всё о любом фильме:

Двойная жизнь Вероники

La double vie de Véronique
год
страна
слоган«Each of us is matched somewhere in the world, by our exact double - someone who shares our thoughts and dreams»
режиссерКшиштоф Кесьлёвский
сценарийКшиштоф Кесьлёвский, Кшиштоф Песевич
продюсерЛеонардо Де Ла Фуэнте, Ричард Чутковски, Бернар-П. Гиреман
операторСлавомир Идзяк
композиторЗбигнев Прайснер
художникПатрис Мерсье, Лоранс Бриньон, Клаудия Феллас, ...
монтажЖак Витта
жанр фэнтези, драма, мелодрама, детектив, музыка, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  592.2 тыс.,    США  481.3 тыс.,    Испания  104.1 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время98 мин. / 01:38
Номинации (1):
В мире есть две очень похожие девушки с одинаковым именем. В Польше живет Вероника, у которой обнаруживается чудесный голос и она начинает выступать на сцене. Во Франции живет другая Вероника, которая тоже мечтает петь, но ей не удается осуществить свое желание и она с головой окунается в радости любви… Как будто что-то незримое связывает их: когда закончится жизненный путь одной, другая словно подхватит и продолжит ее жизнь…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
85%
22 + 4 = 26
7.6
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    Трейлер 01:56

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    После успеха своего шедевра «Декалог» поляк Кшиштоф Кесьлёвский стал почитаемым в мире кино постановщиком, получившим финансовую помощь на Западе — прежде всего, от французских продюсеров. Так появилась «Двойная жизнь Вероники», чьё название лучше было бы перевести по-другому: «Раздваивающаяся жизнь Вероники» (а в польском варианте слово podwójne предполагает ещё одно значение — «удвоенная»). Иначе может возникнуть ложное представление, что девушка по имени Вероника якобы ведёт двойную жизнь, скрывая свою тайную сущность. На самом-то деле, речь идёт, как всегда у Кесьлёвского, о метаморфозах и хитросплетениях судьбы, которая испытывает людей в остроумно расставленных ею ловушках времени и пространства. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Бывают на свете такие хрупкие вещицы, которых даже нежным и мягким прикосновение можно разрушить. Дыханием. Не говоря уже о лишнем слове. Я не думаю, что стоит обсуждать сюжет фильма. Я уверена в том, что ряд фильмов вообще не должен подвергаться анализу и исчерпываться словами. Я думаю, что можно немного коснуться впечатлений от фильма, чтобы можно было понять, чего ждать…

    Умение так тонко и так не кричаще передать внутренние порывы, метания, смутные, неясные тревоги так, чтобы зритель смог их ощутить — редкий дар художника. Этот фильм показывает скорее не события жизни реальной, а события жизни внутренней. Незримо. Сюрреалисты рисуют узоры и говорят нам — смотри, это у тебя внутри. Тем самым они создают границы и привязывают внутреннюю стихию к образам. Этот фильм свободен от образа. Он легок, прозрачен и едва уловим. Тонкие ниточки бытия, невидимые глазу, но довлеющие над нами и ведущие нас. Именно эти ниточки заставляют нас почувствовать счастье и легкость, без необходимости отвечать на вопрос «почему» или ощутить легкий укол невыразимой тоски, от которой слезы на глаза наворачиваются и опускаются руки. Что это такое? Нам не известно. Мы можем строить догадки, размышлять… Но стоит ли оно того? Ведь все равно однажды наступит день и на нас снова обрушится лавина каких-то только нами воспринимаемых эмоций. И как бы кто ни старался, мы не можем поделиться ими или рассказать о них. И именно им посвящен этот фильм.

    Лично мне после просмотра совсем не хотелось облекать свои впечатления в слова. Вот только спустя месяц, пожалуй, я смогла написать что-то… Но писать об этом, именно об этом фильме в попытках объяснить авторскую позицию и прочую ерунду — поистине ограничивать восприятие. Слишком уж много там тонких эмоций и чувств, о которых говорить слишком грубо.

