всё о любом фильме:

Нюрнбергский процесс

Judgment at Nuremberg
год
страна
слоган«More than a motion picture...It is an overwhelming experience in human emotion you will never forget!»
режиссерСтэнли Крамер
сценарийЭбби Манн, Монтгомери Клифт
продюсерСтэнли Крамер, Филип Лангнер
операторЭрнест Ласло
композиторЭрнест Голд
художникРудольф Стернад, Джо Кинг, Джордж Мило
монтажФредерик Кнудсон
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время186 мин. / 03:06
Номинации (9):
В Нюрнберге идет процесс над нацистскими преступниками. Слушаются дела юристов, служивших нацистскому режиму. Главный обвиняемый — известный немецкий судья Эрнст Янинг, добившийся уважения в Германии задолго до прихода к власти Гитлера. Дело ведет опытный американский судья Ден Хэйвуд, которому предстоит разобраться в этом сложном и неоднозначном деле, ведь на кону стоит не столько жизнь и честь человека, сколько послевоенная жизнь и честь всего немецкого народа.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.30 (43 624)
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
18 + 2 = 20
7.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 02:58
    все трейлеры

    файл добавилprunea

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 183 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Был такой ученый — Стэнли Милгрэм, который поставил эксперимент, названный его именем, взорвавший научный мир. Впервые он описал его в 1963 году. Цель эксперимента: прояснить вопрос, как немецкие граждане в годы нацистского господства могли участвовать в уничтожении миллионов невинных людей в концентрационных лагерях. Милгрэм собирался отработать эксперимент в США и ехать в Германию, чтобы поставить его там. Но после эксперимента стало понятно, что никуда ехать не надо.

    Суть эксперимента. Нанимают человека якобы в помощники к экспериментатору, хотя на самом деле, это человек и есть объект эксперимента, просто он об этом не знает, будет называть его далее «помощником». Экспериментатор дает ему человека, которого представляет, как, якобы, объект эксперимента, хотя на самом деле это всего лишь актер, так и будем его называть. Помощника сажают за прибор, бьющий якобы электрическим током актера, на котором ряд кнопок, и под ними подписи, сколько какая кнопка дает напряжение. Актера помещают в другое месть, вне глаз помощника. Помощнику дают задание — проверить память актера, а за неправильный ответ бить его током, причем за каждый неправильный ответ увеличивать напряжение. Причем под последними кнопками подпись, что напряжение опасно для жизни. Естественно, актер дает неправильные ответы, за что помощник его наказывает, увеличивая напряжение. Актер кричит, стучит об стенку, а на последних кнопках перестает подавать признаки жизни. А экспериментатор требует от помощника продолжать эксперимент. Люди начинают протестовать, им становится плохо, они явно этого не хотят, но все равно продолжают эксперимент, потому что этого требует экспериментатор. Есть и такие, кто отказывается продолжать, но их всего 35% от общего числа. Остальные же продолжают истязать и убивать другого человека просто потому что этого требует экспериментатор, человек, которого они видят, возможно, в первый и в последний раз в жизни.

    Это эксперимент был повторен в Голландии, Германии, Испании, Италии, Австрии и Иордании, и результаты оказались такими же, как и в США. Подробнее о нем смотрите в Википедии.

    В фильме, который вышел до проведения данного эксперимента, людей судят за то, что они подчинялись приказам и законам. Да, кто-то это делал с большим усердием, чем того требовалось, кто-то переступал через себя. Но подчинение авторитету — фундаментальное свойство человеческой натуры, это то, чем мы являемся. Милгрэм доказал это.

    Нельзя судить человека за то, что он просто подчинился приказу или закону, это мое мнение.

    Если иначе, то что тогда делать с военными, точное исполнение приказов у которых — необходимая составляющая их службы? А преступные приказы во время боевых действий — выполнять их или срывать боевую операцию и рисковать своей жизнью и жизнью товарищей по оружию? А что делать человеку, начальник которого очевидно неправ, заставляя его совершать действия, которые противоречат его принципам? Увольняться и искать другую работу?

