всё о любом фильме:

Рокко и его братья

Rocco e i suoi fratelli
год
страна
слоган«DARING in its realism. STUNNING in its impact. BREATHTAKING in its scope»
режиссерЛукино Висконти
сценарийЛукино Висконти, Сузо Чекки д’Амико, Паскуале Феста Кампаниле, ...
продюсерГоффредо Ломбардо
операторДжузеппе Ротунно
композиторНино Рота
художникМарио Гарбулья, Пьеро Този
монтажМарио Серандреи
жанр драма, криминал, спорт, ... слова
зрители
Франция  2.17 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время180 мин. / 03:00
Номинации (1):
Овдовевшая Росария Паронди и четверо её сыновей решают переехать из нищей Сицилийской деревни в Милан, где живёт пятый сын. В поисках лучшей доли и достойного заработка братья не гнушаются никакой работы. Постепенно каждый находит своё место.

Но отношения в некогда сплоченной семье раскалываются: красавец Рокко вступает в противоборство со своим жестоким братом Симоном. «Яблоком раздора» становится девушка легкого поведения Надя, решившая оставить работу и выйти замуж. Именно ее расположения добиваются братья. Ожесточённая вражда способна завести их слишком далеко, вплоть до убийства…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
21 + 2 = 23
8.1
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Примечательно, что после съёмок этого фильма Ренато Сальватори (Симоне) и Анни Жирардо (Надя) поженились.
    • В фильме сыграла Клаудия Мори, жена Адриано Челентано. Она играла работника химчистки, где работал Рокко.
    • Француз Ален Делон, сыгравший итальянца Рокко, был в конечном итоге продублирован.
    • Фрэнсис Форд Коппола был большим поклонником этого фильма, он пригласил композитора «Рокко и его братья» Нино Роту писать музыку для его «Крестного отца» (1972).
    • Для проката в США в 1961 году из фильма было вырезано около 30 минут, так как они были признаны слишком жестокими для американской аудитории.
    • еще 2 факта
    Фрагмент 03:38

    файл добавилFar_Experience

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Выдающегося итальянского режиссёра Лукино Висконти можно посчитать одним из наиболее беспристрастных художников, несколько суховатых и сосредоточенных (по определению Веры Шитовой), предпочитающих скрывать своё подлинное «я». Чаще всего подобные творцы неавтобиографичны в собственных произведениях. Может быть, единственный фильм Висконти, который говорит о нём самом гораздо больше, чем все остальные вместе взятые, это «Семейный портрет в интерьере», хоть и не ставший финальным творением мастера, однако сразу же воспринятый как своеобразная «лебединая песня», его предсмертная личная исповедь. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 8 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Конечно, предмет разговора, великая картина Висконти, достойна научных диссертаций, но, увы, формат рецензии не предполагает разговора «по душам» с потенциальным зрителем. Рецензия — это айсберг — 90% всегда под водой. Впрочем, так и в кино. Сколько б не длился фильм Висконти, он все же закончился, оставив множество вопросов, разброд в голове и шатание в сердце. Впрочем, кино не обязано быть колбасой — продуктом конкретным по форме и содержанию, оно — прежде всего, лекарство для души и пища для мозга. И в этом смысле «Рокко и его братья» одно из лучших блюд среди изысканной итальянской кухни.

    Эта картина создана на стыке десятилетий, во время перехода Висконти от рабочей тематики неореализма к критическому реализму. Кроме того, здесь важен социальный подтекст, уродливая городская романтика и философическая отстраненность автора, с холодным разумом опытного хирурга препарирующего одну семью и всю Италию.

    Конечно, картина Висконти о том, как семья, в которой все любимы и воспитуемы одинаково, способна выдавать совершенно разных людей, и по-разному встречающих испытания, по-разному изменяющих окружающую среду. Конечно, фильм о «ложной урбанизации» — крестьянстве, рванувшемся после войны в города, где составило целый класс городской нищеты, живущей в трущобах. Конечно, он о людях, близких и понятных.

    Но Висконти достигает в своей картине громадного художественного обобщения, разбивая, безотносительно показываемого времени, всех братьев на поколения своей страны, черты которых угадываются в характере каждого из них, собственно, поэтому фильм и разбит на главы по именам братьев.

    Винченцо. Относительно благополучное поколение итальянцев после Первой мировой. «Папочкино кино», индустриальный рывок 20-30-х, время надежд, пацифизма, веры в будущее под руководством мудрого дуче, успешная реализация общественных программ и привычка покоряться — жить как скажут, жить как все. В общем-то, тоже самое, что и в СССР. Ценности — семья, труд, мир. «Нас не трогай и мы не тронем». Винченцо менее всех участвует в жизни своей семьи. Он не очень рад «пришельцам» из его прошлого — из закабаленной аграрной Италии. Ему кажется, что для великих свершений и новой жизни его дремучие родичи не годятся. «Другая семья» вполне готова принять его, он вынужден играть, «придумывать себя», строить из себя другого человека, находя истинное предназначение лишь в продолжении рода.

    Симоне. Поколение войны. Жестокость и идеология правят бал. Поначалу — зарвавшиеся молодчики, с радостью воспринявшие весть о наступлении «Эры Новой Италии, сильной и побеждающей», готовые в кровь биться за свой новый счастливый мир на ринге со всем миром, поверившие в фашизм, принявшие красивую ложь за чистую монету. Война убивает их, не убивая. Рушится идеология, система ценностей, все их существование, все мечты и надежды. Не остается буквально ничего, ради чего стоит жить. Семья — в прошлом, создавать свою — для чего? Чтоб рожать детей в разрушенный, изувеченный мир. Глубоко страдающие, несчастные, с изломанной судьбой и изуродованной психикой, духовные и физические инвалиды, не знавшие ничего, кроме приказов, опозоренные и брошенные, они теряют ориентиры в жизни и уже никогда не смогут победить. Они спивались и умирали, стрелялись и вешались.. Лишь сильнейшие смогли выкарабкаться из затяжного кризиса и встать на новый путь.

    Рокко. Новый послевоенный мир. Дети войны, почти не знавшие ее, недоуменно озирающиеся вокруг еще детскими глазами. Безотцовщина, гордая неприступность, страх — от того кажутся отстраненными, холодными. Они забывались в любовных утехах, объявив множество новых свобод, в которые они толком не верили. Мятущиеся и не знающие, чего хотят, одинокие в массе своей и бесстрастно взирающие на все, что происходит с миром и с ними самими, жаждущие перемен и страшащиеся их, предпочитавшие укрыться от всего в собственном инфантильном мире, пытающиеся копировать «отцов» и вместе с тем, презирающие их. Но в целом, абсолютно не понимающие сути происходящих исторических процессов, аполитичные и вялые, романтичные и ранимые.

    Чиро. Беспощадное к себе поколение «экономического чуда». Массы рабочих, уверовавших в свое особое предназначение, не в последнюю очередь благодаря сильнейшему воздействию профсоюзов и компартии. Готовые работать, работать и еще раз работать — с идеей, точно зная, ради чего, уверенно идущие в ногу со временем, понявшие свою историческую роль. Готовые отбросить предрассудки и при малейшем унижении вступить в борьбу за свои права, отринувшие прошлое своей страны.

    А время «Луки» еще не наступило. И каким оно будет, неизвестно. То есть известно нам, но не Висконти. Это ребенок, взлелеянный всеми 4-я братьями, любящий всех одинаково, воспитанный всеми и полный противоречий.

    Почему, собственно, «Рокко», а не «Симоне», например? Думается мне, автор берет на себя позицию именно героя Делона. Он искренне любит своих героев, но не знает, как им помочь. А помогая, оказывает медвежью услугу. Страдает за всех, но, разводя руками от бессилия, остается только сторонним наблюдателем, готовым бросить и все и уйти в любой момент.

    Фильм создавался сложно. Виной тому не только противоречивый характер Висконти и его коммунистические пристрастия, но и упорное сопротивление властей, изрезавших фильм, всячески ставивших палки в колеса, вплоть до запрета съемок в Милане, родном городе режиссера. И, как часто бывает, столь сложная атмосфера укрупнила боль фильма, усилила авторский посыл, заставила зрителя сильнее переживать героям. Вряд ли есть хоть один шедевр, который был сделан случайно и не был выстрадан.

    Конечно, предоставив «поколенческую» трактовку фильма, я опять снял верхушку айсберга, фильм снова остался под водой. Ведь там есть еще и нравственный посыл, и связь между любовью и сексуальным влечением, и нездоровая страсть нескольких поколений итальянцев к «продажному», «пустому», к ложным ценностям. И просто вопросы братской любви, вершина которой — сцена, когда младший брат утешает старшего, только что разрушившего его жизнь.

    Здесь есть еще очень много всего. Нет возможности сказать о потрясающей игре Ренато Сальваторе и совершенной во всех отношениях Анни Жирардо, о роли Делона, после которой его стали величать «холодным ангелом», о душевной игре Катины Паксино (мать), о стилистической выдержанности, прекрасной музыке и тонкой работе оператора, о параллелях с шедеврами итальянской и русской литературы и о многом другом. «Рокко и его братья» оказался на удивление удачным продолжением вопросов и тем, поднятых Достоевским, продолжением его героев. И проблема нравственного выбора, которая ставилась писателем перед каждым своим героем со всей жестокостью, здесь тоже берет за горло. А зрителю остается найти «своего» брата и ждать развязки — личной и исторической. Ведь Висконти, как ни удивительно, сказал про Россию ничуть не меньше, чем про Италию, и так, как у нас сперва боялись, а теперь разучились говорить. И от этого фильм еще ближе и больнее.

    10 из 10

    4 октября 2013 | 15:43

    Дворянин и эстет, Лукино Висконти перенял от своих родовитых предков не только роскошное состояние, властный характер и изысканный вкус. Внутренняя раскрепощенность, неограниченность полета фантазии и полная свобода в средствах художественного самовыражения соединялись в нем со страстной верой в то, что истинная поэзия рождается лишь из действительности. Правда жизни как отправная точка мировоззрения и источник идеи создания самого демократического направления в итальянском кинематографе — неореализма. Марксист и аристократ, сам словно сотканный из противоречий, Висконти обостренно чувствовал двойственность этого мира и диалектику жизни, умудряясь гармонично сочетать несочетаемое, что нашло свое отражение в его творчестве.

    Поклонник русской литературы, и театра, Висконти мечтал о собственной экранизации «Братьев Карамазовых» и «Идиота». Во время поездки в Ленинград он попросил сопровождавших показать ему места, в которых происходили действия любимых им романов. В воображении режиссера начинали вырисовываться смутные образы, выстраивались целые фрагменты сцен, оживали герои… И хотя снять в России задуманное так и не удалось, Висконти переработал сценарий своего нового фильма по мотивам романа Джованни Тестори «Мост через реку Гизольфу». Благодаря внесенным изменениям, типично итальянская семейная сага о судьбе бежавших от нищеты сицилийских эмигрантов, пытающихся приспособить патриархальные традиции к циничным законам большого города, приобрела вдруг узнаваемую этику, интонацию и структуру достоевского романа.

    Жестокое, масштабное и реалистичное кинополотно. Неореализм в декорациях перерождающейся в развитую промышленную европейскую державу Италии. Устаревающие ценности и кризис веры в добро. В «Рокко и его братьях» впервые обозначились излюбленные мотивы дальнейших фильмов Висконти: семейный кризис, разрушенные реальностью судьбы и болезненность страстей. Сценаристам не пришлось ничего адаптировать — растущие мегаполисы были переполнены «униженными и оскорбленными». Висконти писал: «Порядочное миланское общество так гордится своим экономическим чудом, что ему нет дела до несчастных, проживающих рядом, до таких как Рокко». Фильм получился не просто новаторским, а злободневным.

    Обладая непогрешимым чутьем художника, Висконти выстраивал мизансцены с учетом нюансов и деталей фона, помогавших раскрыть внутренний мир его персонажей. Возвышенную недосягаемость чувств Рокко в сцене разрыва с Надьей передавал Миланский собор с его парящей готикой из ажурного белого мрамора и поразительной внутренней силой — утонченной, одухотворенной, в мощном напряжении отрыва от всего земного. Дьявольский алтарь благородства намерений! Рокко, застывший на крыше собора в своем светло-сером плаще и с непреклонной мукой во взгляде — живое воплощение одной из многочисленных статуй святых, печально и отстранено взирающих со стрельчатых арок и остроконечных шпилей на дольний мир. Инфернальность миланских окрестностей подчеркивала обреченность души его брата Симоне. Унылая, безлюдная и безветренная местность под хмурым небом. Массивный, продавливающийся под собственной тяжестью мост из грубо подогнанных камней. Неподвижная муть озера Фальяно. Симоне в обвисшем черном пальто с налипшей сукровичной грязью словно растворялся в невыносимой тоске и безысходности окружающего пейзажа, постепенно теряя человеческое обличье и самого себя, смазываясь в сгусток тьмы. Первобытная правда инстинктов.

    Висконти не признавал подделок. Съемочная группа проводила целые дни в городских трущобах и тренировочном зале. На площадке царила жесточайшая дисциплина. Ален Делон, подчиняясь воле режиссера, боксировал три раунда подряд с профессионалом, пока не потерял сознание прямо во время съемок. Несмотря на огромную физическую и психологическую нагрузку, актер был бесконечно благодарен режиссеру за уникальную возможность в полной мере раскрыть на экране свой актерский талант. Блистательная Анни Жирардо, сыгравшая в этом фильме одну из лучших своих ролей, вспоминала, что Висконти умел повести за собой актеров, незаметно для них сделав роль продолжением их жизни. Действуя почти на уровне подсознания, он добивался от них скорее инстинктивных, чем сознательных реакций, в полном согласии с характерами сыгранных персонажей. Висконти требовал от них лишь одного — «быть», а не «понимать».

    Облагораживая и возводя массовое кино до уровня высокого искусства, Висконти воплотил на экране масштабную постановку, подарившую простому зрителю катарсическую мощь античных трагедий. Картину, которая вышла на киноэкраны в 1960 году, ненавидела цензура и боготворила вся Италия. Фильм, который он снял, был произведением искусства, но через него он стремился показать правду жизни. Без искажений и без купюр. Реальность чувства, реальность мечты, реальность поражения. В этом фильме ему удалось достичь той невероятной глубины проникновения в реальность, к которой он стремился всю свою сознательную жизнь. Возможно поэтому, уже будучи в зените своей славы, Висконти называл своими лучшими фильмами «Земля дрожит» и «Рокко и его братья». А за два года до своей кончины признавался: «Если бы я мог, то вместо Д`Аннунцио взялся бы сделать еще одного «Рокко».

    25 августа 2012 | 16:06

    Фильм очень интересно снят. Отличная режиссура, великолепная игра актёров. Мы все привыкли к экшену, а в этом фильме экшен составляют только боксёрские поединки. Всё остальное делают актёры. Возможно в некоторых моментах слишком ярко переиграны сцены, но они акцентируют внимание на трагизм ситуаций, любовь и ненависть.

    А Достоевский… Сценарист явно перед написанием фильма прочитал «Неточку Незнанову». Та же проблема таланта, который зарывается в песок. У Достоевского очень талантливо описана трагедия талантливого человека, который не придать огранки свой алмаз. Но каким бы большим алмаз не был бы, без огранки он ценится не очень высоко. Так и с людьми, который имею талант, но не пытаются его развить.

    В «Рокко и его братья» такой трагической фигурой выступает Симоне, который не только портит себе жизнь, но и, как говорит Надя: «Всё, до чего ты дотрагиваешься, становится мерзким».

    Дальше продолжать не хочу, смотрите сами.

    P.S. Не рекомендую к просмотру любителям попкорна и экшенов.

    10 января 2009 | 02:17

    Любовь- такое светлое и яркое чувство. Кажется, что весь мир у твоих ног и море по колено. Но как ни странно именно из-за этого, наверное, самого сильного чувства совершаются самые ужасные поступки, такие как предательство близких, убийство.

    Фильм» Рокко и его братья» как раз и повествует нам о этом чувстве и о его, грубо говоря, последствиях.

    Режиссёру удалось в полной мере раскрыть эту тему и показать какой бывает эта любовь, если она неправильная, неоправданная. И тот безумный любовный треугольник, который мы видим на экране лишний раз доказывает, что любовь всё таки и есть то, что правит миром. И кем бы ты не был, самой первоклассной проституткой или великим боксёром — любовь может сделать с тобой что угодно : поднять до невообразимых высот из грязных будней или размазать по лестнице направленной к самому дну.

    Интересно, что картина образно забита на главы, об этом нам повествуют титры, которые время от времени возникают на экране. Очевидно режиссёр сделал такие вставки, что бы подчеркнуть к какому герою обращена данная глава. Чисто со зрительской стороны эти титры особо погоды не делают, скорее их можно рассматривать как стильную режиссёрскую вставку.

    Что касается игры актёров, то от блистательных Алена Делона и Ренато Сальватори просто не оторвать глаз на протяжении всей картины. Именно благодаря удачному актёрскому составу, невообразимым проницательным глазам главного героя Рокко (Ален Делон) хочется верить во всё, что происходит на экране. Все актёры прекрасны, сыграно реалистично и красиво. Красиво здесь ключевое слово. В картине просто нет некрасивых людей. От этого фильм, не смотря на все события происходящие на экране, оставляет только теплый осадок. Именно осадок, потому что проблема поставленная режиссёром всё таки задевает да и братьев жалко.

    Музыка на протяжении всего фильма особо не замечается. Она есть, но воспринимается только как фон, всё внимание отбирают прекрасные глаза Алена Делона.

    Заканчивается картина довольно типично для работ такого рода, но впечатляюще: пронзающая до глубины души итальянская музыка и персонаж уходящий вдаль. Красиво и как всегда беспроигрышно.

    " Рокко и его братья» по истине стоящий фильм, прежде всего своей извечной темой. Думаю для фильма подошёл бы слоган» Любите, но осторожно»

    22 ноября 2011 | 22:51

    Здесь не Голландия, здесь безысходная Балтика.
    Будущее остывает в окрестностях Питера.
    Темные дамы порхают над вязкими топями
    И костенеют в болотах уже навсегда.


    /Ночные снайперы. Черное солнце/

    Навеяло…

    Когда-то кадры с прибытием поезда ознаменовали наступление эпохи кинематографа, а 65 лет спустя приездом поезда в Милан Лукино Висконти начинает фильм «Рокко и его братья», ставший классикой и шедевром мирового кино. В центре сюжета жизнь бедной крестьянской семьи с юга Италии: овдовевшей матери и ее пятерых сыновей, приехавших в Милан в поисках лучшей доли. По старшинству, начиная со старшего Винченцо и завершая младшим Лукой, рассказывает режиссер о каждом из братьев семейства Паронди. «Пять, как пальцев на руке», — объяснял Висконти своим коллегам-сценаристам идею фильма, пять таких разных, но неразрывно связанных между собой людей, каждый из которых стремится найти свое место в чужом мире, но сохранить при этом связь со своими корнями, храня глубоко в душе надежду на возвращение домой. Это история миграции — недаром, название фильма созвучно роману Т. Манна «Иосиф и его братья», рассказывающему о переходе гонимого голодом израильского народа в Египет. Но это история не только такой актуальной для послевоенной Италии миграции внутри страны, но и душевной миграции, пути к поиску и обретению собственного «я».

    Однако Висконти не был бы собой, если бы ограничился бытописанием простых людей и их переживаний. Набив руку на масштабных театральных постановках, он вышел за рамки неореализма и показал судьбу поколения Италии 60-х на фоне эпической любовной драмы, сопоставимой по своим масштабам с древнегреческими трагедиями или трагедиями Шекспира, придавая конфликту героев почти библейскую масштабность. Чистый и непорочный Рокко, видящий смысл своей жизни в служении семье и готовый пожертвовать всем, чтобы удержать ее вместе, и подверженный всем мыслимым страстям Симоне выбирают объектом своей страсти «честную куртизанку» Надю, поставив тем самым когда-то крепкую и дружную семью на грань распада. Привлекаемая опасностью, исходящей от Симоне, и душевной чистотой Рокко, Надя ступает на тонкий лед, который в любую минуту грозит треснуть под ее ногами, а любовь братьев превращается в ненависть, разъедающую их души.

    Те, кто читал Достоевского, большим поклонником которого был Висконти, снявший за три года до этого «Белые ночи», понимают, что такая история не может закончиться хорошо. Недаром, Надя кажется живым воплощением Настасьи Филипповны, а мостки, у которых происходит ее последняя встреча с Симоне, так напоминают берега Невы. С экрана словно веет холодом и сыростью, когда камера скользит по волнам, бьющимся о холодные, безразличные ко всему камни, да и сам Милан — это не привычная для нас солнечная Италия, это холодный, мрачный, занесенный снегом или затянутый туманами и тучами город, по которому идут закутанные люди, покинувшие свои родные места в поисках счастья. Солнце проглядывает лишь изредка, так же редко возникает и передышка в тяжелой жизни семьи Паронди — успехи Симоне на ринге сменяются поражениями в любви и спорте, а триумф Рокко совпадает по времени с одним из самых трагических моментов в жизни его семьи.

    Играя на контрастах, Висконти запечатлевает на масштабном полотне жизнь целого поколения своих соотечественников: юг и север, город и деревня, добро и зло, душевная чистота и щедрость Рокко и первобытные страсти, обуревающие Симоне, а в их тени на первый взгляд незаметные братья, которым, тем не менее, принадлежит будущее. Аристократ по происхождению, Висконти снимал кино о простых людях и для простых людей, поэтому, не прячась за символами и намеками, он устами Чиро, одного из братьев, высказал основную мысль фильма. Наступает новая эпоха, этот мир не для тех, кто живет страстями. Будущее не за идеалистом и вечной жертвой вроде Рокко и не за живущим инстинктами Симоне, оно за такими квалифицированными рабочими, каким является сам Чиро, за его братом Винченцо и за малышом Лукой, который, возможно, однажды вернется в родную деревню, но уже для того, чтобы быть хозяином на своей земле, а не ее рабом.

    10 июля 2012 | 23:04

    Надо только знать, что вы хотите увидеть в этом фильме. Я вижу такое кино, которое мне сейчас нравится, несмотря на недочёты; и вижу следующие составляющие, успешно досмотреть это кино до конца:

    1. черно-белое время кино,

    2. интерпретация темы братьев Карамазовых, одного из самых сильных художественных произведений,

    3. тема спорта в жизни, как средства развития, воспитания и места, где можно выражать агрессию,

    4. Делон-Жирардо.

    Сага о милосердии, о необходимости всепрощения, об обществе не без уродов (с которыми, по моему мнению, надо решать жестко). Но кино, всё-таки, именно о редком мертвом чувстве прощения, которому всегда должно иметь место быть. Фильм не идеален, но смотреть лучше надо, чем начать и уснуть.

    Главную роль Рокко исполняет человек, которого, наверное, всегда буду видеть в одном образе «на ярком солнце», а здесь он прямо таки Лёша Карамазов, что невероятно. Ждал от него решающего удара, но парень остался стоять на своей гармонии, злость выплескивал в боксе, весьма преуспел и семья теперь (пока) держится вокруг него. Но были и две сцены, которые считаю неубедительными (не верю, если они были, я видел бы их иначе):

    1. изнасилование и последующая драка братьев (плохо, кстати, снятая),

    2. плач братьев после убийства.

    Такое кино сейчас не снимут, даже если захотят. Другой мир, другие люди, другие актеры. Анни Жирардо просто секси… Сейчас в цивилизованном мире интеграция, но возникает какая-то ностальгия — вернуться в родные края, что-то про это говорит Рокко в окончании… Как-то нерешительно, бессвязно, но сильно. Это был тост, как желание вернуться назад ко всему хорошему или, по крайней мере, не забыть про это.

    8 из 10

    15 января 2011 | 19:43

    Рокко и его братья. История 5 личностей. Их только пятеро. Но в целой семье будто показано целое поколение. Точно кинематограф и литература среди своих жанров имеют лишь несколько основных, а все бесчисленное множество прочих так или иначе является интерпретацией базиса. Так и пятеро братьев Паронди базисы к которым можно привести всех людей. Семейный, приземленный Винченцо, два ярчайших антипода Симоне и Рокко, зло и порядочность, оба пришедшие к распаду, разрушенные своими аддикциями, Симоне — низкой моралью, Рокко — болезненным стремлением к чистоте и порядочности. Чиро — гармония и разум. В его мире все правильно. В его мире зло- побеждается. А доброта не приводит к гибели. А Лука — это будущее. О нем как о человеке невозможно сказать ни слова. Он еще не сформировался, он еще совсем юн. Он это чистый лист, на котором судьба еще только готовится написать историю.

    И одним из особенно важных моментов, который заставляет меня именно любить этот киношедевр маэсторо Висконти. То, что фильм заканчивается именно Чиро. Несмотря на то, что весь фильм мы наблюдаем столкновение Симоне и Рокко, которое заканчивается абсолютным крахом обоих, последние слова в фильме принадлежат Чиро: «Все люди должны жить так, чтобы не быть рабами других. И никогда не забывать о своем долге по отношению к другим. Но Симоне об этом забыл, поэтому он кончил так. И точно так же пагубна чрезмерная доброта Рокко. Говорят, что мир создан таким, и лучше не будет. Но я в это не верю. Я знаю, что завтра твоя жизнь будет более справедливой, более честной».

    «Рокко и его братья» — неореалистичный рассказ о поколении того настоящего. Действительная реальность. За которой наблюдаешь, затаив дыханье, точно это сама жизнь. Семья Паронди — макет вселенной. В которой свет и тьма, добро и зло, сумасшествие и разум, традиции поколений и надежды на будущее — обретают лица каждого из братьев, и вот сам фильм поделен на главы, посвященные каждому брату, чтобы еще ярче раскрыть их сущность. И каждый из них живет только им отведенным ролью. А Висконти как талантливейший психолог показывает к чему приводят эти пороки, достоинства и страсти. И закрывает занавес торжеством рассудка, мира, в котором каждый выбирает свою дорогу сам: разумом и сердцем, а не инстинктами и предрассудками.

    13 марта 2011 | 23:57

    Для меня этот фильм начался с музыки, а именно — со сборника замечательных кинокомпозиторов: Эннио Морриконе, Генри Манчини, Мишель Легран, Нино Рота. Песня «Paese mio». Я тогда еще ничего не знал: как переводится «паезе», в каком фильме звучала эта душевная, завораживающая мелодия… Потом пришел черед «La Gelosia di Simone». Я уже догадывался, что «джелозия» означает «ревность», но насчет «Симоне» вышел промах. Представилось почему-то, что Симона — девушка, чем-то, как ни странно, похожая на героиню Анни Жирардо. При этом параллельно я мечтал посмотреть «Рокко», еще не соотнося стоящую перед глазами картинку из какого-то старого журнала — контрастное черно-белое фото красавчика Делона с пластырем на брови — с уже любимым музыкальным сопровождением.

    И вот, наконец, свершилось. Знакомые ноты, вокзал, семейная ссора. Многое еще предстоит выяснить и понять. Почему уже в самом названии отдельно, обособленно — именно Рокко? Почему не Винченцо, Симоне, Чиро, Лука? Почему на миланской земле продолжает звучать эта нежная, лиричная песня о «красивой стране», о родной земле, о крае, где ты не чувствуешь себя неприкаянным, чужим, страдающим? Как сложится судьба Нади, случайно появившейся в жизни братьев и так же незапно исчезнувшей с экрана, оставившей после себя только открытое окно и одолженную ей шаль?

    Я полюбил этот фильм уже после одной из первых сцен: съемная квартира, падающий снег, принесший искренюю радость, любящая мать, собирающиеся на работу сыновья. Надежды братьев и надежды мои, оправданные. До этого моим любимым фильмом у Висконти был «Земля дрожит» — наверное, именно потому, что он казался проще и ближе «Леопарда», «Портрета», «Гибели богов», «Смерти в Венеции». Ни в нем, ни в «Рокко» не было тех роскошных декораций, шикарных туалетов, аристократических семей, контраста изысканных манер и гнилых душ… А страсти были. И драма, и боль была. И корежит тебя самого от боли «простого» человека ничуть не меньше — а может быть, даже сильнее.

    10 из 10

    10 августа 2013 | 10:36

    Любой, кто читал русскую классическую литературу, без труда уловит в этом фильме отсылки к «Братьям Карамазовым». Рокко Паронди со своим всепрощением, утешением и желанием «мира между людьми» — вылитый толстовец. А в треугольнике Рокко — Симоне — Надя угадываются страсти троицы Мышкин — Рогожин — Настатья Филипповна. Но вряд ли Висконти желал такого эффекта.

    Четверо братьев вместе с матерью переезжают из провинциального юга к пятому брату в северную столицу, в Милан. Сначала они кажутся одинаковыми, а потому новые знакомые постоянно уточняют, кто есть кто: Винченцо, Симоне, Рокко, Чиро и Лука. Но жизнь, с ее проблемами, постоянно подбрасывает братьям новые испытания, проявляя в каждом личные качества. Особенно это становится заметно в отношениях Симоне и Рокко, которые занимаются одним и тем же делом — боксом, влюбляются, пусть и в разное время, в одну и ту же женщину — Надю.

    Симоне подобен вихрю, бросается из одной крайности в другую. Рокко жалеет брата, всё ему прощает, готов пожертвовать собой ради его счастья. Потому, особенно драматично выглядит кулачный бой между Симоне и Рокко. Возможно, так когда-то выясняли отношения Ромул и Рем.

    Фильм яркий, экспрессивный, очень режиссерский. Ликуно Висконти наполнил историю красивыми фрагментами и выверенными планами. Но, на мой вкус, слишком перетянул. А сама история получилась рваной: кто-нибудь из братьев то и дело выпадает из поля зрения. Всё упрощает и слишком явное морализаторство Висконти.

    Семья, традиции, материнская и братская любовь — всё проходит испытание временем. Толстой призывал к возвращениям к истокам, к естеству. Висконти не нашел другого аргумента.

    7 из 10

    27 февраля 2016 | 17:44

    В чем успех фильма «Рокко и его братья»? Во-первых, в удивительном режиссерском почерке Висконти, чье кино стало бессмертной классикой, во-вторых, в великолепнейшем итало-французском актерском ансамбле, в-третьих, в узнаваемости литературных образов Достоевского. Трехчасовая драма смотрится на одном дыхании. История семьи Паронди не может не тронуть. Каждый из братьев пройдет свой путь, и вместе с ними зритель будет радоваться и страдать, смеяться и плакать. После просмотра «Рокко и его братьев», как и после прочтения романов Достоевского, остаются тяжелые чувства. Сейчас не умеют снимать такое кино, сейчас не умеют писать такие книги.

    Висконти композиционно поделил свой фильм на главы. Каждая часть посвящена одному из братьев. Самыми эмоциональными являются истории о Рокко и Симоне. Сюжет фильма напоминает истории, в которых провинциалы приезжают покорять столицу. Братья Паронди после смерти отца вместе с матерью перебираются в Милан. Сицилийские законы велят старшему сыну взять на себя все заботы о семье. Их новая жизнь в большом городе напоминает наши современные реалии, когда каждый день в мегаполисы всего мира приезжают на заработки десятки тысяч людей. Например, братья искренне радуются выпавшему снегу не потому, что скоро новогодние праздники, а потому что для них найдется работа. Всех Паронди объединяет одно сильное чувство — любовь к матери. Ради нее они готовы на все, даже на то, чего бы никогда не сделали под дулом пистолета. Это чувство безусловно. Мама есть мама. Да и братья искренне любят друг друга.

    По аналогии с Достоевским Висконти мог назвать свою кинокартину «Братья Паронди», однако режиссер ставит в заглавие не старшего брата, а, видимо, того, чей образ ему роднее и ближе всего. Рокко во многом напоминает Льва Николаевича Мышкина и Алешу Карамазова. Это добрый, всепрощающий молодой человек с детской ранимой душой. Делон был любимчиком Висконти, поэтому неудивительно, что именно ему досталась такая сильная роль. Антиподом Рокко является его брат Симоне (Ренато Сальватори), в котором легко узнать черты ревнивцев Отелло, Парфена Рогожина и Мити Карамазова. Надя (Анни Жирардо) — это Настасья Филипповна, которая мечется между огненной страстью и чистой любовью. К каждому из двух братьев героиня испытывает разные чувства, но именно Рокко помог ей поверить в новое счастливое будущее. С кем останется роковая красотка? Кого она любит и с кем хочет быть на самом деле? Висконти показал конфликт между братьями в духе Достоевского: дикая страсть Симоне к Наде на грани помешательства уничтожает все лучшее, что есть в нем, а сердце Рокко содрогается от сильной внутренней боли и сострадания к возлюбленной и брату. Слезы и рыдания героя Делона в жестокой сцене, раскрывающей звериную сущность Симоне, заденут все струны души. Пожалуй, это один из самых драматичных эпизодов, которые когда-либо были сняты в кино вообще. Стыд и страх, отвращение и любовь, ненависть и прощение — все это будет в истории, связанной с Надей и двумя братьями Паронди. Чем закончится непримиримая борьба за женщину? Ответ прост — по-достоевски инфернально и сложно.

    22 июля 2016 | 16:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>