всё о любом фильме:

На последнем дыхании

À bout de souffle
год
страна
слоган«The film that was banned for 4 years. Why..?»
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийЖан-Люк Годар, Франсуа Трюффо
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторМарсиаль Солаль
монтажСесиль Декуги
жанр драма, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  2.21 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время90 мин. / 01:30
Номинации (1):
Мишель Пуакар — настоящий прожигатель жизни, зарабатывающий на жизнь кражами дорогих машин. Он никогда не задумывается о последствиях своих криминальных выходок — просто живет, как хочет, ни на кого не рассчитывая, ни с кем не считаясь. Видимо, потому что молод и самонадеян.

Но однажды, по дороге в Париж, Мишель убивает полицейского: просто для того, чтобы избежать неприятных расспросов. Но с этой минуты в его жизни больше не будет ничего, кроме неприятностей.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
57 + 2 = 59
8.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Чтобы сделать игру актёров более непринуждённой, Годар объяснял актёрам что от них требуется в сцене прямо во время съёмок.
    • Мишель Пуакар упоминает некоего Боба Монтанье. Боб Монтанье — это главный герой фильма Жан-Пьера Мельвиля «Боб-игрок» (1955).
    • Мишель Пуакар в фильме иногда представляется Ласло Коваксом. Ласло Ковакс — это персонаж поставленного в 1959 году Клодом Шабролем фильма «На двойной поворот ключа».
    • Годар не мог себе позволить операторскую тележку, так что оператора во многих сценах катали на стуле с колёсиками. Он позаимствовал эту технику у Жан-Пьера Мельвиля.
    • Сам Мельвиль появляется в эпизодической роли писателя Парвулеску, у которого берет своё первое интервью Патриция. Ответы на ее вопросы и стиль поведения Мельвиль заимствовал у Набокова — все это он подсмотрел в одном из телевизионных интервью с писателем.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:05

    файл добавилProstoFomenko

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Первая лента всего лишь 29-летнего Жан-Люка Годара стала программной не только для этого режиссёра, бывшего кинокритика, а также подлинным этапом для французской «новой волны» (не случайно, что в создании сценария принимал Франсуа Трюффо и художественным руководителем считался Клод Шаброль) и всего мирового кино, вобрав в себя кинематографические поиски и открытия на рубеже 50—60-х годов, причём сам Годар оказался родоначальником понятия «рваного монтажа». Фильм «На последнем дыхании» можно смело назвать вехой в общественном сознании той эпохи. Обычный криминальный сюжет (молодой вор, Мишель Пуакар, который занимается кражей автомобилей, случайно убивает полицейского, пытается скрыться, но его собственная возлюбленная, недавно встреченная юная журналистка-американка Патриция, выдаёт Мишеля полиции) явился для Годаpa поводом для создания произведения, выражающего квинтэссенцию времени. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 109 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Великолепный фильм. В нем прекрасны все мелочи и хорошо продуманы главные персонажи — Мишель, который постоянно гладит свои губы, Патриция — американка, совсем не понимающая французов.

    Замечательная музыка и необычный монтаж держат зрителя в напряжении весь фильм (что свойственно хорошему детективу).

    В общем, классика мирового кинематографа.

