На последнем дыхании

À bout de souffle
год
страна
слоган«The film that was banned for 4 years. Why..?»
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийФрансуа Трюффо, Жан-Люк Годар, Клод Шаброль
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторМарсиаль Солаль
монтажСесиль Декуги
жанр драма, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  2.21 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время90 мин. / 01:30
Номинации (1):
Смотрите в кино:
1 сеанс в 1 кинотеатре
Мишель Пуакар — настоящий прожигатель жизни, зарабатывающий на жизнь кражами дорогих машин. Он никогда не задумывается о последствиях своих криминальных выходок — просто живет, как хочет, ни на кого не рассчитывая, ни с кем не считаясь. Видимо, потому что молод и самонадеян.

Но однажды, по дороге в Париж, Мишель убивает полицейского: просто для того, чтобы избежать неприятных расспросов. Но с этой минуты в его жизни больше не будет ничего, кроме неприятностей.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
57 + 2 = 59
8.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:05

    файл добавилProstoFomenko

    Знаете ли вы, что...
    • Чтобы сделать игру актёров более непринуждённой, Годар объяснял актёрам, что от них требуется в сцене прямо во время съёмок.
    • Мишель Пуакар упоминает некоего Боба Монтанье. Боб Монтанье — это главный герой фильма Жан-Пьера Мельвиля «Боб-игрок» (1955).
    • Мишель Пуакар в фильме иногда представляется Ласло Коваксом. Ласло Ковакс — это персонаж поставленного в 1959 году Клодом Шабролем фильма «На двойной поворот ключа».
    • Годар не мог себе позволить операторскую тележку, так что оператора во многих сценах катали на стуле с колёсиками. Он позаимствовал эту технику у Жан-Пьера Мельвиля.
    • Сам Мельвиль появляется в эпизодической роли писателя Парвулеску, у которого берет своё первое интервью Патриция. Ответы на ее вопросы и стиль поведения Мельвиль заимствовал у Набокова — все это он подсмотрел в одном из телевизионных интервью с писателем.
    • Съёмочный период фильма — с 17 августа по 15 сентября 1959 года.
    • Сценарий Годар и Трюффо сочиняли перед началом съёмочного дня, а диалог актёрам приходилось импровизировать по ходу съёмок.
    • В фильме совершенно отсутствуют титры.
    • еще 5 фактов
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    «На последнем дыхании» — дебютный полнометражный фильм Жана-Люка Годара, который принёс ему первый международный успех. Фильм, рассказывающий о жизни мелкого жулика, которого предаёт его возлюбленная, снимался вовсе без сценария и на крохотный бюджет. У Годара были лишь наброски сцен, диалоги приобретали окончательную форму на репетициях и во время съёмки, актёрам довольно много приходилось импровизировать. Ещё одна необычная особенность фильма — это отсутствие титров.

    Фильмы Годара, как и работы других режиссёров «новой волны», носят на себе отпечаток его личности.

    Художественная ткань этой ленты насквозь пропитана отсылками к различным произведениям искусства (например, когда звучит музыка Моцарта или мелькают картины Ренуара, Пикассо…). Сюжетная линия составлена из элементов голливудских кинофильмов в жанре нуар.

    Это самый очаровательный чёрно-белый фильм, который я видела. После просмотра осталось ощущение, будто я только что прогулялась по старому Парижу. Рекомендую тем, кто любит разглядывать и всматриваться в детали.

    1 июня 2011 | 23:22

    Тот редкий момент, когда направление важнее определенного результата. И в отличие от «Мужского-женского», излишне погруженного в срезы социополитических и поколенческих реалий, «На последнем дыхании» не настолько похож на диспут и более общечеловечен. На него нет мерки.

    Молодой Пуакар живет в нашем упорядоченном мире, как говорится, чисто символически, он не ищет в чем и за кем правда, не зависит ни от кого. Из него явно не получился бы метатель бисера из пословицы. Трудно понять почему, но мы смотрим и ждем, чтоб его обаятельный гедонизм не кончался. Это одна из лучших, если не лучшая роль Бельмондо, в одном ряду со «Стукачом». И Сиберг на пару с ним не менее открыта, загадочна и совсем лишена академичности.

    Поразительная ценность этой красивой жизни лежит по-видимому в неопределенности каждого из нас, в едких думах о завтра и выборе. Герой герою рознь, но ведь у каждого есть право на жизнь по-своему, долгую или короткую.