    И забавно звучит обвинитель США, который обвиняет судей в неправосудных приговорах, отправляющих людей на стерилизацию. Ни для кого не секрет и тогда и теперь, что с 1907 по 1974 гг. в некоторых штатах США действовали законы о стерилизации, по которым было стерилизовано тысячи «неполноценных». Подробнее можете узнать, посмотрев в Википедии дело Бак против Белла. И судья из США имеет наглость признавать виновными граждан другой страны за то, что в его стране вполне законно? И почему адвокат не использовал этот довод в защиту подсудимых, ограничившись зачитыванием мнения одного из членов верховного суда США?

    Но в целом фильм не плохой, ставит очень важные моральные вопросы, на которые до сих пор нет ответа, заставляет задуматься.

    26 августа 2012 | 17:15

    Кинокартина Нюрнбергский процесс — это страница истории, ужасной истории о том, как были жестоко истреблены миллионы людей, о том, как сотни, тысячи и сотни тысяч людей знали или догадывались о том ужасе, который происходит, и молчали, бездействовали, а некоторые и принимали активное участие в этих злодеяниях мирового масштаба.

    На самом деле, фильм далеко не о том, как судят кучку фашистских судей и других представителей власти, фильм о судьбах, о выборе, о морали и справедливости, о том, как понятие справедливости зачастую расходятся с политикой и политической выгодой страны или нескольких государств.

    С одной стороны, выслушивая искусные речи защиты, в данном процессе, можно удостовериться в невиновности Эрнста Яннинга, удостовериться в чистоте его помыслов или хотя бы в том, что вменяемые ему обвинения значительно превышают его реальную вину. В какой-то момент просмотра, я сама уже почти начала верить в его невиновность, ведь если виноват он, то виноват и весь немецкий народ, что, естественно, не может быть правдой, что противоречит любым представлениям о мироустройстве. Я всегда была убеждена в том, что в той ужасной войне, виновата лишь кучка экстремистов, ведь как можно простых людей, которые, безусловно, боялись, обвинять в их бездействии. Я и до сих пор сомневаюсь и не могу принять твердого решения по этому поводу, поскольку я ставлю себя на их место и не понимаю, как поступила бы я: по совести, или бы всеми силами попыталась бы сберечь свою жизнь и жизнь своих близких, а, зачастую, именно такой выбор и был поставлен перед немецкими гражданами.

    С другой стороны, нужно понимать, что обвиняемые в Нюрнбергском процессе — это не простые люди, это верхушка правительства третьего рейха, это люди, которые писали закон и претворяли его в жизнь, от их слова или от их подписи зависели реальные жизни реальных людей. У них не было в руках ружей, они не поворачивали кран со смертоносным ядом, но они истребляли пером. И правильно сказал Эрнст Яннинг о том, что они не могли не знать, они не могли не видеть того, что творят. Да, возможно они не знали о масштабах, возможно, они не знали об истреблении миллионов, но они знали о десятках, о сотнях, а может быть и о тысячах, что уже не умоляет их вины.

    Перед судьей стоял непростой выбор: поступить справедливо или поступить «правильно» в сложившей экономическо-политической остановке, но он понимал, что как раз в деле Фельденштайна и была допущена эта ошибка, когда представление о политической выгоде и представление о правильности решения в конкретной ситуации затмили представление о справедливости и об истине. Суд — это не политическая машина, и он не должен превратиться в инструмент политической борьбы и пропаганды, и, как мне кажется, именно за это и были осуждены Эрнст Яннинг, Эмиль Хан, Фридрих Хофштеттер, Вернер Лампе, за то, что поддались тому злу, что творили Гитлер и его приспешники, не отказались участвовать во всем этом безобразии, за то, что по их вине погиб хоть один невинный человек.

    После просмотра фильма передо мной до сих пор стоит дилемма правильного приговора для всех этих людей, но теперь я уже не смогу смотреть на эту войну однобоко, и не смогу однозначно винить или оправдывать немецких карателей.

    14 июля 2015 | 19:48

    Тяжелый фильм, я не на все кинокартины пишу рецензии. Лишь на те, которые задевают до глубины души и фильм «Нюрнбергский процесс» один из немногих таковых.

    Рассказывается в фильме об одном из процессов, громкого военного трибунала по обвинению нацистских преступников в преступлениях против человечества. Все процессы просто физически не смогли бы снять, ибо их было великое множество, а сам трибунал длился довольно продолжительное время — несколько лет. Поэтому нам был показан эпизод обвинения четырех представителей юрисдикции нацисткой Германии — судей, которые, руководствуясь преступными законами, отправляли людей на смерть или совершали над ними бесчеловечные действия. По воле судьбы, судебный процесс, проходит в том же месте, где обвиняемые когда-то судили сами.

    И вот, в зале суда сошлись в неравном бою представитель обвинения, прокурор, который видел своими глазами зверства и считает, что необходимо обвинить, как можно больше причастных к злодеяниям. А противостоит ему юный адвокат, сторонник идей одного из обвиняемых, считающий, что и так уже достаточно людей понесло наказание и нельзя обвинять абсолютно всех, весь немецкий народ. Но вынесение решения ложится на плечи, почтенного судьи, самого простого судьи, который когда-то отправился в отставку, согласно законам и правилам штата, где он проживал и в чьей объективности тяжело сомневаться, как и в огромном опыте.

    Казалось, чего бы проще, никто не сомневается в преступлениях, творимых нацистами. Никто не сомневается в уликах, найденных в архивах, в концентрационных лагерях. Да много в каких местах, можно было найти отпечатки кровожадного зверя, наследил он порядком. Однако сомнения закрались в количестве преступников, степени их вины и того, что со всем этим делать. Как это просто, уничтожить несколько миллионов человек и как сложно, расковырять это дерьмо, чтобы удостовериться в анализах и подтвердить, кто и когда сделал столь чудовищное преступление.

    Немецкий народ говорит: «Мы не знали». Жена осужденного и казненного военного говорит: «Мы были «против» и должны забыть, но идти вперед». Одна женщина из партийных представителей говорит: «Нас заставляли вступать в партию». А молодой адвокат, эдакий прототип Гитлера и явно, понимающий его мотивы и цели, говорит: «Виновата кучка экстремистов». И вот так всё просто получается, никто не виноват, никто не знал, давайте всё забудем, пойдем вперед и, вообще, там большевики что-то замышляют. Вот так всё просто. Бред! И еще раз бред! На щит величия возводит народ и сбрасывает с него, тот же народ. И этот народ предал своих соотечественников, оппозиционеров и тех, кто не поддерживал идеологию, тех, кого казнили. Может и об этом не догадывались, попивая пиво и исполняя свои громкие песни?

    Но как можно винить этот народ, когда явные преступники, которые своими руками, речами осуждали невиновных и отправляли их на смерть, сомневаются в масштабности преступлений, считают что действовали во благо страны или же хотели действовать именно таким образом и ничуть не раскаиваются. И даже один из четверых, который признал себя виновным, в глубине души своей пытался доказать самому себе: «Что я ведь не знал!». Вспомните себя, когда вы в чем-то провинились и, казалось бы, вот оно доказательство: разбитая ваза или пролитый чай, и как тяжело признаться в этом досадном недоразумении. А тут, разбитые жизни миллионов семей и пролитые литры крови, кому в этом хочется признаться? И как после этого винить целый народ? Это психология и черта масс, и никуда от этого не деться, и распространяется она на весь остальной мир, человечество всегда боялось и до сих пор боится признать свои ошибки.

    Остальной мир… А остальной мир ничем не лучше этих, забывчивых и невнимательных людей. Мир посчитал правильным оттянуть неизбежное и цинично улыбаться палачу, будто ничего и не было. Будто не было никаких мирных договоров, что со стороны коммунистов, что со стороны Европы. Будто не поставляли оружие и не читали «Майн кампф». Виноваты все (но многие были и не виновны, как среди немцев, так и во всём мире, глупо отрицать этот факт, правда кто слушает эти единицы людей?), вопрос то в другом — какова степень виновности каждого, какие политические мотивы в этом кроются и как избегнуть уничтожения всего человечества. Вот оно противоборство, не только человека, но справедливости с логикой мышления.

    История, движется циклично. И до нацистов, были властолюбивые мечтатели покорить весь мир, а неугодных, по мнению мечтателей, можно было уничтожить. А кто вспомнит? И после нацистов обязательно появятся подобные мечтатели, которые возомнят себя мессией, развяжут войны и будут уничтожать неугодных. А потому что предпочли забыть.

    Но, пытаясь понять месседж фильма, я уклоняюсь всё глубже и глубже в оценку истории и тех, кто её вершил и выносил приговоры. А по-другому невозможно. Сам фильм ставит зрителя на роль судьи и предлагает вынести свой вердикт. Всё благодаря талантливым актерам: и судье — Спенсеру Трейси, и прокурору — Ричарду Уидмарку, и обвиняемым — Берту Ланкастеру, Монтгомери Клифту и др. (признаюсь, мне было бы очень тяжело не только взять на себя роль нацистского преступника, но и отлично исполнить её). И хочется акцентировать внимание на гениальной игре адвоката — Максимилиана Шелла. Фантазия, когда смотришь на его ораторские выступления, разыгрывается таким образом, что ты не замечаешь, актер перед тобой или сам Гитлер. Движения рук, тон речи, бурное выступление — это нельзя не отметить, не обошла стороной его и заслуженная статуэтка золотого «Оскара».

    Какой вердикт вынесет зритель, это уже дело личное. Судья — вынес. Преступники — вынесли. Прокуроры — вынесли. Адвокат — вынес. И я тоже вынес.

    Хотел бы поставить максимальную оценку фильму, но не могу. Герои нам говорят: «дак что же, весь мир виновен?» А пусть и весь, только почему весь мир судит только американское правосудие? Да, я сторонник их судебной системы, хоть она и не идеальна. Да, я не сторонник коммунизма и большевиков. Но, если вы намереваетесь судить весь мир, надо было позвать представителей этого мира, не так ли? Судебные процессы велись многими и многими судьями: американскими, советскими, английскими, французскими и представителями многих других стран. Недаром это был международный трибунал. Только исходя из этого 9 из 10. Отличный фильм и тем, кто интересуется историей, посмотреть крайне рекомендую.

    22 июня 2015 | 14:59

    В фильме есть эпизод с «судом» над стариком-евреем, «осквернившем» немку путем совокупления. Чисто документальный факт — немку в реальности звали фру Зайлер. Она получила на том суде 2 года. А 69(!!!)-летнего «сожителя» Кацельбергера гильотнировали.

    Судьи настолько хотели угодить «фюреру», что даже превысили лимит, предусмотренный данной статьей (смертной казни не предусматривавшей).

    После разгрома «третьего райха» судьи этого (и множества подобных) «процессов» слились в нацистский заповедник, организованный в Шлезвиге. В 1969 году двое из них (Гофман и Феребер) были-таки осуждены.

    Хотя, это был скорее фарс, уступка общественному мнению.

    Обратил внимание на сей момент потому, что процесс над нацистскими судьями Фербером и Гофманом состоялся после выхода фильма на экран. В том же самом зале.

    И еще пара уточнений — прототипом Янинга послужил Освальд Ротхауг. До прихода нацистов к власти он прозябал на четвертых ролях, а при новом «порядке» сдедал быструю карьеру на «нюрнбергских» делах (преследование инакомыслящих и «неарийцев»). В отличие от экранного альтерэго, раскаяние его не постигло. Отсидел 12 лет, затем был выпущен и через два года «помилован».

    Самой Ирэны Зайлер на заседании трибунала не было. Она прислала из ГДР письменные показания. Так что, нацистского повтора в исполнении «суперадвоката» не произошло.

    Впрочем, перед авторами фильма стояла задача усидеть на двух стульях — показать всю мерзость падения немцев и не попасть под раздачу «ястребов», считавших, что даже недобитое нацистское отребье пригодится в противостоянии с Советским союзом.

    Отсюда и такие «шекспировские» страсти.

    Как то же раскаяние матерго нациста, в реальности сделавшего карьеру на трупах «врагов райха», и даже не понимавшего, в чем он виноват.

    Ключевой фразой фильма являются слова, сказанные полковником прокурору: «Если мы хотим получить поддержку немецкого народа, мы не должны строго судить немецких преступников»

    Этим самым он признавал коллективную ответственность и соучастие всего немецкого народа в чудовищных преступлениях «третьего райха».

    Тот же прокурор, совершенно верно подметил, что не эскимосы совершали все эти преступления, а сами немцы. Существовало 6 тысяч различных лагерей, «учреждений» СС, гестапо, «народных судов» и прочих мест по уничтожению «врагов райха». В них служило 100 тыс (!) немцев, исправно выполнявших свою «работу». И все остальные это знали, и одобряли или принимали как должное.

    Ученые, социологи, криминалисты, психиатры, философы размышляют: что же это? Что же — наследственность, воспитание, среда, внешние условия, историческое предопределение, преступная воля руководителей? Что это? Как случилось это? Эмбриональные черты расизма, казавшиеся комичными в высказываниях второсортных профессоров-шарлатанов и убогих провинциальных теоретиков Германии прошлого века, презренье немецкого обывателя к «русской свинье», к «польской скотине», к «прочесноченному еврею», к «развратному французу», к «торгашу англичанину», к «кривляке греку», к «болвану чеху» весь этот грошовый букет напыщенного, дешевого превосходства немца над остальными народами земли, добродушно осмеянный публицистами и юмористическими писателями, — все это внезапно, в течение нескольких лет из «детских» черт превратилось в смертельную угрозу человечеству, его жизни и свободе, стало источником невероятных и невиданных страданий, крови, преступлений. Тут есть над чем задуматься! Ужасны такие войны, как нынешняя. Огромна пролитая немцами невинная кровь.

    В. Гроссман, военный журналист, писатель, участник войны и свидетель событий.

    Немцам не следует строить иллюзий, ибо всему миру ясно, что вторая мировая война была использована для преступных действий, с которыми ничто не может сравниться в наше время. Невиданные по масштабам преступные убийства опозорили имя немцев в глазах всего мира.

    Вилли Брандт, канцлер ФРГ

    6 из 10

    25 июня 2012 | 19:27

    Я отвечу, почему не хочу быть менеджером по работе с людьми, инженером(я о настоящих, а не о тех, что мнят себя инженерами, не поднимаясь от компьютера и книги, не ведя беседу с рабочим и, не участвуя лично в тех процессе), бригадиром, любым лидером, вообщем. Потому как, когда ты ошибаешься, обычно страдаешь ты один. Когда же ты в ответе за людей, то страдают именно они за твои ошибки. И пусть даже за всю твою «праведную» жизнь ты допустишь всего одну ошибку, она может перекосить всю твою судьбу. Быть лидером или же вершить судьбы многих — это, скорее, дар от Бога. Как, к примеру, было и с Ноем, и с Моисеем, в свое время. Да и первые судьи, упомянутые в заветной книге, были вершителями от Бога. Другой вопрос: «кто и как исполняет свои обязанности?»

    Я, на самом деле, повидал за свои годы многих руководителей. И в школе, и в высшем учебном заведении, в гос органах, в частном секторе, даже среди криминальных элементов (приходилось сталкиваться и думаю многим тоже, если не почти всем, на постсоветском пространстве, хоть раз в жизни). Всех их объединяет одно: это не случайные люди на своем месте. Я не говорю о тех, кто не может и три месяца на кресле удержаться или ставленниках по знакомству и т. п. О других речь. Есть в них что-то от рождения. Дар, что ли. Они как будто знают и понимают всё наперед. Словно орел в небе видит зорко всё на километры вдаль… От их речей не бывает расстройств, как после испортившейся пищи, наоборот, они вдохновляют и поднимают мораль. Что бы не злословили некоторые индивидуумы (недоброжелатели), мы любим наших руководителей, которые заботятся не только о результатах работы, но и о нас.

    Но, как раз-таки, к таким людям больше требований и претензий, вполне обоснованных, если что-то идет не так. Кому больше дано, с того больше и спросится. Но что же до конкретно этого фильма. Можно ли приложить эту формулу и к нему. Да, а почему бы и нет. Причем, упомянутые в фильме подсудимые, представляют, одновременно, как исполнительную так и законодательную систему. И это не мальчики «на побегушках», а «светлейшие умы и вершители судеб сотен тысяч людей». Постепенно ты понимаешь, почему и здесь «рука руку моет».

    Фильм уникален в том, что представляет доводы, весьма весомые, как бы там ни было, и «за», и «против». А судьями, на самом деле, окажемся мы с вами. Так как, по большей части, будем смотреть фильм от лица судьи. Хоть и ненавязчиво. Нас заставят выбирать. А согласитесь ли Вы лично или нет с каждым доводом по отдельности — это Ваше личное дело. Лишь с вердиктом «виновен» или «не виновен», думаю, несогласных не будет…

    21 июля 2014 | 21:41

    Меня не воспитывали честным и порядочным человеком. Я не совершал каких-то масштабно плохих дел, но я и не буду отрицать, что делал исподтишка если и не противозаконные действия, то неприемлемые с точки зрения морали и строгого воспитания вещи. Однако, если я и скажу что-то во всеуслышание, то скорее всего натолкнусь лишь на непонимание окружающих. Почему? Потому что все в России знают, что порой приходится делать что-то вопреки закону, чтобы прокормить семью или отстоять жизнь. Все люди забыли о справедливости, люди думают только о выживании в извращённой системе. Спасибо СССР и спасибо поколениям, в нём выросшим и нас воспитавшим. Идеология выше справедливости, так считалось в советских странах. Выживание выше справедливости, считалось в 90-е. Порядок выше справедливости, так считалось в «нулевые». «Ну а что мы в силах изменить?» — так считаем теперь мы. Я понимаю, что неправильные вещи, которые теперь кажутся в порядке вещей, лучше бы я никогда не вешал на свою совесть, но вот беда — я не испытываю за это чувство вины. Думаю, что никто не испытывает. Это извращённое мышление, извращённые понятия, извращённые смыслы — вот, что нам досталось и с чем мы теперь готовы смириться. Мы смотрим в будущее и не хотим думать о прошлом. Но ради чего мы теперь живём? Мы живём как звери, ради сиюминутной стабильности, выгоды. Поэтому и живём в таких условиях, в такой стране и в такой политической системе, которую заслуживаем.

    Прелесть этого фильма заключается в том, что на фоне всеобщего соглашательства, царящего в мире (не только в нашей стране), он затрагивает такие вечные понятия, как справедливость и истина. Рано или поздно, или хотя бы изредка о них должны вспоминать люди — и эти вещи должны торжествовать, особенно в наши тёмные времена.

    Фильм спорен, как спорна и его мораль, но он захватывает, заставляет думать, заставляет восхищаться и сопереживать. В фильме показана тонкая борьба, в которой куётся правосудие. И хоть оно зависит всё же от логических цепочек, самая важная его деталь — это дух. Если он есть, значит уже суд сделал своё дело. Справедливость должна чувствоваться, а не только постигаться разумом.

    Потрясает, что фильм длиною в три часа смотрится на одном дыхании. Из актёров хотелось бы выделить Монтгомери Клифта и мистера Ланкастера. У обоих роли эпизодические, однако сила их игры действительно цепляет, приковывает. И если второй превосходно справился с задачей, то первый показал, что значит слово перевоплощение — я не ожидал такого от актёра, которого привык видеть в амплуа красавца и щёголя.

    Последнее, что хотелось бы отметить — фильм не изобилует спецэффектами, подобно современным поделкам голливуда. Большая часть кино проходит в зале суда, однако фильм полностью погружает в себя и не кажется скучным. Наоборот, что нетипично для картин западных, фильм не даёт нам тонут в эмоциях и впечатлениях, он ни задалбливает своей идеологией и не отупляет примитивностью, он не вводит нас в философские дебри. Этот фильм — фильм воспитательный. Более того, я с уверенностью могу сказать, что давно не смотрел такого превосходного кино и даже не надеюсь в скором времени увидеть.

    Браво. Стоя.

    16 апреля 2012 | 07:18

    Все знают о Нюрнбергском процессе, на котором проходили слушания нацистских преступников. Все также знают о злодеяниях, которые открылись всему миру на этих слушаниях. Столько процессов. Столько имен. Миллионы исписанных листов. Столько перерытых дел. Одни процессы были более масштабные, другие — менее. Однако если и смотреть глобально, и более пристально на эти слушания, то все равно приходят в голову одни и те же вопросы. Как? Почему? Что случилось с гуманностью человека?

    Именно над этими вопросами нас заставляет задуматься фильм «Нюрнбергский процесс». Он не дает каких-то ответов. Решение должны принять мы сами. Ведь, по сути, зрители тоже участники этого процесса. Пусть они и не могут повлиять на ход слушания, однако окончательное решение о том, какие уроки извлечь, принимают именно зрители. И это прекрасный ход режиссера Стэнли Крамера.

    В зале собралось много людей. И у каждого своя правда, которую тот готов отстаивать. Своя правда и у судьи, который должен вынести решение. Решение о вопросе не только этого частного дела, но и совести, чести Германии. Пусть не для всего мира, хотя бы для себя. И вот начинается слушание. И то, что происходит дальше, просто завораживает. Вот выступает с пламенной речью прокурор, роль которого исполнил Ричард Уидмарк. И уже с первых минут понятно, что этот человек видел войну, у него есть четкое мировоззрение и позицию свою он готов отстаивать. Вот встает адвокат в исполнении Максимилиана Шелла. Свою роль он исполнил просто гениально. Один из лучших адвокатов в истории кинематографа. Наблюдая за его выступлением, я испытывал истинное наслаждение. Вот на скамье подсудимых сидит бывший судья Эрнст Янинг в исполнении Берта Ланкастера. Он молчит почти всё время. Однако то, как он ведёт всё время и произносит свой монолог. Это просто браво. Также нужно отметить Монтгомери Клифта и Джуди Гарленд, которые исполняли роли людей, судьбы которых были сломаны нацистским режимом. С работой своей они справились прекрасно. И, конечно, я должен сказать о судье Хейвуде, роль которого исполнил Спенсер Трейси. Он человек со своими идеалами, готовый пойти на непопулярное решение ради справедливости. По сути образ зрителя отчасти схож с им, ведь мы также как судья весь фильм докапываемся до истины, пытаемся вынести свое решение.

    Рассказав о актерах, я не могу не сказать о общей атмосфере фильма. Большинство триллеров не держит в таком напряжении. Во время просмотра абсолютно не хотелось отвлекаться на посторонние вещи. И это несмотря на то, что фильм идет 3 часа. Это время проходит незаметно.

    Заявить то, что этот фильм просто заставляет задуматься — это значит ничего не сказать. Этот фильм не только о преступлениях фашизма. Этот фильм не только о всеобщей ответственности человечества за масштабные преступления. Этот фильм не только о гуманизме. Этот фильм практически обо всём. И самое главное, этот фильм о справедливости. При этом не дается конкретное определение, мол справедливость это так, а не иначе. Фильм лишь поставил перед нами вопрос. Вопрос, который порой настолько небольшой, что его и не разглядишь, а порой и такой огромный, что задевает всё человечество. И здесь вывод мы можем делать лишь сами. Судья Хейвуд озвучил приговор, но даже не это главное. Он сделал вывод для себя. теперь же очередь зрителя. И я, откликнувшись на призыв этого гениального фильма, буду искать ответ, чтобы оценить всё самому. В любом случае, у меня впереди ещё долгий путь размером с жизнь. Сейчас же я могу лишь поставить фильму заслуженные

    10 из 10

    Рекомендую абсолютно всем. такой фильм нужно видеть.

    12 июля 2015 | 19:38

    Когда читаешь книги или смотришь фильмы о фашистских концлагерях, жестокость происходящего в них поражает до глубины души, но ты все равно не в силах оторваться, потому что ещё больше тебя поражает вопрос: как, как такое могло произойти? Этот фильм — очередная попытка найти ответы.

    Он рассказывает о судебном процессе в Нюрнберге, где судьи судят судей, работавших в Нацистской Германии. Процесс не простой, так как последние выносили вердикты в рамках действовавшего тогда законодательства, хоть и преступного.

    С одной стороны: Прокурор — прямолинейный и честный полковник, с другой молодой, амбициозный адвокат, который твердо верит, что на этом процессе защищает интересы самой Германии, оккупированной всем миром. Подсудимый — весьма неоднозначный человек, в прошлом светила юриспруденции. И американский судья дотошно пытающийся разобраться, в произошедшей в этой стране трагедии. Все персонажи очень яркие и харизматичные. У каждого своя правда, и свои способы её отстаивать

    На момент событий картины процессы по фашистам длятся уже несколько лет, и общество к этим делам «поостыло»

    На первый взгляд, кажется, что центральные мысли фильма — это бесчеловечность преступлений в нацисткой Германии, и существовавшее тогда законодательство, но на самом деле спектр затрагиваемых проблем шире. Это становится понятно, когда во время слушаний, вызываются несправедливо осужденные жертвы и отношение к ним в обществе чуть ли не враждебное, и это ведь всего лишь спустя три года после войны. А на самого судью пытаются оказать давление, его же соотечественники, говоря, что та то война уже закончилась, а впереди противостояние с СССР, и Америке нужен союзник в лице Германии, поэтому приговоры должны быть мягче. И суд к обвиняемым должен быть лоялен.

    Фильм уникален тем, что это очень честная критика, и, прежде всего американской политики. И как же он актуален! Поражают фразы героев американцев: «Мы все говорим, что защищаем интересы своих стран, но если за нами нет принципов, справедливости, то, что же тогда мы защищаем?» или: — «У нас вечный комплекс неполноценности перед Европой, потому что у нас нет своей истории» Так вот: у них комплекс неполноценности, а не мания величия на самом деле. Свою порцию критики получили и СССР, и простые немецкие граждане, у которых «под окнами» концлагерь находился, а они занавешивали шторки и продолжают жить, как ни в чем не бывало.

    Картина длиться три часа в ней есть всё: и история бесчеловечных преступлений и документальные хроники из концлагерей, и раскаяние бывших палачей, и личные драмы, и гениальная финальная речь судьи, всё расставляющая по местам.

    Поставлен и сыгран — великолепно! Смотрится на одном дыхание!

    Вне оценок!

    7 декабря 2012 | 21:46

    Картина, которая входит во множество топов и списком лучших фильмов. Картина, которая имела одиннадцать номинаций на Оскар. Правда выиграла только две награды из них. Картина, основанная на реальных событиях — на истории о процессе над нацистскими судьями, которые во времена Третьего Рейха взяли на свою совесть огромное количество человеческих душ.

    Во-первых, история, которая основана на реальности — это для меня всегда огромный плюс. Ведь смотреть историю, которая реально происходила в жизни, а не является чей-то выдумкой, очень интересно.

    Во-вторых, и, наверное, главное, что красит этот фильм, это актеры. Игра потрясающая!!! Крамер, с творчеством которого, кстати сказать, к великому своему стыду, до этой картины, я не был знаком, подобрал просто замечательный актерский состав. События развиваются в основном в зале суда, и все внимание зрителя направлено, в первую очередь, на героев. На их лица, мимику, монологи. И тут они прекрасны. Персонажи настолько сильно, так чувственно и проникновенно отстаивают каждый свою правду, словно они и в правду являются теми самыми людьми. И порой даже не знаешь, а кто же собственно прав? Чья мораль, чьи убеждения верные? Чья правда является истиной?

    Картина смотрится с большим интересом, особенно не раскачиваясь, и в какой-то момент ты вдруг осознаешь, что и не помнишь, как очутился среди этих людей, в этом зале суда и следишь за этим процессом. Местами фильм действительно заставляет тебя содрогаться в душе. Например, показ документальных съемок из концлагерей.

    Достойный фильм, который совершенно по праву входит в такое большое количество списков самых лучших фильмов планеты.

    5 февраля 2015 | 00:35

    Готовясь к просмотру фильма, я ожидал увидеть очередную «american WWII story», где янки снова преподают урок демократии и беспристрастности. И я благодарен создателям фильма, что этого не случилось. Глубина поднятой проблемы настолько велика, и трагедия произошедшего так ужасна, что вряд ли хватит относительно небольшого экранного времени для того, что бы это можно было передать… Не буду повторяться по поводу сказанного другими, но вот за что я по-настоящему благодарен авторам картины — так это за то, что я вдруг задал сам себе простой вопрос: а почему до сих пор в России не был свой «Нюрнбергский процесс»? Если закрыть глаза и не смотреть на картинку, то так легко представить на той скамье подсудимых Вышинского и его «кампанию», НКВД с ее палачами на месте Гестапо, и миллионы невинно загубленных жизней (пусть не из-за стерилизации), но уж точно за политические взгляды и расовую принадлежность? Кто же наберется смелости снять наш «Процесс»??? Ах, да, ведь для этого он сначала должен состояться…

    28 мая 2012 | 18:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>