Жизнь других

Das Leben der Anderen
год
страна
слоган«У вас нет права хранить молчание»
режиссер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк
сценарий Флориан Хенкель фон Доннерсмарк
продюсер Квирин Берг, Макс Видеманн, Клаудия Гладзижевски, ...
оператор Хаген Богданский
композитор Стефан Муча, Габриэль Яред
художник Силке Бур, Кристиана Рот, Габриэль Биндер, ...
монтаж Патриция Роммель
жанр триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
DVD в США
зрители
Германия  2.34 млн,    США  1.64 млн,    Франция  1.43 млн, ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
7 июля 2009, «Первая Видеокомпания»
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время137 мин. / 02:17
Сто тысяч сотрудников, двести тысяч информаторов. Вместе они — щит и меч партии, знаменитое Штази. Их метод — подозрение. Жизнь других — их профессия.

Популярный писатель и драматург Георг Драйман так бы и дожил до конца своих дней, обласканный вниманием благодарных читателей и абсолютно неинтересный для спецслужб, если бы не роман с известной театральной актрисой. Слишком известной, чтобы остаться незамеченной влиятельным чиновником из ЦК. Так в жизни Драймана появляются специалисты из Штази.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.40 (321 388)
Рейтинг кинокритиков
в мире
92%
147 + 12 = 159
8.3
в России
83%
5 + 1 = 6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:46
    все трейлеры

    файл добавилClearDoor

    Знаете ли вы, что...
    • В 2006 году фильм установил рекорд по наибольшему количеству номинаций (одиннадцать) на главную немецкую кинопремию German Film Awards.
    • На роль Кристы пробовалась Николетт Кребиц.
    • Весь тираж немецкого издания фильма на DVD был отозван из продажи из-за прозвучавших в аудиокомментариях высказываний режиссёра о деятельности политика Грегора Гизи и актрисы Йенни Грёльман в качестве агентов восточногерманской тайной полиции «Штази».
    • Поэма Брехта, которую читает Вислер, называется «Erinnerung An Die Marie A.» («Воспоминание о Мари А.»).
    • В своей книге, сопровождающей выход фильма, актёр Ульрих Мюэ обвинил свою бывшую жену Йенни Грёльман в сотрудничестве с тайной полицией и слежке за ним. Последующий широко освещавшийся в прессе судебный процесс между ними по поводу этих обвинений завершился не в пользу актёра.
    • Скромный двухмиллионный бюджет фильма оказался возможным только по той причине, что большинство актёров согласилось работать за пятую часть от своего обычного гонорара.
    • Фильм был отвергнут официальным жюри Берлинского кинофестиваля 2006 года во главе с Дитером Коссликом.
    • Все использованные в «Жизни других» устройства для подслушивания и записи информации были настоящим инвентарём тайной полиции «Штази», полученным на время из музеев и от частных коллекционеров.
    • Обложка несуществующего номера немецкого журнала «Шпигель» со статьей Дреймана была разработана издателями специально для использования в фильме.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Режиссер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк потратил целый месяц на перевод сценария будущей картины на французский язык и отослал его композитору Габриэлю Яреду с тем, чтобы заручиться его согласием на участие в проекте. Для сцены, когда Дрейман играет на пианино композицию «Sonata for a Good Man», он попросил написать настолько сильную музыку, что она бы за две минуты заставила Сталина отвернуться от всех жестокостей и зверств, позднее им совершённых. Эта ключевая сцена была основополагающей идеей, вокруг которой потом был построен весь сценарий.
    • еще 7 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Многие удивились, когда на церемонии вручения премии Американской киноакадемии в 2007 году золотая статуэтка за лучший иностранный фильм отошла не «Лабиринту Фавна», на которого делались основные ставки, а немецкой ленте «Жизнь других». Удивляться действительно было чему. Вместо изящной, бесподобной по исполнению, в чем-то даже новаторской, истории о войне и раненном детском сердце лавры победителя унес, на первый взгляд, заурядный политизированный фильм с лежащим в гробу надоедливости противостоянием человека и системы. Тут социализм, как водится, вселенское зло, вся социалистическая власть — если и не дьяволы во плоти, то люди морально опущенные точно, а агенты Штази — не иначе как безжалостные палачи. Проще говоря, все так любимые американцами «ужасы» тоталитаризма. Но все-таки в этом что-то есть, и это «что-то» — в последнее время совсем обмельчавшее понятие «гуманизм».