    Эта жизнь — обаятельный реверанс черно-белому старине Богарту. Мир фаталиста остается всполохом, с филигранным своей улыбкой финалом. Noir. Судьба.

    5 марта 2012 | 08:58

    Мишель Пуакар(Жан-Поль Бельмондо) зарабатывает на жизнь кражами дорогих автомобилей. Он смело шагает по жизни, не задумываясь о завтрашнем дне. Дорогие сигары, солнечные очки и костюмы кружат голову женщинам, и Пуакар не отказывается от внимания прекрасной половины человечества. Среди увлечений особое место занимают отношения с американкой Патрицией (Джин Сиберг) к которой главного героя непреодолимо тянет.

    Все меняется в один момент. Глупый поступок, повлекший за собой смертельный выстрел в полицейского приводит к затягиванию узла на шее Мишеля. Теперь он-опасный преступник, объявленный в розыск, и за ним по пятам следуют детективы. И куда в такой непростой ситуации заведут отношения с Патрицией? К чему приведет эта связь?

    Жан-Люк Годар прекрасно передал дух и колорит Парижа шестидесятых. Время, когда молодые люди в водовороте свободных отношений не могут все же нащупать твердую почву под ногами. В клубе сигаретного дыма, прогуливаясь мимо Триумфальной арки или Эйфелевой башни, все чаще возникают мысли о роли того или иного человека в твоей судьбе. Какую он играет роль? Надолго ли он с мной? Что же ждет нас дальше? И есть ли оно вообще, совместное будущее?

    Жан-Люк Годар ответил на все поставленные вопросы в этом фильме.

    Особенно стоит отметить диалоги, которые достойны литературного произведения, и прекрасно сложившейся актерский дуэт-химия между персонажами несомненно получила яркое выражение

    7 из 10

    20 сентября 2015 | 22:29

    Счастье не купишь за деньги. Но счастье — это не все.

    Джин Сиберг.

    На последнем дыхании (я люблю этот фильм)

    Он умирает. Она живет. Она умерла очень давно. Он до сих пор живой. Все в черно-белых тонах. Только вдалеке сидит великий режиссер Жан-Пьер Мельвиль, он просто смотрит. Он как Тинто Брасс. Только все в черно-белых тонах…

    Он разрушает все вокруг. Она разрушит только его. Он убивает, он убегает от всех, а она просто продает газеты. Она действительно просто продает газеты. Об этом знает великий режиссер Бернардо Бертолуччи. Посмотрите его фильм Мечтатели, и вы тоже будете об этом знать. И тут они встречаются. Все будет хорошо? Конечно, нет, в самом конце он будет улыбаться…

    Это было очень давно. У меня есть диск с фильмами Жан-Люк Годара. Я начал изучать его творчество именно с этого фильма. Он первый, он знаковый, он очень простой, он гениальный. Годар снял фильм на все времена. Фильм не для всех, но в кавычках про каждого. Кто-то сказал, что это была настоящая волна. Наверное, он прав, французский кинематограф процветал. В те времена, он был пропитан сексом. Вы только посмотрите на актрису Джин Сиберг — она настоящая красавица. Я люблю ее. Годар сделал все правильно.

    Про этот фильм сказано очень много. Он есть во многих книгах. Он есть в этом мире. Он есть во мне. Я просто скажу, посмотрите этот фильм. Я буду любить тебя на последнем дыхании…

    Спасибо.

    10 из 10

    29 января 2010 | 13:14

    Жан-Люк Годар — Это имя в мировом кинематографе ассоциируется с бунтом и анархизмом, радикальностью и новаторством. Это режиссер, который постоянно находится в оппозиции, радикально настроенный, не признающий никаких авторитетов, резко и негативно отзывающийся обо всем. Редко когда у великого режиссера его дебютный фильм так и остается, квинтэссенцией всего его творчества. Мне вот лично сразу припоминается «Гражданин Кейн» Орсона Уэлса и собственно «На последнем дыхании» Годара. При этом парадоксально то, что Годар в своем творчестве никогда не стоял на месте и уж тем более не опускался вниз. Он постоянно от фильма к фильму изменялся и совершенствовался, именно поэтому у него в его почти уже полувековой карьере не было откровенных застоев или провалов. Вообще фабулу фильма «На последнем дыхании» Годару подкинул его коллега и идейный товарищ по новой волне Франсуа Трюффо, который в свою очередь прочитал в газете небольшую статью, о том, как девушка сдала полиции своего бойфренда, похитителя автомобилей. И из этой маленькой статьи в итоге получился шедевр, которому суждено было разделить кинематограф на до и после.

