всё о любом фильме:

За облаками

Al di là delle nuvole
год
страна
слоган-
режиссерМикеланджело Антониони, Вим Вендерс
сценарийМикеланджело Антониони, Тонино Гуэрра, Вим Вендерс, ...
продюсерФилипп Каркассон, Витторио Чекки Гори, Бриджитт Форе, ...
операторАльфио Контини, Робби Мюллер
композиторБоно, Адам Клэйтон, Вэн Моррисон, ...
художникТьерри Фламан, Эстер Вальц, Дэнис Барбье, ...
монтажМикеланджело Антониони, Клаудио Ди Мауро, Петер Пшигодда, ...
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  250 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время104 мин. / 01:44
Встречи с незнакомцами, наблюдения, прогулки с фотоаппаратом по улицам французских и итальянских городов вдохновляют режиссера фильма на четыре рассказа о любви. В основе этих историй — желание, убийство, расставание и вера.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
65%
13 + 7 = 20
6.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Пролог, эпилог и связки между новеллами снял известный немецкий режиссёр Вим Вендерс.
    Трейлер 01:59
    все трейлеры

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.5/10
    Союз 82-летнего Микеланджело Антониони и 50-летнего Вима Вендерса, скорее всего, являлся не творчески вдохновенным, а как бы матримониально вынужденным (это вполне можно сопоставить с коллизией замечательного французского фильма «Прекрасная спорщица», где мэтр, желающий вернуться к занятию искусством, конечно, благодарен заботливой жене, но отнюдь не вспыхивает ярким огнём творчества от ставшего уже привычным общения). Несколько лет лишённый дара речи из-за инсульта, а не снимавший вообще с 1981 года, выдающийся итальянский «певец некоммуникабельности» хотел перенести на экран четыре своих рассказа о «невозможной любви» из сборника «Тот кегельбан над Тибром». Немецкий же режиссёр, который с начала 90-х годов увлёкся поисками человеческой и аудиовизуальной идентичности в странствиях «до самого края света», сам пребывая в определённом творческом и мировоззренческом кризисе, решил с благоговением помочь маэстро, чьё влияние ощущал ещё со своей ранней работы «Страх вратаря перед одиннадцатиметровым» (1971). (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    У Антониони занимающиеся сексом люди очень красивы. Они похожи на добрых сказочных зверей.

    Обездвиженный на протяжении десятилетий художник остановил время: фильм кажется снятым в начале 70-х годов. Интересно, что в данном случае цветное кино смотрится как чёрно-белое. Возможно, по той причине, что Автор, обращаясь непосредственно к Вашей душе, непостижимым образом устанавливает с ней диалог. Феллини вроде бы говорил о том, что Настоящее может быть показано только двумя цветами, а Вендерс поместил своих ангелов в черно-белое пространство, т. е. можно предположить, что наши души читают лишь черно-белый формат: плохо — хорошо, красиво — безобразно, правда — ложь. Двоичная система.

    Сам факт того, что режиссеру в создании фильма помогал другой режиссер, может послужить поводом к проведению эксперимента над своим сознанием, который с известной долей иронии предлагал Борхес в статье «Пьер Менар, автор Дон-Кихота». Можно сначала посмотреть фильм, снятый Микеланджело Антониони, а спустя некоторое время посмотреть кино, которое будто бы снял Вим Вендерс. Этим допущением у Антониони мы ничего не крадём, зато имеем шанс расширить границы собственного восприятия.

    Имеющийся в фильме лирический герой автора подглядывает за своими будущими персонажами пристально, иронично и абсолютно безоценочно с этической точки зрения. Взгляд человека, не отягощенного злом. Антониони вроде бы указывает на собственное восприятие искусства кино как процесса аморального и порочного. Этот message автора понятен, но как-то… немножко странно.

    История, прочитанная в фильме одной из героинь, про душу, отставшую от движущегося тела, имеет интересное продолжение: рассказанная героиней с явной целью познакомиться с «интересным мужчиной», она перетекает из географического журнала в ткань самого фильма — эстетический диалог провоцирует события в жизни героя, этой историей обозначенные.

    Если чувствуете, что душа где-то отстала, просто подождите её.

    17 сентября 2008 | 15:39

    Фильм мне не понравился.

    Представьте, что монаха после пьянки разбудили и заставили снимать фильм про любовь.

    Почему монаха? Они у меня ассоциируются с молитвами, медитациями и другими не очень целесообразными делами. Смотрите сами: качели качаются, мужик молчит, а время идёт… Насыщение кадра смыслом стремится к нулю. Хотя возможно, что в координатах комплексных чисел у него большие значения (искателям глубокого смысла посвящается).

    Почему с похмелья? Да ведь в таком состоянии ничего путного не снимешь. Ты зол на весь мир, а выливается это ненавистью к теме работы — любви. Она в фильме сплошь низменная, козлинная и не нисёт ничего положительно, кроме телесного удолетворения. Да и этот момент показан, дабы вызывать отвращение. Постельные сцены происходят примерно каждые 20 минут, до, во время и после которых мы имеем возможность наблюдать оголённые телеса актёров. Но поверьте, эти тела того не стоят.

    В общем, как вы понимаете фильм нуден, пошл и имеет десятки минут пейзажей.

    Хотя актёры своё отыграли… наверное.

    4 из 10

    30 мая 2014 | 21:08

    В этом фильме сразу обращаешь внимание на все — облик героев, их речь, красоту силуэтов, звуки… Нет четких акцентов, есть наполненность. Фильм создает легкий туман из песчинок времени, случайных взглядов, неверных звуков, с самого начала погружая в себя, как героя Джона Малковича в облака. Четыре новеллы — это словно миражи, которые удается подсмотреть в виде облачного отражения земных страстей.

    Здесь нет привычной нам динамики, но есть завораживающая интрига. Начинаешь смотреть и уже не хочешь оторваться, вынырнуть из иллюзорного, и в то же время, такого обманчиво настоящего, мира. Движения Сильвио в первом сюжете будто намекают, что этот фильм, равно как и рассказывающий его персонаж, останется для зрителя чем-то отстраненным — из желания сохранить мечту, из непонятной скованности или уважения не позволить себе вторгнуться в наше личное пространство? Завлекая, предоставить выбор — идти или не идти за повествованием.

    Также и истории любви — вам только кажется, что здесь любовь есть. На самом деле, здесь только мираж, воспоминание, представление о любви. Любовь здесь — это то, что зритель угадывает за пределом сюжета, то, что сказано между строк.

    Фильм размерен и красив, тишина в нем объемна, а звуки наполнены смыслом. Настоящее удовольствие для людей, ценящих гармонию в восприятии, и способных воспринимать всеми органами чувств. Поэтому

    10 из 10

    1 ноября 2014 | 18:59

    Первая история. Идеально красивые мужчина и женщина.

    Я — раб твоего молчания.

    А ей нужны слова. Ей нужна физическая любовь. Он боится дотронуться до нее, боится спугнуть то высокое очарование, которым наполнены их отношения (отношения, длившиеся много лет, но фактически не существовавшие), тот элемент незнания, который оставляет простор фантазии и может сотворить из незамысловатой истории шекспировскую трагедию. Мужчина обожествляет женщину и боится опустить до уровня простой смертной настолько, что решает отказаться от нее совсем.

    Кажется, что в «За облаками» женщина представляет собой более приземленное существо, нежели мужчина, и вот почему. Режиссер и вообще каждый кадр наслаждается женскими изгибами, женским телом, женской физической красотой: взмахом волос, походкой, грудью, животом — всем, что составляет ее внешний образ. И очертания столь прекрасны, что за ними может почудиться высокое и духовное, некое содержание. Но здесь за невидимым барьером взгляд останавливается, не уходит вглубь, не в состоянии оторваться от ослепительной красоты. Слишком уж он смакует ее. Именно поэтому мне больше всего нравится четвертая часть фильма: поиски красоты и духовности, связи между красотой и духовностью обрели некоторую законченность. В последней части нет ничего чувственного, ничего земного, а мужское и женское начала достигли равновесия.

    В чем заключается духовный поиск в фильме «За облаками»? В обретении истины через красоту? Во второй части режиссер-Малкович говорит, что 12 ударов ножом это почему-то лучше, чем 2 или 3. Почему он так думает? Потому что 12 — это отчаяние и страдание, а 2 или 3 — холодный разум контрольных ударов? 12 — это съехавший с катушек человек, убийца, не осознающий, что он делает. Может, духовный поиск заключается в проведении тонкой грани между добром и злом, в определении добра и зла, проступивших в красоте? Как вот эти 12 и 2.

    На протяжении всего экранного времени нарастало ощущение пустоты и в третьем эпизоде достигло апогея. Люди не просто оставили души где-то позади, как говорится в притче в самом начале повествования, они растратили их на страсть и ревность. Они в этом любовном не-знаю-сколько-угольнике измучили, извели друг друга, хотя под конец и обрели подобие покоя в чужих объятиях. Мне кажется в третьей части меньше всего речь идет о духовном поиске, скорее о возвращении утраченного.

    Да, все четыре эпизода — о невозможности любви, но только нет в них безысходности, не увидела я ее тут. Любовь, существующая пусть даже в форме расставания, существует все равно — и этого должно быть достаточно для того, чтобы не бросаться с крыш.

    10 из 10

    22 декабря 2008 | 15:38

    Хотела смерть, в ожесточенье зла,
    Прервать высоких подвигов звучанье,
    Чтоб та душа была не столь светла, -
    Напрасный труд! Явили нам писанья
    В ней жизнь полней, чем с виду жизнь была,
    И было смертной в небе воздаянье.


    Микеланджело Буонарроти

    В высоком свободном пространстве — там, куда не долетают людские жалобы, а слышны только молитвы, там, где лазурь и звезды немыслимы друг без друга — там рождаются самые светлые мелодии, там создаются самые мягкие линии, там сочиняются самые нежные стихи. За облаками и над облаками — неистощимая синева небес, иногда мелькнет что-то, но поздно мы осознаем, что это было не птичье крыло. Что был это ангел, который спускался к кому-то из своих подопечных, своих избранников — к тому, кто лучше всех сможет рассказать миру новую сказку.

    Микеланджело Антониони, уходя, решил рассказать о том, как приходят к художнику его образы, как они проступают в его сознании очертаниями и набросками, как обретают форму, словно превращаясь в барельеф, как барельеф становится скульптурой. Он приоткрывает дверь, и в щелочку мы можем увидеть лишь танец теней на стене, который рисуется свечой и движениями руки художника. Мы видим причудливые очертания, в его сознании уже составившие картину, которой только предстоит появиться.

    Режиссер ищет сюжет своего нового фильма… он едет за ним в Феррару. Не потому что их нельзя найти там, где ты сейчас, — сюжеты есть повсюду, мы можем встретить их в любую минуту на улице, в кафе, на работе… Но Режиссер едет в Феррару, чтобы привычный глазу пейзаж не помешал увидеть и рассмотреть то, что может стать сюжетом. И в красивых осенних кадрах мы видим лишь наброски, черновые записи — четыре истории. Да, их условно можно обозначить такими словами как «ревность», «измена», «гордыня», но все это сейчас не важно. Режиссер может и вовсе не использовать их в своем новом фильме, но именно они создают замысел еще задолго до создания фильма. Сейчас нужно нащупать пульс, который сможет дать фильму жизнь. Сейчас важен не сюжет — важны ощущения, краски, запахи, ассоциации, которые наполнят картину. Надо точно запомнить свет вечернего неба, запах прибитой дождем пыли в узком переулке итальянского городка, ощущение утра за столиком уличного кафе.

    Микеланджело (Антониони) проходит по узким улочкам, смотрит с балконов отелей, гуляет по окрестностям и точно видит, планы, где будет разворачиваться будущий сюжет. Он видит лица незнакомых прохожих, чтобы потом по памяти нарисовать карандашом портреты и превратить воспоминания в Жанну Моро, Ирэн Жакоб, Фанни Ардан, Венсана Переса, Марчелло Мастрояни.

    Микеланджело (Буонарроти), проходя мимо мраморной глыбы, замечает в ней знакомые ему одному линии и очертания. Вновь и вновь они тревожат его — до тех пор, пока он не отсечет от этой глыбы все лишнее. Мир затаил дыхание, увидев творение, потому что боится спугнуть чудо причастия к несказанному. Но лишь Художник знает, что рассказать он должен был гораздо больше — он лишь приблизился к сказке, которую синим вечером нашептал ему грустный ангел.

    За облаками два Микеланджело теперь смотрят вниз, один, наверно, вспоминает время, когда ему одному было известно, какой должна быть Пиета, другой сам порой удивляется, насколько Софи Марсо похожа на Пиету в кадре, который он выбрал для обложки своего последнего фильма. Два Микеланджело теперь сами спускаются, чтобы напеть новые строки своим избранникам…

    P.S. Режиссер — очень специфическая профессия: мы все время стараемся усваивать новые эмоции, находить новые образы… Мы никому не можем рассказать о том, что с нами произошло, о том, чего нет ни в фильме, ни в сценарии — о воспоминании, но довольно странном — вроде предчувствия фильма, которому суждено было сбыться лишь наполовину. Полный отчет о котором наше сознание завершает лишь в тот момент, когда снова начинаются поездки с места на место, чтобы опять смотреть, задавая вопросы, и мечтая о том, что хотя бы в следующем фильме от нас ничего не ускользнет. Но мы знаем, что за каждым найденным образом кроется другой, который ближе к реальности, за ним еще один, а за тем — еще и еще… И так далее, до самого подлинного образа той бесконечно таинственной реальности, увидеть которую не дано никому.

    Микеланджело Антониони

    4 июля 2010 | 20:26

    Да, безусловно, фильм снят в очень приятных тонах, обманно дающих некий романтический настрой, который потом, увы, упирается в… сами знаете что.

    Фильм, вроде бы глубокий, но если вздуматься- какой смысл закладывал режиссёр в сцену, когда мужчина качался на качелях минуту пять, всё было без звука, без жестов, и никакой эмоциональной нагрузки? Да, пейзажи Италии и в правду прекрасны, но сюжетная линия не совсем ясна. Я тоже любила и люблю, но тем не менее зачастую не понимаю поступков главных героев.

    Единственный сюжет, который действительно сам по себе глубок, красив и духовен — последний с Венсеном Касселем и ещё одной молодой очаровательной особой.

    Ну а что касается актёров, да, тут задействована звёзды первого эшелона, да и сам Антониони- великий режиссёр. Но в этом фильме нет того, что первоначально хотелось увидеть. Конечно, меня тоже привлекли известные имена и красивое краткое описание сюжета. Однако на самом деле оказалось, что, говоря по- итальянски «film no tiene ni ton ni son». Разговоры на непонятные темы, отрывчатые действия, странные вставки…

    В общем, вместо 10 из 10 увы приходится ставить

    6 из 10

    30 апреля 2008 | 20:35

    «Двенадцать ударов ножом. Именно двенадцать ударов и придают этой истории совершенство, потому что два или три удара уже изменили бы все.»

    Eщё в 1985 гoду с Mикeланджелo Aнтониони, нaходящимся ужe в вeсьмa прeклонном вoзрасте, случилcя инcульт, кoтoрый пpивёл к паpaличу прaвой пoлoвины тeла и неoбратимой пoтеpе речи. В течeние десятилeтия пoслe этoго Aнтониони нe снимaл полнoметражных картин.

    В 1995 году при помощи немецкого режиссера Вима Вендерса и жены Микеланджело — Энрики Антониони был поставлен «За облаками». В свое время фрaнцузские кpитики пpизнали этoт фильм бoльшим событием в кинo. В oснoве сцeнария «Тот кегельбан над Тибром» — книгa Антониони, нaписанная в семидесятых.

    Сюжетная канва представляет собой несколько коротких историй, объединённых между собой рассуждениями стороннего наблюдателя — режиссёра какой-то гипотетической картины, путешествующего по Европе в поисках новых персонажей, историй, чувств. Может быть, режиссёр (его исполнил Джон Малкович) — никто иной, как альтер эго самого Микеланджело Антониони? Достоверно ответить нельзя, но это первая мысль, возникающая при просмотре.

    Истoрии о мужчинaх и жeнщинaх, крaсотe и бoли, любви и рeвнoсти, жeлании и стрaхе мoжно уcловно oбъединить в чeтыре катeгории: желание, убийство, расставание и вера. В каждой из четырёх историй играют лучшие европейские актеры: Инес Састр, Софи Марсо, Фанни Ардан, Жан Рено, Кьяра Каселли, Марчелло Мастроянни, Жанна Моро, Венсан Перес и Ирен Жакоб.

    Мoрской туман и долгие тихие кадры со старыми итальянскими городами обрамляют отношения героев историй. Первая новелла рассказывает о целомудренной любви, по-своему прекрасной и по-своему бессмысленной. Идеально красивая пара. Они случайно встретились на улочках Феррары и были влюблены друг в друга несколько лет, но никогда не обладали друг другом — гордыня оказалась сильнее искушения.

    Второй эпизод с молодой и прекрасной Софи Марсо рассказывает не столько про убийство, сколько про совершенство правды. Почему двенадцать ударов совершеннее, чем два или три?

    Третья история об измене, тяжести расставания и проблесках надежды. Здесь, как история в истории возникает ещё одна — рассказ юной девушки из парижского кафе о проводниках-потомках инков, которые не могли спешить, потому что их души не поспевали за ними. Если ваша душа отстала — просто подождите её.

    Четвёртая новелла, завершающая повествование, объединяет все предыдущие. Она о вечной любви, но о любви к Богу. «А если я в вас влюблюсь?» — «Это всё равно, что зажечь фонарь, в комнате залитой светом». История о вере.

    В своей ленте Микеланджело Антониони глубоко вторгается в самые интимные зоны отношений мужчины и женщины. В фильме множество эротических сцен, но сняты они в холодной синеватой гамме, что даёт возможность, не скатившись в пошлость, показать всю красоту женского тела. Наверно это и есть настоящее искусство эротики.

    Хотя по хронометражу фильм совсем не длинный, во время просмотра кажется, будто время остановилось. Всё сюжетное действо, которое и не действо, а скорее полное бездейство можно растягивать до бесконечности, как гармошку. Здесь нет героев, которым зритель сопереживает, здесь нет чёткой линии событий, на которой обычно строятся фильмы.

    Есть только короткие, разрозненные, кажущиеся случайными истории и наблюдатель с отрешённым взглядом. Микеланджело Антониони, находясь в преклонном возрасте, получил возможность беспристрастно взглянуть на отношения мужчины и женщины, но даже так он не даёт никаких пояснений: взгляд режиссёра размыт и отстранён, он не осуждает и не поощряет, не морализирует и не философствует и даже не даёт подсказок.

    Картина «За облаками» оказывает ощутимое гипнотическое воздействие. Какое-то oсoбое сoстояниe нeсвeршeния и нeзаконченнoсти истoрии, кoгда всё вoкруг хрупкo и нестерпимo нeжнo. Этo невoзможнo oбъяcнить, но мoжно прочувствовать. Cтоит только отключить рациональное мышление — и все глубокие истины откроются Вам через чувственное восприятие. Лишь в темноте появляются образы и только в тишине различимы звуки.

    В прологе, из уст Малковича-режиссёра, зритель узнает, что смысл зашифрован в некие визуальные шифры, которые не представляется возможным распутать логически. Кто может знать, как иначе? Антониони? Но он уже где-то там, за облаками…

    25 февраля 2009 | 17:22

    Наверное, режиссер со всем своим жизненным опытом, знает о любви поболее нас с вами. И в фильме «За облаками» — он с нами своим знанием делится. Какой бы любовь не была — взаимной, безответной, счастливой, несчастной, обманутой, преданной, верной — она преходяща, но, в любом случае — прекрасна. Даже если заставляет человека, ею болеющего, страдать.

    На мой дилетантский взгляд, фильм хорош, в первую очередь тем, что в нём сочетается и интеллектуальная, философская, и чувственная, более приземленная и человеческая, составляющие. Традиционная для Антониони манера — созерцательность (события на экране разворачиваются текуче, обилие немых сцен, долгие планы панорам — необходимо для того, чтобы зритель погрузился в фильм мысленно, как можно глубже), сочетается с частыми, прекрасно снятыми постельными сценами. Чувственными, порою натужными, порою страстными, порою более нежными. Девушки, актрисы в них снимавшиеся, — как на подбор прекрасны телом и игрой. Сняты эти сцены, что естественно, мастерски (так как были сняты мастером).

    Очень хороший фильм, с отличной режиссурой, замечательными актерами, нелинейным сюжетом, глубоким сценарием и большим количеством афоризмов, коими часто говорят уста персонажей. Хотя принадлежат эти мысли, несомненно, Антониони, и, наверное, именно их и хотел донести он через этот фильм.

    8 из 10

    4 марта 2011 | 16:37

    Про этот фильм мне рассказали как про шедевр искусства. Режиссерский состав заинтересовал сразу — доселе неизвестный мне Антониони и хорошо знакомый Вим Вендерс, один из любимейших. Красивое название, цепляющий синопсис…

    Что и говорить, фильм определенно красивый и в каком-то смысле даже легкий, ненапряжный, в определенной степени рассказывающий о режиссерской деятельности. Главного героя здесь нет, их много. Случайно встретившиеся парень и девушка, которые так и не стали ни парой, ни любовниками. Сам режиссер, поймавший вдохновение при разговоре с девушкой, за которой давно следил. Мужчина, морочащий голову сразу двум женщинам. Молодой парень, пытающийся изо всех сил подружиться с очаровательной девушкой. При всем при этом в фильме есть целых две восхитительные эротические сцены без секса, как такового, которые оставляют крайне приятное впечатление. Это истории не о любви, а скорее о милых моментах, которые оставляют замечательные воспоминания на всю жизнь героев.

    Кроме того, картина снята в весьма приятных декорациях. Первая история происходит в туманных улочках красивого городка, что практически помогает зрителю проникнуться подобной атмосферой. Наиболее проникновенной является вторая история режиссера и странной женщины, убившей отца, происходящая на природе. Настолько живы эти водные пейзажи с летающими птицами, что зритель вполне может начать ощущать запах воды где-то рядом. Да и последняя история девушки, уходящей в монастырь происходит на дождливых вечерних улицах, отливающих янтарным цветом.

    И все было бы замечательно, если бы не одно но. А именно — тягостные разборки мужчины, который обманывает и жену, и любовницу. Непонятно, зачем было вставлять сюда эти житейские эпизоды сканалов и измен. Неприятное ощущение оставляет сцена между этим мужчиной и его любовницей, в которой они собрались заняться оральным сексом. Хотя довольно забавный вышел момент, когда обманутая жена приехала к обманутому мужу, снимать квартиру. Если бы не это, то картина была бы замечательной во всех отношениях.

    Итак, в целом совместный фильм Антониони и Вендерса получился весьма удачным. Жаль, что скандальная история несколько испортила общее впечатление. Но тем не менее, кино смотрится на одном дыхании и должно понравиться всем мечтателям.

    10 января 2014 | 12:42

    Я когда смотрю какой-то фильм и обязательно в это время или после просмотра пребываю на Кинопоиске, иной раз читаю разнообразные рецензии пользователей. Пару зелёных, пару нейтральных, пару отрицательных, если таковые попадаются, в общем, выборочно. Но, наверное, впервые я прочитал абсолютно все рецензии на фильм «За облаками» от начальной буквы до последней точки. Очень хотелось узнать, что каждый зритель понял для себя. Потому что я, честно говоря, понял очень немного. Практически ничего.

    Не буду строить тут из себя искушённого ценителя «кино не для всех», ибо я абсолютный профан в этом жанре, да и это первый фильм Антониони, с которым я ознакомился, в следствие чего оставляю за собой право во что-то «не въехать». Правильного ответа всё равно никто не скажет, поэтому каждый может трактовать увиденное исходя из собственных предположений. И даже в рецензиях пользователей, которые поболе знакомы с творчеством Антониони я встречал тоже разные точки зрения на ту или иную сюжетную линию.

    Например, я понял первую историю просто как некое подленькое отмщение. Она два года назад ушла на работу, не сказав ни слова, он спустя два года ввёл её в состояние «сейчас тебе будет очень хорошо», встал и тоже пошёл, не сказав ни слова. А ей обнажённой стоять у окна. Такой вот гордый отмщенец. Хотя уйти от такой девушки… это нужно быть идиотом.

    Вторая история — вообще тёмный лес. Марсо и Малкович ходят-ходят, вдруг она подходит, рассказывает про убийство, а он думает, насколько количество нанесённых ударов совершенно. Всё мимо меня.

    Третья и четвёртая истории тоже особо ничем меня не тронули. Понравился лишь диалог между художником и ценительницей прекрасного. Диалог интересен и даже остроумен.

    В общем, вроде я и настраивался именно на артхаусное кино: перед сном, в спокойной умиротворяющей обстановке, с кружечкой чая в руке, прямо вот настроенный на неспешное повествование, но фильм меня не тронул, а напротив оставил очень много непонятностей. Хотя это же не сюрреализм, не «Голова-ластик» Линча. Так что непонятности тут несколько другого рода. Но разве от этого легче.

    5 из 10

    6 мая 2013 | 15:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>