    Режиссер Доннерсмарк — гуманист на все свои немалые 2 метра роста. И сценарий к «Жизни других» — свой второй лишь по счету — он писал, видимо, не от жажды творить, а от необходимости сказать. Поведанная история сюжетно и драматургически, в общем-то, не сильна. Режиссер, постоянно смещая акценты, фиксирует внимание то на вынесенной в заголовок жизни других, пуская основную мысль на самотек, то, опомнившись, на центральной линии агента, порой он больно остро возносится на второплановых деталях (в частности, связь Кристы-Марии и министра можно было обыграть более тонко или вообще обойтись намеками), а местами сдабривает действо напускным трагизмом. Такой шероховатой структуре не дает развалиться на части несомненная оригинальность и продуманность конструкции конфликта. Тут нет приевшейся системы протагониста-бунтаря и олицетворения режима как антагониста, Доннерсмарк определяет два полюса и, не допуская открытой конфронтации, ставит между ними герои Ульриха Мюэ — капитана Вислера, который по ходу дела становится пред решением сложнейшей дилеммы — ключевой в картине. В принципе, ясно как день — плохой парень попадает под влияние хороших и тоже становится хорошим, но насколько банальна не была бы эволюция взглядов, насколько навязчивы не были бы выводы о целительной силе искусства и любви, в сущности все это подчинено одной высокой гуманистической цели — сказать: человек, будь он хоть частью машины тотального подавления личности, может делать правильный выбор, может, в конечном счете, называться Человеком. Пока Триер, погрязая в мизантропии, расстреливает жителей безобидной деревеньки, Доннерсмарка всё не покидает вера в людей. Наивно, скажите вы. Ну, раз по Восточную сторону от Берлинской стены среди главных стражей режима нашелся тот, кто, посеяв ростки освобождения, сознательно подпиливал основы бездушной системы, почему же и не сыскать хорошего человека сейчас?

    29 января 2010 | 13:56

    Дебютная полнометражная картина «Жизнь других» режиссера Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка вышла в свет в 2006 году. Жанровая неопределенность, нетривиальное отношение автора к изложению фактов действительности привлекло внимание зрителей и кинокритиков по всему миру, фильм стал обладателем ряда престижных наград в киноиндустрии, в том числе премии Оскар в номинации «лучший фильм на иностранном языке».

    Действие фильма разворачивается в Западном Берлине в 1984 на фоне тоталитарной диктатуры и укоренившихся в то время постулатах правящей социалистической партии о всеобщем контроле над общественной жизнью. Под всевидящее око блюстителей партийных устоев попадает известный драматург, Георг Драйман (Себастьян Кох), чья верность правительственной идеологии ставится под сомнение. Операцию доверяют капитану Герду Вислеру (Ульрих Мюэ), закоренелому борцу с врагами социализма. В процессе слежки за жизнью драматурга Вислер претерпевает некую личностную трансформацию взглядов, он не оглашает намерения Драймана по раскрытию партийных тайн, чем спасает последнему жизнь. Фундаментальной основой, на которой строится архитектоника этого произведения, является идея контроля над обществом как неотъемлемого элемента осуществляемой верхами диктатуры. В фильме эту деятельность осуществляет министерство государственной безопасности, или Штази, которое в действительности являлось главным государственным органом в ГДР и наиболее эффективной спецслужбой за всю мировую историю. В свою очередь, центральной идеей картины, которая прослеживается на протяжении всего просмотра, является психологическая трансформация личности капитана немецких спецслужб посредством изменения, возможно, мировоззрения, каких-либо устоев, постулатов или жизненных ориентиров. И все это на фоне переплетений человеческих экзистенций, судеб, нравов, способов мышления и предрассудков, жизненных проблем и их участников. А главным моментом во всем этом преобразовании является его постепенность, идеологическое совершенствование наступает с течением времени, но встает вполне резонный вопрос: может ли агент спецслужб, тем более Штази, подвергнуть свою систему взглядов и принципов изменению и стать совсем другим человеком? Еще в начале фильма мы видим, как он яростно намерен бороться с диссидентами, и старается донести свои соображения до младшего поколения. На протяжении всей операции жизнь драматурга специфическим образом влияет на систему установок силовика, подвергаю сию к изменениям. Перед Гердом Вислером открываются глаза на спектр тех тягот, которые несет собой диктатура в народ. Возможно, эти слова покажутся наивными, но в них хотелось бы верить.

