всё о любом фильме:

Ночь на Земле

Night on Earth
год
страна
слоган«Five Taxis. Five Cities. One Night»
режиссерДжим Джармуш
сценарийДжим Джармуш
продюсерДжим Джармуш, Масахиро Инбе, Деметра Дж. МакБрайд, ...
операторФредерик Элмс
композиторТом Уэйтс
художникЙохан Ле Тенё
монтажДжей Рабиновиц
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Германия  789.2 тыс.,    США  485.7 тыс.,    Испания  175.4 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время129 мин. / 02:09
Смотрите в кино:
8 сеансов в 2 кинотеатрах
Москва
сменить город
Отстранённые, словно подсмотренные из космоса пять таксистских историй, грустных и комедийных, случившихся за одну ночь в пяти мегаполисах мира. Каждая имеет свою особенную тему, свойственную месту действия. Так, что такое карьера, выясняется в сердце американской мечты Лос-Анжелесе.

Встреча Старого Света с Новым происходит, конечно же, в бурлящем котле Нью-Йорка. О зрении и слепоте лучше всего знают в столице мировой красоты Париже, а вопросы жизни и смерти — в вечном городе Риме. И, наконец, тема заброшенности человека в этот мир нигде не выглядит более убедительно, чем на заснеженных просторах Хельсинки.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
71%
15 + 6 = 21
6.3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • На улицах Хельсинки в пятой истории можно заметить несколько автомобилей советского производства (ВАЗ-2109, ВАЗ-2104 и ВАЗ-2102).
    • Кое-что из того, что изображено в эпизоде «Рим» происходило на самом деле: Роберто Бениньи часто катал гостившего у него Джима Джармуша по ночному Риму, проезжая по улицам с «senso unico» (односторонним движением), рискуя быть расплющенным на каждом перекрестке.
    Трейлер 02:23

    файл добавилSanekKoval.chuk

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    Современный Боккаччо или же Чосер из США (кстати, ещё по поводу предшествующей ленты «Таинственный поезд» режиссёр Джим Джармуш заявлял, что хотел представить «миниатюрную версию «Кентерберийских рассказов»), сам родом из северо-восточного штата Огайо, но связанный с нью-йоркской «новейшей волной», может немало позабавить зрителей «Ночи на Земле» смешными «таксистскими историями», вернее, побасенками и житейскими анекдотами. Они рассказываются в одну из ночей, в путешествии почти по всей территории Земли — от Лос-Анджелеса до Хельсинки, минуя Нью-Йорк, Париж и Рим. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 197 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Если в своем прошлом творении Джим Джармуш уже сделал некое усилие над собой, дабы облегчить просмотр зрителю, то здесь практически не осталось и следа от технического минимализма. Возможно, это таки самый легкий фильм Джармуша — и пожалуй, он единственный снят в жанре трагикомедия.

    Казалось бы, во всех лентах Джима присутствует изрядная доля иронии, но здесь есть моменты, которые порой трансформируют действие в знатную хохму, и удержатся от улыбки чудовищно сложно. Что однако не превращает «Ночь на Земле» в чистую комедию — ибо пошутив и посмеявшись вместе со зрителем, далее автор вновь нагоняет естественный драматизм, который совсем не кажется натужным — Джармуш лишь показывает, как часто в жизни переплетается смешное и грустное.

    Сценарий, как и всегда у гения, изящно написан. В этот раз нас ждет целых пять новелл, в совершенно разных городах мира. И истории эти связаны лишь тем, что посвящены они таксистам и их пассажирам — а как известно, и в жизни у них практически каждый день полно нестандартных посетителей. Отточенные диалоги вновь заставляют с интересом прилипнуть к экрану — не в последнюю очередь еще и потому, что это наверное самый забавно прописанный тест. Нельзя сказать, что каждая новелла в отдельности безумно хороша, но в целом все это складывается в довольно яркую картину — так, наверное самая эмоционально-сильная все-таки пятая по счету история, происходившая в Хельсинки и способная по настоящему тронуть. А самая, не побоюсь этого слова, смешная — разумеется часть с неподражаемым

    Роберто Бениньи. При том что заканчивается она не так весело — в любом случае только такой большой мастер мог соединить такие разные рассказы в единое целое.

    Но как бы ни была хороша режиссура, также здорово выложились актеры. А состав собран уже не шуточный — не обошлось конечно и без завсегдатаев Джима(включая вышеупомянутого Бениньи), но появилось и новые таланты. Такие к примеру, как Вайнона Райдер в роли Корки, ершистой таксистки. Еще можно выделить дуэт Исаака Де Банколе(таксист с берега слоновой кости) и Беатрис Даль(слепая француженка). И если первый всегда хорош(позже он будет практически не вылазить из джармушевских фильмов), то Даль очень удивила — режиссер конечно известен тем, что зачастую берет в свои проекты весьма привлекательных девушек, но здесь с ее героини не сводишь глаз вовсе не из за красоты. А потому, что перед нами воплощен действительно объемный и сложный образ. И это лишь самые старательные — как и обычно, здесь совершенно нет места халтуре.

    Сам по себе фильм проходит довольно динамично — несмотря на то, что главные герои лишь ездят и ведут длинные задушевные разговоры. Очень помогает великолепная атмосфера, и как не странно визуальная часть — как ни крути, а Лос Анджелес, Рим, Париж, Нью Йорк и Хельсинки весьма красивые места — и пусть камера редко выходит из салона машины, в эти редкие моменты видны завораживающей красоты кадры. Музыкальное сопровождение только добавляет эмоциональности — впрочем, как раз в этом сомневается не приходилось.

    Поклонникам Джармуша лучше сразу настроится на определенную волну — это совсем не то кино по общей стилистике, которой обладали его ранние проекты. И за внешнем выхолощенным лоском можно и не углядеть сразу очевидно вновь вложенный в фильм философский контекст — просто способ подачи стал другой, при том что все-таки этот почерк нигде не перепутаешь, не смотря даже на то, что нашлось не мало подражателей. Можно даже углядеть такие незыблемые параллели со второй по счету полнометражной картиной постановщика — нужно лишь суметь не абстрагировать ленту от того, что она по сути рассчитана на развлекательный процесс, что не совсем так. Просто глупо было бы наверное вновь ударятся в такую же олдскульную манеру, в какой были сняты его предыдущие фильмы(порой просто из-за того, что был мизерный бюджет). А так получается то, что он возможно снял таки фильм с не очевидным, но точно присутствующем двойным дном.

    Не ставший от этого ни на грамм хуже, данный проект можно назвать самым легким к восприятию — от чего заложенный в ленту смысл никуда не теряется. Отменно прописанный сценарий, потрясающая атмосфера одной большей, долгой ночи и прекрасные актеры — все это заставляет признать «Ночь на Земле» еще одной блестящей постановкой выдающегося творца.

    9,5 из 10

    8 марта 2012 | 23:18

    «Всего лишь священник, а весит не меньше кардинала»

    Ночь, Земля, город, такси. Именно такие «блоковские» ассоциации вызывает фильм американца Джима Джармуша. Перед нами пять разных городов: Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Париж, Рим и Хельсинки, где и происходят эти пять ночных притч о таксисте и его пассажирах.

    В Лос-Анджелесе речь пойдет о молодой девушке-таксистке Корки, мечтающей стать механиком, в машину к которой подсаживается агент по подбору актеров. И у двух, казалось бы, совершенно несопоставимых людей (брутальная таксистка и элегантная дама, едущая в Беверли-Хиллз) оказывается так много общего. Далее следует Нью-Йорк с его ночными огнями и Бруклином, в который и едет следующий пассажир — типичный афроамериканец с необычным именем Йо-Йо. Так уж получилось, что никто не хотел его подвозить, кроме старого немецкого иммигранта Хельмута, который водит так же плохо, как и говорит по-английски, а на родине работал… клоуном в цирке. Парижская история повествует о водителе из Кот-д`Ивуара, которому довелось везти слепую девушку. Раздраженный вечными расистскими высказываниями, он пытается узнать, каково это — быть еще более отличным от других людей, жить, с рождения ничего не видя. Италия и ее вольные нравы воплощаются во встрече римского таксиста со священником. Не скупясь на эмоции, водитель начинает исповедоваться пассажиру, не утаивая очень «личных» подробностей своей жизни и грехов. Наконец, последняя история приводит нас в Хельсинки, чем-то отдаленно напоминающий Россию: машины советской сборки, снег, дорожные знаки, улицы. Ночные клиенты сурового таксиста Мики — трое пьяных работяг. Между двумя из них и водителем завязывается разговор о том, кто же несчастнее — их третий, спящий друг, которого дома бьёт жена, а сегодня выгнали с работы, или Мика, чья грустная семейная история и является основой финской части фильма.

    Перемещаясь из города в город, режиссер демонстрирует всю сущность этих мест не только колоритными персонажами, но и визуальным рядом улиц, памятников, сияющих вывесок и других знаковых вещей перед каждой притчей. Хотя фильм и выпущен в 1991 году, глядя на этих людей, их проблемы, мечты и действия, понимаешь, что в наши дни немногое изменилось. Комические моменты разбавляются лирическими, а вместе они составляют трагикомедию судеб людей, таких одиноких под этой холодной луной в ночной тишине огромной вселенной.

    Можно сразу сказать, что этот фильм не для каждого зрителя (впрочем, как и все авторские киноленты). Кому-то он покажется динамичным, живым и гениальным, а кому-то — скучным, неестественным и глупым. Но, я думаю, все согласятся с тем, что у кинокартины просто замечательный саундтрек. Он создан Томом Уэйтсом, строчками из песни которого начинается и заканчивается фильм: «When I was a boy, the moon was a pearl, the sun a yellow gold. But when I was a man, the wind blew cold, the hills were upside down».

    2 апреля 2012 | 00:08

    Джармуш был первым. Открыл дверь в такого рода кино своими «Кофе и сигаретами»,этаким ситкомом в одном фильме.(Конечный результат, склейки всех частей воедино конечно увидел свет позже «Ночь на Земле»,но идею саму он вынашивал долго) Через несколько лет был снят «Ночь на Земле», и уже много позже «Париж, я люблю тебя», «Нью-Йорк, я люблю»

    Весь фильм пронизан каким-то совершеннейшим спокойствием, несмотря даже на то, что истории каждая по-своему динамичны. Спокойствие душевное, какое бывает при просмотре действительно неплохого кино, когда подсознательно ощущаешь, что автор и актеры нигде (извините за столь низкое словечко) не лажанет.

    Истории не могут считаться банальными. Тут ожидаемое не совпадает с действительным, как в том же «Париже, я люблю тебя»

    Ну и конечно же целый косяк отличный актёров, заслуживших мировое признание, служит дополнительным гарантом качества ленты.

    Очень метко передана и атмосфера самих городов, в которых проходят съемки(и пусть про Лос-Анджелес и Нью-Йорк судить не могу, что-то мне подсказывает попадание в цель сути этих двух городов)

    Немного опечалила только клишейность образов действующих лиц (итальянцы — шумные, фины — пьяницы, американцы — иммигранты), но с другой стороны у граждан этих стран не отнять, данного им много лет тому назад.

    Если вы ищете фильм для того, чтобы посмеяться над чем-то более высоким, нежели битвой тортами, увидеть лишний раз отъявленных кинозвёзд, таких как Вайнона Райдер, Роберто Бениньи, Джина Роулэндс и иже с ними, ну и просто посмотреть на мировые столицы глазами безусловно очень(!) хорошего режиссёра, то обязательно скачивайте, покупайте диски, ищите в программках и на закрытых кинопоказах «Ночь на земле»

    8 из 10

    И хорошее настроение еще на пару дней.

    23 февраля 2010 | 22:59

    Этот фильм похож на сборник рассказов.

    Кого-то жанр рассказа совершенно не интересует, да и рассказы бывают разные. Поэтому фильм будет люб далеко не всем. Если кто-то еще не знаком с творчеством режиссера (Джим Джармуш), то Вы должны знать, что экшена тут ждать нет смысла, будет спокойное повествование. Экшн возможен только внутри самих героев.

    Но главное в хорошем рассказе — это насколько хорош рассказчик. В этом фильме рассказчик что надо — Джим Джармуш.

    Фильм состоит из пяти историй с таксистами, которые происходят в одну ночь в пяти разных городах Земли. Истории сами по себе очень разные — поучительные, забавные, невероятные, грустные. Общее в них то, что они все непохожие друг на друга и в целом оригинальные.

    Снято всё, как всегда у Джармуша, шикарно. Однако опять же надо понимать, что время повествования — ночь, и это здорово ограничивает возможности оператора. Но сама атмосфера фильма, которая создается планами городских улиц и саундтреком — незабываема.

    По игре актеров — все на серьезном уровне. Кино игровое, всё, в принципе, и держится на актерах. Герои получились запоминающиеся.

    О содержании самих историй конечно ничего рассказывать не буду. Могу сказать только, что в этом фильме очень много пищи для размышлений. Смысл есть во всех происходящих с нами вещах, во всех случайных встречах. Просто в бесконечной суматохе дней нам некогда подумать над ним, как, в принципе, и героям фильма, а у нас — у зрителей — есть такая возможность! Спасибо Джиму Джармушу и одной из его блестящих кинокартин!

    Кстати, еще одно общее свойство всех пяти историй — герои в конце каждой истории расстаются. А как же иначе, таксист подвез пассажира и дальше поехал…

    7 апреля 2013 | 23:12

    Знакомство с творчеством Джима Джармуша я начал в 2003 году после просмотра его фильма «Кофе и сигареты». Та уникальная атмосфера, которую режиссер сумел воссоздать, настолько поразила меня, что я на долгие годы стал поклонником его творчества. «Ночь на Земле» была третьим его фильмом, увиденным мною.

    Фильм завораживает с самых первых минут, удивительный саундтрек Тома Вейтса, медленное, неторопливое развитие сюжета буквально не дает оторваться от экрана ни на минуту. Поверьте, 2 часа вашей жизни пролетят незаметно. Особенно хорошо смотреть это произведение ночью, эффект легкого опьянения гарантирован.

    Пять разных такси. Пять городов. И пять историй, очень не похожих друг на друга. Пафосный Лос-Анджелес, равнодушный Нью-Йорк, пикантный Париж, уснувший Рим, молчаливый Хельсинки — все сливается воедино, образуя нечто неповторимое, не поддающееся никакому объяснению. Этот фильм можно только почувствовать.

    По ходу фильма меняется и настроение самого повествования. Начав с незамысловатой истории о встрече таксистки и кинопродюсера, Джармуш ведет нас от юмора к легкой, философской меланхолии, закончив печальной историей таксиста из Хельсинки.

    Великолепное кино, обязательное к просмотру.

    Хотел поставить 11, но тут максимум 10.
    Так что,

    10+ из 10

    7 января 2009 | 20:50

    Пять новелл картины объединены одной темой и единой концепцией, предлагая к рассмотрению пять историй, случившихся в ночном такси в пяти мегаполисах — Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Париже, Риме и Хельсинки. Неприхотливые, на первый взгляд, сценки характеризуют отточенные диалоги (автором которых является сам режиссёр) и невероятная способностью Джармуша держать интригу, несмотря на её кажущееся отсутствие. Ведь герои почти не покидают такси и заняты по преимуществу тем, что переговариваются друг с другом на крупных планах. Меж тем «Ночь на Земле» абсолютно киноманское творение, поскольку в каждой из новелл режиссёр передаёт привет собратьям.

    В первом случае — Джону Кассаветису (наследником которого Джармуш некоторое время считался в Америке), приглашая на главную роль Джину Роулендс — жену и постоянную актрису умершего классика. Во втором случае, снимая в роли человека из Бруклина Джанкарло Эспозито, Джармуш раскланивается со Спайком Ли — певцом темнокожей маргиналии. Приветом французу Бенексу можно считать приглашение в парижскую новеллу Беатрис Даль. Причём одну из самых прелестных француженок Джармуш не просто лишает зрения, но ещё и заставляет актрису постоянно закатывать глаза.

    Естественно, что в римской новелле никто другой, кроме итальянца Роберто Бениньи, дважды снимавшегося у Джармуша, не мог играть главную роль. Последняя новелла (самая грустная по части вселенской тоски) — однозначный кивок в сторону Аки Каурисмяки, финского режиссёра, близкого Джармушу по духу и манере. Роль таксиста достаётся здесь Мати Пеллонпяя (главному актёру Каурисмяки), который за свою следующую работу (как раз у Аки) в фильме «Жизнь богемы» будет назван лучшим исполнителем Европы и получит «Феликс».

    Американский наследник Вима Вендерса (как было принято считать некоторое время в Европе) совершает тут путешествие из Нового Света в Старый. Сменив героев-изгнанников на путешественников по необходимости — водителей такси и их пассажиров, Джармуш не изменяет ни своему герою (обнаружив ещё и тонкое знание социальной психологии и особенностей различных национальных характеров), ни своему постоянному композитору (в который раз используя проникновенный голос underground-барда Тома Уэйтса), ни самому себе, сохраняя точку зрения путешественника.

    Он как нельзя лучше интерпретирует изречение модного французского философа Бодрийара, которое могло стать манифестом road-movie как жанра: «Сегодня путешествие — единственный способ испытать чувство, что ты находишься где-то. У себя, окруженный всей информацией, — я нигде и одновременно везде. Я в центре универсальной банальности. Она одинакова во всех странах. Приземлиться же в новом городе, в среде чужого языка — значит оказаться внезапно здесь и нигде больше». Побывав только в пяти местах, Джармуш смог оказаться везде.

    3 июня 2014 | 20:27

    Вечерело. На улице была теплая, безветренная погода, такая редкая в этом районе Лос-Анжелеса. Тут обычно дни напролет пекло беспощадное солнце, а ночь была чрезвычайно душной и пыльной. Владельцы кафе «У Гэрретов» не прогадали с выбором места: днем, чтобы спастись от неумолимого солнца и жажды, посетители чуть ли не бегом заходили в прохладное уютное заведение, а ночью, мучаясь от духоты, они занимали все столики, даже у стойки редко было свободное место.

    Но этим вечером в кафе было мало народу. За столиком у окна сидели парочка хиппи, за столиком в центре устроился молоденький паренек, может быть, актер, да и за средним столиком две блондинки вида Барби что-то бормотали на сленге.

    В это время в кафе зашел человек. Он был высокий, одет весь в черное, с черными очками на глазах и черной кепкой на голове. На вид ему было не больше сорока лет. Он подошел к третьему столику справа, пощупал его поверхность и сел. Периодически он поглядывал на часы, словно ждал кого-то.

    Блондинка, как раз сидящая напротив, прекратила обсуждать достоинства своей кожи и тихо прошептала своей собеседнице:
    - Слушай, только тихо. Мне кажется, что этот парень, что сзади, что это Джим Джармуш, тот режиссер.
    - Это весь в черном? — ответила подруга, поглядывая на посетителя, -не думаю. Наверно, просто похож. Ну что Джим Джармуш мог забыть в этой кафешке?

    В это время звякнул колокольчик на двери, и на пороге появился еще один полуночник. Высокий, немного сутулый, в синей, просторной рубашке и синих льняных штанах, со шляпой на голове и сигаретой в зубах. Окинув взглядом кафе, он направился к третьему столику справа. Человек, сидящий за ним, явно ждал его. Они пожали друг другу руки.

    - Опаздываешь, Том — сказал сидящий за столиком.
    - А когда я не опаздывал, Джим? — щурясь, ответил подошедший и уселся напротив.
    - Ну, и как твои дела? — осведомился Джим, вертя в руках блокнот.
    - Ты спрашиваешь, как мои дела? Не думал услышать от тебя этот вопрос.
    - Ладно тебе, Том. Первый раз в жизни спросил, как твои дела.
    - Вообще-то, второй — возразил Том. — Ты меня уже спрашивал однажды.
    - И что ты ответил? — спросил Джим.
    - Я сказал, что глупее вопрос мне не задавали.
    Джим рассмеялся.
    - О, Том, ты все тот же.
    - А я и не меняюсь. Погода меняется, мир меняется, но я- нет. Как твой фильм, Джим?
    - Я его почти закончил. Осталось доработать кое-какие моменты.
    - Ясно, — Том закурил, — и о чем твой очередной шедевр?
    - О людях, Том, о людях. Разве я когда-нибудь снимал что-нибудь другое?
    - А какой сюжет?

    - Ну,- Джим приподнялся, — тут, скорее, пять сюжетов. Действия происходят в пяти мегаполисах мира. Главные герои- таксисты. Они сажают к себе клиентов, и начинается разговор. Ты ездишь на такси, Том?

    - Время от времени. И где тут официантка?

    - Таксист — странная профессия, — продолжал Джим, — ты сидишь за рулем, подсаживаешь к себе людей и возишь их. Порой от тебя могут зависеть важнейшие дела, от того, как ты крутишь руль. Клиенты могут хамить или симпатизировать тебе, или просто молчать. Чаще люди говорят. В моем фильме я хотел лишь показать это взаимоотношение между клиентом и водителем. Это странно. Люди, которые в обычной жизни скрытны до невозможности, могут поделиться с таксистом всеми своими страхами и убеждениями, и это притом, что этого человека они видят впервые в жизни. Как если на короткий миг люди становятся близкими друзьями, но все до того момента, как машина приедет на место. Тогда они расстанутся, и каждый пойдет по своим делам.

    - И это в пяти мегаполисах мира?

    - Конечно. Такое ведь везде есть. Но смысл не в том, что клиент сел к таксисту в машину, они поболтали и разошлись. Люди раскрываются как личности. Таксист в Италии может рассказать лже — священнику историю своей не совсем нормальной страсти, когда он еще никому это не рассказывал, а два незнакомых парня в Хельсинки излить друг другу душу. Это завораживает меня, — Джим остановился.

    - Ну да, — ответил Том. — Ты всегда был таким, дружище. Ты тоже не меняешься. У тебя везде философия. Ты великий мыслитель.
    Они одновременно закурили и поглядели в окно. Смотрели, как зарождается еще одна ночь на земле.

    10 июня 2008 | 11:50

    Ночь на Земле — пять коротких новелл, где главные герои — таксисты и пассажиры, и их объединяет ночь.

    Новая сказка странствий. Современные люди садятся в машины, и едут по делам. Лос-Анжелес-Нью-Йорк-Париж-Рим и Хельсинки. Люди повсюду и во все времена не устают общаться и путешествовать.

    Эти истории по-настоящему полны абсурда. Абсурд — как реальность Джима Джармуша: клоун-таксист, который не знает города, не умеет водить машину и даже не привык считать деньги. Думаете невозможно? Пожилой эмигрант из Восточной Европы, без семьи, с таким детским взглядом на жизнь, что позавидуешь — «смотри у нас одинаковые шапки» — все просто, как в сказке, — и, значит, мы должны подружиться. Милая наивность, которой в мертвом голливудском кино, в основном пересчитывающим капиталы, вообще не осталось. В другом сюжете очаровательная Вайнона Райдер, которая, кажется, одна во всем мире не хочет быть звездой, а просто — механиком, чем ставит опытную представительницу Голливуда в тупик. Конечно, на пике историй — Роберто Беннини — совершенный, узнаваемый, он устраивает такой театр одного актера, что только тут начинаешь понимать посыл режиссера: смех и слезы — это жизнь. А вот абсурд и случай здесь тоже ходят парой. Хотя бы эта нелепая авария в Париже. Возможно ли представить, чтобы слепая (с детства) в 4 часа ночи совсем одна садилась в такси, чтоб доехать на другой конец города? Или история со священником, которого Беннини ласково называет епископом.

    Джармуш словно бы говорит — нас окружает великое разнообразие случайностей. Ведь это хорошо заметно именно в такси, никогда не знаешь, какое около тебя остановится. И еще нас, всех без исключения, объединяет путь — «улица с односторонним движением». Такая грустная метафора, но ведь не поспоришь.

    Сюжетно, словно бы вскользь, сценарист (барабанная дробь… и это снова он — Джим Джармуш) затрагивает социальные различия — ну, вроде как — если ты не смог стать дипломатом из Код де Вуара, терпи насмешки, таксист. Но он на этом справедливо не останавливается — потому что в конечном итоге, это тоже дело случая — кем ты станешь в жизни; в противовес фальшивым надеждам дешевого кино в котором все «добиваются своим умом».

    «Ночь на Земле» смотрится абсолютно цельно, и все же это за гранью понимания — как возможно сохранить интригу в столь невыгодных условиях, когда кругом ночь и действие очень условное, в основном же люди много говорят (правда, отдавая должное актерам, их игра безупречна, один рассказчик лучше другого), и Джармуш скрепляет своими фирменными контрастами, музыкой, двойной символикой, и наполняет грустью. И во всех сюжетах недосказанный важный смысл, который, как положено в хорошем кино, зритель домысливает сам.

    Джармуш прекрасен. Он нетипичный представитель американской киноиндустрии — смелый, временами мрачный, созерцательный и человечный. У его таланта много граней — его внутренние контрасты и провокации так же в его кино по-честному, без прикрас.

    Невольно думаешь, как хорошо, что есть возможность узнать, о чем думает, мечтает и тревожится режиссер и человек на другом конце Земли. Рекомендую.

    4 октября 2013 | 17:53

    В целом фильм стоящий, хотя тема такси как места действия и идея снимать в разных странах (а стало быть — разных культурах) ничего революционного из себя не представляет.

    Кстати, на Америку почему-то приходится несколько сюжетов-«белый» и «черный»-неужели политкорректность?!

    Лично мне больше всего понравилась «итальянская» история с Роберто Бениньи — сочно, пряно и без всякой любимой Джармушем тягомотины.
    Так держать!

    9 декабря 2006 | 21:22

    Пять таксистских историй. Первые две происходят в новом свете — в Америке, три — в «старушке» Европе.

    Наверное, Джармуш хотел показать нам парадокс, который имеет место в современной западной цивилизации, по обе стороны Атлантики. Оказывается, некоторые вещи случаются вопреки основным установкам общества. Ночь — как изнанка, и мы видим перевёртывание ситуаций с ног на голову — выходит и проявляется всё нетипичное, скрытое, зарождающееся, противостоящее, противоположное.

    Лос-Анжелес. Голливудская мечта девушки — стать автомехаником.

    Нью-Йорк. Деньги для меня не важны. Это же Нью-Йорк!

    Париж. Парижанка с бельмом. Негры-расисты

    Рим. Смерть нравов в вечном городе.

    Хельсинки. Мои чувствительные ближние, спокойно бросившие меня.

    Как ни странно, но есть девушки, отказывающиеся от предложения начать карьеру в Голливуде, они считают мир кинобизнеса ненастоящим… А в Нью-Йорке, есть таксист с русским лицом, которому деньги нужны, но не важны, он же клоун из Восточной Германии. А разбитной молодой негр, который всю дорогу поучает эмигранта — клоуна, что «это же Нью-Йорк!», что здесь надо быть ловким, хватким, эгоистичным, а сам при этом добровольно и искренне помогает несчастному таксисту и заботится о нравственном поведении своей молодой родственницы.

    Зато, в старой доброй Европе, с её многовековой культурой, всё куда хуже. Два негра — парижанина ведут себя, как белые расисты; девушка — парижанка — чудовищно страшна своими слепыми белыми глазами, груба и ругается, как жительница Гарлема.

    На улицах Рима, совсем близко от Ватикана — на улицах люди в открытую занимаются сексом. А падре формален, как бюрократ, и глух к стихийному желанию таксиста исповедать свои грехи. Но и таксист за смачным изложением своей чудовищной исповеди не услышит, как падре умирает от сердечного приступа у него за спиной. Мертвая религия, мертвые нравы. В современной Италии — сердце католической религии, мальчики с малолетства заняты удовлетворением несдерживаемого вожделения — с тыквой, с овечкой, с женой брата. Падре мёртв, вот, чёрт подери!

    А вот и суровая и крепкая мужская дружба норвежцев. Они плачут над трогательным рассказом таксиста о смерти недоношенного младенца, а потом цинично говорят, что несчастья их друга по сравнению с этим горем не заслуживают теперь их сочувствия. И преспокойно оставляют друга в такси, а таксист, поведавший только что прослезившую всех историю, просто выкидывает на мороз несчастного Аки, не стоящего на ногах. Тот в бессилии садится прямо посреди морозной улицы, мимо проходят соседи, воспитанно здороваясь с ним и, как ни в чём не бывало, идут по своим делам.

    Не думаю, что все показанные истории — гротеск и преувеличение. На первый взгляд они воспринимаются нами, как паноптикум небывалых вещей, уникальными и исключительными случаями. Но это только потому, что мы не привыкли видеть себя такими в кино. А ведь это мы, мы такие и есть… лучше, чем привыкли о нас думать или хуже, чем мы кажемся.

    По одну сторону Атлантики культура и нравственность вырождаются, а по другую — начинают стихийно зарождаться.

    8 из 10

    23 января 2011 | 15:18

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>