всё о любом фильме:

Двойная жизнь Вероники

La double vie de Véronique
год
страна
слоган«Each of us is matched somewhere in the world, by our exact double - someone who shares our thoughts and dreams»
режиссерКшиштоф Кесьлёвский
сценарийКшиштоф Кесьлёвский, Кшиштоф Песевич
продюсерЛеонардо Де Ла Фуэнте, Ричард Чутковски, Бернар-П. Гиреман
операторСлавомир Идзяк
композиторЗбигнев Прайснер
художникПатрис Мерсье, Лоранс Бриньон, Клаудия Феллас, ...
монтажЖак Витта
жанр фэнтези, драма, мелодрама, детектив, музыка, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  592.2 тыс.,    США  481.3 тыс.,    Испания  104.1 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время98 мин. / 01:38
Номинации (1):
В мире есть две очень похожие девушки с одинаковым именем. В Польше живет Вероника, у которой обнаруживается чудесный голос и она начинает выступать на сцене. Во Франции живет другая Вероника, которая тоже мечтает петь, но ей не удается осуществить свое желание и она с головой окунается в радости любви… Как будто что-то незримое связывает их: когда закончится жизненный путь одной, другая словно подхватит и продолжит ее жизнь…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
85%
22 + 4 = 26
7.6
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    Трейлер 01:56

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    После успеха своего шедевра «Декалог» поляк Кшиштоф Кесьлёвский стал почитаемым в мире кино постановщиком, получившим финансовую помощь на Западе — прежде всего, от французских продюсеров. Так появилась «Двойная жизнь Вероники», чьё название лучше было бы перевести по-другому: «Раздваивающаяся жизнь Вероники» (а в польском варианте слово podwójne предполагает ещё одно значение — «удвоенная»). Иначе может возникнуть ложное представление, что девушка по имени Вероника якобы ведёт двойную жизнь, скрывая свою тайную сущность. На самом-то деле, речь идёт, как всегда у Кесьлёвского, о метаморфозах и хитросплетениях судьбы, которая испытывает людей в остроумно расставленных ею ловушках времени и пространства. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Фильм, на мой взгляд, жемчужина кинематографа последних двух десятилетий.

    Сформулировать однозначно `о чём повествует данная история` невозможно. Она представляет собой переливающееся, скользящее полотно с яркими цветными деталями, вид которого завораживает зрителя. Даже герои этой истории призрачны, они словно приведения скользят через состояния души другого и переплетаются с ними, неосознанно живут в чужом внутреннем мире. Фильм безвозвратно погружает зрителя в атмосферу `надбытности` и человеческого духа, необъяснимости и глубинного драматизма.

    `Двойная жизнь Вероники` — фильм о выборе и мечте. О том, что правильного выбора не существует и человек заранее обречён на ошибку. И о том что мечтам лучше не сбываться, они должны оставаться утопией, так как воплощение их всё равно будет подавлено действительностью. Что бы ты ни выбрал из существующих вариантов, тебя придётся однажды об этом пожалеть. А если ты сам уже не успеешь, наверняка, за тебя пожалеют другие. Трагизм в том, что зачастую человек не может разглядеть ошибку и страдает из-зи боли, которая вдруг появляется, но не ясно откуда она. И тогда ему начинает казаться, что он не один. Он чувствует боль за чужую ошибку.

    Такую вот эстетически-экзистенциональную историю преподносит нам пан Кесьлёвский. И преподносит мастерски. Превосходная работа оператора, вытаскивающего ключевые символы на свет перед зрителем, максимально точно подобранные актёры и, конечно же, прекрасная Ирен Жакоб, сыгравшая настолько чувственно и искренне, что кажется, будто она и не играет вовсе, а остаётся самой собой на экране — той самой раздваивающейся, цветущей, странной Вероникой.

    Нельзя не отметить выбранную режиссёром метафору для воплощения своего замысла. Это куклы-марионетки. Знаковый персонаж фильма — фокусник, сказочник и кукловод, управляющий и играющий своими `подопечными`, решающий их судьбы. Самые важные сцены сопровождались присутствием марионеток-кукловода. Вообще, мотив судьбы обыгрывался подобным образом не раз — нечто Всевышнее представлялось литераторами/художниками/музыкантами кукловодом довольно часто. Но Кесьлёвский, как истинный мастер с неповторимым авторским почерком и в такую популярную метафору внёс что-то личное — наполнил особым настроением, показал нам её через свою призму. Поэтому сцена с куклами и их создателем память запечатлевает надолго, а не пропускает мимо, как штамп или стереотип.

    Превосходно справился со своей задачей и композитор Збигнев Прайснер, написав для фильма потрясающую музыку, звуки которой беспрепятственно проникают в сердце и безжалостно топчутся там, пока сердце не сжимается от тоски и любования фильмом.

    `Двойная жизнь Вероники` — прекрасный фильм. Такое кино хочется пересмотреть, чтобы разглядеть получше детали, разгадать символы. Чудесный коктейль из психологизма, философии, лирики с послевкусием рефлексивно-созерцательной грусти.

    9 из 10

    30 ноября 2009 | 22:38

    Препарировать суровым скальпелем алгебры почти совершенную гармонию — задачка малоперспективная, доказано давно. В случае с культовым фильмом Кшиштофа Кесьлевского «Двойная жизнь Вероники» осложняется задачка еще и тем, что это кино, настолько туго сплетенное из разных видов искусств, что они являются больше, чем просто элементами выразительности. Каждая составляющая ярка и самоценна сама по себе. Повествование выстроено скорее по канонам и в ритме поэтического текста, чем киносценария. Музыка не менее значима, чем визуальный ряд, да и сам этот визуальный ряд скорее родом из живописи. Эх, все же сам собой вытащился скальпель…

    «Двойная жизнь» поражает с первых же кадров, когда мы видим вдохновенно поющую Ирен Жакоб, лицо которой омывает дождь, кажущийся слезами. Вообще, мы и дальше видим в основном Ирен Жакоб — и это тот случай, когда разнообразия не хочется. Очевидно, что именно без этой актрисы фильм бы не случился — и никакой Энди Макдауэлл, при всей нежной к ней любви, ни Наталье, прости господи, Негоде (а это все потенциальные кандидатки на роль Вероники, которых всерьез рассматривал Кесьлевский) не удалось бы передать ту глубину и нежность, которую Ирен несет одними лишь глазами.

    В кадре и правда не происходит с точки зрения сюжета ничего сверхъестественного — обычная жизнь сначала польской девушки, которая в буквальном смысле кладет свою молодость на алтарь искусства, а затем французской, которая ничего никуда не кладет, а пытается просто жить.. до поры… Вероника номер раз одержима мечтой о сцене, Вероника номер два — мечтой о любви. Но одержимость эту Кесьлевский показывает не через надрывы и метания, а через намеки — летящую походку Ирен, взгляды и вздохи, невзначай уроненные фразы… Легче всего было бы объяснить судьбы Вероник просто как фатальное противопоставление любви и творчества, но, пожалуй, для такого поэтичного произведения это — слишком плоская интерпретация. Тем более, Кесьлевский, как и многое другое, подвешивает в воздухе зарождающуюся историю весьма странных отношений между Вероникой-2 и кукловодом — чей образ, надо признать, довольно лобовая для столь атмосферно-изящного кино метафора на тему «на все воля Божья». Получается, что и творчество губит жизнь, да и любовь ее не сказать, чтобы спасает… куда деваться?.. И вообще — что это было? У поляка Кесьлевского, сочетающего славянскую душевность и среднеевропейскую тонкость, нет и не может быть однозначных трактовок и правильных ответов. Вместо этого он дает нам непрепарируемую скальпелем светлую грусть.

    По большому счету, связь между двумя Верониками вообще — неочевидна, построена на полутонах и нюансах, вроде красного цвета в одежде или забавностей типа прозрачного шарика. Кто они друг другу — потерявшиеся сестры-близнецы, как было бы непременно в индийском кино? разломленная на двое душа одного человека, как принято у каких-нибудь сумрачных скандинавов? поменявшиеся телами в результате вмешательства инопланетян, как обернул бы эту историю Голливуд? Или просто слишком близко сошедшиеся грани разломленной мировой души?

    Мы так никогда точно и не узнаем, кем они были друг другу. Но эта вечная загадка парадоксально помогает лучше разгадать себя. И, возможно, отыскать частичку разомкнутой с кем-то души внутри.

    9 из 10

    17 ноября 2013 | 11:52

    «Где-то под Парижем на встрече со зрителями ко мне подошла 15-летняя девочка. Она смотрела «Веронику» несколько раз и хочет сказать мне только одно — она поняла, что душа существует. Теперь она это знает точно» Кесьлевский, «О себе».

    Редкий случай, когда фильм получается настолько однородным и целостным, что воспринимается как нечто одушевлённое, способное ответить взаимностью на твои эмоции. Тут все части пазла расположены идеально: на каждом нарисовано именно то, что хочешь увидеть. Бесподобная и в тоже время обречённо-лиричная музыка Збигнева Прайснера звучит на фоне золотисто-желтого видеоряда (Кесьлевский на пару с Славомиром Идзяком намеренно используют данный фильтр, чтобы лишний раз подчеркнуть чувственный внутренний мир героини). Все это привносит в душу зрителя ничем не объяснимое спокойствие и желание неотрывно смотреть и смотреть.…

    Тут и выходит на арену главный недостаток фильма — хронометраж. Фильм отчаянно короток, повествование обрывается, в то время как зрителю хочется и дальше находится в состояние всепоглощающей чувственности главной героини. К счастью, Кесьлевский в 1994 году выпускает заключительную часть своей «цветной трилогии», а именно «Три цвета: Красный», где Ирен Жакоб предстаёт перед зрителями всё в том же образе, по мнению польских критиков «неправдоподобно идеальной». Этот фильм станет панацеей для тех, кому не хватило «Вероники». Однако не стоит опрометчиво кидаться смотреть «Красный», игнорируя первые две части — лучше смотреть всё по порядку.

    Попробовать представить аналогичную историю, случившуюся однако, с мужчиной? Увы, нет! Невозможно! То, как чувственно женщины воспринимают окружающий мир — не идёт ни в какое сравнение с, увы, эмоционально-отстранённым взглядом мужчин (хотя конечно везде есть свои исключения). В этом отношении Кесьлевский сделал для себя настоящий прорыв, если не брать во внимание «Без конца» 1984 года и пару серий шедеврального «Декалога», то «Вероника» является его первым, по настоящему глубоким погружением в женскую душу.

    Интересный факт — Кесьлевский изначально хотел взять на главную женскую роль американскую актрису Энди Макдауэлл, которая теперь совершенно не представляется в этом образе. Это, в свою очередь, еще один плюс малоизвестной Ирен Жакоб, к сожалению не реализовавшей свой актёрский потенциал и наполовину. А ведь она совершенно заслужено получила приз на Каннском кинофестивале 1991 года за лучшую женскую роль, с первых кадров идеально соответствуя общему отстранённо — прекрасному, настроению картины и привнося в него частичку собственной нежности и наивности.

    «Я стараюсь предоставить всем достаточно свободы» Кесьлевский, «О съемках»

    Пожалуй, это отличительная черта польского режиссёра — каждый из членов команды, по мере создания фильма, волен привносить свои идеи. Кесьлевский создаёт единый творческий коллектив, где каждый из участников заинтересован в создании фильма. И не просто как коммерческого проекта, но и как произведения искусства. Возможно это и явилось основным фактором, благодаря которому фильм получился таким, каким мы его видим — цельным и интимным, многогранным и завораживающим, глубоким и душевным…

    Эпитеты к этому фильму можно подбирать до бесконечности, лучше сказать так: он не изменит направление векторов вашей души, он лишь чуть-чуть их подправит.

    «Этот фильм адресован конкретному кругу людей. Круг этот вовсе не определяется возрастом или социальным положением. Люди, реагирующие на чувства, о которых мы говорим в фильме, есть везде — среди интеллигенции, рабочих, безработных, студентов, пенсионеров» Кесьлевский, «О себе»

    27 мая 2011 | 08:12

    Это волшебный фильм, исполненный невероятно красивым символизмом.

    Вероника — молодая девушка, живущая в одном из прекрасных городов Европы, бродящая по его улочкам, учащаяся петь и любить. Казалось бы, нет ничего необыкновенного в ее жизни, однако стоило услышать ее на сцене, и мы начинаем понимать, что хранит в себе Вероника, что наполняет ее чувственность. Что-то неизбежное было в арии Вероники, в ее лебединой песне, отпев которую она падает замертво. Так начинается тоска — неведомая, почти мистическая, для другой девочки (тоже Вероники, удивительно похожей на первую). Будто у нее отняли что-то, без чего нельзя дышать, жить.

    Наполнив Веронику не оставляющим ее чувством одиночества, неистовой тоски по чему-то родному и воплотив предмет ее исканий во второй девочке — части ее мистической жизни, а в след за этим погубив ее, Кесьлевский, мне кажется, находит символ, заключающий в себе нашу неприкаянность. Вероника — это символ нашей беспричинной тоски, нашей невосполнимой опустошенности. Нечем, никакими другими «символичными половинами» (ища и обретая которые, Веронику все равно не покидает это чувство), кроме какой-то половинки нас, отколовшейся, оторвавшейся, оставившей нас когда-то. Ария Вероники — это панихида по этой утрате. По утрате нашего обещанного счастья, удивительно воплощенного Кесьлевским в трагической ранней гибели «половинки» этой удивительной девочки, половинки, без которой жизнь как не жизнь.

    10 из 10

    4 декабря 2012 | 22:05

    История двух романтичных девушек, обожающих музыку и родившихся в один день 1968-го года, но только в разных странах — в Польше и во Франции. Спустя 20 лет судьбы их нечаянно пересекаются в тот момент, когда молодая варшавянка Вероника замечает, что в автобус французских туристов садится девушка, похожая на неё, как две капли воды.

    Через некоторое время польская Вероника умирает при невыясненных обстоятельствах, а её французский двойник вдруг начинает получать некие таинственные предупреждения, заставляющие изменить отношение к жизни. Исходя из теории равновесия, получается, что одна уходит из жизни для того чтобы дать другой шанс на личное счастье.

    Метафизическое исследование двойственности, платонического или кармического родства душ, хрупкой материи «духовных вибраций», прикосновения к чему-то необъяснимому, но непреодолимо влекущему, стилистически решаются режиссёром в форме философской притчи, одна из дешифровок которой — утрата собственного я в мире тотальных дубликатов.

    Это одна из самых загадочных и неоднозначных в истолковании картин Кесьлевского продолжает и развивает круг тем и настроений «Декалога», также отличаясь возвышенной духовностью. Её можно расценивать как переходную работу от «Декалога» к не менее известному «Триколору», в которых были предприняты попытки пересказать христианские заповеди современным языком.

    Успех фильма предопределило среди прочего участие молодой 24-летней уроженки Швейцарии Ирен Жакоб, впервые снявшейся в главной роли (даже в двух ролях) и сразу отмеченной призом Каннского фестиваля.

    15 июня 2014 | 12:30

    Лейтмотивом творчества выдающегося польского режиссера Кшиштофа Кесьлёвского является постоянный и зачастую мучительный поиск. Поиск любви, понимания, справедливости, бога, смысла жизни и, в первую очередь, самого себя — своего места в жизни. В лентах «Случай» (1981), «Без конца» (1984) и киноцикле «Декалог» (1989), поиски героев рассмотрены в политическом и религиозно-нравственном контекстах, в то время как в «Двойной жизни Вероники» они приобретают экзистенциально-философскую и, в то же время, интимную окраску. По сути данный фильм является апогеем творческих исканий режиссера, его наиболее личным творением. Взгляд Кесьлёвского в «Двойной жизни Вероники» направлен вовнутрь. Здесь личность (а именно личность и ёё проблемы всегда была в центре внимания режиссера; политика, религия и прочие вещи служат даже не фоном, а своеобразной стеной, от которой подобно теннисному мячику отскакивает личность) рассмотрена в очень незначительной, условной связи с внешним миром. И личность эта отчаянно стремится познать саму себя.

    Двое молодых девушек, похожих как две капли воды и носящих к тому же одно и то же имя Вероника, живут в разных странах, но с детства чувствуют свою незримую связь друг с другом. Ощущение того, что они не одни на свете, словно невидимой нитью связывает их сознания. Они являются словно зеркальными отражениями друг друга — движения и жесты польской Вероники копируются впоследствии французской Вероникой и наоборот. Потому неудивительно что после внезапной смерти своей польской двойняшки, французская Вероника начинает ощущать постоянную беспричинную грусть, словно после потери горячо любимого человека. Однако смерть польки является своеобразным предупреждением для француженки. Более осторожная еще с детсва чем ее польская проекция, французская Вероника сбавляет темп жизни, отказываясь от предоставленных ей возможностей. Интуитивно она понимает что яркое сияние закончится для неё быстрым сгоранием, а потому предпочитает светить тускло, но гораздо дольше. Таким образом лишь раз в жизни встретившись со своей польской «сестрой», но при этом не заметив ёё, а лишь успев запечатлеть на фото, французская Вероника самым непостижимым образом извлекает уроки из жизни польки, совершая некую метафизическую работу над ошибками. В то же время мечтательная, по-детски непосредственная и даже несколько наивная Вероника, после смерти своего «отражения», постепенно и практически незаметно для зрителя теряет значительную долю своих наилучших качеств. Открытый финал словно провозглашает, что щемящая душу печаль еще долго (если не всегда) будет преследовать Веронику, словно утратившую безвозвратно значительную часть своего «я» — свое детское, чистое начало.

    Из всех работ Кшиштофа Кесьлёвского именно «Двойная жизнь Вероники» является наиболее вариативной, подразумевающей множество различных трактовок. Вместе со своим давним соавтором, сценаристом Кшиштофом Песевичем, Кесьлёвский создает свою самую сложную и запутанную историю, в которой, что самое главное, развязка не является самоцелью — здесь важна история как таковая. Многие вещи остаются на откуп зрителям, каждый из которых сможет вынести из фильма что-то своё. Кто-то может трактовать данную историю как пророчество о потере собственной идентичности в эпоху социальных сетей и сверхдоступной информации, кто-то воспримет фильм как столь характерное для художников предчувствие режиссером собственного скорого финала (особено в этом смысле показателен эпизод похорон польской Вероники, когда камера наблюдает за происходящим со дна могилы; похожий приём уже был использован режиссером в фильме «Без конца», где погибший еще до начала фильма герой, незримо присутствовал при ключевых событиях фильма), кто-то увидит в ней притчу о родстве душ творческих натур, а кто-то углядит в этом историю двух марионеток, исполняющих все прихоти безумного кукловода, а кто-то просто будет раз за разом пересматривать фильм наслаждаясь настоящим шедевром, созданным польским мастером.

    «Двойная жизнь Вероники» является своего рода кинематографической симфонией, или даже скорее ораторией.

    Во-первых, музыка здесь не просто фон — она самодостаточна и богата, является по сути даже не дополнением к истории, а её отправной точкой. Складывается ощущение что весь сюжет возник из печальной мелодии, сочиненной многолетним соратником Кесьлёвского, блестящим композитором самоучкой Збигневом Прайснером. Любопытно что в некоторых фильмах Кесьлёвского, включая данный, музыка Прайснера рассматривается в ходе сюжета как творение вымышленного композитора XVIII века Ван ден Буденмайера. Примечательно что свой «Реквием по моему другу», написанный несколькими годами ранее, Прайснер посвятит Кесьлёвскому после его смерти.

    Во-вторых, сам Кесьлёвский является здесь своего рода дирижером, управляющим хором в сопровождении оркестра, где роль первой скрипки отводится оператору Славомиру Идзяку, а роль солирующего сопрано — молодой швейцарской актрисе Ирен Жакоб.

    Первый является своего рода десницей режиссера, проводящей зрителя по выстроееным Кесьлёвским и Песевичем лабиринтам сюжета. Интересно выстроенные кадры и то коричневатая, то зеленоватая цветовая гамма точно передают меланхолично созерцательную атмосферу картины.

    Но одним из главных сокровищ фильма является игра исполнительницы главной роли Ирен Жакоб. Нежная и в то же время невероятно страстная, она передаёт с глубочайшей тонкостью и пониманием многогранный характер своих героинь. Словно бы безо всяких усилий, с легкостью и детской непосредственностью, она настолько удачно вписывается в экранное полотно, что сложно теперь представить на её месте кого-нибудь другого. Данная роль принесла ей премию Каннского кинофестиваля за лучшую женскую роль, а Кесьлёвскому новую музу, которую, однако он успел снять впоследствии лишь в своем последнем фильме «Три цвета: Красный».

    10 из 10

    10 сентября 2013 | 18:46

    В 1995 году Кшиштофа Кеслёвского пригласили в Оксфордский университет и журналист университетской газеты спросил у него о цели культуры. Он ответил так: «В мире есть множество вещей, которые разделяют людей, такие как религия, политика, история и национализм. Если культура может быть способна на что-то, то она обязательно должна находить вещи, объединяющие всех людей. Ведь в мире столько вещей, которые объединяют людей. Не является важным кто я или кто-то другой, если чей-то зуб болит, то боль будет одинаковой… »

    Следуя этой парадигме, Кшиштоф Кеслёвский снимает в 1991 году «Двойную жизнь Вероники». Главными героинями этого фильма являются две внешне идентичные героини по имени Вероника, только одна из них является полькой, а другая француженкой. Зритель, увидевший год выхода фильма и привыкший к политизированному польскому кино будет ожидать фильма о политической трансформации Польши. Но «Двойная жизнь Вероники» не снималась для создания очередного политизированного памфлета.

    Фильм начинается с показа двух маленьких девочек — Вероник. Затем в течение первых тридцати минут зритель видит жизнь польской Вероники: выпуск из музыкальной школы по классу фортепиано, романтические отношения, поездка к тетке в Краков, удачное прослушивание в хоре и предложение выступать в местной филармонии. В один день, идя по улицам Кракова, Вероника видит в экскурсионном автобусе полностью идентичную себе девушку. После того, как польская Вероника выберет искусство и отринет любовь, фильм переходит к показу жизни французской Вероники…

    Одной из основных тематик фильма является важность выбора в скоротечной жизни. В контексте «Двойной жизни Вероники» данный выбор стоит следующим образом — искусство или любовь? Несмотря на первоначально кажущуюся диаметральность героинь — Вероника из бедной Польши и Вероника из богатой Франции, режиссер показывает, что, несмотря на политику и разницу в материальном достатке есть те вещи, которые объединяют всех людей. Эта связь неочевидна и неосязаема, но используя «метафору о зубе» ее может нащупать каждый.

    Режиссер также упрекает людей, которые пытаются усложнить самые простые вещи; пытаются нащупать второе дно во всем. В этом смысле показательна сцена в кукольном театре, где французская Вероника сидит вместе с детьми. Дети поражены происходящим, так как еще не понимают, как двигаются эти куклы. В тоже время Вероника пытается разглядеть кукловода и ей это удается, и она больше не может уподобиться детям в непосредственном восприятии представления. Последующая сюжетная линия французской Вероники подтверждает данный тезис, который можно охарактеризовать одним словом — «Зачем?».

    Посмотрите «Двойную жизнь Вероники» и лучше ни один раз. Возможно, этот фильм тоже чем-то затронет вас.

    22 февраля 2016 | 19:44

    «Главное, к чему нужно стремиться, снимая фильм, — к тому, чтобы зритель увидел в фильме себя… Для меня важнее всего, когда зрители говорят, что мой фильм — о них, что он что-то для них открыл или что-то в их жизни изменил». Кшиштоф Кесьлевский.

    Фильм-притча, наполненный тайнами, символами, предчувствиями. Он загадочен и после просмотра хочется узнать, а что означал тот или иной эпизод, что этим автор нам хочет сказать. Он подобен меланхолической версии знаменитой «Амели». И не потому, что Франция и прекрасная девушка, а потому, что картина передаёт похожее ощущение. Кшиштоф Кесьлевский, рано ушёл из жизни, но подарил нам замечательные фильмы. «Двойная жизнь Вероники» — тонкая прелюдия к бессмертной трилогии «Три цвета».

    Одна Вероника живет в Польше, другая Вероник во Франции. Похожие друг на друга, как две капли воды. Они не знакомы, но чувствуют что «не одни этом мире», между ними, как между сёстрами-близнецами, проходит очень тонкая связь. Синестезия образов в пелене цветов, от тёмного и красного до сепии и золотистого, проводит нас по ярким моментам из жизни двух девушек. Две асимметричные части, проходящая на одном дыхании польская и элегантная, немного витиеватая французская, переплетают судьбы героинь.

    Невероятно прекрасна заглавная тема Збигнева Прайснера, завораживает звучащее в ней ангельское сопрано Эльжбеты Товарницкой (она также исполнила композицию Lacrimosa в «Древе жизни» Терренса Малика). Кесьлевский мастерски и без всякой пошлости передал всю нежную красоту женского тела. Тонкими электрическими токами эротизм пронизывает картину. Этот фильм как будто из другого мира, мира грёз, где символизм играет главную роль. На усладу зрителю.

    8 из 10

    20 октября 2011 | 03:31

    Всё, чем различаются души в глазах Бога, — это их выбор на единственном пути сквозь игольное ушко.

    Одна душа идёт прямо, не сворачивая ни перед страхом смерти, ни перед болью тленной человеческой природы, ни перед хаосом и мерзостью падшего мира, и отлетает к Богу в высшей точке служения Ему — исполняя ораторию на слова Дантова «Рая». И неважно, что люди вокруг (в том числе большинство зрителей и критиков) не поймут и скажут: «Какая трагедия!»

    Другая душа отступит, забыв, что именно она ищет, взыскуя Бога. И когда ей покажется, что она разгадала все загадки Творца и нашла его, это будет всего лишь обыкновенный человек — сомневающийся и мятущийся, создатель не душ, но кукол, которые к тому же ломаются, жалкая пародия на подлинного Творца. Да, он столь же достоин любви, как и любой другой просто человек, но Вероника уже всё вспомнила, встретившись взглядом с самой собой. Её уже не устраивает «перекрёсток больших и неуклюжих рук».

    Символом её возвращения к Богу становится финальная сцена: нежная девушка, волшебная красота которой на протяжении всего фильма очаровывает её саму, не говоря уже о съёмочной группе и зрителе, приезжает к дому отца. А тот всё что-то мастерит, всё выдумывает запахи времён года, и на столе его вечный беспорядок, и в коридорах его Эдем…

    10 из 10

    4 января 2013 | 21:04

    В конце 80-х Кшиштоф Кесьлёвский прославился на весь мир своим «Декалогом». После такого успеха его начали поддерживать французские продюсеры. «Двойная жизнь Вероники» — первый фильм из «французского» этапа творчества великого польского режиссера. Этот этап включает в себя также «Три цвета». Это период окончательной творческой зрелости Кшиштофа Кесьлёвского, режиссера, жизненный путь которого прервался в середине 90-х.

    «Двойная жизнь Вероники» — прекрасный фильм. Гениально сыграла Ирен Жакоб. Такая степень искренности, чувственности…. Так непосредственно реагирует…. Совершенно заслуженно Ирен получила приз в Каннах. К сожалению, ее актерский потенциал не был в будущем по-настоящему раскрыт. Работа с польским режиссером так и осталась главной вехой в ее карьере.

    Великолепная работа композитора. Збигнев Прайснер создал музыкальное сопровождение как бы не из нашего времени. Перестроечная Польша, современная Франция и на контрасте музыка из как будто 19 века. Классный эффект.

    Можно отметить отличную работу оператора. Тут мы подходим к главному, о чем я бы хотел сказать. Эта картина очень многоплановая, без четкого сюжета. Сама история тут отходит на второй план. Режиссер увлекается символикой, дает нам возможность по-разному трактовать события, происходящие в фильме. Оператор снимает очень красиво и изобретательно…. Но нет четкости и стройности посыла. Кшиштоф Кесьлёвский один из последних режиссеров, который был способен говорить серьезно и внятно о простых вещах и делать это гениально. Возьмем как пример эпизод с казнью в «Коротком фильме об убийстве». Казалось бы, подобные вещи сотни раз уже снимались. Как можно после всех великих режиссеров, в эпоху постпостмодернизма еще такую мощную сцену снимать, не впадая в банальность и пафос. Но польский режиссер снимает, и снимает гениально.

    В «Двойной жизни Вероники» Кшиштоф Кесьлёвский слишком увлекся артхаусными заковыками. А между тем, самые лучшие эпизоды в картине там, где он говорит серьезно и внятно, не прячась за режиссерскими придумками. Как пример — сцена в самом начале, где барышни поют. Начинается дождь, все девушки убегают под навес, лишь героиня так увлечена пением, что продолжает петь. Все лежит на поверхности. В исполнении любого другого современного режиссера эта сцена была бы чересчур пафосной и банальной. Вот для таких режиссеров и нужны какие-нибудь дополнительные придумки. Кшиштоф Кесьлёвский же умеет снимать гениально простые вещи.

    26 октября 2014 | 16:00

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>