    Фильм необходимо видеть, ибо он открывает глаза на некоторые факты, которые имели место быть в ГДР до объединения Германии в 1990 году. Он имеет достаточно распространенную фабулу и рассчитан на широкую публику. Картина является достойной вехой в карьере не только начинающего режиссера, но и актеров. На мой взгляд, ее по праву можно отнести к лучшим картинам второй половины нулевых.

    8 из 10

    2013

    18 ноября 2015 | 01:18

    Действия фильма происходят в Восточном Берлине в трудное время — в 1984 году, за пять лет до того как Берлинская стена упала Времена, когда люди творческих профессий были под внимательной слежкой государства, без возможности творить, писать и рассказывать о том что душа хочет, играть и ставить произведения на волнующие темы. Эта ситуация очень похожа на нашу, которая была относится недавно, у нас в стране в советском союзе.

    Драматург Георг Дрейман который никогда не занимался никакими антипартийными делами, за ним устанавливается очень внимательная слежка, из за того что одному человеку из ЦК сильно приглянулась его девушка.. За ним начитают следить, отслеживают всю его жизнь. Устанавливаются жучки в его квартире. С целью найти и прицепиться хотя бы к чему то, к высказыванию или не законному действию. Задача эта возлагается на одного человека Визлера из органа «штази». Заданий по типу этого было миллионы в его работе но эта полностью изменила его судьбу. Полностью проникшийся жизнью драматурга, живя вместе с ним. У него просыпается сопереживания к главному герою. В итоге он спасает его, но какой ценой. Он теряет свою работу и карьеру.

    Абсолютно прозрачна показанная история человека, с одного бока, это часть тоталитарной системы, и, с другого — человека который смог не прогнуться под эту систему. Режиссера волновало то что никогда не поздно исправится и нельзя слепо следовать системе и беспрекословно верить ей. И я не думаю что целью фильма было описать те временна.

    «Жизнь других» — это драма об умения людей принимать верные решения, неважно, что даже человек когда то заблудился в своих решениях. Каждый из участников фильма задаёт себе вопрос, который мы задаём себе достаточно часто. Стоит ли следовать установленным правилам или делать то что ты сам считаешь правильным?

    Доводящая до слез «сага о добром человеке» — книга, написанная Дрейманом в честь своего агента который принял правильное решение и спас его — всего лишь одна заслуга последнего. Потому что даже после того как стена упала, он все равно не изменил свою жизнь, и продолжил жить так же скучно и бессмысленно.

    16 ноября 2018 | 15:08

    Посмотрел этот фильм несколько лет назад по Первому каналу. Признаться, тогда мало, что понял. Пересмотрел вчера, и понял, что это один из лучших фильмов про спецслужбы. Тут нет ярких погонь, перестрелок, данных, от которых зависит судьба всего Мира. Нет, этот фильм про рутинную операцию штази. И в этом всё великолепие фильма. Я не буду разглагольствовать и сосредоточу своё внимание на воистину превосходной актёрской игре Ульриха Мюхе. Он великолепно передал превращение из разведчика в человека, но при этом человек не теряет своих навыков и остаётся разведчиком. Напряжение не покидает зрителя вплоть до финальных титров, хитросплетения составлены на высшем уровне. В общем, любителям саспенса и историй про истинных разведчиков обязательно к просмотру.

    10 из 10

    4 февраля 2014 | 14:01

    О чём же этот фильм? Пересмотрев его несколько раз я так и не нашла ответа. То ли о подвиге человека, который пожертвовал собой ради другого. То ли судьба человека, жизнь которого была на волосок от гибели. То ли о предательстве самого близкого человека?

