всё о любом фильме:

Закон желания

La ley del deseo
год
страна
слоган-
режиссерПедро Альмодовар
сценарийПедро Альмодовар
продюсерАгустин Альмодовар, Мигель Анхель Перез Кампос
операторАнхель Луис Фернандес
художникХавьер Фернандес, Хосе Мария Де Коссио, Рамон Мойя
монтажХосе Сальседо
жанр триллер, драма, комедия, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг NC-17 лицам до 17 лет просмотр запрещен
время102 мин. / 01:42
Сюжет построен вокруг убийства на почве страсти. То, что это любовь гомосексуалистов, сути не меняет. Любовь сводит людей с ума и толкает на преступление, оставаясь неподсудной. Молодой любовник известного кинорежиссера убивает соперника — полиция ведет следствие…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
13 + 0 = 13
7.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 02:26

    файл добавилvic1976

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    1986 год. Режиссеру 35. У него есть популярность, и люди говорят о его характерном стиле. Он чувствует себя достаточно созревшим, для того, чтобы воплощать в фильмах каждую деталь своих фантазий, но, к сожалению, ему не всегда предоставляют такую возможность:

    «После первых пяти фильмов мне казалось, что у меня пятеро детей от пяти разных отцов, с каждым из которых у меня все время были тяжбы».

    Создание продюсерской компании «El Deseo» освобождает режиссера от обязанности ограничивать себя. Единственным, кто может ставить какие-либо условия, остается любящий брат — Агустин, верящий в его художественное чутье. Что запустить первый фильм, 35-летний режиссер и его брат вкладывают в производство все деньги и еще берут кредит. Так появляется «Закон желания» Педро Альмодовара — начало его визионерского пути и размышлений о собственной профессии, которые продлятся и в «Дурном воспитании», и в «Разомкнутых объятиях».

    Немаловажно, что у фильма был зрительский успех, но на фестивалях и в прессе его не приветствовали. Альмодовар и раньше раскрашивал обыденность самыми безумными красками, создавая мир сильных маргинальных страстей, но «Закон желания», наверное, в силу экономической свободы, стал его первым гей-фильмом, что бы там сейчас не писали о законах любви, которым подчиняются все. Соответственно и единственной наградой его становится «Teddy», тематический приз Берлинского кинофестиваля.

    В «Законе желания» рассказана история страсти фаната Антонио (Антонио Бандерас) к известному режиссеру Пабло Кинтеро (Эусебио Понсела). Ради любви Антонио готов и на первый раз с мужчиной, и на постоянное сожительство, и на ухаживание за бесполезным Пабло, и даже на преступление, когда он выясняет, что его кумир до сих пор влюблен в своего актера Хулио, уехавшего на юг. Антонио подчиняется лишь одному закону — закону желания, а погруженный в себя Пабло не замечает, что его новый любовник все больше сходит с ума, а когда замечает, то не отдает себе отчета в том, на что способны некоторые люди ради любви.

    Привычное чувство юмора изменяет Педро Альмодовару в таких личных вопросах, и он с беззастенчивой патетичностью выдает очень короткий сериал о мести на почве страсти, в которой не хватает лишь ложной беременности. Одна Кармен Маура в роли сестры Пабло Кинтеро — Тины — вносит в «Закон желания» воздушность и спонтанность. Наравне с Антонио Бандерасом она создает пылкий образ женщины, всю себя отдающую чувствам, на что, не способен герой Эусебио Понселы, затерявшийся на фоне латинского любовника и неприкаянного транссексуала. Два огонька, окружающие Пабло, только в одной сцене сходятся вместе, в остальном они поочередно пытаются оживить человека, невесть что желающего от этой жизни.

    У Пабло есть и успех, и любовь, но он всегда повторяет, что ему нужно нечто большее. Это нечто не способен дать ему ни Хулио, ни Антонио, люди разных характеров, но одинаково его любящих. Пабло прячется от ответственности перед близкими за своей пишущей машинкой, а та приносит одни неприятности, являясь ключевым предметом, двигающим сюжет по чувственному серпантину. Тина его вдохновляет, Хулио вызывает нежность, Антонио — желание. А Пабло все мало. Похоже, ему нужен кто-то, кто способен дать и то, и другое, и третье.