    10 из 10

    13 января 2012 | 14:20

    Всё, чем различаются души в глазах Бога, — это их выбор на единственном пути сквозь игольное ушко.

    Одна душа идёт прямо, не сворачивая ни перед страхом смерти, ни перед болью тленной человеческой природы, ни перед хаосом и мерзостью падшего мира, и отлетает к Богу в высшей точке служения Ему — исполняя ораторию на слова Дантова «Рая». И неважно, что люди вокруг (в том числе большинство зрителей и критиков) не поймут и скажут: «Какая трагедия!»

    Другая душа отступит, забыв, что именно она ищет, взыскуя Бога. И когда ей покажется, что она разгадала все загадки Творца и нашла его, это будет всего лишь обыкновенный человек — сомневающийся и мятущийся, создатель не душ, но кукол, которые к тому же ломаются, жалкая пародия на подлинного Творца. Да, он столь же достоин любви, как и любой другой просто человек, но Вероника уже всё вспомнила, встретившись взглядом с самой собой. Её уже не устраивает «перекрёсток больших и неуклюжих рук».

    Символом её возвращения к Богу становится финальная сцена: нежная девушка, волшебная красота которой на протяжении всего фильма очаровывает её саму, не говоря уже о съёмочной группе и зрителе, приезжает к дому отца. А тот всё что-то мастерит, всё выдумывает запахи времён года, и на столе его вечный беспорядок, и в коридорах его Эдем…

    10 из 10

    4 января 2013 | 21:04

    Вновь и вновь повторяя обессмерченное теперь навсегда, если вы посмотрели этот фильм, произведение Прайснера, Кесьлевский прокручивает перед нами круги двух параллельных жизней. Связанных навечно невидимыми нитями экстрасенсорных ощущений обостренных лишь для двух женских тел героинь. Одна — жизнь, другая — потенциальная возможность жизни. Вероника из Парижа — собирательный образ девушки холодного европейского города. Из нее потом вырастет Амели и Бьорк в «Танцующей в темноте». Вечное откладывание на завтра главного приводит женщин в область возможностей, никогда не реализуемых. И об этом и заявляет, по моему мнению, Кесьлевский.

    Прекрасная музыка друга режиссера Прайснера — еще одно подтверждение кристальности героини. Темной кристальности. Мрачная, торжественная и как будто из старой пластинки 19 века — мелодика погружает зрителя именно в созданный искусственно омут сюжета, куда засасывает все быстрее и глубже.

    Особенно хотелось бы выделить писателя/кукольника героя Филиппа Вольтера — сыгравшего образ автора, стоящего выше всех, всех связей. Он видит внепреложное. И хотя судьба актера трагична — он покончил с собой в 45 лет, он в фильме сыграл самого живого — в мире замороженных душ и отложенных действий.

    7 из 10

    25 июня 2011 | 20:02

    Один из моих любимых фильмов. О чем он, однозначно сказать трудно. Вообще-то, он о многом. Но меня в нем больше всего привлекает линия существования души-близнеца.

    Чем дольше человек живет, тем острее он осознает свое одиночество: родился в одиночестве, прожил в одиночестве, умер в одиночестве. Вырваться из этой клетки, из этой скорлупы — невозможно. Если только не найти другую душу, родственную твоей, с которой возможно полное проникновение, чью боль ты чувствуешь как свою, с кем одни на двоих радости и горести, в отношениях с которой стены и преграды рушатся.

    Не знаю, намекал ли Кесьлевский на то, что у каждого имеется такая душа-двойник, но у его Вероники, она обнаруживается. Правда, толком не найдя ее, Вероника тотчас теряет своего близнеца. И потому мучается и страдает (хотя до конца не осознает, в чем дело).

    Но тут на горизонте появляется мужчина. Мужчина более взрослый, чем Вероника, умудренный жизненным опытом, рефлексивный и к тому же способный выражать свои мысли и чувства (писатель-философ). Этот человек не томится смутными предчувствиями, он уже давно осознал духовное одиночество каждого человеческого существа, но подозревает, что оно преодолимо. Познакомившись с Вероникой, он, видимо, оценивает ее способность тонко чувствовать и решается на эксперимент с целью проверить, возможно ли при взаимной симпатии установить такие отношения, которые бы смогли разрушить одиночества индивидуума.