    10 из 10

    28 февраля 2009 | 18:04

    Я чего-то не понимаю? Или мир сошёл с ума. Убийцу, грабителя, циничного вора, мошенника, отморозка в рецензиях называют бунтарём, романтиком. Он вызывает сострадание и жалость. Великолепный Бельмондо замечательно сыграл. Всех обаял. Но фильм не об этом. Умная, расчётливая американка обвела всех нас вокруг пальца. Ветреная простушка себе на уме. Скорей всего и привлекла Мишеля своим независимым характером. Так не похожа на показанных в фильме француженок. Патрисия в такси говорит, что француженки кажутся ей курицами. Мишель пересказывает Патрисии статью из газеты, водитель автобуса, украл пять миллионов и под видом импресарио повёз понравившуюся ему девушку на моря. За три дня потратили все деньги и парень признался, что он воришка. Девушка не бросила парня, а стала его сообщницей. На грабеже виллы их и взяли. Патрисию такой вариант никак не устроит. Ей нужно поступать в Сорбонну, делать карьеру, зарабатывать деньги для того чтоб стать независимой. Чтоб понять любит она Мишеля или нет сдаёт его в полицию. Она не смогла причинить ему зло, если бы любила. Я поражаюсь её уверенности и бесстрашию, когда она вернулась и сказала Мишелю, что сообщила о нём полиции. Явно она не хотела такой развязки.

    Хорошо показана разница менталитетов в фильме Мечтатели, Висконти.

    10 из 10

    25 ноября 2014 | 07:01

    Мишель Пуакар(Жан-Поль Бельмондо) зарабатывает на жизнь кражами дорогих автомобилей. Он смело шагает по жизни, не задумываясь о завтрашнем дне. Дорогие сигары, солнечные очки и костюмы кружат голову женщинам, и Пуакар не отказывается от внимания прекрасной половины человечества. Среди увлечений особое место занимают отношения с американкой Патрицией (Джин Сиберг) к которой главного героя непреодолимо тянет.

    Все меняется в один момент. Глупый поступок, повлекший за собой смертельный выстрел в полицейского приводит к затягиванию узла на шее Мишеля. Теперь он-опасный преступник, объявленный в розыск, и за ним по пятам следуют детективы. И куда в такой непростой ситуации заведут отношения с Патрицией? К чему приведет эта связь?

    Жан-Люк Годар прекрасно передал дух и колорит Парижа шестидесятых. Время, когда молодые люди в водовороте свободных отношений не могут все же нащупать твердую почву под ногами. В клубе сигаретного дыма, прогуливаясь мимо Триумфальной арки или Эйфелевой башни, все чаще возникают мысли о роли того или иного человека в твоей судьбе. Какую он играет роль? Надолго ли он с мной? Что же ждет нас дальше? И есть ли оно вообще, совместное будущее?

    Жан-Люк Годар ответил на все поставленные вопросы в этом фильме.

    Особенно стоит отметить диалоги, которые достойны литературного произведения, и прекрасно сложившейся актерский дуэт-химия между персонажами несомненно получила яркое выражение

    7 из 10

    20 сентября 2015 | 22:29

    «На последнем дыхании» — дебютный полнометражный фильм Жана-Люка Годара, который принёс ему первый международный успех. Фильм, рассказывающий о жизни мелкого жулика, которого предаёт его возлюбленная, снимался вовсе без сценария и на крохотный бюджет. У Годара были лишь наброски сцен, диалоги приобретали окончательную форму на репетициях и во время съёмки, актёрам довольно много приходилось импровизировать. Ещё одна необычная особенность фильма — это отсутствие титров.

    Фильмы Годара, как и работы других режиссёров «новой волны», носят на себе отпечаток его личности.

    Художественная ткань этой ленты насквозь пропитана отсылками к различным произведениям искусства (например, когда звучит музыка Моцарта или мелькают картины Ренуара, Пикассо…). Сюжетная линия составлена из элементов голливудских кинофильмов в жанре нуар.

    Это самый очаровательный чёрно-белый фильм, который я видела. После просмотра осталось ощущение, будто я только что прогулялась по старому Парижу. Рекомендую тем, кто любит разглядывать и всматриваться в детали.

    1 июня 2011 | 23:22

    Сразу оговорюсь, я посмотрел один единственный фильм Годара и в творчестве его — полный дилетант, что позволяет мне смонтировать на одном дыхании фрагментарную рецензию, или ломаный отзыв, похожий на сам фильм.

    Эксперименты редко получаются с первого раза. Экспериментальное — это в общем-то синоним непривлекательного. Вот и первый фильм 28-летнего Годара был снят и смонтирован на одном дыхании. Сами посудите — что может сделать столь молодое сознание? Кубрик в эти же годы снимает «Тропы славы», а вскоре приступает к «Спартаку» потому что он вундеркинд, аристократ в кино, а Годар, после того как зажиточные родители лишают его финансирования, вынужден порой «красть, чтобы купить кусок хлеба». Он изначально не предрасположен к гармоничному, свободному от противоречий кино. Первая картина уж точно по сусеку наскребена. Раз нет денег — будем снимать «интеллектуальное» кино.

    Вся эта постмодернистская игра стилями, поэтический реализм, документальность съёмок на натуре и ручной камерой, фрагментарный монтаж, напоминающий порой структуру комиксов, неформальная, пошловатая и пустая как дыхание лексика наделяют фильм чрезвычайной активностью, которая навевает с первых же минут геморройное нетерпение, скуку, и, в конечном счёте, дремоту. Мне скажут, что, мол, этот молодой режиссёр был основателем «новой волны», нового способа, метода съёмки, нового, новизны, но господа, новое не всегда есть нечто позитивное, то, чем в принудительном порядке следует восторгаться.

    Почему многие кинолюбители не находят ничего великого и ужасного в фильмах Хичкока? Да потому что всё то, что он открыл и впервые ввёл в кинематограф мало того, что давно эксплуатируется даже в самых низкопробных муви, но ещё и во много раз усовершенствовано и революционным путём преодолено. Эксперименты английского режиссёра стали рядовой нормой мирового кинематографа, в том числе и заклеймённого Болливуда. Хичкок сегодня пользуется спросом либо у специалистов, либо у любителей изысканных первоначал, ну ещё, конечно же, у лаканствующего Славоя Жижека.

    К тому же вспоминается не совсем удачный пример из истории изобразительного искусства: художник позднего средневековья, а иные утверждают, что проторенессанса (треченто) Джотто ди Бондоне был революционером-новатором, который ввёл в скульптуру и живопись трёхмерное пространство, ставшее предвестием перспективы путём углубления, открытой художниками развитого ренессанса. У истоков мировых шедевров Возрождения, барокко, классицизма, романтизма стоит мало известный общественности флорентийский мастер, живший в 1266-1337 гг. (если Филиппе Брунеллески word распознаёт, то Джотто неизбежно подчёркивает красным). Да, его фигуры стали подвижными, композиции превратились в связный рассказ, персонажи в ярко охарактеризованные человеческие типы, традиционный золотой фон заменился пейзажем, впервые были изображены детали быта, но при этом вы вряд ли повесите его репродукции с треснутых досок на стену у себя в зале.

    Отчасти по этой причине я не оставил «На последнем дыхании» висеть на моём винте, а отчасти потому, что не признаю псевдоавангарда, рождённого из самодовольного духа противоречия. Я имею в виду эпатажно-циничные «хоку» Годара типа — «Я снимаю фильмы ради времяпрепровождения», «нечего талдычить о своих чувствах по поводу фильмов. Фильмы не могут вызывать чувств. Они не женщины — их не поцелуешь», или «всё, что нужно для хорошей ленты, — это девушка и пистолет». Такие заявы простительны «юношескому» максимализму времён первого фильма, да и самому молодёжному духу времени 60-х, но ведь он козырял ими на протяжении всей жизни.

    Аристократ Бертолуччи в «Последнем танго в Париже» аллегорично и ласково высмеял безумную наивность «новой волны» в образе Тома — молодого жениха главной героини и страстного поклонника Годара, который носился повсюду с камерой, дабы всё документировать и вскрывать «правду жизни». Он так этим увлёкся, что кажется не замечал ни того, что любимая ему изменяла, ни того, что вообще происходило вокруг.

    Порой кажется, а зачастую так и есть, что т. н. «арт-хаус» был травматичной реакцией на Голливуд и ничего больше. Многие национальные режиссёры, взорвавшись альтернативой, успевали исчерпать себя в течение 5-10 лет, после чего по «пол века» топтались на месте (как В. Вендерс) или доходили до затворнического аскетизма (как Р. Брессон). Подобные режиссёры уникально монотонны в своём творчестве. Долго не веруя, но в конечном счёте признавая свой застой они уходят в театр, путешествуют, пишут кинокритику, стихи, пьесы, сценарии, а потом вдруг разрождаются более менее чем-то путным, что на самом деле создаёт иллюзию оттягивания конца. А если не разрождаются, то едут в ненавистный Голливуд и там пробуют снять хорошее, каноничное кино.

    Идеальным просмотр картины бывает тогда, когда зритель ничего не знает о режиссере. Такая позиция создаёт «эффект объективности» и позволяет избегнуть «эффекта ожидания большего». В наших головах всегда сидит архетип АВТОРИТЕТА (кумира, идола, Тарковского), в соответствии с которым Годара нельзя обойти в пространстве кинематографическом точно так же, как С. Дали в пространстве полотна и красок. Они общепризнанны и к фильму «На последнем дыхании» я обязан подойти как к работе a priori интересной, и негативная критика в данном случае не уместна, богохульна, антицерковна. Что поделаешь — Годар хорошо пропиарен в элитарных кругах.

    В фильме «Амадей» есть эпизод, где искромётный коротышка Моцарт забавляя публику своей акробатически-виртуозной игрой на клавесине, спрашивает — кого ему ещё сыграть. Ему кричат — «Генделя», а он — «скучно», «Глюка» — «а, не люблю», и тут загадочный человек в маске (Сальери) торжественно произносит — «Сальери», на что Моцарт ироничным тоном восклицает — «вот это вызов!» и начинает откровенно стебать манеру игры итальянца, после чего заканчивает проигрыш громким выпуском газов. Вот примерно в таких отношениях находятся Голливуд и арт-хаус. При этом достоинства последнего подобным отношением ни в коем случае не умоляются.

    Возьмём к примеру фильм «Небо над Берлином» того же Вендерса — красивая, поэтическая, крылатая тягомотина, духовная трясина, философия из воска, невыносимая высокопарность. Почему? Потому что слишком субъективная, глубоко интимная, а посему мало кому понятная. Не каждому интересно — «грязное бельё автора» — по лукавому выражению Р. Барта. Одним словом — субъективное искусство для субъективных людей. И порой даже не знаешь, что больше раздражает — творческий или коммерческий эгоизм. Годар конечно же не Вендерс, но всё равно, после таких просмотров возникает свербящее желание вернутся к гармоничной стройности и законченности «Воздушной тюрьмы», «Мистера и миссис Смит» и «Блеска славы»!

    Поклонники Георга Фридриха Генделя, Кристофа Виллибальда Глюка, Антонио Сальери, Робера Брессона, Вима Вендерса и Жан-Люка Годара — простите пожалуйста за варварское невежество! Не могу иначе!

    27 марта 2010 | 23:36

    Это первая работа Годара, которую мне довелось увидеть. И первая рецензия на этом замечательном сайте. Когда-то надо же начинать. Так вот, начнем с того, что фильм понравился. Каждый кадр доставлял эстетическое удовольствие. Бельмондо справился со своей ролью безупречно, впрочем как и его напарница. В актерской среде есть такое понятие, как «вольная игра». Именно в этой модели существуют главные герои, и как же они прекрасны!Режиссер показывает очень интересную динамику взаимотношений. Персонажи общаются отрывисто и скачкообразно, показывая полную независимость от реакции собеседника. Именно этот свободных дух и хотел передать Годар. Рецензия вышла очень скомканной и скачкообразной, а все потому, что я до сих пор нахожусь под влиянием этого фильма…

    13 апреля 2014 | 00:28

    Этот фильм, безусловно, входит в число моих самых любимых. Посмотрела его с самого начала и до конца не отрывася от экрана и буквально на одном дыхании. А после окончания просмотра захотелось немедленно включить и посмотреть все заново. Фильм просто прекрасен. Смотрится, по-моему, очень легко. Молодой Жань-Поль Бельмондо — хорош, этот его взгляд и сигарета, как будто прилипшая к губам. Очаровательная Джин Сиберг, жизнь которой закончилась трагически, в 40 лет она покончила жизнь самоубийством.

    14 сентября 2007 | 19:57

    Не знаю почему, но фильмы Годара у меня ассоциируются с юношеством, точнее с порой студенчества и «На последнем дыхании» — не исключение.

    Весь фильм — смесь из бесшабашного, безумного, влюбчивого молодого духа и едких мыслей о том, что всё происходящее вокруг неправильно и ведёт к неизбежному разрушению. Отношения мужчин и женщин в фильмах Годара всегда выглядели очень странно — ведь на экране мы привыкли видеть нечто более конкретное, прямое, а здесь в «Последнем дыхании» мы получаем спутанные, местами абсурдные, но такие чертовски реалистичные диалоги, которыми отличаются практически все фильмы этого режиссёра.

    Сюжет здесь, по сути, является всего лишь дополнением к общей обстановке поэтичной (не поэтической) аскезы, которой подвержена французская «новая волна». Не могу с полной уверенностью сказать, что я понял этот фильм, но (да простят меня те, кто уверен, что Годар — псевдо-гений для псевдо-интеллектуалов) это кино, строящееся на совершенно иных принципах, нежели то, что мы привыкли видеть, и такое кино стоит смотреть.

    Не ожидайте от этого фильма каких-то откровений или ответов на вопросы — этот фильм сам по себе — не дописанный вопрос: «Pourq…».

    28 марта 2009 | 20:38

    Счастье не купишь за деньги. Но счастье — это не все.

    Джин Сиберг.

    На последнем дыхании (я люблю этот фильм)

    Он умирает. Она живет. Она умерла очень давно. Он до сих пор живой. Все в черно-белых тонах. Только вдалеке сидит великий режиссер Жан-Пьер Мельвиль, он просто смотрит. Он как Тинто Брасс. Только все в черно-белых тонах…

    Он разрушает все вокруг. Она разрушит только его. Он убивает, он убегает от всех, а она просто продает газеты. Она действительно просто продает газеты. Об этом знает великий режиссер Бернардо Бертолуччи. Посмотрите его фильм Мечтатели, и вы тоже будете об этом знать. И тут они встречаются. Все будет хорошо? Конечно, нет, в самом конце он будет улыбаться…

    Это было очень давно. У меня есть диск с фильмами Жан-Люк Годара. Я начал изучать его творчество именно с этого фильма. Он первый, он знаковый, он очень простой, он гениальный. Годар снял фильм на все времена. Фильм не для всех, но в кавычках про каждого. Кто-то сказал, что это была настоящая волна. Наверное, он прав, французский кинематограф процветал. В те времена, он был пропитан сексом. Вы только посмотрите на актрису Джин Сиберг — она настоящая красавица. Я люблю ее. Годар сделал все правильно.

    Про этот фильм сказано очень много. Он есть во многих книгах. Он есть в этом мире. Он есть во мне. Я просто скажу, посмотрите этот фильм. Я буду любить тебя на последнем дыхании…

    Спасибо.

    10 из 10

    29 января 2010 | 13:14

    Жан-Люк Годар — Это имя в мировом кинематографе ассоциируется с бунтом и анархизмом, радикальностью и новаторством. Это режиссер, который постоянно находится в оппозиции, радикально настроенный, не признающий никаких авторитетов, резко и негативно отзывающийся обо всем. Редко когда у великого режиссера его дебютный фильм так и остается, квинтэссенцией всего его творчества. Мне вот лично сразу припоминается «Гражданин Кейн» Орсона Уэлса и собственно «На последнем дыхании» Годара. При этом парадоксально то, что Годар в своем творчестве никогда не стоял на месте и уж тем более не опускался вниз. Он постоянно от фильма к фильму изменялся и совершенствовался, именно поэтому у него в его почти уже полувековой карьере не было откровенных застоев или провалов. Вообще фабулу фильма «На последнем дыхании» Годару подкинул его коллега и идейный товарищ по новой волне Франсуа Трюффо, который в свою очередь прочитал в газете небольшую статью, о том, как девушка сдала полиции своего бойфренда, похитителя автомобилей. И из этой маленькой статьи в итоге получился шедевр, которому суждено было разделить кинематограф на до и после.

    «На последнем дыхании» это прежде всего идейное кино. Поэтому и смотреть его нужно зная в каком контексте оно создавалось. Годар снимал его в пику, так называемому папиному кино, неповоротливому буржуазному французскому кинематографу с дорогими декорациями, театральной игрой актеров, с жирно прочерченным сюжетом. Поэтому самым важным для Годара была энергетика, ритм. Действие развивается на огромных скоростях и не разу не замедляется. В заглавной роли, здесь выступил всем известный актер Жан Поль Бельмондо. Именно после этого фильма, по настоящему, зажглась его звезда. В то время он был альтер эго Годара. Его герой самый настоящий отморозок. Крадет машины, не моргнув глазом, убивает полицейского. Убегая от полиции, совершенно спокойно обкрадывает одну из своих подруг. Вся его жизнь это, движение. Ключевой для понимания этого героя является финальная сцена, в которой он смертельно раненый в спину буквально на автомате продолжает еще какое-то время бежать по улице, перед тем как замертво упасть. Единственное, чего он по настоящему хочет в этой жизни это добиться симпатии своей американской подруги Патриции (Джин Сиберг). Патриция в свою очередь абсолютно подстать ему. Она напоминает глупого ребенка, у которого совершенно не сформировались жизненные ориентиры. Не случайно на протяжении всего фильма она постоянно переспрашивает, значения разных элементарных слов. Совершенно спокойно заложив человека, который ее любил по каким-то ей одной ведомым причинам, она также не испытывает никаких угрызений совести. Эти люди живут в своем мире. Они не думают о завтрашнем дне, не испытывают страх, тревогу, одиночество. У Годара такие вещи как смерть или предательство выглядят просто как некий фарс. Как само собой разумеющееся, над этим хочется смеяться, нежели сопереживать. Очень много новаторства и в технической части фильма. Он полностью снят на улице. Камера всегда находится в движении, это позволяет в полной мере ощутить дыхание, огромного Парижа, которое передается с экрана круче любого современного 3D. Еще в этом фильме Годар применил так называемый рваный монтаж. То есть он совершенно не парился о том, что ему нужно вырезать, что оставлять. Идеи очень легко рождались и так же легко выбрасывались в мусорный ящик. Импровизация вот еще одно очень важное слово для этого фильма. У Годара вообще не было сценария. Все придумывалось за день или же вообще прямо во время съемок.

    «На последнем дыхании» оказал огромное влияние на разных кинодеятелей. Начиная от Квентина Тарантино, который является большим поклонником Годара. Он даже назвал свою киностудию «A Band Apart» в честь одного из Годаровских фильмов. И заканчивая огромным количеством рекламных видеороликов, которые сознательно или нет, но все-таки копируют разные примочки, которые в первые были изобретены Годаром именно в этом фильме. И это совершенно нормально. Так как сам Годар этим фильмом, прежде всего, доказывает, что в искусстве нет и не должно быть низких жанров. Любое творение может стать произведением искусства, если оно по-настоящему талантливое.

    10 из 10

    22 февраля 2013 | 08:17

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>