    Каждый, конечно же, найдёт в нём что-то своё. Каждый устыдится за своё, будет сожалеть и тоже не обо всём сразу, а только о том, что тронет его сердце. Я не буду думать или говорить о том, что хотел донести автор данного произведения. Я, скажу честно, даже смотрела-то поначалу с неохотой и в «пол силы», если так можно сказать. Но почему-то совершенно логичное окончание фильма заставило меня смотреть не отрываясь.

    Как часто самые близкие люди делают нам больно? Кому как, а мне частенько достаётся. И не, потому что я плохой человек или потому что они плохие, нет. Потому что мы все ждём друг от друга иного. Чего-то большего. Больше внимания, больше тепла, большего соучастия. В результате оказывается, что ожидания не оправдываются. Но всегда находится в человек: «солнечный мальчик», «серый кардинал», не важно, находится человек, который не корысти ради, который из доброты душевной подставляет своё плечё, что бы вы не упали. И вы не падаете. В жизни мы часто не замечает/обижаем/не знаем таких людей, но это кино. И как «в кине, на первом ряде» благодарность находит своего адресата.

    «- 29,80. Подарочную упаковку?

    -Нет. Это для меня»

    Вот для чего нужны такие фильмы, заставить наш мозг хоть разочек послушаться сердца и сказать спасибо всем тем, кто был добр к нам в самые лёгкие и тяжёлые минуты нашей жизни.

    Не забывайте о жизни других. Ведь не только в вашей жизни должны появлятся такие люди, как Герд Вислер. Станьте и вы для кого-то ангелом хранителем!

    PS: Спасибо тебе!

    8 из 10. Потому что, только концовка заставила биться сердце чаще.

    10 января 2010 | 21:48

    Номинанты на «Оскар» за лучший иностранный фильм зачастую не беспочвенно вызывают опаску — так вниманию может быть представлена некая конъюнктурная поделка, где художественная самобытность вообще не берется в рассмотрение, а вот оригинальность и самобытность может идти даже во вред.

    К сожалению, частично эти опасения подтверждаются и на примере этого фильма. Агитационная приторность не отпускает ни на секунду, вызывая определенную брезгливость, — сколько же можно уже. Политическая и штази — диссидентская линия выстроены однообразно и предсказуемо. Даже местная диссидентщина рисуется знакомым заштампованным образом интеллегентско-богемного косматого, буйного человека с запотевшими очками. Герой Себастьяна Коха мне показался двумерным, серых тонов и даже не дотягивающим до лестных, ярких описаний его характера в самом начале, возможно для того и вставлено это своеобразное представление, так как описать характер героя без этого к концу фильма получится с трудом.

    Достаточно противоречива и фигура актрисы, но тут дело лучше, так как если и вызывает недоумение, почему банальное тщеславие пытаются хитро и абсолютно сюжетом не обосновано выдать за трагическую жертву во имя искусства, то в дальнейшем лоск трагичности умело смыт и ее роль ярко раскрылась, но и ее в конце реабилитировали, мол, не все так плохо с беднягой, сама совесть.

    Казалось бы, чем вообще может этот фильм зацепить — политика политикой, но надо же как-то подействовать на зрителя, уже наевшегося ужасами диктатуры, войны, рабства в киноизображениях, желающего получить немного кино, а не нравоучений и двухчасовой агитации. Что же, так вот Ульрих Мюэ как раз чудесно вытаскивает все это зрелище, взаправду, преображение капитана Штази на протяжении фильма — крайне занимательно, несмотря на то что все весьма предсказуемо, какая-то сентиментальная нотка добавляемая трогательным, педантичным капитаном Вислером оживляет происходящее и даже оставляет определенное послевкусие по окончании, чем обычно не грешит слабенькое кинцо.

    Отметим, конечно, что так и на примере капитана, идейного, но честного, на примере «поэта» лояльного власти вроде как бы, немецкий человек вроде бы и не виноват вовсе во всей этой истории социалистической, находясь либо в плену заблуждений, либо не достаточно окрепшим для осознания порочности действительности, а так система, представленная злодеями из памфлетов вроде министра — так вот он рассадник железного террора. Ну как мы помним, за нацистский период оправдывать в кино среднего немца считается преступным, то тут пусть пользуются своим правом вдоволь.

    28 августа 2015 | 00:52

    Просто феерически-переоцененная нуднотина типа про «ужасы» тоталитаризма, как серо и скучно живут люди ГДР, подвергаются слежке и запугиванию со стороны безнаказанной власти, кругом цензура, а бедным интеллигентам, которым запрещено читать «западную» литературу, только и остается, что шепотом выражать недовольство.

    Нет чес-слово, так и вспоминается Гоблин с его «миллиардом расстрелянных лично Сталиным».

    Ни уж-то все те, кто восторгается сим шедевром, серьезно верят, что люди ходили ниже травы и тише воды и не знали радости, что министры были такими падонками, а половина населения являлись агентами Штази?

    Или как можно уверовать в «прозрение» главного героя? Мужик всю жизнь был прекрасным дознавателем на службе и государства, ответственно выполнял свою работу, верил светлое социалистическое будущее и тут бац! не с того не с сего проникся симпатией к какому-то писателю. Ага, так Я и поверил.

    Чем объяснить такое количество номинаций и премий? Да тем же, что и вручение Горбачеву нобелевской премии мира за развал Советского Союза.

    В общем, обычная такая полит агитка, этот — хороший, вон те — плохие, сюда — иди, туда — не ходи, а над фильмом вообще не задумывайся — принимай все за чистую монету.

    4 из 10

    10 февраля 2010 | 16:25

    Да уж нечасто сейчас можно увидеть кино со смыслом. Действительно со смыслом, а не с какими-то пафосными морализаторскими выводами в конце. Фильм без концовки, которая по идее должна вызвать у зрителя бурю эмоций, то ли ручей слез, то ли взрыв хохота, то ли желания встать и пойти творить добро на всей Земле.

    Всегда очень уважал немецкое кино, особенно после таких творений как «Достучаться до небес», «Бункер», «Босиком по мостовой», «Эксперимент». Потому что снимают они особенно. Немного суховато для зрителя выросшем на голливудском кино или мексиканском «мыле», но зато с очень четкой прорисовкой персонажей, отличной сюжетной линией и хорошей актерской игрой. Имею в виду конечно серьезное кино, а не комедии типа «Муравьи в штанах» или «Девчонки сверху». Фильм «Жизнь других» именно из категории таких фильмов и сделан в лучших традициях немецкого кино.

    Впервые увидел название фильма в списке ТОП-250 всех времен и народов. Очень удивило то, за какие заслуги достаточно новый фильм, о котором, честно говоря, и не было то особенно слышно, чему свидетельство и малое количество голосов за фильм, попал в столь престижный список. Потом узнал, что фильм о закате эпохи постройки социализма в ГДР и понял, что это может быть интересно. Ну и, наконец, когда достал фильм в хорошем качестве решил посмотреть.

    Начало меня совсем не впечатлило. Где-то мы это уже видели и не один раз. Тоталитарное общество, тотальный контроль спецслужб над всеми сферами жизни, ущемления всех свобод и прав человека и история одного человека на всем этом фоне. Сразу вспомнились «Бразилия» Терри Гиллиама и «V значит Вендетта» от братьев Вачовски. Но в «Жизни других» все немного иначе, все не так однозначно. Типа, вот главный герой — он хороший, а вот плохие дядьки — они ему мешают. В центре фильма история писателя, выступавшего против режима. Но выступавшего это громко сказано, потому как пьесы по его сценариям ставились в театрах. Просто он поддерживал связи с некоторыми опальными писателями. И за это, да и еще за связи с Западом за его домом устанавливают слежку и прослушивание, с целью в последующем «сшить» криминальное дело и дать ему несколько лет или всю жизнь для отдыха от творческой деятельности. Руководство поручают опытнейшему работнику Службы Госбезопасности.

    Но вот только парадокс: за время наблюдения за личной жизнью опытный сотрудник, настоящий служебный пес, не знающий жалости и пощады проходит некую эволюцию в самом себе. Он начинает проникаться сочувствием к своему «подопытному» и, в конце концов, спасает ему жизнь, оставляя тем самым для народа талантливого писателя. Нет, он после этого не оставляет свою роботу, и не бросается с головой в борьбу с деспотичной властью, он дальше остается в системе и прилежно выполняет свою, теперь уже непыльную, работу. Просто когда-то он совершил, поступок, достойный хорошего человека, но не более того.

    Финал фильма необычайно глубок по содержанию, но по форме он очень сух. Без пылких объятий, слез, признаний, пафосных слов и обещаний или душераздирающей музыки.

    23 июля 2007 | 14:11

    Действия фильма происходят в Восточной Германии в 1984году. Министерство госбезопасности — Штази — занимается преследованием всех, кто не вписывается в концепцию счастливого социалистического общества. Работа с врагами социализма идет плотная и жестокая, вся мощь и ледяной профессионализм гэбистов направлены на то, чтобы сломать неугодного гражданина, превратить его в бессильное и бесплодное существо, не способное не только на протест, но и на полноценную жизнь. Творческую интеллигенцию допросами и пытками доводят до аморфного состояния, умных, образованных людей, умеющих грамотно выразить гневную мысль, загоняют в угол полным запретом на профессию. Страшные дела творятся в счастливой германской республике, схожие с преступлениями военных лет и прочими мерзостями под управлением сумасшедших. Талантливо воссозданная атмосфера устрашения позволяет проводить аналогии с фильмами «Чтец», «Список Шиндлера» и предположить, что «Жизнь других» также основан на реальных событиях. Здесь сразу возникает повод для экзальтации с одной стороны, и скепсиса — с другой. Страшно, если правда, и не верится, что правда.

    1984 год — это при жизни молодого человека, который в нашем с вами сейчас еще не успел дожить до кризиса среднего возраста. Представить себе ужасы тоталитаризма в таком недавнем времени — совершенная дикость. Штази — аккуратно размороженный динозавр, ты видишь его в полный рост, но даже при всех сохранившихся красках — это что-то древнее и мертвое, и не может быть сейчас. В утешение скажу, что реальность событиям не приписывается. Доннерсмарк демонстрирует нам плоды своей фантазии с такой реалистичностью, чтобы развернуть на ее фоне невероятное превращение человека маленького в Человека Достойного.

    Капитан Герд Вислер приставлен следить за известным драматургом и его любовницей — актрисой, приятной во всех отношениях министру культуры. Самый обычный, немолодой уже, лысый мужчина, с личной жизнью, сведенной до коротких встреч со стареющей дамой по вызову с жестким графиком, вдруг окунается в аудио-спектакль о любви особой конструкции, он подглядывает за жизнью, о которой раньше не имел представления, он воспринимает ее, как кино, но постепенно слишком проникается сериальной жизнью своих «подопечных» и начинает видеть за печатными буквами отчетов реальную трагедию людей другой душевной организации. Равнодушный, бесчувственный до стерильности человек, начинает ощущать в себе новую силу, силу хранить хороших людей от беды. Вислер вмешивается в их судьбы, чем полностью меняет собственную.

    По правде сказать, причины перерождения не выглядят слишком убедительно. Музыка Бетховена, томик лирики Бертольда Брехта, страдания красивой актрисы, хороший спектакль — и вот вам совесть, выросшая на ровном месте или даже на выемке. Этот фильм сложно и местами скучно смотреть, но в нем есть удивительный ход, который искупает все недостатки. Самый драматичный момент фильма не решает здесь никаких вопросов, и служит только трамплином к сильнейшей концовке. Редкое произведение, монотонность и угнетающая атмосфера которого смогли перерасти в нетипичное жизнеутверждающее заключение, однажды тонко выраженное Иосифом Александровичем Бродским: «Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека всегда можно». Важно оставить в его душе нужный отпечаток.

    15 августа 2013 | 22:15

    Это первый большой фильм режиссёра Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка. Выполнена эта работа на высоком уровне. Имеет огромное количество номинаций и Оскар за лучший иностранный фильм. Всё, конечно, профессионально, и понятно, что режиссёр ставил за главную цель показать не столько режим, сколько изменение человека. Но, всё же, в нашу эпоху, когда можно говорить всё и везде, фильм не воспринимается как героический поступок режиссёра показать людям бесчинства тоталитарной системы. Если говорить о самом фильме, то мой интерес он вызвал, а вот симпатию нет.

    Слишком гиперболизированна среда, характеры штамповые. Если бы преувеличение действительности ставилось за задачу режиссёра, но нет. Сделан он как обыкновенная драма. Драматург, который живёт высокими материями и пытается мириться с действительностью. Чиновник, который плохой и который считает, что ему дозволено всё. Актриса, которая ложиться в постель чиновника из страха. Агент, который не человек, а машина. Самое странное для меня как раз то, что я не понимаю, как этот «человек-машина» вдруг проникся к драматургу. Он, наверняка, за плечами имеет ни один опыт слежки за людьми. Он пытает подозреваемых, не чувствуя к ним жалости. Но при этом он вдруг взял и проникся к одному из них. Я понимаю, что в жизни всё часто необъяснимо, что нет повода, но причины копятся как снежный ком. Но тут я не верю в доброту этого самого Вислера.

    Мне нравится эпизод, когда Вислер и его коллега садятся не за стол для начальства, а за стол для обыкновенных служащих и слышат шутку одного из них. И как коллега Вислера начинает давить на страх этого служащего, попросту играя с ним. Это короткий эпизод, где сама ситуация разбита на перипетии. Всё оказывается, не так как кажется.

    Примечательна одна из первых сцен фильма, в которой мы видим постановку спектакля по пьесе другого главного героя, Георга Драймана. Женщины у станка, одеты в рабочую одежду, трудятся, очевидно, весь день. И затем одна из последних сцен фильма, уже после падения Берлинской стены, когда режим диктата спал, и можно ставить и писать всё, что угодно. Та же самая сцена из пьесы, но по всем канонам ужасного Постмодернизма. Странные декорации, однообразие цвета, люди находятся не в мизансцене, а так как красиво поставил их режиссёр. Это наводит меня на мысли о том, что в смене власти нет смысла, когда ставить некому. Что толку, что теперь ту же самую пьесу можно исковеркать, извратить на новый лад, вывернуть наизнанку. Раньше был гнёт режима. Теперь режима нет, а лучше искусство от этого не стало. Лучше стало только людям, которые могут перестать бояться.

    Хорошо удалась атмосфера ужаса, запуганных людей. Но не думаю, что всё было так драматично в реальности. Все, кому бояться нечего «трясутся» как зайцы, поджав хвосты. А тот самый Драйман, за которым следят, говорит всё, что угодно, приводит людей из оппозиции, уверяет их, что за ним следить не будут. Кто он такой? Собственно, один из крупнейших драматургов, за которым следит цензурный комитет. И, конечно, такой человек, как он не заинтересует «Штази». Смешно. Особенно, когда он уверяет оппозиционеров в том, что за ним нет слежки а они, такие опытные и осторожные, легко с этим соглашаются, даже не проверив проводку в доме. И что говорить? Если бы у меня дома установили подслушивающие устройства, то, наверняка, при их установке пострадали бы обои, мебель, осыпалась бы штукатурка, даже если хорошо они потом убрались, невозможно не заметить изменения в своей квартире, особенно, если ты один из видных деятелей искусства в режиме диктата.

    Меняются все главные персонажи. Вислер проникается в искусство. Драйман становится на сторону оппозиции. Актриса Зиланд, любовница Драймана, проходит путь от обычной пешки в игре спецслужб до предательницы.

    Фильм хорош, «съесть» его можно. Но, если задуматься, то его нельзя назвать большим шедевром. Хорошо сделанный фильм. Русским он нравится из-за присутствия в истории России такого же диктаторского режима. Исторические фильмы трудно судить. Слушаешь себя и своё чутьё, опираясь на знание истории. Но, моё мнение такого, что фильм мог бы быть лучше и убедительнее.

    22 января 2012 | 00:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: