всё о любом фильме:

Девичий источник

Jungfrukällan
год
страна
слоган-
режиссерИнгмар Бергман
сценарийУлла Исакссон
продюсерИнгмар Бергман, Аллан Экелунд
операторСвен Нюквист
композиторЭрик Нордгрен
художникП.А. Лунгрен, Марик Вос-Лунд
монтажОскар Розандер
жанр драма, криминал, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время89 мин. / 01:29
Номинации (1):
Источникам всегда приписывают целебные свойства, и их происхождение часто связывают с чудесами, которым не всегда предшествуют радостные события… И эта скандинавская средневековая легенда тому подтверждение.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
94%
15 + 1 = 16
8.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Этот фильм шведского мастера кино Ингмара Бергмана, созданный на основе легенды XIV века об источнике, который возник на том месте, где была изнасилована юная дочь крестьянина, ехавшая в церковь, поражает и до сих пор. Но отнюдь не натурализмом и откровенностью сцены поругания. Простота, ясность, чистота и словно прозрачность избранной режиссёром манеры ненавязчиво заставляют нас почувствовать невинность и святость уединённого в самой глуши незамысловатого мира скромных людей, в том числе — девушки Карин, нежного и кроткого создания. А эпизод насилия над ней воспринимается особенно обострённо и даже шокирующе только потому, что показан отражённо — глазами сводной сестры Карин, язычницы и ворожейки Ингери, которая пожелала ей смерти и уже успела раскаяться в этом, а также через потрясение и ужас мальчишки, не принявшего вместе с другими бродягами участие в надругательстве. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 47 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Вряд ли мне удастся добавить, что-либо существенное по поводу фильма «Девичий источник». Но, как говорится, попытка не пытка, тем более, что это третий фильм шведского режиссёра мной виденный. Если предыдущие два «Осенняя соната» и «Сцены из супружеской жизни» — это одна ипостась, то «Девичий источник», совсем из другой оперы. Здесь вы не найдёте крылатых слов и афоризмов, цитат для глубокого осмысления. Зато можете увидеть и созерцать жизнь одного шведского хутора, согласно одной легенде. Персонажи все яркие и сочные, одна дикарка чего стоит. Но о ней немного попозже.

    Итак, перед нами набожная семья. Могучий глава (Макс фон Сюдов), зачехлённая на все пуговицы, это метафора разумеется, мать (Биргитта Вальберг) и красавица дочь. Её льняные волосы, это украшение всего фильма. А какие у неё наряды ? Да, в том сундучке чего только нет, каких только платьев и кружев. Ты попадаешь в атмосферу сказки, доброй сказки, в которой родители любят своё чадо. Любят, холят и лелеят, позволяя спать и не обременяя домашними заботами.

    И как антипод нашей дочери красавице, девица приблизительно её возраста. Но уже совсем другое выражение лица, совсем другая одежда и мысли по Чехову. На таком вот разительном контрасте построил начало картины Ингмар Бергман. Что ж, пока всё достаточно спокойно и прозаично, не считая одной маленькой детали. И эта деталь, как бы расшевеливает зрителя, не даёт ему убаюкаться атмосферой благодушия и единения этой семьи, исключая дикую. И тут она, эта девушка с глазами дикой серны, словно почувствовав, что о ней идёт речь, махнув не глядя, кося по сторонам, дабы её не спалили, берёт и кладёт лягушку или жабу уж не знаю, в пирог приготовленный для отправки в церковь. И вам уже становится любопытно, кто сим пирогом полакомится. Да-с. Ничего-с найдутся желающие-с, можете не сомневаться. А пока, что две девушки отправятся в путь дорогу до ближайшей церкви…

    Доброе и злое всегда идут рядом, всегда трутся рука об руку. И где такая граница от которой одно можно отделить от другого. Одним кажется убийство добром, а другим злом. Это как посмотреть. Не случайно в конце фильма Бергман выводит отца семьи, чтобы тот не просто своей могучей хваткой, но нечеловеческим воплем, воззвал к Богу. Совсем не случайно. Хитрец, Бергман. И легенду в ярких красках обозначил и под божественную суть подвёл. И конечно темные силы в лице трёх человек показаны достаточно колоритно. Найди такие с ходу. А Бергман нашёл.

    Квинтэссенция картины — открытия девичьего источника. Буквально одним движением зрителя можно повергнуть в ступор, в состояния катарсиса, исступления и прочая. Пробежали ли у меня мурашки по коже ? Не то слово. Как будто марафон устроили. За что спасибо Ингмару Бергману. Кстати, этот образ дикарки никак у меня не выходит из головы. Что с ней будет ? Как думаете ?

    10 из 10

    11 июня 2015 | 07:47

    Странно было бы толковать этот фильм и выставлять Бергману оценки. Это как в электронной библиотеке выставлять оценки Шекспиру или Достоевскому.

    Понятно, что это классика. Понятно и то, что это не лучший фильм Бергмана, хоть и оскароносный (судя по воспоминаниям, Оскар оказался для самого автора довольно неожиданным).

    Сцена насилия, вызвавшая цензурные запреты и создавшая, надо полагать, фильму дополнительную рекламу, сегодня выглядит очень сдержанной. К тому абсолютно оправданной: нам показывают омерзительность побеждающего зла перед лицом Всеблагого Бога. «Я не понимаю Тебя!» — восклицание отца — продолжение темы, начатой в «Седьмой печати». Там девочку жгли на костре, здесь…

    Сам Бергман пишет, что в этом фильме отношения с Богом были для него уже не лейтмотивом, а декорацией, что главной была идея возмездия. Наверное, так. Прав ли отец, вершащий суровый самосуд? Где грань между христианским прощением и справедливым воздаянием? Без малого полвека этому фильму, а вопросы остаются.

    Что касается стилистики, режиссуры, игры актеров — без комментариев. Достаточно сказать: это Бергман.

    26 октября 2009 | 16:15

    Этот фильм вызывает сильнейшие эмоции и очень долго не отпускает. Почему насилие и зло так помнится? В «Девичьем источнике» Бергман показал историю жестокого преступления — надругательство над невинной душой. Сцены насилия сняты настолько грязно и омерзительно, что могут посоревноваться с современными и даже превзойти их, а фильму-то больше полувека. «Девичий источник» — это черно-белое кино, если бы добавили цвета, возможно, вышло бы еще что-то более ужасающее. «Почему так мрачно на душе, почему зло торжествует, почему?» — вопрос, на который хочется ответить, но не получается.

    В основу фильма легла скандинавская легенда. Историю, рассказанную Бергманом, можно назвать страшной сказкой. Только вот непонятно почему в этой сказке девушка умирает просто так. Кто виноват в этой трагедии: колдующая и ненавидящая ее сестра или это просто случайность? Где был Бог, когда невинная девушка ехала с чистыми помыслами в церковь, почему он не уберег ее?

    Макс фон Сюдов показал все муки и страдания отца, который потерял любимое дитя. Способна ли месть очистить душу, залечить раны? Ответ вы найдете сами.

    10 из 10

    23 марта 2015 | 16:54

    Чистый и ясный фильм Бергмана снят по скандинавской легенде XIV века.

    В зажиточной семья крестьянина живут сводные сестры, на первый взгляд являющиеся антиподами друг друга. Карин, всеобщая любимица, нежна, мила, слегка легкомысленна и невинна. Другая, темноволосая язычница Ингере, выполняет грязную работу по дому, мстительна, пуглива, да еще и беременна вне брака. По вполне понятным причинам она жгуче завидует сестре и молится языческому богу Одину о помощи.

    В один из солнечных весенних дней Карин наряжается в свою лучшую одежду и отправляется отвезти свечи в церковь. Ингере сопровождает ее…

    Такова диспозиция драмы. Будет совершенно безжалостно раскрывать сюжет дальше, однако, можно сказать, что далее раскрывается тема преступления, возмездия и покаяния за совершенные грехи.

    «Девичий источник» можно рассматривать как захватывающую трагедию в черно-белых тонах, с практически хичкоковским саспенсом и драматически снятыми эпизодами в лесу и деревне.

    Но в фильме затронута и тема религиозного противостояния. XIV век — это время, когда христианство еще не полностью утвердилось в северной Европе. И в этой драме происходит своеобразное противостояние двух богов: Одина и Христа, к которым взывают герои притчи. При этом христианский Бог, проиграв первую партию, выигрывает в концовке.

    Шокирующий трагизм происходящего заставляет нас вслед за героями спросить у Бога, как он мог допустить такое насилие. Что же получается, Месть является более сильным и высоким чувством, чем Вера? И вот на минуту мы видим сомнения героя Макса фон Зюдова в существовании Бога вообще. Но, балансируя на пороге безумия, он вдруг прозревает, а очищающий, не иначе как данный милостью Божьей финал смывает людские грехи…

    Сам Бергман считал этот фильм слабым подражанием Куросаве, но мастерски снятый в стилистике средневековья «Девичий источник» производит мощнейшее впечатление.

    9,5 из 10

    24 декабря 2009 | 23:29

    Это тот фильм, который затрагивает самые чувствительные струны в человеческой душе. Ещё долго после просмотра вас не покинет ощущение внутренней надломленности. Лучшее, на мой взгляд, слово, подходящее для описания «Девичьего источника», — безыскусность. Речь, конечно, идёт не о самом замысле, а об удивительной естественности, неразделимости человека и природы, которой добился Бергман при создании картины.

    Каждому жесту, каждому взгляду, каждому слову внутренне вторишь: «Верю». Каждое движение и действие значительно, весомо, но воспринимается это опять же как нечто естественное, словно перед нами стряхнувшие многовековую пыль исполины, в которых гений режиссёра вдохнул вторую жизнь.

    Любое злодеяние — это нарушение естественного порядка вещей, и природа, как и полусумасшедший провидец в доме крестьянина, ощущает неизбежность трагического события. Если страдает человек, будет страдать и природа: как невинная девушка стала жертвой диких пастухов, так и молодая берёза упала, не выдержав тяжести ударов одержимого местью отца.

    Но ни христианский бог, ни языческий Один не дадут ответов на вечные вопросы: откуда берётся насилие? имеет ли право человек на свой собственный суд? Пройдёт время, и животворящий источник смоет и боль, и запоздалое раскаяние, и жажду крови, и новой весной засияет новое солнце, лучистое, как девушка с золотыми волосами.

    1 апреля 2011 | 00:23

    Несколько лет подряд просто не решалась смотреть этот фильм. Решилась. Посмотрела. Встала с дивана. И пошла на полусогнутых. Кажется, легче пережить одинокую ночь в темном лесу в окружении злых духов и диких зверей, чем увидеть такую киноленту — такова она по силе воздействия и испытанному ужасу. Вместе с тем, возникает чувство умытости, очищения, исцеления, как ни странно. Только таким и может быть настоящее искусство: сначала обожжет рану в сердце острым перцем, а зачем приложит повязку с живительной мазью. Открывая глаза на действительность — не забывает дать снадобье от внезапно нахлынувшей слепоты, а точнее — желания ослепнуть. Или: будто приставляет своему зрителю ладонь над бровями, создавая тень — чтобы свет правды не обжег роговицу.

    В отличие от Бергмана другой мастер воздействия на психику — Ларс фон Триер — отмыться после грязи не предлагает. Ты встаешь с дивана — поверженным ничтожным неумытым маленьким человеком. Бергман же вместе с ядом бытия преподносит и чашу с противоядием для души. Правда, может быть, не во всех своих фильмах. Но «Девичий источник» с этой точки зрения совершен: на месте, где ничтожества надругались над девушкой, из земли пробивается вода и смывает всю скверну… И тогда — девушка выглядит не просто бессмысленной жертвой, а жертвоприношением во имя омовения мира.

    24 апреля 2014 | 13:31

    Если делать какие-то выводы, то можно сказать так: все мое творчество на самом деле основано на впечатлениях детства. Я могу буквально в мгновение перенестись туда. Я думаю, вообще все, что имеет какую-то ценность, уходит корнями в мое детство. И говоря диалектически, я никогда не порывал со своим детством, все время вел с ним диалог. Ингмар Бергман

    Когда Бергман был еще маленьким Ингмаром и впервые посмотрел фильм в кинотеатре его «одолела лихорадка, так никогда и не прошедшая». Самым страстным его желанием было обладание кинопроектором, подаренным брату на Рождество. После долгих криков и слез Ингмару пришло неожиданное решение и он реализовал свою мечту, выменяв кинопроектор у брата на сотню оловянных солдатиков. С тех пор он покупал в магазине использованную кинопленку, погружал ее в крепкий раствор соды на полчаса и смывал изображение. Пленка становилась прозрачной и позволяла делать кино с «чистого листа». Впоследствии эта детская изобретательность проявится в способности снимать кино и каждый раз отвечать на вечные вопросы, заново переосмысливая и переоценивая свою собственную жизнь. Все детские переживания и размышления о семье, религии, двуличии, образы отца и матери перешли во многие его фильмы. Интересно то, что к сорока двум годам его отношение к религии претерпевает серьезные изменения. «Мои собственные религиозные представления уже дали сильный крен влево», — пишет Бергман. Это не могло не отразиться на его творчестве. Именно на этот период и приходится создание кинокартины «Девичий источник». С нее начинается цикл фильмов Бергмана, где мир со всей его нестабильностью можно считать предъявленным, но никак не обрисованным.

    Сюжет основан на шведской легенде XIV века и повествует об изнасиловании и убийстве Карин — юной дочери богатого землевладельца Тере, не успевшей ещё даже сплести ноги ни с одним мужчиной в отличие от своей сводной сестры Ингери. Пастухи, совершившие поругание, снимают с Карин шелковый наряд, чтобы продать, и отправляются на юг. По дороге они просят ночлега в доме Тере и преступление раскрывается.

    Простота повествования в кинокартине подкупает своей непринужденностью и прозрачностью исполнения. За игрой света и тени прослеживается противопоставление образов Карин и Ингери. Первая находится в блаженном неведении о несправедливости этого мира и беззастенчиво любуется им и собой, и кажется, что сам Фрейер является ее покровителем, а вторая одержима завистью и страхом, блокирующими проявление любви к самой жизни. Такое отношение Ингери обусловлено суровостью средневекового быта и уклада общества. Режиссер намеренно вводит в кинокартину сцены трапезы, дающие полное представление об аскетизме существования и второстепенности плотского перед духовным. Человеческая душа, ее святость — вот то, что прежде всего интересует Бергмана. Образ Бога, «давно покрывшийся трещинами» для самого режиссера, служит здесь мастерски выстроенной декорацией. День страсти Господней, начавшийся с веселья, разговоров о повседневных делах, пронизанных святостью, и поездки в церковь со свечами для Пресвятой Девы Марии заканчивается материнскими слезами и поиском Бога в себе. Абстрактность киноязыка этой ленты очень ярко иллюстрирует богооставленность. Причем именно такую, где может быть ни слова о Боге, но это не значит, что ни слова к Богу не обращено. Даже природные явления здесь выступают в роли божественного провидения. Ведь неслучайно, когда режиссер хочет акцентировать внимание на летней свежести Карин, все пространство заливает теплый струящийся свет солнца, столь редкий и ценимый в Скандинавии. Снег как плач о погубленной молодости. Холод под покровом ночи как пора расплаты за содеянное. Робкий утренний свет, когда на месте совершенного преступления сквозь землю прорывается источник, смывающий всю скверну и очищающий души людские, словно божественное откровение. Одиноко стоящая береза, ломаемая отцом Карин, символизирует человека с исчезнувшим Богом внутри. И в этом случае человек начинает действовать не так, как ему велят душа и совесть, а по традиции, сложившейся веками. Возникает мысль о мести — ведь с древнейших веков в Скандинавии месть за убийство и другие преступления против женщин входила в круг обязанностей родичей-мужчин. Процесс осознания отцом Карин своего назначения представлен в картине нетривиально, и выбор его состоялся: Тере сам чувствует важность, серьезность и бесповоротность свершившегося. И есть только один верный путь, позволяющий сохранить душу. Ищешь Бога в себе — значит ты человек.

    17 апреля 2015 | 08:39

    Это однозначно мой любимый фильм Бергмана. Это шедевр на все времена. Этот фильм о нелепости и жестокости мира. Сюжет прост и сложен одновременно: Бергман рассказывает зрителю легенду о целебном источнике. Невероятную в своём цинизме и в своей жестокости легенду.

    Жили-были на свете две сестры: одна милая, добрая, красивая, наивная, этакая Наташа Ростова. Вторая… Самый противоречивый персонаж во всей истории. Она беременна неизвестно от кого, она завидует сестре, так как всё самое лучшее достаётся ей, она никем нелюбима.

    И вот вдвоём они отправляются в лес. Этот лес переполнен не говорящими животными, а говорящими тварями. Три брата нападают на добрую девушку, насилуют, а затем убивают её. А злобная, но в то же время несчастная в своей злобе сестра, наблюдает всё сцену и не смеет вмешаться. Хотя, наверное её вмешательство не помогло. Просто жертв было бы больше. Но потом совесть всё не даёт ей жизни, и когда три брата стучатся в дом к отцу и матери девушки, злюка указывает на них.

    Фильм чёрно-белый. Он не мог быть в цвете. Нельзя такое показывать в цвете. Этот фильм страшнее всех ужастиков вместе взятых, ведь нет ничего ужаснее, чем человек. Обязательно посмотрите этот фильм и задумайтесь о том, что же мы творим. Мы правда этого не ведаем.

    10 из 10

    27 апреля 2011 | 19:24

    В данной киноленте великолепного шведского режиссера Ингмара Бергмана сокрыт разнообразный букет смыслов. Тем не менее, вполне очевидной и центральной является тема жертвенности, которая пронизывает, словно «золотое сечение», саму суть картины. Молодая девушка Карин любима своими родителями и, особенно, матерью. Она для нее единственное и любимое дитя. Подобное отношение матери к своей дочери порождает целый клубок страстей во взаимоотношениях Карин со своей сестрой Ингери, которая оказывается «в тени», более любимой сестры.

    Семья очень набожна. Исповедуют христианство. Карин обладает поразительной невинностью и доверчивостью (столь неэффективными в жестоком мире насилия). Карин живет в своем мире, где нет места злу. Точнее в ее опыте нет зла, поэтому она может сохранять свою невинность. Она по-человечески добра. Без каких-либо догм и долженствований. Она — дитя природы. Подобно природе, которая невинна, Карин также невинна. Но мир людей — это мир свободы. А цена свободы — неизбежность зла.

    Тема природы в картине играет первостепенное значение, наряду с актом жертвоприношения. Природа также невинна, как и Карин. И любое насилие, которое человек совершает над своей планетой, так или иначе обернется для тех, кто делает это неминуемым наказанием. Потому что «насилуя» природу, частью которой все мы являемся, мы выносим сами себе приговор.

    Невинность девушки неотвратимо отправляет нас к образу Христа, который также был невинен, добр, милосерден. Он был выше Закона Моисея, подчиняясь «закону любви».

    Иудеи, распявшие Христа, лишились Божественного благословения, которое вылилось в окончательное уничтожение Иерусалимского Храма, в котором они поклонялись своему Богу Яхве. Но несмотря на это появилось христианство в виде нового «источника жизни» и божественного благословения, но уже для всех народов земли, а не только евреев.

    Эта же мысль отражена и в картине Ингмара Бергмана. Сама природа не может принять насилия и поэтому она раскрывает свою живительную твердь, как-бы показывая, что невинность и любовь никогда не могут быть поглощены насилием и животным безразличием, свойственным людям, которым «все, все равно». Поэтому и сегодня, несмотря на колоссальное насилие, которое люди совершают над собственной планетой, будто принося безумную и бессмысленную жертву, неизбежно обернется для них как проклятием, так и новым освежающим прощением, дарованным новым поколениям.

    Данная картина великого шведского мастера вне всякого сомнения экзистенциальна, поскольку она вновь поднимает вопросы вины, мести, наказания, прощения и веры в Бога, который хранит стоическое безмолвие, несмотря на творящееся беззаконие. «Если Ты, Отче, есть и видишь беззаконие, совершающееся над творением твоим, то почему ты молчишь и бездействуешь? Если ты так поступаешь, то что остается делать мне, кроме как не мстить и не брать в свои руки справедливое возмездие? Но что же мне делать после этого, ведь несмотря на торжество справедливости, я все равно нуждаюсь в твоем прощении? Ведь я так ненавижу тебя за твое безмолвие, но так же безумно нуждаюсь в тебе. И, тем более, теперь». Таковы вопросы, которые так или иначе задаешь себе, людям, Богу, размышляя над равнодушием бытия. И на них не может дать ответ никто, кроме одного Бога, который хранит вселенское безмолвие.

    10 из 10

    13 февраля 2014 | 03:15

    Сразу оговорюсь, по порядку оценивать составляющие фильма, вроде режиссуры или операторской работы я не буду. Зачем? Это же фильм Бергмана!

    Шведский режиссёр Ингмар Бергман никогда не снимал плохих картин. Даже средних. Он снимал либо хорошо, либо никак. Я, конечно, не видел всю его фильмографию, но одно могу сказать точно: не может режиссёр, обладающий талантом, способствующим созданию таких картин как «Персона», «Молчание», «Земляничная поляна», «Осенняя соната» и «Девичий источник» снимать плохое кино. И что самое главное, Бергман не стеснялся отражать на экране какие-то личные переживания, потому его фильмы, как и картины Тарковского, смотреть немножко стыдно. Как-будто лезешь в голову и душу к другому человеку.

    Вот и в этой картине (получившей, кстати, Золотого Болванчика за «Лучший фильм на иностранном языке» в 1961 году) сильны отголоски собственного отношения режиссёра к вере в целом и к религии в частности. Причём исключительно на уровне трактования истории, рассказанной в фильме. Что безбожные разбойники, убившие невинную деву, что её христианин-отец, свершивший акт «праведной» мести и убивший в порыве гнева ни в чём не повинное дитя — это заблудшие души. Заблудшие в глубинах собственного безволия, слабости и животной агрессии грешники, совершающие преступления не столько против человека, сколько против природы. Поэтому изготовление обыкновенных банных веников из ещё недавно живой берёзы — это метафора противления природе со стороны решившегося на убийство человека, а может быть и ясное свидетельство о готовности прервать чью-то жизнь. Бергмана за его долгую жизнь мучало много различных вопросов. Так вот одним из главных, как мне кажется, был вопрос доверия к Богу, сомнение в его существовании, или, по крайней мере в его добродетельной сущности. Потому в «Девичьем источнике» люди совершают преступления вне зависимости от вероисповедания. А мальчик, который не смог вкусить благословлённой за столом похлёбки — это сам Бергман, мечущийся между верой в Бога и верой в человека. Желающий верить, но не понимающий, как подобные злодеяния могут твориться на свете. Неужели по воле Божьей? И противопоставление обращения к Одину и обращения к христианскому Богу является вариацией на ту же тему. За мальчика, однако, всё решила судьба, а вот режиссёру досталась куда более тяжёлая доля.

    И тем не менее, Бергман верил. Верил если не в Бога, не в его всепоглощающую любовь, то в добро и в светлое начало в каждом из нас. Потому что без веры человек не может жить, как не может жить без воды. А источник, забивший из места гибели девушки — это не просто сочувствующая природа, которая всегда реагирует на обитающего в ней человека, это символ веры и надежды, дарующий живительное очищение и покой.

    10 из 10

    26 ноября 2013 | 02:28

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>