    Как выяснилось, — возможно. Эксперимент удался. Ушедшая польская Вероника-естественный двойник заменяется на двойника, так сказать, искусственно выращенного.

    Несмотря на надрывную мелодию и общее чувство недосказанности и душевного смятения, из этой истории делается довольно оптимистичный вывод: каждый из нас, даже если и не встретил своего природного двойника, в состоянии такого двойника себя воспитать.

    12 мая 2009 | 00:41

    Русскоязычное название фильма ввело меня в заблуждение. Под «двойной жизнью» я понимал что-то наподобие сюжета фильма «Дневная красавица» с Катрин Денев (для тех кто не смотрел — героиня Денев была добропорядочной женой, но днем в отсутствие мужа работала проституткой). Все оказалось намного проще — живут в мире две похожие девушки, обе Вероники, не родственницы и не знакомы друг с другом. Но хитросплетением сюжета, когда жизнь одной прерывается, другая, словно продолжает ее так как продолжила бы ее первая Вероника. Соглашусь, замудрено. Вот так и я сидел и чесал голову, что же происходит.

    Не знаю, что находят любители Кесьлевского в его фильмах, но данный образчик, мне не приглянулся. Действие монотонное, скучное и в начале непонятное. Сюжетной развязки я так и не увидел. Ну живут в этом мире две Вероники, ну и все. Фильму бы явно не помешала бы встряска динамикой сюжета или хотя бы каким-нибудь «финтом» в болливудском стиле (например, Вероники оказались бы разлученными сестрами близняшками).

    Фильм Кесьлевского строится исключительно на операторской работе и игре Ирен Жакоб. Сначала я не особо уловил тонкости игры Жакоб, но потом все стало на свои места. Хотя особых эмоциональных вспышек у ее героини я так и не увидел, ну разве, что обилие сцен с демонстрированием обнаженной натуры, на которые пойдет не всякая актриса.

    28 мая 2010 | 17:04

    «Может это важно, а, может, и нет. Я всю жизнь была здесь и не здесь одновременно. Это трудно объяснить, но я всегда знаю, я чувствую, что должна делать».

    Казалось ли вам когда-нибудь, что где-то глубоко внутри в вас сокрыто нечто непознанное, пограничное, нечто, что в хаосе мыслей трудной минуты всегда подкидывает верный ответ? А, быть может, эта сила и вовсе тянет спасательный трос на всю глубину судьбы и именно она, а не воля, логика, привычка предопределяет решения и поступки? Казалось ли когда-нибудь, что где-то на этом свете должен быть человек, который вам близок как никто другой, и это не обязательно пассия, а то, что принято называть родственной душой, второй половинкой? Казалось ли, что линия вашей жизни должна быть прочерчена как-то иначе: в ином месте, с иными людьми, в иное время?

    «Двойная жизнь Вероники» — это не ответ, но попытка представить ответы на эти вопросы. «Фильм о восприимчивости, интуиции, иррациональных связях между людьми», — как его охарактеризовал сам автор Кшиштоф Кесьлевский. Первая треть рассказывает о двадцатилетней полячке по имени Вероника, обладательнице небесного сопрано и небесных глаз. Всю жизнь она носит в себе странное чувство, будто «не одна» в этом мире. Прогуливаясь однажды по площади протестного Кракова, героиня замечает отъезжающий автобус иностранной экскурсии, а в нём — девушку, похожую как две капли воды. Есть поверье, словно встреча с допельгангером — плохое предзнаменование… Но эта иностранка, конечно, не призрак-двойник, а реальный человек. У Вероники французской схожие жесты, грация, мимика, привычки и она также занята музыкой. И когда польская тёзка падает оземь от сердечного приступа во время концерта, в далёком Париже её охватывает приступ беспричинной меланхолии, словно она почувствовала обрыв невидимой связи, потерю чего-то фундаментально важного.

    Пожалуй, ни одна другая работа Кесьлевского не имела столько различных интерпретаций. Кто-то пытался найти ответы в сюжете, кто-то понимал её на чувственно-интуитивном уровне, а кто-то выискивал личные или глобальные аллюзии автора. Правы, наверное, все. Впрочем, сам Кшиштоф не раз говорил, что зачастую в его фильмах находят такие ассоциации, о которых он сам и не задумывался, но в этом, быть может, и есть магия талантливого творца, результат которого всегда шире замысла, а, возможно, дело в причудах подсознания художника, подтекстом вкладывающего в работу иные смыслы.

    Надо сказать, что представить аналогичное кино о мужчине крайне сложно. Оно погружает во внутренний мир человека, не думающего, а именно «чувствующего, что должен сделать» и живущего, руководствуясь исключительно этим внутренним компасом. Его судьба — не прочерченный логическими умозаключениями план, а траектория, которая рисуется на ходу, по наитию. Может потому именно женской природе, особенно эмоциональной, особенно интуитивной по силу почувствовать наличие близнеца где-то на другом конце старого света. Кто знает, что могло бы произойти при встрече двух Вероник. Наверное, это главная трагедия, с которой может столкнуться человек — отсутствие кого-то близкого, кто мог бы прочувствовать и осмыслить тебя всецело. Всё-таки, действительно, счастье — это когда тебя понимают, и фильм Кесьлевского в том числе и об этом.

    Но как бы женственна не была «Двойная жизнь», нельзя избавиться от ощущения, что это и проекция двойной жизни самого автора. Первая лента, снятая Кесьлевским преимущественно заграницей на заграничные к тому же деньги, фактически дала его карьере новый «французский» завиток. Можно предположить, что в ней отражено разорванное сознание самого режиссёра, уже погружающегося в новую, в том числе и кинематографическую реальность, но не теряющего корней. Одарённую Веронику в Кракове срубает инфаркт миокарда, но она продолжает жить в своей парижской ипостаси и разве это не метафора польской кинематографии, не способной в полной мере реализовать себя на родине и потому отправляющей лучших птенцов на запад и особенно — во Францию?

    И в таком случае, конечно же, нельзя не найти здесь и образные политические ассоциации с Польшей, как страной Варшавского договора и, соответственно, со своим «потолком», ограничениями, недостатками. Именно потому «Двойная жизнь» столь зеркальна, поскольку выпущена в 1991 году — эпохальном, переломном как для самого государства, так и лагеря в целом, и подсознательно отражает его дальнейшую судьбу, обречённую на неизбежное отмирание старых устоев, но находящую новое дыхание в западных ветрах. Даже забавно, что родная критика обрушилась на Кесьлевского, режиссёра, в свой польский период часто поднимающего остросоциальные темы, за то, что в столь важный для страны момент он якобы снял нечто отстранённое.

    Картинка «Двойной жизни» великолепна и уникальна — возникает ощущение, что смотришь на неё сквозь цветное стекло. Эффект достигается за счёт применения золотисто-жёлтых фильтров, а также некой стеклянной преграды, устанавливаемой между камерой и пространством сцены. Ирен Жакоб (главный приз за лучшую женскую роль в Каннах) смотрит на мир глазами Ассоли, возникает ощущение, что каждую сцену режиссирует именно она, а сам фильм вытягивается исключительно на её чувственности, хотя при этом Кшиштоф фактически остался единственным кинематографистом, способным в полной мере раскрывать её дар.

    Но при всех бесспорных плюсах нельзя не сказать и об аховых недостатках. А заключены они в сценарии. Не смотря на оригинальность идеи, всеми её преимуществами воспользоваться не удалось. «Двойная жизнь» фактически лишена чёткой сюжетной линии, единственный внятный поворотный пункт которой — переход от повествования об одной героине к другой. В остальном же возникает ощущение, что авторским замыслом было просто показать характер персонажа через несколько «эпизодов из жизни», но эпизоды эти в целом банальны и не впечатляющи, вместо них вполне могли бы быть и какие-нибудь другие, а от того ценность теряется. Даже занятно, что на самом-то деле и смонтировали около двух десятков вариаций «Вероники», а в замысле Кесьлевского было показывать в каждом кинотеатре разные версии (благо по независящим от него причинам реализовать это не удалось). И то, что мы видим в итоге — всего лишь один из таких вариантов. Иногда даже опытные мастера в погоне за экспериментами теряют чувство меры. В виду сценарных недоработок, отсутствует и внятный финал — «Двойная жизнь» обрывается на полуслове.

