностями ухода за оными. В общем, надо так понимать, это ходящая под себя в маразме «старушка-Европа» по Ульриху Зайдлю, за которой ухаживают, провожая в последний путь, «молодые и развивающиеся» страны Восточной Европы.

    Интерес во всем этом вызывают два ведущих персонажа каждой из линий — театральная актриса Екатерина Рак в образе Ольги Гусевой из Украины, и простой парень из Вены Пауль Хофманн, играющий самого себя, соответственно, из Австрии. Любопытно было наблюдать за непростыми взаимоотношениями молодого Пауля и его туповатого отчима Михаэля, у которого на уме нет ничего кроме наживы, секса и «телочек». Пусть жизненные пути Ольги и Пауля так и не пересекутся вопреки желанию зрителя, все-таки хочется верить, что эти двое, которых объединяет то, что у них есть человеческое лицо, доброе сердце, и не растерянные ценности, все-таки увидят свет в конце тоннеля. Ведь светлый образ медсестры Ольги, не потерявший лицо даже в столь нечеловеческих условиях, рано или поздно, будет щедро вознагражден, а безработный охранник Пауль… Впрочем, приходится додумывать эту историю с многозначительным многоточием по-разному. Но, так как кино хочется смотреть не у себя в голове, а на экране, там все происходящее, в итоге, ни к чему не ведет, подобно отрезку заброшенных рельс, ведущих в никуда и обрезанных с обеих сторон. В какой географической локации бы ты ни находился (будь то Украина или Австрия, как здесь), кругом бесперспективность, смерть и разложение, и от этого никуда не деться. Режиссер задает вопросы, и ни на один из них не находит ответа.

    Как итог — типичный европейский арт-хаус 2000-х для заполнения программы Каннского кинофестиваля.

    6 из 10

    11 октября 2019 | 23:00

    После просмотра этого фильма сидела около десяти минут в шоке и в голове только один вопрос: «Неужели все так и есть?».
    На самом деле фильм очень тяжелый для восприятия. А возможно не так тяжелый, как открывает глаза. Ведь по сути, большинство из нас думает, что там «за бугром» все просто отлично, лучше не бывает, одним словом рай. Оказывается все не так!

    Я бы посоветовала посмотреть это кино тем людям, кто собрался ехать туда зарабатывать деньги. Возможно, он кому-то и поможет избежать тяжелой участи. Ведь заработать можно и дома, было бы желание. Поверьте!

    Поставила 6 из 10. И то поставила из-за того, что где-то начиная с середины, мне стало интересно что же будет с главными героями… Определенного ответа я так и не получила.

    27 марта 2009 | 00:58

    Фильм «Импорт-Экспорт» назван в российском прокате шокодрамой. А это значит, что у автора была претензия изобразить жизнь, как она есть. И это ему с успехом удалось. Взять хотя бы сюжет. В фильме рассказаны две истории жизни, в общем-то не пересекающиеся между собой. Кто-то может без труда найти логические связи между ними. А кто-то… впрочем, и в жизни часто так случается: независимо от того, понятны ли тебе явления мира, или нет — они есть и все тут. Что хочешь, то и делай. Во-вторых, ткань фильма заставляет забыть, что ты смотришь фильм. Действие начинается с кадров голодной Украины 90-х. Никакой музыки за кадром нет. Голоса актеров звучат так, словно те бормочут себе под нос — без той актерской выразительности, к которой привык зритель кино. Диалоги коротки и однообразны, как в жизни. Словно никто и не старался сделать зрелищное кино, заворожить зрителя, а, напротив, несколько обеднил кино привычными средствами экранной выразительности. Тем не менее картины Жизни делают свое дело: 2 часа вы прилеплены к экрану, а в конце жалеете, что все так быстро закончилось.

    12 октября 2010 | 01:09

    Ульрих Зайдль — известный австрийский документалист, решил попробовать себя в игровом кино. Хотя, по сути, его новая картина «Импорт-экспорт» не сильно от документального кино и отличается.

    В последнее время европейский Запад все чаще инвестирует средства в развитие авторского кино в странах Восточной Европы, с целью поглядеть, а что творится там после разрушения соцстроя. В этом плане восточный импорт поступает на запад стройным непрерывающимся потоком. С медленно загнивающего запада в Восточную Европу экспорт налажен также неплохо. Райнер Вернер Фассбиндер, Франсуа Озон, Михаэль Ханеке и компания дают более или менее четкую картину происходящего.

    Зайдль решил интегрироваться в проходящий процесс и дать свою оценку происходящего, взяв для рассмотрения обе стороны культурного обмена. Правда, в основном сосредоточившись на рассмотрении западной культуры, более знакомой режиссеру.

    Западная Европа (на что еще довольно четко указывал в начале XX века Отто Шпенглер) благополучно гниет, все больше покрываясь трупным окоченением. При этом Восточная Европа буквально жаждет этого состояния, взвывая от собственной безысходности.

    Австрийский документалист берет пример двух обычных людей из разных миров, противопоставляя совершенно мировоззрения. Неустроенная по жизни украинка Ольга, мечтающая заработать денег, для личного счастья и счастья своего маленького ребенка с одной стороны. И австриец Пауль, не заботящийся о наживе, присущей его обществу, медленно спускающийся на самое дно, с другой. Для этих совершенно разных людей выход видится в неизведанном, непознанном, неизвестном.

    Зайдль, хоть он и не русский, четко усваивает принципы пословицы «Хорошо там, где нас нет». Во многом интуитивно, во многом с позиции западной ментальности. Взгляд кинематографиста пессимистичен и не дает четкой градации правых и виноватых. Спасет ли Запад Восток? Или наоборот? Что важнее для современного общества — деньги или душа? Непонятно. Камера Зайдля лишь беспристрастно фиксирует происходящее, оставив зрителю право на размышление. Примеры приводятся достаточно убедительные.

    По автору, Запад уже давно захлебнулся в своих деньгах и роскоши, придумав новую забаву, состоящую в искушении более бедных. Западная Европа все больше напоминает пресыщенную элитную проститутку, требующую все более новых и изысканных удовольствий. Она, беспрестанно гонясь за этим, теряет собственное лицо и допускает новое вторжение диких варварских масс на собственную территорию. Которые будут гнаться лишь за видимыми земными благами, разрушая все на своем пути и размывая четкие границы благополучности и достатка. Заигрывать с подобным зверем крайне опасно, ведь есть риск быть сожранным.

    Для Зайдля спасение от пресыщенности одно — равное взаимодействие обоих реципиентов. Только это все отдает типично западноевропейским взглядом — прожившая в протяжении долгого времени в спокойствии Западная Европа так и не научилась защищаться от исходящих опасностей. То, что видится сейчас спасением, может стать в итоге и гибелью.

    Зайдль понимает тупиковость развития Запада, но выхода из сложившегося положения найти все равно не может. Предсказываемая автором смерть неизбежна, но новая жизнь за этим все равно не стоит.

    7 января 2009 | 11:33

    Если вы устали от гламурных блокбастеров или же по тем или иным причинам игнорируете сей жанр в поисках «правды жизни», то сия драма от Ульриха Зайделя — то, что доктор прописал.

    Австрийского режиссёра обвиняют в радикализме, эпатажности, порнографичности и он хорошо известен благодаря своему фильму «Собачья жара», который вы конечно же не видели. Ульрих работает на стыке документального и игрового кино, а от его новой работы веет настоящим восточноевропейским холодом.

    Украинская медсестра, не от хорошей жизни разумеется, пробуется в качестве порно-актрисы, а затем оставив маленького ребёнка, уезжает в Австрию — чистить щеткой зубы чучелу лисы и подметать полы между койками умирающих старичков в местном приюте. В свою очередь Пауля, неприкаянного автрйского гопника, судьба забрасывает на Украину.

    Нас опускают на самое дно человеческой жизни, показывают ужасы бедности восточноевропейских стран, убогость быта, шлюх, немощных стариков. На всё это почти невозможно смотреть не морща нос. И тут главное какой вывод для себя сделаете ВЫ. Впадёте в депрессию и начнёте думать, что реальность страшна, мерзка, противна? Думать, что это и есть настоящая жизнь? И в придачу, как же без этого, пройдётесь по нереальным Голливудским фильмам?

    Или же вздохнёте полной грудью и поблагодарите Бога, за все те блага, что у вас есть — за какое-никакое а здоровье, за руки-ноги, за крышу над головой, завтрак-обед-ужин, за возможность ходить в кино и театр.

    Я не призываю закрывать глаза на очевидные проблемы, тем более что еще с 15 лет назад наши реалии не особо отличались от представленных а этом фильме. И считаю, что фильм по праву прокатили в Каннах, отдав предпочтение румынской драме «4 месяца, 3 недели и 2 дня».

    9 июня 2008 | 22:35

    Ульрих Зайдль очень мягкий человек, он умеет убедить, уговорить. Он вроде идет на уступки, но все равно получает то, что он хочет…
    Екатерина Рак.

    Я ушел из дома родителей в 14 лет. Какое-то время сидел в тюрьме…
    Пауль Хофманн.

    Безработица на Украине это когда человек идет на рынок с двумя банками варенья стоит там и целый день пытается их продать, чтобы купить себе хлеба. Безработица на Западе совсем другая. Она не означает холод. Она не означает голод…
    Ульрих Зайдль.

    Я скажу сразу, я очень люблю реалистичное кино. Кино, которое смотрят единицы. Остальные люди считают, что такое кино снимают ненормальные режиссеры. Чтобы не быть голословным могу привести пример, когда была премьера фильма НЕОБРАТИМОСТЬ на Московском кинофестивале, француза Гаспара Ноэ, после 20 минут фильма, зал был практически пустым. Удивительно, люди пришли за фильмом, а получили жизнь. Я люблю кино я не люблю жизнь, но я люблю смотреть на жизнь через свой маленький экран. Это абсурдность и цинизм, но я всего лишь слабый человек. Куда мне до ваших вершин…

    ИМПОРТ-ЭКСПОРТ (я люблю этот фильм)

    Сразу признаюсь, до этого фильма я был не знаком с творчеством австрийского режиссера. Но я часто читал про его фильм СОБАЧЬЯ ЖАРА. Все критики с пеной у рта писали, что Зайдль настоящий порнограф и извращенец. Фанаты ужасов наверно назвали бы его ЦЕНОБИТОМ. Это ведь пресса, конечно, она подкупает. Но на этом история не закончилась.

    Я стараюсь следить за программой Каннского фестиваля. И естественно в том году туда приехал Зайдль со своим фильмом. Даже получил номинацию. Я очень уважаю творчество Кристиана Мунджиу. Но я считаю, что его фильм проигрывает фильму Ульриху. Я бы отдал ВЕТВЬ другому режиссеру. Но это не важно.

    Вы не думайте я не злой, я просто стараюсь любить и защищать свои любимые фильмы. Тут многие пишут, что не понимают, зачем Зайдль снял такой фильм, для чего это надо и в том же репертуаре. Мы становимся умными, мы начинаем рассуждать о жизни, не имея представления, какая она…

    Я считаю, Зайдль снял самую честную картину 2007 года. И причем съездил в Украину и снял наше кино. Те, кто критикует этот фильм, вы просто задумайтесь, человек из Австрии приехал к нам и снял фильм. Пока наши делают САМЫЕ ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ и ВОЗВРАЩАЮТ МУШКЕТЕРОВ. Простой режиссер Зайдль снимает кино в Украине и делает зубодробительную драму. Намного сильнее всего русского кинематографа за пару лет. Он берет актрису из театра и парня с улицы, и картина бьет в сердце всем тем, кто живет в иллюзии. И они потом начинают писать это же, как трудно мы живем. Согласитесь это все цинично.

    Я не буду описывать сюжет фильма. Разглагольствовать про границы и города. Я хочу сказать, что ИМПОРТ-ЭКСПОРТ смотреть надо абсолютно всем. Может быть, хотя бы кто-то в кино увидит настоящую жизнь…

    И еще многие считают, что в этом фильме много жестких сцен. Это наверно они имели в виду сцену, где главная героиня засовывает себе в киску палец перед монитором, а на нее смотрит мужик и приговаривает, чтобы она раздвигала себе ягодицы. Я не угадал? Тогда наверно сцена, когда одна девушка пытается заняться оральным сексом. И вы мне будете говорить что из-за этого фильм жестокий? Вы занимаетесь вечерами тем же самым, и не отрицайте этого. Это же жизнь друзья.

    Вот лично для меня самая жестокая сцена в фильме это когда старики сидят как клоуны в самом конце фильма. Вот это действительно жестко. Это конец и это смерть.

    Я чувствую, что меня уже понесло, поэтому я заканчиваю свой отзыв. Еще раз скажу, обязательно посмотрите этот фильм. Многие говорят, о чем он и я скажу.

    Этот фильм о том, как же все-таки трудно чистить зубы чучелу лисы. Вот он о чем. Не верите? Убедитесь.

    Спасибо.

    В конце всегда ЖИЗНЬ.

    10 из 10

    18 августа 2009 | 00:54

    Фильм мощный. Не отпускает до последней минуты, хотя и шёл по Эксперт-тв в 2ч. ночи. Вообще-то странноватый подход для выбора времени: несколько дней назад по этому же каналу так же ночью показывали «Забавные игры» оригинального исполнения. В этом выборе времени показа во многом и ответ. Оба бы эти фильма в прайм-тайм и с предварительным анонсом в виде кадров из общаги, а потом обсуждение с голосованием… Скажете смешно, издеваюсь. А вот и нет. Так, получается кино для эстетов, артхаус. Но в качестве артхауса хорошо смотреть Параджанова или Гринуэя. А тут в обоих случаях артхаус какой то странный, типа полюбовались на уродства, и руки заломили в отчаянии. Проблема только в том, что всё это не из какой-то выдуманной жизни, а рядом, вокруг. А тем, кто не видит, надо показать, чтобы сняли розовые очки, пока их кровью не забрызгало. Ну хорошо эта девушка из депрессивного города едет в Австрию за детьми и стариками ухаживать, чтобы в свою очередь своему ребёнку помочь. А могла бы и наркотиками приторговывать. И даже оправдание иметь, что ребёнка кормить нечем. Это я к тому, что Пикалёво и у нас есть, и не одно. Так что Украиной тут пугать не надо, а тем более Австрией.

    Но и это не всё. Вот представим, что выйдем мы из БРИК, и не вниз, а вверх, ну не к Австрии, а к Венгрии, допустим. И ждёт нас тот райский ужас, который так подробно показан…

    Счастье там, где нас нет, говорите? Так его, получается, и там, где нас нет, тоже нету. Хотя не надо лукавить. Ну ужасны их австрийские дома престарелых, так наши ведь гораздо ужаснее. Тот же кошмар, только без памперсов, и медбратья пьяные. Как, впрочем, и туалеты, и детдома, и многое другое. Т. е. запад, он конечно загнивает, но нам до этого загнивания надо ещё догнить.

    И тем не менее, допустим, всё же догниём, мало верится, но допустим. Модернизация, наноиндустрия, айфоны всякие с твиттерами, и произойдёт чудо, и мы догниём до уровня какой-нибудь венгрии или другой словакии. И что? И поедут наши осчастливленные граждане с игровыми автоматами в туркмению? И остановятся в местном «Интуристе», и снимут девицу, и будут её собачкой гавкать? А туркменки(узбечки, молдаванки) будут показывать себя по сети из местного общежития и на ломанном русском говорить: «Вай, как хорошо, ещё, ещё!» ? Так, что ли? Нет рая на земле, но нет его и выше???

    Ответа нет. Правда нет. Боюсь, и автор его не знает. Плохо в убогих городках Украины и России, плохо. Но плохо и во вроде бы обеспеченной Австрии. И дело даже не в том, что парень из фильма как бы из низшей среды, хотя это оптимизма тоже не добавляет. Будь он из более сытой прослойки, возможно повесился или спился. Вспомним как «Апельсин» Кубрика, так и «Бойцовый клуб» Финчера, а так же «Фавориты луны» Иоселиани.

    Может быть выход, спасение в тех вечных человеческих ценностях, которые помогают украинской девушке и австрийскому парню оставаться людьми? Может быть. Но они ведь не встретились, хотя казалось и хотелось. И не встретятся. И ценности их могут не уберечь. К сожалению. Ответа нет, его каждый ищет сам, хотя иногда кажется, что безнадежно.

    9 ноября 2011 | 16:18

    Это выражение старо, как мир, но до сих пор актуально. Собственно, Ульрих Зайдль и доказывает это в своем фильме.

    Все сюжетные линии — относительны и между ними существует воображаемая параллель, так как эти две линии не пересекаются. Понятно, что такой показ истории позволяет сравнить жизни двух людей за определенный промежуток времени. И только слепой не увидит, что в Украине все по-другому, чем в Австрии и наоборот. Весь фильм, весь сюжет это сплошная антитеза. Он и она. Она живет в малообеспеченной семье, где является единственным кормильцем, а он нигде не работает и лишь довольствуется всеми благами. Она — импорт, он — экспорт. Она все находит: работу, друзей и т. д., а он всё теряет. Она находит за границей возможности, а он нет. Работа, отношения, даже нищета в Австрии отличается от работы, отношений и нищеты в Украине.

    И в конце, понаблюдав всё это какой можно сделать вывод? Да никакого. Здесь нет философии, рассуждений о бренности жизни здесь или за границей. Здесь лишь констатация факта, что где-то живется лучше, а где-то нет. Для кого-то это будет удивительно, но что-то предпринимать, задумываться над этим не стоит. Нужно только смириться с данным фактом.

    Стоит ещё отметить стиль «Импорта…», т. к. фильм снят на документальную манеру. Хотя это не удивительно, ведь сам Зайдль на протяжении 20 лет снимал документальные фильмы и не мудрено, что он стал так снимать и художественные картины. На мой взгляд, фильмы снятые такой «документальной камерой» интереснее, чем «обычной». Такая камера хладнокровно фиксирует все, не акцентируя внимания на чём-то конкретном. В «Импорт-экспорт» камера фиксирует всю убогость жизни низших слоев, показывая все в натуральном свете. Также она снимает наготу и секс, не показывает его красивым, эротичным, как в Голливуде, а просто, как животное желание не более.

    Интересно ещё и то, что Зайдль не пишет сценария к своим работам. Все делают актеры, говорят и делают, что хотят. Одна сцена может в корне изменить другую. Отсюда и скупые диалоги, не многозначность действий и происходящего. К тому же актеры говорят тихо, как бы ни стараются. Это, конечно, не добавляет фильму зрелищности, но сильно добавляет натуральности, чего и добивался талантливый режиссер.

    Я ставлю

    10 из 10

    11 февраля 2013 | 16:23

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: