всё о любом фильме:

Дух улья

El espíritu de la colmena
год
страна
слоган-
режиссерВиктор Эрисе
сценарийВиктор Эрисе, Анхель Фернандес Сантос, Франсиско Х. Керехета
продюсерЭлиас Керехета
операторЛуис Куадрадо
композиторЛуис де Пабло
художникХайме Чаварри, Перис, Адольфо Кофиньо
монтажПабло Гонзалес дель Амо
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время95 мин. / 01:35
Фильм — рассказ о том, как маленькая Ана под впечатлением от просмотра знаменитого «Франкенштейна» и «страшилок» о духе, поведанных шепотом, перед сном, ее старшей сестрой, упорно наведывается в заброшенный дом посреди полей, искренне веря в то, что призрак однажды явится…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
19 + 0 = 19
9.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Оператор Луис Куадрадо начал слепнуть во время съемок фильма. Позже он совершенно ослеп и покончил с собой в 1980 году.
    Трейлер 03:31

    файл добавилМихалыч

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    По первому слою, фильм 32-летнего испанца Виктора Эрисе (он родился именно в 1940 году, когда и происходят события в одной из кастильских  (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 13 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Про фильмы подобного уровня чрезвычайно трудно говорить. В первую очередь из-за того, что почти всякий человек сумевший посмотреть «Дух Улья» и безо всяких рецензий способен составить для себя определенное, ни с чем несравнимое мнение. Столь же особенное, как и весь этот удивительный фильм в целом. Впрочем, для тех, кто перед просмотром предпочитает прочитать несколько рецензий я с удовольствием оставлю свой небольшой отзыв.

    «Дух улья» Виктора Эрисе — это не просто хорошее или как в таких случаях любят говорить — гениальное кино. В общем — то оно и есть определенным эталоном для людей не только смотрящих, но и снимающих фильмы. Хотя и это, честно говоря, совсем не важно… У него есть своя душа. И именно это важнее всего.

    Виктор Эрисе снял не очень много фильмов. Порой перерывы достигали целое десятилетие. Но все его фильмы можно назвать настоящими. В этот раз перед всеми нами предстанет маленькая сказка, старательно помещенная на юг Испании и рассказывающая о странной мечте, возникшей в голове у Анны. Франкенштейн Мэри Шелли вновь оживает. Его необходимо лишь найти и, отыскав просто посмотреть на диковинного монстра обособляющего собой нечто большее, чем горсть надежд. Маленькая девочка его и ищет, не обращая особого внимания ни сестру Изабель любящую пошутить таким необычным образом, что на пару минут у вас обязательно замрет сердце. Или на испуганного дезертира страстно желающего жить. Даже ее отец рассуждающей о смерти сквозь призму поиска грибов или постоянно спящая мать не отпугнет Анну от собственных поисков. Хотя любое дальнейшее слово, касающееся сюжета, можно будет посчитать незамысловатым спойлером.

    Этот фильм очень… Теплый. Как небольшая дверь, стекло которой сделано в форме янтарных сот. У одного безумного француза существовало путешествие на край безумной ночи. Эрисе же виртуозно используя слово кинематографа, создает возможность для путешествия на самый отдаленный край рассвета. Безвредный и совсем обыденный мир, в котором нет места для недомолвок или присутствия какой либо интриги.

    Также хотелось бы отметить титанический труд оператора Луиса Куадрадо за удивительно мягкую работу со светом и пространством. Такие сцены как первое посещение сестрами заброшенного дома или поиски живых людей после обнаружения Изабель… В наше время такое попадается все реже.

    На самом же деле я жалею лишь о том, что мне не довелось увидеть этот фильм в детстве. В юном возрасте мы все воспринимаем легче и вместо того чтобы смотреть на удивительную сказку с постамента лет и сотен отсмотренных кинокартин, я смог бы просто в нее погрузиться без этих лишних слов. Этого желаю всем, кто прочитал мой скромный отзыв.