    Антонио, напротив, знает, что ему нужно. Его чувства, конечно, преувеличены, но они призваны показать ту грань, за которой человек теряет себя и свои принципы и весь отдается эмоциям. Он становится ревнив и навязчив, раздражающе мелочен и наблюдателен. Антонио нужно все, чем когда-либо обладал Пабло, чтобы буквальной войти в его кожу, и, зная, что это любовь, кто осмелится его осудить. Его страсть олицетворяет цветастая рубашка, которую он покупает в подражание своему возлюбленному.

    Тина к роману Пабло и Антонио имеет самое опосредованное отношение, и может быть ее участие в «Законе желания» было бы минимальным, если бы Эусебио Понсела во время съемок не сидел на наркотиках, и Альмодовару было бы с ним легче работать. Будучи в детстве мальчиком, влюбившимся в своего отца и ради него сменившим пол, она исполняет роль поддерживающей колонны всей идеи фильма. Ее экспрессии хватает, чтобы разбавить сырые сцены с Эусебио, а, по мнению самого режиссера, игра Кармен Мауры в этом фильме — лучшая за все время их сотрудничества. Религиозная и порочная, добрая и жесткая, Тина компенсирует нехватку женской стороны в «Законе желания», хотя формально она считается мужчиной.

    «Закон желания» можно назвать этапным в творчестве Альмодовара. С него начинается отсчет оттачивания мастерства режиссера, пристально следящего за продуманностью сценария, и его сочетаемостью с визуальным рядом. Дотошно выбираются кадры, герметизируются сюжетные линии, все важнее становятся мельчайшие детали в характерах персонажей. Альмодовар стремится к совершенству, но пока его разрушает хаос желания неуемной натуры режиссера.

    7 из 10

    5 сентября 2011 | 00:27

    Режиссер Пабло Кинтеро, работая в кино, снимает почти порнографические истории про геев со странными названиями, например, «Парадигма моллюска». С показа финальной сцены одной из них как раз и начинается «Закон желания». В то же время в театре он предпочитает ставить пьесы куда более изысканные и утонченные, в частности — «Человеческий голос» Жана Кокто.

    Все свободное время Пабло посвящает своим любовникам, пытаясь сделать непростой выбор между двумя молодыми партнерами: прежним — Хуаном, и новым — Антонио. Последний, впервые вкусивший именно с Пабло неистовой мужской страсти, становится особенно ревнив и неконтролируем. На фоне любовных злоключений Пабло рассказывается еще и о судьбе его пышногрудой и пылкой сестры Тины, которая раньше была мальчиком поменявшим пол после продолжительного сожительства с собственным отцом…

    Альмодовар снимает мелодраму о жизни секс-меньшинств и транссексуалов как высокую трагедию, пытаясь превознести страсти теле-ситкомов до уровня античного эпоса. При этом он априори извращает основополагающий принцип неизменного «мыльного стандарта»: мужское + женское. Голые мужские тела не раз сплетаются тут в объятиях и знойных поцелуях, а будущий первый мачо испанского кино — Антонио Бандерас — лишается невинности в не самой привлекательной и, главное, совсем не мужской позиции.

    Бытовая логика и апробированные социальные клише в «Законе желания» запросто нарушаются переизбытком мелодраматизма. При этом эстетическая гармония удивительным образом сочетается здесь с этическим беспределом, образуя в итоге ту самую смесь, которую с равным успехом можно назвать и «авторским кичем», и «культурно-респектабельным дурновкусьем».

    Нестандартное психологическое устройство героев этого насмешливого и провокационного фильма все же больше завлекает, чем отпугивает, поскольку во всем ощущается чувственная энергия, источаемая необычной и парадоксальной реальностью. Все время не покидает ощущение, будто смотришь кино в кино — тот самый фильм, что прерывается в самом начале.

    Некогда модное гламурное кино так называемых «белых телефонов» Альмодовар трансформировал в фильмы «розовых и голубых», где благополучно прижились все, какие только возможны, вульгаризмы. Здесь есть и смерть под маяком на берегу бушующего моря, детективная линия, обозначенная несуществующей женщиной Лаурой П., чьим именем подписывался Пабло, потеря памяти главным героем и целый каскад авантюр и непреодолимых страстей, подчиненных одному только закону желания, неослабевающему даже перед угрозой смерти.

    Альмодовар, как обычно, не может отказать себе в маленьких «внутрисемейных» радостях. Так, например, настоящий (в отличие от Тины) транссексуал Биби Андерсен ангажирован(а) сюда на роль матери, которая ненадолго (всего на минутку) появляется на сцене театра во время спектакля. Сам режиссер оставляет для себя (совсем как Хичкок) трехсекундное камео официанта и почти столько же времени дает покрасоваться на экране другой своей знаковой актрисе Росси Де Пальма. Так из фильма в фильм продолжает перемещаться знаменитый «артистический паноптикум Педро».

    Культовый статус фильма, как «гомосексуальной классики», был ознаменован сначала вручением премии «Тедди» (от сексуальных меньшинств) на престижном Берлинском фестивале, а затем еще и получением приза на международном фестивале в Сан-Франциско — главном ежегодном кинофоруме геев и лесбиянок.

    26 августа 2012 | 20:19

    «Закон желания» стал первым предприятием продюсерской компании «Эль Десео», организованной тридцатипятилетним режиссером совместно со своим братом Августином Альмодоваром, и тем самым дав братьям окончательную экономическую независимость. Самое любопытное то, что «Эль Десео» переводится, как «Желание». Такое созвучие компании с первым проектом родилось не случайно — негласная цензура Испании напрочь отказалась воспринимать, как сценарий «Закона Желаний», так и готовую работу из-за главенства гомосексуальных отношений между героями, поэтому без собственной продюсерской компании не было бы и фильма. А Альмодовар очень хотел его поставить вопреки официальному мнению. К тому времени в стране сложилась благоприятная ситуация для такого бизнеса, однако, если бы фильм провалился братья Альмодовары потеряли бы все имущество.

    Манерой постановки любовных сцен и концентрированностью на гомосексуальной тематике Альмодовар дает ясно понять в «Законе желания», что его вовсе не волнует любовь геев, как таковая. Как это может доказать фильм, в котором все главные герои-мужчины занимаются сексом друг с другом? Как раз тем, что секс между мужчинами у Альмодовара показан абсолютно так же, как любые другие отношения, без вычурных обозначений собственной принадлежности, без ярой демонстрации своей особенности. Здесь, через образы дается ясное представление, что желание подвластно совершенно иным законам, вмешиваться в которые дано лишь одержимым чувством под названием любовь.

    Само название «Закон желания» намекает на идею, однако не говорит ничего конкретного, ведь оно из тех, которыми можно окрестить каждый фильм Педро Альмодовара, как и использованное ранее словосочетание «Лабиринт Страстей». Такие простые выражения впору бы использовать для сентиментальных романчиков, но в фильмах Альмодовара они приобретают чуть ли не метафорическое значение. Хотя сюжет «Закона желания» близок именно к таким произведениям — встретились два человека, влюбились, а потом один из них узнал, что у него есть конкурент и романтическая мелодрама плавно перешла в криминальный фарс, который в итоге-то окажется трагедией. Вот только обычно в сентиментальной прозе такие выяснения отношений происходят между мальчиками и девочками, а тут женский образ только один, да и тот не без сюрпризов.

    Но Закон Желания на то и Закон, что вступает в противоречие с традиционным пониманием слова. Убийство на почве ревности приводит главного героя, разрывавшегося между двумя мужчинами, в отчаяние. Память одного против чувств к другому, а невозможность выбора ведет к личной катастрофе. Тем не менее фильм заканчивается сценой любви, показывая, что желание превосходит все прочие чувства и его нельзя объяснить окружающим. Потому и обрезана последняя сцена на предвкушении штурма полицейскими квартиры режиссера, что в общих чертах напоминает концовку «Матадора» только теперь уж точно никто не скажет о «счастливых людях», ведь криминальная составляющая «Закона желания» более реалистична и даже превосходит по профессионализму предыдущие работы.

    Особый интерес представляют братские отношения Пабло Кинтеро с сестрой Тиной. Смена пола имеет свои последствия. Так, например, ее никто, кроме девочки, которой она заменяет мать, не воспринимает, как женщину, даже она сама. К тому же ее грызет чувство ответственности перед братом, ведь именно она стала причиной разрушения семьи. Однако, Пабло и Тина больше напоминают двух братьев, чем брата и сестру, которых видит зритель, что создает некоторый шарм и даже трагичность, которая прячется за общей комичностью, как например, душ под шлангом или резковатые мужские привычки, отлично сыгранные актрисой.

    Пожалуй, это первый фильм у Альмодовара, в котором Антонио Бандерас по-настоящему шикарен, хотя и роль в «Матадоре» была весьма необычной. Здесь же он предстает страстным и роковым любовником, фактически, его коронном образе, за тем исключением, что Антонио Бенитес — гей. И несколько женственная внешность Эусебио Понсела куда больше вписывается в образ режиссера-гомосексуалиста Пабло Кинтеро. Хороша и Кармен Маура, учитывая комичность ее нового образа женщины, в детстве бывшей мальчиком, влюбившимся в отца и сбежавшим с ним в Марокко, где и сменил пол. У Альмодовара специфический юмор. Рядом с ней очень органично смотрится и дебютировавшая в кино Мануэла Веласко, чей образ также по большей части комичен, что выражается в трогательной влюбленности в отца и в не менее забавном детском обращении к религии.

    Итог: смелая криминально-романтическая мелодрама о том, что желанию подвластны все, независимо от пола, возраста и прочих несущественных мелочей.

    12 октября 2009 | 03:45

    «Ты меня не любишь. А я тебя люблю. У нас ничего не получится. Нет, не так. Ты пишешь мне не те письма. Я ими недоволен. Это не то, что мне нужно…»

    А кто сказал, что любовь что-то там должна?

    Широкий стол. Печатная машинка. Взгляд устремляется в окно, и за ним следом бегут истории. О том, как надо. После — снимется кино. «Я не люблю смотреть кино. Я люблю снимать кино.» Наверное, так должно быть со всем — с жизнью, любовью, смертью и сексом. Наслаждаться процессом, а не итогом. Потому что конец всегда будет грустным. А в горле застрянут опавшие небеса.

    Пока Пабло собирает себя в кучу, чтобы вывернуться наизнанку, и катышками этой изнанки вымазать бумагу, пока придумывает себе несуществующий роман с пареньком Хуаном, ту заботу и внимание в пригодной для его эгоистичной персоны норме, те самые «законы», в которых бы любовь затрагивала его личность не больше и не меньше нужного, пока все это строится и разыгрывается, за углом поджидает горячечно-неистовый Антонио. Он не гей. Он вообще непонятно что. Настоящий хаос, безрассудство, безумие, черт, почти психопат, гребаный фрик, извращенец…

    Пабло понимает, что от Антонио нужно избавиться. Уж слишком он навязчив. А что будет после? Навязчивость будет нарастать, и вот пожалуйста, подоспел маньяк. Только Пабло совсем не замечает, как своей игрой с придумыванием историй, выпустил их в жизнь, что вокруг не актеры, а люди, и если они любят — их не остановить.

    Антонио не понимает, он просто избавляется от Хуана — искусственно выведенную под колпаком под стрекот печатной машинки иллюзию на любовь, заботу и внимание. «Я сделал это ради нас!»

    Он еще много чего сделает, честно, он психопат, чтобы еще раз увидеться с Пабло. Так думают все, мы, зрители, герои «Закона желания» — полицейские, сестренка-транссексуал Тина, сам Пабло. Но что мы видим? Бандерас сладко целует Эусебио в носик, щеки, «помнишь, это ты меня научил», и Пабло плачет, вот она — забота, он похож на ребенка.

    - Зачем же уходишь ты?
    - Так должно быть. Таковы законы желания. Получаешь горсть, а после отщипываешь от нее воспоминания.
    - Но это больно. Так не должно быть. Я не хочу так. (Чертова машинка летит в окно.)
    - Всегда так, милый Пабло. Чистота бывает лишь однажды, затем следуют грязные перепевы. Когда-нибудь ты это поймешь. А пока, иди вниз, и подбери свою машинку. Самое время обо мне написать.

    22 января 2011 | 00:49

    Эпатажный. Это лежит на поверхности и лезет в глаза изо всех сил, начиная с первых кадров… Но не долго.

    И вот тогда-то и наступает настоящий шок — когда ловишь себя на мысли, что все ЭТО нравится. Что все ЭТО красиво. Что оно увлекает, захватывает, играет на каких-то потаенных внутренних струнах.

    Первоначальное отторжение? И следа не осталось. Ориентация? Нестандартная? Да что это вообще такое — ориентация? Глупость какая-то, нелепо даже задумываться об этом.

    Итак, что же остается, после того, как гениальный провокатор дон Педро смахнул легкой рукой все ваши ориентационные ориентиры?

    Остается сука-любовь, закручивающая трагедии шекспировского накала и с шекспировской же развязкой.

    Не вполне классический любовный треугольник. Немолодой преуспевающий режиссер, щедро обласканный успехом и не только им, но так давно привыкший играть со своими и чужими чувствами, что уже не понимает, как и в какой момент надо игру прекращать. И двое его молодых любовников: первый слишком смутно представляет, чего (и кого) он в этой жизни хочет, а второй, наоборот, знает это чересчур хорошо.

    И еще один персонаж, с которым ничего катастрофического не происходит, на первый взгляд, но по глубине трагизма, едва ли не перекрывающий вышеописанную геометрическую фигуру. Сестра режиссера, пожертвовавшая и потерявшая в своей жизни больше, чем можно вообразить даже в очень смелых фантазиях. Превратившаяся в феномен с ярлычком: «Как настоящая девушка!». И, хотя в душе она более настоящая, чем иные настоящие, но никто кроме самых близких людей этого, естественно, не видит. А снаружи: ненатуральная манера двигаться, вечное тыканье пальцем и шушуканье за спиной.

    В эти грустные истории замешан замечательный дуэт полицейских: философско-пофигистского склада мыслей папаша и туповатый, но целеустремленный сынок. Они привносят в фильм так необходимую ему долю иронии и жизнеутверждающую нотку.

    Плюс прекрасные музыкальные композиции. Минус все на свете стереотипы и все, чему нас когда-либо воспитывали. Получим закон желания. Столь же фундаментальный, как законы подлости и бутерброда. Получим высший кино-пилотаж. Супер. БРАВО!

    15 мая 2007 | 00:15

    Режиссер Пабло Кинтеро знакомится в клубе с молодым парнем Антонио. Антонио одержим Пабло, но тот все еще продолжает любить своего давнего любовника Хуана. Таков зачин фильма Педро Альмодовара. Пересказывать дальнейшие перипетии сюжета не имеет смысла, по причине того, что Альмодовар сделал изысканный микс из любви, страсти, преступления и наказания, не поддающийся пересказу.

    Начав детальнее знакомиться с творчеством Педро Альмодовара, я все больше и больше начинаю восхищаться его творчеством. Отточенные диалоги, невероятные и не банальные ситуации, ну и конечно же, непохожие ни на кого персонажи. При этом кич и куча крайностей, в которые из фильма в фильм бросается режиссер абсолютно не портит их, а придает шарм.

    Безумный каламбур, с которым начинается фильм в последствии переходит в умопомрачительную комедию положений. К тому же Альмодовар прекрасный комедиограф, чего стоит эпизод с Рози Де Пальмой, когда она отмахивается от мухи. Ну и конечно стоит отдать должное молодому Антонио Бандерасу, думаю всем фанаткам актера стоит посмотреть этот фильм, они будут очень удивлены.

    22 августа 2010 | 15:04

    Еще Пазолини своим «Сало, или 120 дней Содома» доказал, что можно снимать на какую угодно тему и ничего не будет слишком — тем более, что сексуальная революция 60-70-х открыла кинематографистам все дороги. Однако вот ведь парадокс: режиссеры, создавая фильмы об однополой любви, почему-то предпочитают рассказывать о лесбиянках, а вот киношек о геях на порядок меньше. Психологи утверждают, что это связано с определенным барьером в подсознании: мол, мужчина обязан быть сильным, а демонстрация женственности «нетипичных» представителей сего пола как бы «опускает» их до уровня слабых женщин.

    «Закон желания» является первым посвященным данной тематике фильмом Педро Альмадовара. И уже за то, как «это» показано, метру нужно поставить памятник: мастер (да, именно так) не изображает взаимоотношения любовников сплошь в розовом цвете, демонстрируя, что и такая любовь может иметь свои подводные камни. «Моменты нежности» сняты так, как их мог снять только открытый гомосексуал — они полны неприкрытой страсти, и, в то же время, парадоксальной естественности, как-будто перед нами мужчина и женщина, и даже некоторой иронии. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: ВСЕ аспекты суровой мужской любви раскрыты полностью, поэтому в ряде эпизодов у гетеросексуалов возможны приступы тошноты, а вот у женщин — у каждой в меру ее испорченности)))

    И конечно же, работа в данном фильме стала настоящим подвигом для исполнителей главных ролей: все они удивительно органичны (да-да, и главный испанский мачо Бандерас, чья игра особенно впечатлила — ах эта страсть, сметающая все на своем пути!). Кстати, тот, кто сможет опознать в одной из очаровательных дам реального транссексуала, может взять с полки пирожок.

    Резюме: смотреть обязательно (конечно, если вы ничего не имеете против мужеложества без прикрас).

    10 из 10

    25 августа 2011 | 16:32

    Увидев этот, довольно ранний фильм Педро Альмодовара (до этого я видела более поздние его работы), вынуждена заметить, что произведения этого режиссера каким-то непонятным образом находятся вне времени и пространства: не устаревают со временем; кроме того, они либо очень нравятся, либо не нравятся совсем — к ним трудно остаться равнодушным. Педро Альмодовар создает в своих фильмах свой неповторимый мир: яркий, насыщенный, театральный, где царят нешуточные страсти, где герои независимо от сексуальной ориентации любят, ненавидят, страдают, неистово, горячо и темпераментно.

    «Закон желания» — фильм о любви, о ее силе, и в первую очередь о силе разрушительной. На что может быть способен влюбленный и отчаянно вожделеющий объект своего желания человек? Может ли любовь оправдать совершенные ради нее поступки? И где кончается любовь и начинается безумие?

    Пабло, преуспевающий режиссер, еще не оправившийся от расставания с прежним любовником, и до сих пор испытывающий к нему чувства, знакомится с молодым и красивым поклонником, Антонио, который ради встречи с ним готов на что угодно. После совместно проведенной ночи, Пабло понимает, что их вряд ли когда-то будет соединять что-то большее, и ясно осознает, что эти отношения стоит прекратить. О чем и сообщает своему новому другу. Но как оказывается, от Антонио не так-то просто отделаться, молодой человек настроен решительно, и будет бороться за эти отношения…

    Здесь, как и в остальных произведениях Альмодовара, не одна сюжетная линия; параллельно мы узнаем о нетривиальной судьбе сестры главного героя, ее богатом и драматичном прошлом, и о том, какую роль в ее жизни сыграла главная любовь ее жизни. Комичная пара полицейских, ведущих расследование, маленькая девочка, которая совсем не нужна своей матери… Герои любят, страдают, но ни о чем не жалеют. Эти дополнительные сюжетные хитросплетения как паутиной оплетают основную линию повествования и добавляют сюжету закрученность и динамику.

    Яркость картинки, колоритность и избыточность персонажей, местами театральная, но в тоже время искренняя (как это возможно?) актерская игра, интересные и остроумные диалоги, — все это захватывает и затягивает зрителя в этот безумный водоворот страстей, страшных признаний, любви и ревности.

    Необходимо сказать пару слов о работе актеров — ими были созданы невероятно яркие, запоминающиеся образы, каждый из которых застревает в памяти надолго. Но, пожалуй, особенно впечатлил герой Антонио Бандераса, что неудивительно, благодаря сложности и неоднозначности его персонажа. К нему испытываешь сложную смесь чувств: от раздражения, отвращения и непонимания, до жалости, уважения и восхищения.

    Впечатляющий финал, все расставляющий на свои места и заставляющий по-другому взглянуть на эту историю и ее героев. Безумец ли тот, кто готов поставить на карту все, ради мгновений, проведенных с любимым человеком? И замечательно-грустная, проникающая в душу песня, которая так просто объясняет все, что происходит в душах героев, и заставляет ужасаться и восхищаться этой разрушительной, полной страсти и отчаяния, силе любви, подчиненной закону желания.

    « Сомневаюсь я, сомневаюсь… что ты полюбишь меня так, как я тебя…
    Сомневаюсь я, сомневаюсь… что ты найдешь такую же чистую любовь, как моя….»

    9 из 10

    10 ноября 2010 | 02:38

    Желание… как много в этом слове. Откуда оно? Почему если мы чего по-настоящему желаем, то непременно добиваемся? Мне кажется, потому что оно сильнее нас, сильнее всего.

    Фильм красивый, если взять визуальные приемы, множество ярких сочных красок, красивых цветов, хорошей музыки, выразительные лица, которые отражают сущность главных героев, например, детский и горячий взгляд Антонио и растерянные прозрачные глаза Пабло.

    В тоже время фильм показался мне несколько странным. Дело тут совершенно не в геях и транссексуалах, потому что при просмотре того же «Дурного воспитания» я не почувствовала никакой странности, там наоборот присутствует четкая логическая последовательность событий. Здесь как-то все слишком инстинктивно, лишено напрочь какой-либо расчетливости и логики, не зря все-таки фильм называется «Закон желания», так как поступки всех героев можно объяснить лишь сильным, спровоцированным их природой желанием.

    Любопытный момент, женщину-транссексуала играет совершенно «нормальная» женщина Кармен Маура, она не самая красивая, но очень хорошая актриса. Для обычной женщины роль безусловно специфическая и, наверное, чертовски сложная. И, напротив, роль «летящей» матери, бросившей дочку, классической искательницы приключений и легкого счастья исполнила транссексуальная актриса Биби Андерсен, которая при всем этом обладает, пусть и сделанной, но скульптурной женской красотой (достаточно вспомнить кадры из фильма «Кика», где она предстает полностью обнаженной при свете луны).

    И все же «Закон желания» не попадает в мои любимые фильмы Альмодовара, но что странно, практически все его фильмы после этого мне очень нравятся, за исключением немногих. Он немного постарел, а я без его фильмов больше не могу.

    7 из 10

    16 июля 2010 | 17:11

    Мое знакомство с известнейшим испанцем началось именно с этого фильма. Хотя наслышан и начитан о нем многого. В частности про лоббирование в его картинах нестандартной сексуальной ориентации. Я не гомофоб и до сего момента даже не подозревал в себе наличие изрядного количества эстрогена, отчего ждал от просмотра интересных реакций организма. Увы, фривольным ожиданиям не дано было сбыться.

    С эстетической точки зрения Альмодовар великолепен: яркие, сочные краски, грамотно выстроенный кадр, свежие визуальные решения, трепетное, на грани фетишизма, отношение к мелочам. И особенно постоянное присутствие в воздухе картины чувственности, некоего сладостного напряжения и ожидания неминуемого грехопадения. В этом режиссер очень близок по духу своему итальянскому коллеге, маэстро Тинто Брассу.

    Очень чувственный эротичный кадр двух обнаженных мужчин на фоне багровой постели, плавный переход картинки от колес авто к глазам героя, открыточный вид на маяк, мини-алтарь в квартире, яркие пятна костюмов, кадры изнутри печатной машинки и сама машинка как элемент эстетского культа… Каждый кадр не дает нам усомниться, что Педро Альмодовар — прекрасный неординарный художник-экспрессионист.

    И все бы ничего, да только впечатление подпортил некий молодой артист по фамилии Бандерас. Не тот ли это будущий кино-жеребец, сводящий с ума не первое поколение поклонников? Точно, он. Но страсти, главной пружины повествования, я в нем так и не увидел. Я остался равнодушен к его «пылу», повлекшему за собой такую же «страстную» летальность. Наоборот, создалось впечатление, что все случившееся — лишь плод глупого юношеского максимализма — «абы как, лишь бы не так, как у всех». И первый гомосексуальный опыт, и нелепая возня с соперником на берегу моря, и трагическая развязка в конце фильма — все говорит не о чувствах его героя, а каком-то безбашенном, необдуманном и жестоком мальчишестве.

    А хотел ли Альмодовар показать страсть? Наверно нет, иначе в названии фильма присутствовало не «желание», а именно «страсть». Тогда чего же я взъелся? Наверно, того, что тестостерон в крови в который раз одержал верх.

    Ладно, остаюсь мужчиной!

    6 августа 2009 | 13:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>