    7 из 10

    21 мая 2012 | 15:22

    Фильм, на мой взгляд, жемчужина кинематографа последних двух десятилетий.

    Сформулировать однозначно `о чём повествует данная история` невозможно. Она представляет собой переливающееся, скользящее полотно с яркими цветными деталями, вид которого завораживает зрителя. Даже герои этой истории призрачны, они словно приведения скользят через состояния души другого и переплетаются с ними, неосознанно живут в чужом внутреннем мире. Фильм безвозвратно погружает зрителя в атмосферу `надбытности` и человеческого духа, необъяснимости и глубинного драматизма.

    `Двойная жизнь Вероники` — фильм о выборе и мечте. О том, что правильного выбора не существует и человек заранее обречён на ошибку. И о том что мечтам лучше не сбываться, они должны оставаться утопией, так как воплощение их всё равно будет подавлено действительностью. Что бы ты ни выбрал из существующих вариантов, тебя придётся однажды об этом пожалеть. А если ты сам уже не успеешь, наверняка, за тебя пожалеют другие. Трагизм в том, что зачастую человек не может разглядеть ошибку и страдает из-зи боли, которая вдруг появляется, но не ясно откуда она. И тогда ему начинает казаться, что он не один. Он чувствует боль за чужую ошибку.

    Такую вот эстетически-экзистенциональную историю преподносит нам пан Кесьлёвский. И преподносит мастерски. Превосходная работа оператора, вытаскивающего ключевые символы на свет перед зрителем, максимально точно подобранные актёры и, конечно же, прекрасная Ирен Жакоб, сыгравшая настолько чувственно и искренне, что кажется, будто она и не играет вовсе, а остаётся самой собой на экране — той самой раздваивающейся, цветущей, странной Вероникой.

    Нельзя не отметить выбранную режиссёром метафору для воплощения своего замысла. Это куклы-марионетки. Знаковый персонаж фильма — фокусник, сказочник и кукловод, управляющий и играющий своими `подопечными`, решающий их судьбы. Самые важные сцены сопровождались присутствием марионеток-кукловода. Вообще, мотив судьбы обыгрывался подобным образом не раз — нечто Всевышнее представлялось литераторами/художниками/музыкантами кукловодом довольно часто. Но Кесьлёвский, как истинный мастер с неповторимым авторским почерком и в такую популярную метафору внёс что-то личное — наполнил особым настроением, показал нам её через свою призму. Поэтому сцена с куклами и их создателем память запечатлевает надолго, а не пропускает мимо, как штамп или стереотип.

    Превосходно справился со своей задачей и композитор Збигнев Прайснер, написав для фильма потрясающую музыку, звуки которой беспрепятственно проникают в сердце и безжалостно топчутся там, пока сердце не сжимается от тоски и любования фильмом.

    `Двойная жизнь Вероники` — прекрасный фильм. Такое кино хочется пересмотреть, чтобы разглядеть получше детали, разгадать символы. Чудесный коктейль из психологизма, философии, лирики с послевкусием рефлексивно-созерцательной грусти.

    9 из 10

    30 ноября 2009 | 22:38

    В 1995 году Кшиштофа Кеслёвского пригласили в Оксфордский университет и журналист университетской газеты спросил у него о цели культуры. Он ответил так: «В мире есть множество вещей, которые разделяют людей, такие как религия, политика, история и национализм. Если культура может быть способна на что-то, то она обязательно должна находить вещи, объединяющие всех людей. Ведь в мире столько вещей, которые объединяют людей. Не является важным кто я или кто-то другой, если чей-то зуб болит, то боль будет одинаковой… »

    Следуя этой парадигме, Кшиштоф Кеслёвский снимает в 1991 году «Двойную жизнь Вероники». Главными героинями этого фильма являются две внешне идентичные героини по имени Вероника, только одна из них является полькой, а другая француженкой. Зритель, увидевший год выхода фильма и привыкший к политизированному польскому кино будет ожидать фильма о политической трансформации Польши. Но «Двойная жизнь Вероники» не снималась для создания очередного политизированного памфлета.

    Фильм начинается с показа двух маленьких девочек — Вероник. Затем в течение первых тридцати минут зритель видит жизнь польской Вероники: выпуск из музыкальной школы по классу фортепиано, романтические отношения, поездка к тетке в Краков, удачное прослушивание в хоре и предложение выступать в местной филармонии. В один день, идя по улицам Кракова, Вероника видит в экскурсионном автобусе полностью идентичную себе девушку. После того, как польская Вероника выберет искусство и отринет любовь, фильм переходит к показу жизни французской Вероники…

    Одной из основных тематик фильма является важность выбора в скоротечной жизни. В контексте «Двойной жизни Вероники» данный выбор стоит следующим образом — искусство или любовь? Несмотря на первоначально кажущуюся диаметральность героинь — Вероника из бедной Польши и Вероника из богатой Франции, режиссер показывает, что, несмотря на политику и разницу в материальном достатке есть те вещи, которые объединяют всех людей. Эта связь неочевидна и неосязаема, но используя «метафору о зубе» ее может нащупать каждый.

    Режиссер также упрекает людей, которые пытаются усложнить самые простые вещи; пытаются нащупать второе дно во всем. В этом смысле показательна сцена в кукольном театре, где французская Вероника сидит вместе с детьми. Дети поражены происходящим, так как еще не понимают, как двигаются эти куклы. В тоже время Вероника пытается разглядеть кукловода и ей это удается, и она больше не может уподобиться детям в непосредственном восприятии представления. Последующая сюжетная линия французской Вероники подтверждает данный тезис, который можно охарактеризовать одним словом — «Зачем?».

    Посмотрите «Двойную жизнь Вероники» и лучше ни один раз. Возможно, этот фильм тоже чем-то затронет вас.

    22 февраля 2016 | 19:44

    «Где-то под Парижем на встрече со зрителями ко мне подошла 15-летняя девочка. Она смотрела «Веронику» несколько раз и хочет сказать мне только одно — она поняла, что душа существует. Теперь она это знает точно» Кесьлевский, «О себе».

    Редкий случай, когда фильм получается настолько однородным и целостным, что воспринимается как нечто одушевлённое, способное ответить взаимностью на твои эмоции. Тут все части пазла расположены идеально: на каждом нарисовано именно то, что хочешь увидеть. Бесподобная и в тоже время обречённо-лиричная музыка Збигнева Прайснера звучит на фоне золотисто-желтого видеоряда (Кесьлевский на пару с Славомиром Идзяком намеренно используют данный фильтр, чтобы лишний раз подчеркнуть чувственный внутренний мир героини). Все это привносит в душу зрителя ничем не объяснимое спокойствие и желание неотрывно смотреть и смотреть.…

    Тут и выходит на арену главный недостаток фильма — хронометраж. Фильм отчаянно короток, повествование обрывается, в то время как зрителю хочется и дальше находится в состояние всепоглощающей чувственности главной героини. К счастью, Кесьлевский в 1994 году выпускает заключительную часть своей «цветной трилогии», а именно «Три цвета: Красный», где Ирен Жакоб предстаёт перед зрителями всё в том же образе, по мнению польских критиков «неправдоподобно идеальной». Этот фильм станет панацеей для тех, кому не хватило «Вероники». Однако не стоит опрометчиво кидаться смотреть «Красный», игнорируя первые две части — лучше смотреть всё по порядку.

    Попробовать представить аналогичную историю, случившуюся однако, с мужчиной? Увы, нет! Невозможно! То, как чувственно женщины воспринимают окружающий мир — не идёт ни в какое сравнение с, увы, эмоционально-отстранённым взглядом мужчин (хотя конечно везде есть свои исключения). В этом отношении Кесьлевский сделал для себя настоящий прорыв, если не брать во внимание «Без конца» 1984 года и пару серий шедеврального «Декалога», то «Вероника» является его первым, по настоящему глубоким погружением в женскую душу.

    Интересный факт — Кесьлевский изначально хотел взять на главную женскую роль американскую актрису Энди Макдауэлл, которая теперь совершенно не представляется в этом образе. Это, в свою очередь, еще один плюс малоизвестной Ирен Жакоб, к сожалению не реализовавшей свой актёрский потенциал и наполовину. А ведь она совершенно заслужено получила приз на Каннском кинофестивале 1991 года за лучшую женскую роль, с первых кадров идеально соответствуя общему отстранённо — прекрасному, настроению картины и привнося в него частичку собственной нежности и наивности.

    «Я стараюсь предоставить всем достаточно свободы» Кесьлевский, «О съемках»

    Пожалуй, это отличительная черта польского режиссёра — каждый из членов команды, по мере создания фильма, волен привносить свои идеи. Кесьлевский создаёт единый творческий коллектив, где каждый из участников заинтересован в создании фильма. И не просто как коммерческого проекта, но и как произведения искусства. Возможно это и явилось основным фактором, благодаря которому фильм получился таким, каким мы его видим — цельным и интимным, многогранным и завораживающим, глубоким и душевным…

    Эпитеты к этому фильму можно подбирать до бесконечности, лучше сказать так: он не изменит направление векторов вашей души, он лишь чуть-чуть их подправит.

    «Этот фильм адресован конкретному кругу людей. Круг этот вовсе не определяется возрастом или социальным положением. Люди, реагирующие на чувства, о которых мы говорим в фильме, есть везде — среди интеллигенции, рабочих, безработных, студентов, пенсионеров» Кесьлевский, «О себе»

    27 мая 2011 | 08:12

    Человек — непростое существо. В нем есть две стороны, не всегда понятные и легко объяснимые, порой бездоказательные, но есть: физическая и духовная. Физическая — просто существование здесь и сейчас. А духовная: душа, судьба, переселение душ, множество различных и до конца непонятных явлений, предопределяющих нашу жизнь.

    Фильм Кшиштофа Кесьлевского и построен на принципе из заголовка, не на какой-то детективной интриге и закрученном сюжете, что может показаться из русскоязычного названия, истории, основанной на реальных событиях или на чем-то подобном. Здесь сама история как жизнь реальна и обычна, в то же время не всегда понятна разумом. А наполнена и насыщена какими-то образами и музыкальными, и сыгранными актерами, и просто продемонстрированными на экране. История двух разных и в то же время похожих, даже, наверное, в чем-то близких девушек, роль которых исполнила Ирэн Жакоб. Скорее не исполнила, она вжилась в образы и воплотила на экране ярких девушек, своеобразных и отличающихся по образу жизни и характеру, но в чем-то близких. Они похожи на две грани одного человека, две, так сказать, возможные судьбы: у одной талант, но более простая жизнь и какой-то постоянный поиск, нет спокойствия, у второй жизнь более спокойная и обеспеченная, есть желания, но таланта особого нет. И в какой-то момент одной перейдет беспокойство и поиск, нахождение покоя в любви…

    В общем, интересные мысли, хотя по-хорошему, как я понял думать при просмотре надо меньше, больше отдаваться чувствам и созерцанию. Возможно, я еще не созрел до этого, и до фильма в целом. Возможно, но отмечу достойные визуальный ряд, музыкальное сопровождение и главную актерскую работу. Кино по совокупности хорошее, как минимум и пока как максимум для меня, но не проняло, не зацепило, не вызвало сильных чувств. Соответствует надписи на обложке «Другое кино». В будущем, может не ближайшем, пересмотрю, возможно, по-другому подойду, с соответствующим настроем. А пока повторюсь, как вердикт, кино хорошее.

    7 из 10

    4 января 2011 | 18:07

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>