    14 апреля 2012 | 20:56

    Вечность, по мнению отца Аны, подобна улью: «кто-то, кому я недавно показывал в одном из моих стеклянных ульев движение этого колеса, так же видимое как большое колесо стенных часов, с удивлением смотрел на это обнаженное бесконечное треволнение сотов. Безостановочное, загадочное и безумное трепетание кормилиц у выводковых камер; одушевленные мосты и лестницы, которые создают работницы, выделывающие воск; всё захватывающие спирали царицы; разнообразную и непрерывную деятельность толпы; безжалостное и бесполезное напряжение, чрезмерно-ревностную суету; нигде неведомый сон, кроме колыбелей, уже подстерегаемых завтрашним трудом; и даже покой смерти удален из этого убежища, где не допускаются ни больные, ни могилы. И как только прошло удивление, наблюдавший все эти вещи поспешил отвратить глаза оттуда, где можно было прочесть полный печали ужас».

    Франкенштейн, возомнивший себя Богом, допускает, что вечность постижима, но он так же знает, что общество не желает понимать всей правды: «вы никогда не мечтали сделать что-нибудь опасное? Где бы мы были, если бы никто не докапывался до истины? Разве вы никогда не мечтали заглянуть за облака и за звёзды? Или хотя бы узнать зачем дереву нужны почки? и что меняет тьму во свет?.. Но если я смогу ответить на какой либо из вечных вопросов, к примеру: что такое вечность? Не сомневаюсь, меня тут же объявят сумасшедшим».

    Оживленный Франкенштейном преступник возникает в реальности благодаря воображению девочек. Таким образом, представляются ясными три точки зрения на этого человека: художник верит в своё творение, общество классифицирует дезертира как преступника, Ана верит в доброго духа. Восприятие девочки становится символом всей картины мира-улья. Её восприятие свободно от лишних амбиций и социальных клише. Это вера в жизнь вопреки смерти, в бескорыстную помощь вместо наказания.

    10 из 10

    30 августа 2010 | 21:04

    В своём полнометражном дебюте, без которого редко обходятся в который раз обновлённые списки «best films ever», Виктор Эрисе обращается к 1940-му — году своего рождения. При упоминании первого года правления фашистов историк обратит ваше внимание на всеобщие запустение и разруху, а конспиролог обязательно укажет на связь имён Франко и Франкенштейна.

    Но творческий порыв, в безразличии окинув минутным вниманием неведомо куда мчащийся поезд политических потрясений, уносится в глухой испанский посёлок. Чтобы в тёмных глазах шестилетней Аны разглядеть рождение новой Вселенной. Только их по-детски невинный и по-детски пронзительный взгляд способен вместить в себя всю полноту страдающего мира.

    «Почему монстр убил девочку?» — спрашивает Ана старшую сестру после показа «Франкенштейна» Джеймса Уэйла. Как мог этот пугающий великан, играющий с полевыми цветами, бросить в реку маленькую девочку?

    Тревожный вопрос открывает Ане бессмысленность ветхого умирающего дома — этого пустого улья с окнами, застеклёнными шестиугольниками сот. Этим вопросом озадачивает Ану рой пчёл, бездумно перемещающихся в своём непонятном мире. Волнующий вопрос раздражает глупостью игр сестры Изабель. На него, как на самый опасный гриб, наталкивается девочка во время прогулки с отцом в лесу. Неумолкающим гудком поезда этот вопрос лишает Ану даже возможности спать.

    Страшная и желанная встреча с «монстром» — детский и правильный ответ на беспощадный грохот окружающего мира. Чтобы остановить бессмысленность улья, нужно в ответ на дуло пистолета предложить яблоко. Но если Дар вдруг оборачивается Пулей, остаётся только бежать… Исчезнуть в самой глубине ночных лесных троп, где ни один гриб не опаснее собственного отражения, что виднеется в холодной тёмной воде.

    «Дух улья» — страшное открытие вездесущей и бескомпромиссной Смерти — завершается надеждой, мягким лунным светом проникающей в комнату Аны. Тишина ночи, скрывающая бесконечный шум дневного улья, многократно усиливает шёпот детского зова, способного загладить даже звуки поезда. «Это я, Ана».

    10 из 10

    15 августа 2011 | 21:04

    В 1973 году был снят, возможно самый красивый испанский фильм двадцатого века. Один из немногих испанских фильмов действительно поэтических, в прямом смысле этого слова, потому что сама жизнь как таковая, основана на одах миру мечты, созерцанию небесных образов и энергии самой земли, Истинной земли великих поэтов.

    Виктор Эрисе смог в рамках одного фильма смог передать разные проявления мудрости, спокойствия, смирения и чувствительности. Это можно лирически назвать исследованием мира через пленку. История рассказываемая в фильме общая для всех, и подходит каждому в независимости от времени и места где мы живем.

    Для людей жизнь в фильме, жизнь протекает медленно и монотонно, среди тишины, без связи с внешним миром. Тишина приносит разочарование и молчание, и тишину прерывает только жужжание пчел или мелодия карманных часов.

    Такое одиночество присутствует в символике жизни пчел, где индивидуальность принадлежит коллективу и все процедуры, все элементы, в конечном итоге ловят и душат личность, именно в этом и проявляется «дух улья».

    Как следует из вышеизложенного, El espiritu de la colmena — это фильм, молчание, которое в данном случае, тем более выразительное, чем слова.

    10 из 10

    17 сентября 2016 | 21:29

    Боги и монстры…

    Дух улья (я люблю этот фильм)

    Виктор Эрисе, что же вы со мной делаете? Я когда-нибудь точно с ума сойду, если буду постоянно смотреть такие фильмы, а таких фильмов больше нет, и никогда не будет. Вот положа руку на сердце, могу сказать, что лично для меня это один из самых трудных и глубоких фильмов, которых я только видел. После просмотра фильма, я сидел загруженный до конца вечера. Почему?

    Эрисе всегда был своеобразным режиссером, он снимает не очень сильные картины, а чересчур сильные, я писал про него уже раньше, он ведь съел своей новеллой один известный альманах про время, а в данном фильме он показал удивительно-глубокую природу человека, пускай еще очень маленького…

    Ана смотрит фильм Уэйли и потом ищет Карлоффа. Она обязательно его найдет в конце фильма, а вокруг нее будет лететь очень страшная жизнь. Про такие фильмы невозможно говорить, их надо смотреть. Это даже не фильм, это тонкая магия кинематографа.

    Возможно это самый лучший фильм Эрисе. Не пропускайте такие картины, если бы не они, кинематограф давно бы уже умер. Это я говорю абсолютно серьезно.

    Огонь, который горит в ее голубых глазах, никогда не исчезнет из моего сердца…

    Спасибо.

    10 из 10

    27 февраля 2010 | 00:39

    И хотя я не очень проникся фильмом после его просмотра. И большую часть фильма не понимал к чему весь этот видеоряд, воспринимая происходящее как какую-то картину, нарисованную художником. Вроде картина и картина, ничего в ней особенного нет. Мир отождествляется с ульем, где происходят одинаковые повторяющиеся изо дня в день процессы. Один маленький ребёнок радостен и беззаботен в материальном мире, другой задумчив, но добр и открыт со всей своей детской наивностью. Родители уделяют детям мало внимания, оставляя их наедине с познаванием окружающего мира. И каждый из детей выбирает свой путь восприятия происходящего вокруг. И в тоже время в улье безжалостно расправляются с их неподходящими элементами. Но почитал отзывы уважаемых людей тут. Посидел, подумал. И понял, что:

    Это фильм о том, что иногда лучше взглянуть на жизнь со стороны, чтобы понять самые важные для неё ценности.

    Взглянуть глазами ребёнка, взглянуть на окружающий мир без предубеждений, без навязанного мнения из телевидения и СМИ.

    Посмотреть на круговерть окружающего нас с Вами улья. Посмотреть на окружающих Вас родных и друзей.

    Внимательнее присмотреться к тому, что проскакивает мимо нас по жизни, как проезжающий мимо поезд.

    Внимательнее присмотреться к людям, с которыми у нас пересекаются жизненные пути пусть и на довольно короткое время, в реальной жизни, на улице или в интернете.

    Взглянуть на другого человека как на такого же как и ты, со своими страхами и мечтаниями.

    Взглянуть на другого человека, не обращая внимания на его национальность, цвет кожи, пол, возраст, физические недостатки или просто другие жизненные убеждения.

    Взглянуть и просто улыбнуться, и сказать «Здравствуй!», подарив на мгновение частичку своего внутреннего душевного тепла и любви. Протянуть незнакомому человеку свой маленький подарок в виде доброго, пусть и небольшого кусочка жизненного времени, и воспринять другого человека как самого себя, пусть и прожившего свою жизнь в другом месте, в другом окружении, получившего отличающийся от твоего жизненный опыт.

    Смотреть и искренне желать этому человеку здоровья и всего самого лучшего. Воспринимать другого человека как маленькое чудо в этом большом чудесном мире.

    В мире, в котором у каждого есть свой собственный выбор, и у каждого этот выбор будет правильным.

    В мире, где с каждой новой искренней улыбкой будет воцаряться любовь, добро, мир и гармония между людьми.

    В мире, где самой важной ценностью является каждый из нас, и где единственной важной ценностью является наша жизнь.

    12 февраля 2015 | 14:20

    Некоторые фильмы тяжело поддаются рациональному осмыслению и не спешат соответствовать заранее обозначенным характеристикам и определениям. Такие ленты лучше просто чувствовать, как будто ты еще ребенок, принимающий за чистую монету любой вымысел. Почему так происходит, почему дети верят в то, чему нет объяснения? Может, все дело в их сердцах, еще не научившихся отличать материальное от духовного? И они совершенно к тому не стремятся. Ведь жизнь — один лишь унылый распорядок, изредка оживающий от прогулок с отцом за грибами и походами в кино. Не хватит слов, дабы выразить детскую радость при виде вернувшегося в испанскую глушь грузовика, упакованного бобинами с пленкой. Миг счастья так близок! Новый мир вот-вот пригласит к себе маленькую Ану. Еще совсем немного. На этот раз в деревеньку прибыл великий в своей исторической значимости «Франкенштейн» Джеймса Уэйла. Совершенно не детский фильм, если разобраться, но есть в нем сцена, резко выбивающаяся от общего тона повествования. Единственная жертва на совести рукодельного монстра — единственный ключик для Аны почувствовать неожиданно близкое ей существо, как если бы она знала его всю жизнь, общалась с ним и наслаждалась тем, как он ее понимает. Обычный детский вздор? Выдающийся испанский кинодеятель счел иначе, и показал родной стране, высвобождающейся от власти Франко, янтарное сердце.

    Какой представляется смерть маленькой девочке? Явно не в виде опустошающей города и веси твари. Ана мало говорит, предпочитая слушать и создавать в голове свой мир, дышащий тихим спокойствием. Она и жуткого монстра Франкенштейна видит в качестве друга, почти брата, которого у нее не было. Ведомая фантазией старшей сестры Изабель, девочка каждый день ходит на окраину поселения, смотрит на старый барак и долго-долго ищет ответы в прозрачной воде колодца. В юном сознании обитает множество мыслей, но большинство из них — пока не ее собственные, ведь Ана так наивна и доверчива. И что такое дух, ей проще понять по простой фразе, «плохой или хороший». Околица с заброшенным домом, чьи окна так похожи на соты — кусочек нового мира, который, как кажется девочке, более понятный. Ей есть с чем сравнивать, ведь под родной крышей одна только пустота. Точно вся Испания в миниатюре, испытывающая гнет фашистской диктатуры, дом Аны — место, в котором будущее есть лишь у пчел, и то, до поры до времени. Обманчивая красота, окрашенная золотистыми тонами, не способна заретушировать царство печали, воцарившееся в стенах. Изредка оно нарушается жутковатыми шутками Изабель, и это только подталкивает к желанию наслаждаться уединением с созданием, которого не нужно слышать для того, чтобы ощутить трепет его души.

    Неспешное течение фильма призвано как можно точнее проассоциировать его с размеренной жизнью пчел. Деловитым насекомым торопиться некуда, но и отдыха они не знают, всецело отдаваясь ремеслу. Так и люди у Виктора Эрисе погрязли в рутине, накрепко упрятали все эмоции и умудрились стать чужими для самых близких. Ану сама жизнь подтолкнула искать выход за пределами родной обители. Молчаливых страданий, тревог и переживаний в доме так много, что их тоже можно было вместить в соты, и пустых ячеек бы не осталось. По печальной иронии судьбы, мать девочки пишет письма ушедшему на войну любовнику, а другой солдат становится другом ее младшей дочери. Невозможно не заметить в таком «круговороте» пацифистский протест режиссера — Эрисе сравнивает режим Франко с варварскими экспериментами доктора Франкенштейна. «На выходе» и у каудильо, и у сумасшедшего ученого — только боль, страдания и одиночество. Все эти вещи отчетливо видны и в понурых глазах экранного Бориса Карлоффа, и у того воображаемого монстра, что явился к самой Ане. Несчастное, лишенное смысла существо скиталось в поисках искорки настоящей жизни, и, обнаружив ее, хоть на какое-то мгновение стало ближе к человеку. Не имеет значения точная формулировка духа улья, овладевшего сознанием девочки. Важнее его молчаливое подтверждение, что любым страданиям должен прийти конец. И желательно не такой, какой практикует отряд испанской полиции, разыскивающий дезертира.

    Многослойная картина не замыкается на антивоенной идее. Виктор Эрисе копает глубже и касается природной чистоты, с которой рождается каждый из нас. Девочка Ана с не по-детски серьезными глазами подобна последнему ангелу из группы падших сородичей. Все, что окружает юное создание, создано людьми, но не убеждает в том, что пчелы не смогли бы сделать это лучше. В картине «Дух улья» укрывается множество вопросов, и на большинство из них ответов не найти. Все дело в том самом эмоциональном восприятии, настойчивой попытке автора нарисовать мир кистью ребенка. Отсюда обилие жизнерадостных цветов на общем уныло-сером полотне. Отсюда святая невинность поступков Аны, встающих как протест вторжению смерти в тихий уголок. Эрисе с такой чуткостью отнесся к девочке, что ее простодушная неспособность отличить правду от вымысла стала ведущей идеей фильма. Как оказалось, этого больше всего и желала измученная страна — простую, хрупкую и тонкую историю, наполненную самой естественной на свете любовью и самой крепкой привязанностью. Ни к чему лишние слова, когда глубокий детский взгляд способен сказать все необходимое. Не нужна разрушительная сила, когда тактичная мягкость гораздо полезнее. Не стоит превращаться в пчел, незачем следовать по неверному маршруту. Лучше просто верить в исцеляющее тепло сердца, бьющегося точно в такт наивным детским мечтам.

    Посвящается Владимиру

    20 ноября 2016 | 18:46

    «Создатели этого фильма не могут не представить его без небольшого предостережения. Это история доктора Франкенштейна, учёного, который попытался создать живое существо, то есть сделать то, что подвластно лишь Богу. Это одна из самых необычных историй, когда-либо запечатлённых на киноплёнке. Эта история про два главных таинства бытия: про жизнь и про смерть».

    Это фраза, которую в фильме с экрана кинотеатра вещает диктор перед показом знаменитого «Франкенштейна» Джеймса Уэйла и эта фраза нескромно представляет и творение самого Эрисе, действие которого происходит в далёкой деревне где-то в Кастилии на юге Испании, после революции. Тихое и забытое место, производящее ощущение вакуума, невозможности проникновения в этот мир чего-то извне. Дома — пчелиные соты, жители — сами пчёлы, дети с жужжание сбегаются к грузовику, который привозит кино, стёкла в дверных и оконных рамах в форме пчелиных сот. Круговорот часовых стрелок, сопровождающий бесконечную работу насекомых. И это всего лишь поверхностные символы, напрямую ассоциирующиеся с названием.

    Однажды в эту замкнутую деревеньку приезжает машина с великим и ужасным фильмом «Франкенштейн» — большое событие для местных жителей. Дети, старики, все собрались в маленькой зале для просмотра, словно пчёлки в улей, а потом разошлись по домам, но маленькая девочка по имени Ана ещё долго, а может даже никогда не забудет увиденную историю про монстра и искренне не понимая, будет задаваться вопросом, почему он убил девочку и почему потом убили его? Позже Ана спрашивает свою сестру об этом, а та по взрослому увёртывается от ответа тем, что это всего лишь кино, трюк, на самом деле никто не умер и всё это неправда, но рассказывает маленькой Ане сказку-страшилку про духа, очень похожего на того, из Франкенштейна, живущего на пустоши в заброшенном доме, с этим духом нужно всего лишь познакомиться, и тогда ты сможешь общаться с ним когда захочешь, стоит только позвать. Всё ещё находясь под впечатлением от фильма, Ана начинает тайно наведываться в заброшенный дом, и однажды встречает там своего монстра, оказавшегося на деле простым дезертиром, прячущимся от властей. Ана носит ему еду, одежду отца, дарит папины часы и всё это время верит в чудо.

    Однажды Ана спрашивает свою маму:

    - Мама, ты знаешь что такое дух? — мама молчит, — А я знаю, — говорит Ана.

    - Дух — это дух, — отвечает мама.

    - А они хорошие? — снова спрашивает Ана, слегка тревожась, но пытаясь сделать безразличное лицо.

    - Для хороших девочек — хорошие, а для плохих — плохие. Ты ведь хорошая?

    Ана кивает и её монстр становится хорошим.

    Тишину покинутой деревеньки изредка нарушает звук проезжающего поезда, единственной связующей с остальным миром, что-то наподобие поезда в другую реальность. С этого поезда спрыгивает дезертир, с которым дружится Ана, этого поезда с нетерпением ждёт мать Аны, в надежде что он привезёт ей письмо, не то от давнего знакомого, не то от любовника, который сейчас на фронте. Эпизод с приближающимся поездом очень напоминает кадры из фильма братьев Люмьер. Они почти идентичны. Первый фильм — чудо, и вера в чудесное маленькой Аны, поезд — как символ чего-то нового, соединяющего одну реальность с другой. Внешний мир и замкнутую деревню, в которой всё обыденно, каждый сам по себе и одновременно все вместе, как пчёлки, а так же воск, вырабатывающийся воображением девочки. Но словосочетание «дух улья», можно воспринять и иначе, как то, что неподвластно пониманию человека, тот странный порядок которому подчинены пчёлы, магия потустороннего, которая открыта лишь Ане.

    «Эта история про два главных таинства бытия: про жизнь и про смерть»- говорится вначале. Смерть — ещё одна яркая составляющая фильма. Монотонность существования не может не натолкнуть на мысли о том, к чему это всё ведёт, об исходе жизни, проносящейся мгновенно тогда, когда как правило ничего не происходит. Мгновенно, как вагоны поезда. Поезд — жизнь, которая уходит или надежда, которая что-то принесёт.

    Смерть — это ядовитый гриб, о котором рассказывает девочкам отец.

    Смерть — это то, как сестра Аны, Изабель, пробует задушить кота.

    Смерть — это то, как Ана в самый последний момент подымает голову от рельсов, к которым прижималась ухом, вслушиваясь в приближения поезда, в далёкие звуки из другого мира.

    Смерть — это то, как Изабель пугает сестру тем, будто бы умерла, бездыханно валяясь на полу.

    Но все же, в этом замкнутом пространстве что-то и рождается, а именно Дух — вера. И оказывается, люди даже хуже монстров, невинное чудовище, которого приютила Ана находят и расстреливают ночью, а когда Ана узнаёт об этом, она сначала как в кино, не понимает, за что убили её монстра и бежит от реальности, обманутая, веря в сказку, но краем сознания понимая, что всё это её фантазии. И в этот момент на зрителя накатывает ужасающее чувство обманутого детства, крушения веры. Ана скитается, ночует где-то в лесу и там встречается с уже настоящим монстром, похожим на Бориса Карлоффа из фильма, дрожа, закрывает глаза, погрузившись в фантазию или сон.

    Сам этот фильм — Дух, среди множества фильмов-ульев, засасывающих, манящих, погружающих в разные миры. Этот мир-фильм — приоткрывает занавес между зрителем и происходящим на экране, заставляет сопоставить реальность и вымысел, смешивает два мира, путает их, объясняет магию кино. Интересно то, что у всех героев сохранены настоящие имена, а всё потому, что маленькая актриса Ана Торрент, никак не могла понять разницу между реальностью и вымыслом, не понимала, как можно просто взять и сменить имя на ненастоящее, она сказала об этом режиссёру, он согласился с девочкой и переделал имена.

    Завершает фильм уже знакомый звук проносящегося мимо деревни поезда и силуэт маленькой Аны, стоящей на балконе со стёклами в форме пчелиных сот, она зовёт своего духа тихим шепотом, к счастью, не потерявшая после всех переживаний веру в чудесное и вряд ли уже когда-нибудь потеряет. И это даёт надежду на то, что в этой пчелиной деревеньке удаться зародиться новой жизни, живой, сумеющей прорвать стену в другой мир, куда пока может проникать лишь товарный поезд.

    Фильм приправлен песочными медовыми цветами, предметами и загадочными звуками гитары с флейтой, что-то между протяжным гудком поезда и жужжанием пчёлы.

    Грустный факт о фильме: оператор Луис Куадрадо, снявший так же много фильмов Карлоса Сауры во время съёмок «Духа улья» начал слепнуть, а в 1980 году, ослепнув окончательно, покончил с собой. Вспоминается эпизод из фильма, тот, в котором на занятиях учительница спрашивает детей чего ещё не хватает дону Хосе, кукле, по которой школьники изучают биологию, чего-то очень важного, без чего нельзя. И Ана отвечает — глаз.

    13 июля 2011 | 20:53

    Во время просмотра «Франкенштейна» Ана спрашивает свою сестру: «Почему он убил девочку и почему люди убили его — монстра?» Видно, что этот образ завораживает маленькое создание. Сестра уходит от ответа простым — потом объясню. Вечером, при свете свечи, сестра ведает Ане великую тайну кинематографа — всё неправда, люди только притворяются мертвыми. А монстр жив, она сама его видела. Он — дух. Так сестра поселила в Ане надежду на то, что та сможет увидеть этот дух.

    Ана постоянно пропадает в заброшенном доме с колодцем, рядом с железной дорогой. Именно в этом доме и обитает дух. Она ждет. Возможно, представляет себе встречу с этой загадкой, но ни капельки не отчаивается. А сестра тихо подглядывает за ней, ни капельки не веря в существование духа.

    В этом фильме все чего-то ждут. Мать — ответа на письма, которые она посылает на фронт молодому любовнику, жалуясь в них на жизнь в глуши. Отец — нужных слов для того, чтобы описать вечность. Ее он сравнивает с пчелиным ульем, с бессмысленной маниакальной работой — для чего?

    Великолепная Ана Торрент с огромными карими глазами надолго останется в моей памяти как образ обманутого детства, но с таким потенциалом веры внутри, что ни одно разочарование в будущем не сможет его убить.

    15 марта 2009 | 19:13

    Бывают такие фильмы, про которые даже самому себе сложно объяснить- почему он тебе понравился. И вроде динамики в нём нет, и интриги сумасшедшей, а «накрыло», что называется с головой и не отпускает. Почему так происходит- не знаю, могу лишь предположить, что это и есть интуитивная сила настоящего искусства. Ведь подлинное произведение- есть художественная истина, не требующая объяснений.

    Этот трогательный испанский фильм- слишком интимен, чтобы говорить на площадном языке толпы. Он немногословен и изощрённо изыскан в визуальном воплощении, яркая жёлто-оранжевая палитра истменколора, удивительно бережно запечатлевает пустынный кастильский городок и его обитателей.

    Картина Эрисе, имеет абсолютно колдовское действие, вовлекая зрителя в свой индивидуальный волшебный мир и тревожа его самые сокровенные воспоминания детства. Если и встречаются, в кинематографе второй половины двадцатого века, идеальные творения- то это одно из них. Чистое, как горный воздух кинополотно, является абсолютом экранной живописи, состоящей из безупречно выстроенных кадров. Настоящая поэзия экрана, где каждый образ имеет непреходящие символическое значение. Так окна дома главных героев, явственно похожи и соотносятся с сотами ульев пчёл.

    Жанр ленты можно определить, как магический реализм, хотя вполне можно воспринимать её, как чудодейственную мистическую притчу. Тут сдержано всё- от скупой цепи событий, происходящих под лазурью южного неба, до печального дуэта флейта-гитара, звучащего за кадром. Но в этой кажущейся простоте подачи, заложен такой мощный заряд прекрасного, что даже культурно искушённый зритель, будет введён в эстетический транс.

    Две девочки, две героини- две противоположности. Старшая Исабель- познающая взрослый мир- «играя в смерть», и младшая Ана- ещё не объявшая до конца мир детства, способная взглянуть на всё чистотой широко раскрытых глаз-бусинок, познавая себя- в вере в невидимое…

    P.S. И да… Гильермо дель Торо, очень внимательно смотрел этот фильм…

    9 из 10

    20 марта 2011 | 17:10

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>