    «На последнем дыхании» это прежде всего идейное кино. Поэтому и смотреть его нужно зная в каком контексте оно создавалось. Годар снимал его в пику, так называемому папиному кино, неповоротливому буржуазному французскому кинематографу с дорогими декорациями, театральной игрой актеров, с жирно прочерченным сюжетом. Поэтому самым важным для Годара была энергетика, ритм. Действие развивается на огромных скоростях и не разу не замедляется. В заглавной роли, здесь выступил всем известный актер Жан Поль Бельмондо. Именно после этого фильма, по настоящему, зажглась его звезда. В то время он был альтер эго Годара. Его герой самый настоящий отморозок. Крадет машины, не моргнув глазом, убивает полицейского. Убегая от полиции, совершенно спокойно обкрадывает одну из своих подруг. Вся его жизнь это, движение. Ключевой для понимания этого героя является финальная сцена, в которой он смертельно раненый в спину буквально на автомате продолжает еще какое-то время бежать по улице, перед тем как замертво упасть. Единственное, чего он по настоящему хочет в этой жизни это добиться симпатии своей американской подруги Патриции (Джин Сиберг). Патриция в свою очередь абсолютно подстать ему. Она напоминает глупого ребенка, у которого совершенно не сформировались жизненные ориентиры. Не случайно на протяжении всего фильма она постоянно переспрашивает, значения разных элементарных слов. Совершенно спокойно заложив человека, который ее любил по каким-то ей одной ведомым причинам, она также не испытывает никаких угрызений совести. Эти люди живут в своем мире. Они не думают о завтрашнем дне, не испытывают страх, тревогу, одиночество. У Годара такие вещи как смерть или предательство выглядят просто как некий фарс. Как само собой разумеющееся, над этим хочется смеяться, нежели сопереживать. Очень много новаторства и в технической части фильма. Он полностью снят на улице. Камера всегда находится в движении, это позволяет в полной мере ощутить дыхание, огромного Парижа, которое передается с экрана круче любого современного 3D. Еще в этом фильме Годар применил так называемый рваный монтаж. То есть он совершенно не парился о том, что ему нужно вырезать, что оставлять. Идеи очень легко рождались и так же легко выбрасывались в мусорный ящик. Импровизация вот еще одно очень важное слово для этого фильма. У Годара вообще не было сценария. Все придумывалось за день или же вообще прямо во время съемок.

    «На последнем дыхании» оказал огромное влияние на разных кинодеятелей. Начиная от Квентина Тарантино, который является большим поклонником Годара. Он даже назвал свою киностудию «A Band Apart» в честь одного из Годаровских фильмов. И заканчивая огромным количеством рекламных видеороликов, которые сознательно или нет, но все-таки копируют разные примочки, которые в первые были изобретены Годаром именно в этом фильме. И это совершенно нормально. Так как сам Годар этим фильмом, прежде всего, доказывает, что в искусстве нет и не должно быть низких жанров. Любое творение может стать произведением искусства, если оно по-настоящему талантливое.

    10 из 10

    22 февраля 2013 | 08:17

    Когда-то, спустя много лет, герой Бельмондо из фильма «Ас из асов» в разговоре с еврейским мальчишкой-сиротой охарактеризует себя авантюристом. Это слово наиболее точно подходит под персонажей Жан-Поля Бельмондо, они сорвиголовы, они неугомонны, они не усидят на одном месте, каждый из них с широкой улыбкой явит зрителю незабываемые моменты. Даже в таком фильме как «На последнем дыхании» его герой авантюрист и бунтарь. Для посвященных, а в принципе и тех, кто хоть немного интересуется кинематографом, об этом фильме многое скажут две фразы: французская «новая волна» и Жан-Люк Годар.

    Здесь Бельмондо, конечно, не герой с приставкой «супер» с отлитой из бронзы улыбкой, здесь он молодой человек, ищущий себе места в жизни. Послевоенная Франция, времен только образовавшейся Пятой Республики, что подтвердят студенческие волнения в конце 60-х, не гарантирует каждому молодому человеку благоприятной жизни. Герой Бельмондо даже не пытается пойти честным путем, его «профессия» — угонщик, его принципы — эгоистичны. Убийство полицейского не оборачиваются для героя мучительными переживаниями о своем поступке, у него появляется новая цель: найти денег и укатить в Рим.

    Со временем герой будто смиряется со своей неминуемой участью. Он устал. Судя по всему — жить. В таком то юном возрасте. Словом не найдя себе места в обществе. Роль заботливого отца семейства ему не подойдёт, роль плохого отца принесет больше бед. Куда легче бросить всё. Уйти. Это отличительный признак «новой волны», ибо в коммерческих фильмах, так было, так и есть, ключевой становится роль бойца. Тот же Бельмондо многие годы спустя, окажется в амплуа героя-бойца — не желающего мириться с плачевными последствиями, идущего на пролом. Да такой образ карикатурный, но именно такие герои вызывают симпатии массового зрителя. Слабыми персонажами никто восхищаться не будет. Однако же это «новая волна»…

    Тем не менее, картина завораживающая. «На последнем дыхании» — сильное кино. Эмоциональное. Несмотря на то, что герой не вызывает симпатии, за его историей интересно наблюдать. Диалоги фильма также по праву должны быть отмечены. Несмотря уже на полувековую (страшно поверить) давность фильма разговоры героев не потеряли свою актуальность. Они лишь стали откровеннее, но темы те же. Да и озвучивание ближайших планов для людей навсегда останется нормой и нельзя назвать человека планирующего лишь свой следующий день — мелким. Он уже многого добился, зная чего хочет завтра. Вот сможет ли реализовать планы — вопрос.

    Финал ленты создает сильнейший эффект. Режиссёр не создавая обычного, так сказать карикатурного противостояния, противопоставил на экране карьеры. Карьеру молодой журналистки и «карьеру» молодого, но уже опытного и уверенного в себе вора. Да, желание к спокойствию и благополучию в реальной жизни привлекают больше, чем авантюризм. «Новая волна» тем и славится, что придумывает героям реалистичные мотивы. Бельмондо же в дальнейшей карьере не раз продемонстрирует авантюризм. Только вот в коммерческом кино авантюризм редко имеет последствия. Навеки оставляя герою улыбку как будто вылитую в бронзе.

    8 декабря 2009 | 22:16

    Фильм Жан-Люка Годара «На последнем Дыхании» стал первым успехом французской Новой Волны, хотя и вышел после дебюта Клода Шаброля «Красавчика Сержа». И даже не удивительно, что ключевыми персонажами в первых фильмах, под знаменами «взбунтовавшихся» против коммерческой эксплуатации кинематографа критиков, стали бунтари, хулиганы и просто возмутители спокойствия.

    Сразу стоит обозначить одну занятную связь героя данного фильма Мишеля Пуакара — одно из используемых им имен: Лазло Ковач, носил герой другого фильма Клода Шаброля «На двойной поворот ключа», исполненный тоже Жан-Полем Бельмондо; впоследствии такие отсылки к своим картинам и работам товарищей станут частью оригинальных приемов Годара. Но если у Шаброля актер сыграл, хоть и этакого вольномыслящего дебошира, в итоге оказался очень сознательным персонажем и даже помог убийце осознать вину перед лицом закона, то у Годара он как раз таки и является убийцей.

    С первых кадров Мишель вызывает двойственное чувство, с одной стороны обаятельный Бельмондо имеет природное обаяние, а с другой — его персонаж, казалось бы, должен давить как раз на противоположные чувства и быть отвратительным. Он ворует деньги у девушек, убивает полицейского, ударить или оскорбить человека ничего не стоит ему, а машины нечестным образом меняются чаще, чем перчатки у лордов. Подобно заведенному механизму, он уже не может остановиться и перестать дурачиться, а ведь на кон поставлено его будущее. Собственно, мерилами привычной морали этот фильм не измерить, более того с этой позиции Годар может показаться совершенно неадекватным типом, снимающим про таких вот асоциальных личностей, но нельзя не принять во внимание главного плюса — все это смотрится на одном дыхании.

    История подается режиссером так, что она не просто не отвращает, а привлекает, заставлять находить плюсы и хорошие черты героя, ступившего на скользкую дорожку. Особую роль играет в этом «рваный» монтаж, который впервые был сознательно применен именно Годаром; подобная небрежная склейка отдает фильмами начала века и добавляет безумной истории очков, превращая историю рецидивиста в ритмичные похождения славного парня. Поэтому, если Шаброль в начале «бунта» Новой Волны все же избрал подражание признанным классикам, то Годар предпочел именно хулиганский подход, заимствуя элементы голливудской легкости и бродвейской непосредственности, и перенес их на французские реалии, в виде чего-то среднего между криминалом, комедией и мелодрамой; фильма похожего на все эти жанры, и в то же время ими не являющегося.

    Герой Бельмондо — это человек без определенного места жительства, без определенного транспорта и денежных средств, вполне возможно, он из Италии приехал забрать свои деньги в Париж, где у него очень много врагов. Это человек живет на полную катушку, имея вкус к хорошим вещам и не заморачиваясь по таким пустякам, как сознательность и ответственность. Поэтому, когда он необдуманно убивает полицейского на дороге, становится ясно, что мало врагов у такого человека, в принципе, быть не может. Сама сцена убийства может шокировать неподготовленного зрителя, и вовсе не в жестокости дело, а в том, как ребячески Годар относится к кино: подходит полицейский, камера показывает пистолет очень крупным планом, ба-бах, и через секунду Бельмондо, размахивая руками, бежит по полю в неизвестном направлении. Уже из этого можно предположить, что Годара вдохновляли еще и американские мультики первой половины века.

    Все происходит спонтанно, а потому удается избежать многих шаблонов криминальных фильмов и найти в них еще что-то очень свежее. По сути, у фильма даже не было сценария — несколько страниц Трюффо вкратце набросал, исходя из детектива, прочтенного в газете, все остальное съемочная группа придумала по ходу, под чутким руководством Годара. Не удивительно, что отсюда фильм и приобрел независимый эффект прогулки по улице. Вероятно, некоторые элементы этого независимого путешествия позаимствовал даже Феллини в «8 ½», где в идентичном Бельмондо наряде, с присущей атрибутикой, в мир фантазий отправился Мастрояни, правда, до ребячества там дела не дошло.

    Но «Последнее дыхание» вдохнуло жизнь именно во французское кино, дав пищу для размышлений остальному миру, ведь этот простейший фильм, снятый менее чем за $50 000 спровоцировал такой ажиотаж, что многие критики заговорили о разделении кино на «до Годара» и «после Годара». И если с выходом «Красавчика Сержа» мало кто понял, а что такого нового в подражании Хичкоку, то благодаря годаровской легкости и независимому взгляду на кинопроизводство, да и сами темы, критикам и зрителям удалось понять потенциал Новой Волны, ее заразительную легкость, и в то же время — культурную ценность.

    Особенность этого кино еще и в том, что новоявленных режиссеров очень занимал вопрос социальной позиции их кино, реакции буржуазии. Годар же попросту проигнорировал это: в его фильме не чувствуется никакого социума, а намеки на него ведут за кадр, будто это такая незначительная штука, что и внимания обращать не стоит. Есть молодой человек, у него есть любимая девушка, люди с деньгами, и полиция на хвосте; на остальных этому фильму плевать, ведь он не бьется за независимость и не доказывает ее — он уже независим.

    Все это повлияло на то, чтобы картина стала этапным представителем мирового кино, обладая не просто новаторским сочетанием натурных съемок неореализма, темпа и остроумных игривых диалогов, зачастую импровизированных, но и оставаясь предельно серьезной. Концовка здесь как раз таки и не лишена старого-доброго реализма (или даже экзистенциализма), ведь понимая, что все шутки хороши до определенного этапа, Годар изображает Мишеля выбитым из колеи, выдохшимся и уставшим от этой жизни всего лишь из-за одного поступка дорогого ему человека. Это еще не мешает жить всем назло, но, и приводит к пониманию, что беготня уже неуместна. Однако, и тут режиссер находит, что сказать, честный с самим собой вор и хулиган оказывается симпатичнее некоторых «честных» представительниц женского пола, и хоть мысль не нова, за счет подручных изобразительных средств и игры главных героев ей удается придать оттенок единичности.

    Оригинальности картине придают еще и реплики главного героя, находящегося в оппозиции к современной культуре, вроде фразы: «Вы американцы глупы. Вам нравится Лафайетт и Морис Шевалье, а это самое глупое, что есть во Франции». Вообще, здесь множество фраз, которые можно растащить на цитаты, даже если учесть то, что большинство — избитые истины, приобретающие особый шарм лишь в устах Джин Сиберг и Бельмондо. Его же фраза о том, что «доносчики доносят, воры воруют, убийцы убивают, любовники любят», может великолепно охарактеризовать этот фильм — вот настолько он прост, и в то же время великолепен в этой непосредственности.

    13 октября 2010 | 16:42

    «Что такое кино?» — на вопрос, вынесенный на обложку книги французского кинокритика и киноведа Андре Базена, а также основателя журнала «Cahiers du cinéma», объединившего молодое поколение кинокритиков, стремившихся не только оценивать, но и желающих повлиять на французский кинематограф, отвечает «Французская новая волна» — пример воплощения революционно-критической теории кинематографа на пленке. Первыми характерными фильмами движения стали: «Красавчик Серж» Клода Шаброля, «400 ударов» Франсуа Трюффо, «На последнем дыхании», являющийся показательным фильмом движения, режиссера Жан-Люка Годара. «На последнем дыхании» является совместным фильмом активистов движения — Годар снял его по оригинальному сценарию Трюффо, что придало фильму своеобразный характер. Трюффо вложил в сценарий пленительную мечтательность, а Годар привнес грубость интеллектуализма. Такой союз стал результатом автомобильного авантюризма Мишеля Пуакара, столкнувшегося со своими противоречивыми чувствами под нависшей лавиной, готовой обрушиться от выкрика, окрашенного любовным оттенком: «Патриция, поехали со мной в Рим!».

    Мишеля Пуакара сыграл Жан-Поль Бельмондо, на момент съемок имевший известность только во Франции. Бельмондо сумел сохранить двойственность фильма и отчаянную эстафетную типичность, развивающуюся с первых кадров — Мишель, прячущийся за газетой с фотографией полуобнаженной девицы, делает жест, позаимствованный у одного из героев Хамфри Богарта. Эти аллюзии, включая «сигаретную эстафету» — Мишель постоянно прикуривает новую сигарету от старой, словно раздувает искорку угасающей жизни, еще не раз повторятся в фильме. Достаточно в фильме и «говорящих» киноафиш, которые постоянно напоминают Мишелю о погони за ним, наряду с «говорящими» сценами — на глазах Мишеля автомобиль сбивает человека на мотороллере, что отсылает его к убийству «флика», и Мишель сразу же обращается к продавцу газет. Каждая деталь создает атмосферу преследования, даже постоянно доносящийся из-за кадра звук полицейской сирены вносит ощущение «закадровой погони».

    Через киноафиши и фильмы на экранах кинотеатров Годар и Трюффо подчеркивают индивидуальность их кинематографического образования, таким образом, выражая пиетет не в титрах, например, в фильм введена девушка на улице, продающая журнал «Cahiers du cinéma», она подходит к Мишелю и предлагает купить номер журнала: «Месье, вы поддерживаете молодых?», на что Мишель отвечает: «Нет, я предпочитаю старых». Подобным образом Годар в последующих фильмах будет анонсировать либо выпускаемые фильмы «нововолновцев», либо упоминать свои предыдущие фильмы, например в фильме Годара, «Женщина есть женщина» герой Бельмондо намеревается смотреть «На последнем дыхании» по одной из программ телевидения.

    Применение данных ссылок в фильме «На последнем дыхании» очевидно для «недавних кинокритиков», но из-за отсутствия практического опыта возникло разногласие с продюсером, так как первоначальный монтажный вариант вышел затянутым. И Годару пришлось прибегать к приему jump cut, выдуманному еще «фокусником» Ж. Мельесом. Так этот прием наилучшим образом нашел гармонию с ритмом и темпом фильма — стремительно развивающееся время в кадре ускоряет свой ход за счет «пожирания пространства».

    Предыдущее занятие кинокритикой привело и к использованию приема aside, при этом «нововолновцы» осознавали всю ироничность данного приема, но использовали его, особенно в начале фильма, как барьер от неискушенного зрителя и критика. Герой Бельмондо поворачивается в сторону зала, заявляя: «Если вы не любите море, если вы не любите горы, если вы не любите город — катитесь к чертям».

    В связи с сокращением продолжительности фильма, Годару пришлось нарушать и другие правила монтажа, что привело к «эстетике непрофессионализма».

    Для «французской новой волны» стал характерен свой стиль:

    - длинные кадры, иногда снятые с использованием подручных средств;

    - съемки на улицах, где часто можно увидеть зевак;

    - съемка в квартирах у друзей;

    - импровизированные диалоги.

    «Французская новая волна» имеет олицетворение в образе Мишеля — «он нарушает законы во имя любви». Уважение американскому кинематографу Трюффо собрал в образе подруги Мишеля — Патриции — американской студентки, приехавшей учиться во Францию. Роль Патриции исполнила Джин Сиберг, которую Годар выбирал исходя из факта возможного успеха фильма. Во время съемок Сиберг сомневалась в манере работы Годара и тем более в успехе, но, который все-таки состоялся, после чего Сиберг сыграла свою героиню из фильма «На последнем дыхании» в короткометражке Годара «Le Grand Escroc». Также образ Патриции отсылает к последующим героиням фильмов Трюффо — образ роковой женщины, из-за которой мужчина погибает, — еще одна составляющая «французской новой волны»- авторский стиль.

    Сцены, в которых Патриция не понимает сленг Мишеля, овеяны наивностью и романтичностью. Наилучший пример — символическая сцена гибели героя Бельмондо и его последние слова презрения, то ли обращенные Патриции, то ли адресованные миру в целом.

    Итог: сюжет фильма строится на повествовательной форме, выдержанной жанра road-movie, безумный ритм кадров затеняет отсутствие драматизма действий. Наилучший образец революционного движения, насыщенный киноцитатами и стилистическими инновациями.

    Киноцитата: «Грусть — это глупо. Я выбираю небытие. Это не лучше, но грусть — это компромисс. А мне нужно всё или ничего».

    10 из 10

    6 сентября 2009 | 18:39

    Первый фильм Годара, который я увидел. Теперь я понял, на сколько гениален этот режиссёр, Вы посмотрите на эти диалоги! Они гениальны, как в жизни, бессмысленные, крутые, завораживающие…

    А об игре актёров и говорить не знаю что, просто круто. Снят фильм на 16-миллиметровку, как и все фильмы Годара. Просто хорошее кино (по мне классика). Всем советую смотреть.

    30 января 2008 | 18:10

    Весь фильм — ответ на вопрос, проигнорированный писателем Парвулеску. Для Мишеля, единственного свободного героя картины, главная ценность — данный момент. Он живет сегодняшним днем, берет от жизни все, не думает о будущем. Ведь жизнь нужно прожить весело, иначе и не стоит вовсе. Однако свободолюбивые люди плохо заканчивают. Общество состоит из людей, соблюдающих определенные законы: они следят за модой, строят карьеру, не наказывают нарушителей правопорядка. Патриция предает человека, которого, казалось, любила. Из-за мелочного страха лишиться места в солидном издании, нежелания очернить свою репутацию, боязни перемен.

    Кто же это ангеловидное создание в платье в полосочку и солнцезащитных очках, так похожее на картины Ренуара и так безжалостное по отношению к другим? Она одна из тех, кто будет участвовать в жизни современного общества.

    Все хотят что-то представлять из себя, бегут, спешат, не зная куда и зачем. Наслаждаться каждой минутой бытия — вот настоящее искусство. Жить и быть счастливым — вот истинный смысл бытия.

    Нельзя не отметить пейзажи, на фоне которых разворачивается действие, которые так украшают фильм. В кадре мелькают и Елисейские поля, набережная Монтебелло, по которой едет кадиллак героев, улица Риволи с ее бесконечными рядами бутиков.

    Однако Годдар был включен в четверку самых влиятельных режиссеров не за то что запечатлел прекрасный Париж, не за то, что представил публике нового Джеймса Дина, но благодаря использованным им приемам, многократно цитируемым впоследствии. Бюджет картины $50,000 не позволял режиссеру использовать дорогостоящее техническое оборудование. В результате, оператору приходилось снимать героев, мчащихся на автомобиле, из обычной почтовой тележки. Jump cut, так полюбившийся современным режиссерам, придает картине неповторимый шарм.

    Беспрецедентно.

    19 февраля 2012 | 00:06

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: