всё о любом фильме:

Жизнь других

Das Leben der Anderen
год
страна
слоган«У вас нет права хранить молчание»
режиссерФлориан Хенкель фон Доннерсмарк
сценарийФлориан Хенкель фон Доннерсмарк
продюсерКвирин Берг, Макс Видерманн, Клаудия Гладзижевски, ...
операторХаген Богданский
композиторСтефан Муча, Габриэль Яред
художникСилке Бур, Кристиана Рот, Габриэль Биндер, ...
монтажПатриция Роммель
жанр триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
DVD в США
зрители
Германия  2.34 млн,    США  1.64 млн,    Франция  1.43 млн, ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время137 мин. / 02:17
Сто тысяч сотрудников, двести тысяч информаторов. Вместе они — щит и меч партии, знаменитое Штази. Их метод — подозрение. Жизнь других — их профессия.

Популярный писатель и драматург Георг Драйман так бы и дожил до конца своих дней, обласканный вниманием благодарных читателей и абсолютно неинтересный для спецслужб, если бы не роман с известной театральной актрисой. Слишком известной, чтобы остаться незамеченной влиятельным чиновником из ЦК. Так в жизни Драймана появляются специалисты из Штази.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.50 (245 617)
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
142 + 10 = 152
8.3
в России
86%
6 + 1 = 7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был отвергнут официальным жюри Берлинского кинофестиваля 2006 года во главе с Дитером Коссликом.
    • Поэма Брехта, которую читает Вислер, называется «Erinnerung An Die Marie A.» («Воспоминания о Мари А.»).
    • Весь тираж немецкого издания фильма на DVD был отозван из продажи из-за прозвучавших в аудиокомментариях высказываний режиссёра о деятельности политика Грегора Гизи и актрисы Йенни Грёльман в качестве агентов восточногерманской тайной полиции «Штази».
    • В 2006 году фильм установил рекорд по наибольшему количеству номинаций (одиннадцать) на главную немецкую кинопремию German Film Awards.
    • На роль Кристы пробовалась Николетт Кребиц.
    • В своей книге, сопровождающей выход фильма, актёр Ульрих Мюэ обвинил свою бывшую жену Йенни Грёльман в сотрудничестве с тайной полицией и слежке за ним. Последующий широко освещавшийся в прессе судебный процесс между ними по поводу этих обвинений завершился не в пользу актёра.
    • Скромный двухмиллионный бюджет фильма оказался возможным только по той причине, что большинство актёров согласилось работать за пятую часть от своего обычного гонорара.
    • Все использованные в «Жизни других» устройства для подслушивания и записи информации были настоящим инвентарём тайной полиции «Штази», полученным на время из музеев и от частных коллекционеров.
    • Обложка несуществующего номера немецкого журнала «Шпигель» со статьей Дреймана была разработана издателями специально для использования в фильме.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Режиссер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк потратил целый месяц на перевод сценария будущей картины на французский язык и отослал его композитору Габриэлю Яреду с тем, чтобы заручиться его согласием на участие в проекте. Для сцены, когда Дрейман играет на пианино композицию «Sonata for a Good Man», он попросил написать настолько сильную музыку, что она бы за две минуты заставила Сталина отвернуться от всех жестокостей и зверств, позднее им совершённых. Эта ключевая сцена была основополагающей идеей, вокруг которой потом был построен весь сценарий.
    • еще 7 фактов
    Трейлер 01:46
    все трейлеры

    файл добавилClearDoor

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 3444 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Несмотря на то, что тема тоталитарного государства уже очень изъезжена во всех отношениях, она все-таки остается актуальной. Навряд ли кто-нибудь из вас может подумать, что ваша квартира полная «жучков», ведется полная прослушка, за вами ведется постоянная слежка.

    Именно так и было со всеми «неблагонадежными» гражданами стран «развитого социализма». И лишь писатель Георг Драмер полностью уверен, что его квартира не прослушивается. Но полностью уверенным нельзя быть ни в чем, особенно когда живешь в тоталитарном государстве.

    Смотря фильм, я получал удовольствие от отличной игры актеров, от неплохого сюжета. Но долгое время фильм казался мне слишком стандартным для тебя. Он казался мне таким до самой кульминации. После финальных кадров несколько минут пялился в титры. Финальная улыбка «хорошего человека» действительно цепляет за душу.

    Фильм к просмотру обязательный, бесспорно шедевр.

    10 из 10

    18 июня 2009 | 14:15

    «Оценить высоко «Жизнь других» могут только исключительно впечатлительные зрители, привыкшие «примерять сюжеты» на себя,» — подумала я и решила предложить иной ракурс темы.

    Ни кинематографической, ни, тем более, исторической ценности фильм не имеет: снят кое-как, жутко затянут, режиссура вялая, персонажи картонные — сплошное утрирование серости…
    Если бы это был жанр социальной утопии, можно было бы поставить заценить трактовку банальной темы «перековавшийся под старость профессиональный злодей». Но подобных оговорок в фильме нет. Вся эта бодяга с манипулированием эмоциями, отключающими логику, разведена как бы всерьез…

    Итак, на суррогатном сырье и весьма неубедительно показана настоящая вакханалия злоупотреблений служебным положением в личных целях внутри одной из самых дисциплинированных спецслужб Европы. Но давно известно, что внутри «Штази» сотрудники всех чинов контролировались куда жестче, чем гражданские лица.
    А уж как неубедителен кондовый тупица КГВ в исполнении Ульриха Мюэ, и сказать не могу! Меньше всего он похож на человека, в котором эмоции могут взять верх над долгом и многолетней привычкой выполнять приказы? По правде говоря, он вообще мало похож на живого человека…

    Возможно ли вообще, чтобы человек-машина, сутками садистски допрашивавший невинного свидетеля, мог чуть ли не мгновенно изменить идеологии, которой был предан всю сознательную жизнь, дослужившись до внушительных чинов? Исключено! Все-таки в спецслужбы не рефлексирующих слизняков отбирают…
    Психику и моральные устои каждого кандидата тщательно проверяют, а во времена, о которых идет речь, еще и зомбировали политинформациями и прочими прибамбасами тоталитарного режима. Да и кто бы позволил подняться по карьерной лестнице офицеру, способному изменить присяге под воздействием эмоций? А КГВ был далеко не прапором на входе…

    Если судить по фильму, все остальные в «Штази» были отъявленными подонками, не ведавшими человеческих чувств, а не военными, по долгу службы обязанными выполнять инструкции и распоряжения своего секретного ведомства.

    Несомненно, все спецслужбы мира используют прослушивающие устройства, когда речь идет о терроризме, шпионаже и коррупции. Но чтобы генерал за казенный счет решал личные проблемы? Да это же чушь полнейшая!

    В любой стране мира за подобное должностное преступление такого КГВ трибунал приговорил бы к высшей мере, а уж по законам ГДР иначе и быть не могло, поскольку, поступая на службу, он согласился получать зарплату не за то, чтобы помогать преступникам и использовать служебное доверие по личному разумению…

    В общем, главный герой и вся эта история представляется мне нелогичной выдумкой, которая должна затмить всю кинематографическую беспомощность этого искусственного продукта.

    Не сомневаюсь, что внимание жюри МКФ к этому серенькому во всех отношениях фильму — не более, чем жест политкорректности перед объединившейся Германией. Примечательно, что автор сценария и режиссер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк снял с 1997 года пять фильмов. Названия остальных даже не переведены с немецкого, поскольку за границами Германии не интересны…

    17 июля 2009 | 11:52

    Это первый большой фильм режиссёра Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка. Выполнена эта работа на высоком уровне. Имеет огромное количество номинаций и Оскар за лучший иностранный фильм. Всё, конечно, профессионально, и понятно, что режиссёр ставил за главную цель показать не столько режим, сколько изменение человека. Но, всё же, в нашу эпоху, когда можно говорить всё и везде, фильм не воспринимается как героический поступок режиссёра показать людям бесчинства тоталитарной системы. Если говорить о самом фильме, то мой интерес он вызвал, а вот симпатию нет.

    Слишком гиперболизированна среда, характеры штамповые. Если бы преувеличение действительности ставилось за задачу режиссёра, но нет. Сделан он как обыкновенная драма. Драматург, который живёт высокими материями и пытается мириться с действительностью. Чиновник, который плохой и который считает, что ему дозволено всё. Актриса, которая ложиться в постель чиновника из страха. Агент, который не человек, а машина. Самое странное для меня как раз то, что я не понимаю, как этот «человек-машина» вдруг проникся к драматургу. Он, наверняка, за плечами имеет ни один опыт слежки за людьми. Он пытает подозреваемых, не чувствуя к ним жалости. Но при этом он вдруг взял и проникся к одному из них. Я понимаю, что в жизни всё часто необъяснимо, что нет повода, но причины копятся как снежный ком. Но тут я не верю в доброту этого самого Вислера.

    Мне нравится эпизод, когда Вислер и его коллега садятся не за стол для начальства, а за стол для обыкновенных служащих и слышат шутку одного из них. И как коллега Вислера начинает давить на страх этого служащего, попросту играя с ним. Это короткий эпизод, где сама ситуация разбита на перипетии. Всё оказывается, не так как кажется.

    Примечательна одна из первых сцен фильма, в которой мы видим постановку спектакля по пьесе другого главного героя, Георга Драймана. Женщины у станка, одеты в рабочую одежду, трудятся, очевидно, весь день. И затем одна из последних сцен фильма, уже после падения Берлинской стены, когда режим диктата спал, и можно ставить и писать всё, что угодно. Та же самая сцена из пьесы, но по всем канонам ужасного Постмодернизма. Странные декорации, однообразие цвета, люди находятся не в мизансцене, а так как красиво поставил их режиссёр. Это наводит меня на мысли о том, что в смене власти нет смысла, когда ставить некому. Что толку, что теперь ту же самую пьесу можно исковеркать, извратить на новый лад, вывернуть наизнанку. Раньше был гнёт режима. Теперь режима нет, а лучше искусство от этого не стало. Лучше стало только людям, которые могут перестать бояться.

    Хорошо удалась атмосфера ужаса, запуганных людей. Но не думаю, что всё было так драматично в реальности. Все, кому бояться нечего «трясутся» как зайцы, поджав хвосты. А тот самый Драйман, за которым следят, говорит всё, что угодно, приводит людей из оппозиции, уверяет их, что за ним следить не будут. Кто он такой? Собственно, один из крупнейших драматургов, за которым следит цензурный комитет. И, конечно, такой человек, как он не заинтересует «Штази». Смешно. Особенно, когда он уверяет оппозиционеров в том, что за ним нет слежки а они, такие опытные и осторожные, легко с этим соглашаются, даже не проверив проводку в доме. И что говорить? Если бы у меня дома установили подслушивающие устройства, то, наверняка, при их установке пострадали бы обои, мебель, осыпалась бы штукатурка, даже если хорошо они потом убрались, невозможно не заметить изменения в своей квартире, особенно, если ты один из видных деятелей искусства в режиме диктата.

    Меняются все главные персонажи. Вислер проникается в искусство. Драйман становится на сторону оппозиции. Актриса Зиланд, любовница Драймана, проходит путь от обычной пешки в игре спецслужб до предательницы.

    Фильм хорош, «съесть» его можно. Но, если задуматься, то его нельзя назвать большим шедевром. Хорошо сделанный фильм. Русским он нравится из-за присутствия в истории России такого же диктаторского режима. Исторические фильмы трудно судить. Слушаешь себя и своё чутьё, опираясь на знание истории. Но, моё мнение такого, что фильм мог бы быть лучше и убедительнее.

    22 января 2012 | 00:51

    Фильм великолепный, но одновременно и страшный. От начала до конца пронизан атмосферой эпохи «Империи зла». Даже цветовая гамма нарочито оставлена естественно бледной, без характерного современному кинематографу искусственного повышения насыщенности и контрастности.

    Заставляет задуматься над тем, что аналогичные государственные машины существовали всегда, в разных странах, и при разном строе. И о том, как эти монстры заставляют меняться людей. Рождая в их душе глубокие чувства — любовь, ненависть, самопожертвование, страх, предательство, уважение, благородство.

    Потрясающая игра актеров, отличный сценарий, мастерски талантливый монтаж, притворяющийся неумелым дилетантом-новичком.

    10 из 10

    15 сентября 2008 | 12:27

    «Товарищ, верь! Пройдет она -
    И демократия, и гласность!
    И вот тогда госбезопасность
    Припомнит ваши имена…»
    (с) — давнее стихотворение в противовес Пушкину.

    И так, чем памятен для большинства нынешних киноманов режиссер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк, так это своим первым серьезным фильмом, отхватившем заслуженный Оскар в категории «Иностранный фильм» в 2006 году. И, как нетрудно догадаться, это вовсе не громкий «Турист», вся громкость которого заключается лишь в исполнителях главных ролей. «Турист» оказался фильмом слабым, а на фоне первого творения режиссера вообще продемонстрировал то, что Хенкеля Голливуд сломал. Первый же свой фильм Хенкель снимал в родной Германии, и его «Жизнь других» (Das Leben der Anderen, 2006) получилась чуть ли не шедевром.

    В чем заключается большинство плюсов картины? Прежде всего, в его посыле. Фильм рассказывает сразу о двух героях — капитане Штази Герде Веслере и светском драматурге Георге Драймане, который и относится к категории тех людей, что породили легенды о «злодействах» правоохранительных органов, которые имели место быть лишь во времена апогея Сталинизма. Капитан госбезопасности Веслер получает задание руководить слежкой за этим самым драматургом Драйманом, и сама история рассказывается со стороны обоих данных персонажей, причем история получается нетипичная, по-своему интересная и преподносящая свои сюрпризы.

    Моральный посыл у картины присутствует, и он весьма мощный. Фильм рассказывает не о том, какие строгие люди работают в спецслужбах, а в первую очередь о том, как легко может человек, вся жизнь которого заключается в творчестве, предать даже самого родного и близкого человека, лишь бы ему снова позволили заниматься любимым делом. Как может бескорыстно помочь офицер, стоящий по другую сторону баррикад, своему оппоненту, ненавидящему власть, презирающему сами ее взгляды. Фильм явно ругает то коммунистическое время, существовавшее в ГДР, но никому не навязывает свои взгляды, хотя чернухи в сторону власти и правоохранительных органов высказано не мало. По сути, главный герой, этот самый капитан Штази Веслер является единственным положительным персонажем во всем фильме. Сам драматург выглядит каким-то наивным дурачком, чуть ли не на распев причитающим, какие дураки работают в Штази (хотя эти самые «дураки» в этот самый момент прослушивают его квартиру). Фильм старается быть честным к зрителю и изобилует сценами, которые действительно заслуживают рейтинга R. В частности, сцены допроса здесь выглядят беспристрастно и жестко, хотя и преувеличений с побоями здесь нет. В фильме присутствуют и несколько постельных сцен, но большинство из них несут в себе определенный смысл. Например, как одиноки офицеры службы, ненавидимой многими, или на что готова актриса, боящаяся потерять связь со сценой. В фильме присутствует целая масса эпизодов, которые наглядно описывают 80-е годы в ГДР — это как диалог главного героя (капитана Штази) с маленьким мальчиком в лифте, так и допрос подозреваемого в прологе картины. Вообще, весь фильм построен таким образом, что создается впечатление, что каждая сцена здесь нужна, ни одного миллиметра не снято зря. Каждый эпизод о чем-то говорит, везде содержится определенный смысл. А это уже многое говорит о том, какое сильное, мощное и драматичное перед нами кино, не лишенное глубинного смысла.

    И ведь смысл фильма ни в коем случае не заключается в недовольстве коммунистической властью (хотя нотки критики здесь и присутствуют). «Жизнь других» в первую очередь рассказывает об одиночестве офицера Штази, который, видимо, одинок лишь из-за своей службы, ведь многие люди просто остерегаются его. Фильм рассказывает о ненависти интеллигенции к представителям власти, которая толкает власть на ответные действия, на чем и строится основной конфликт картины. Страх потерять любимую работу толкает одну из основных героинь на серьезные, но не всегда обдуманные поступки. Здесь даже нашлось место страху сказать лишнее слово, что можно наблюдать в рассказе анекдота молодым сотрудником Штази более высоким чинам. Конечно, вся глубина картины так или иначе затрагивает тему критики коммунизма и тогдашней власти, но, как говорится, любой имеет право на свое личное мнение. А в этой картине авторы свое мнение никому не навязывают, они лишь рассказывают интересную и увлекательную, пусть и жесткую, но реалистичную историю, которая имеет право на существование, да и остается в памяти после просмотра. Здесь нет поверхностного взгляда на проблему тотального контроля, здесь нет поверхностных ответов кто злодей, а кто герой. Каждый из героев имеет негативное дно и положительную наружность (или наоборот). Каждый из обсуждаемых вопросов в картине обсуждается скрупулезно, каждый кадр выверен и наполнен теми вопросами, которые задают себе и зрителю авторы картины. И именно поэтому сомневаться в драматизме «Жизни других» не приходится.

    Конечно, большинство из главных действующих лиц мне не знакомы, но благодаря этому картина воспринимается более правдоподобной и реалистичной. Трио главных героев играет просто потрясающе. Ульрих Мюэ шикарно играет того самого капитана госбезопасности, который является руководителем операции слежки за известным драматургом. С образом он справляется превосходно, причем играет по большей части глазами и лицом. Он напомнил мне образ другого агента спецслужб — Смайли из «Шпион, выйди вон», сыгранного Гари Олдманом. Как и Олдман, Ульрих играет глазами, лицом, взглядом. Его персонаж молчалив, но вместе с этим необыкновенно выразителен. Именно он является главной жемчужиной этой картины. Мартина Гедек сыграла весьма миловидную актрису, любовницу того самого драматурга, за которым организована слежка. Гедек сыграла весьма интересную роль, и в целом ее работа мне понравилась, да и роль у нее была тоже глубокая. В первую очередь она сыграла женщину, фанатично преданную любимому делу. Себастьян Кох исполнил образ драматурга, за которым шпионит главный герой, и этот образ ему определенно к лицу. У него на лице написано, что он — творческая личность, поэтому роль меланхоличного писателя, входящего в творческую элиту, противопоставленную офицерам Штази — очень подходящий ему по фактуре образ.

    «Жизнь других» — очень сильная драма, повествующая о взгляде нескольких людей на проблему тоталитаризма, тотального контроля за обществом во всех сферах его жизни, показывающая разные пути решения этой проблемы: бездействие в страхе и попытки поднять голову. Пусть эта драма и критикует эпоху коммунизма ГДР, но зато она рассказывает сильную и интересную историю, полную драматизма и человеческих страстей, а для драмы это — главное. Заслуженный Оскар.

    9 из 10


    Посвящается HGW XX/7 — в глазах каждого зрителя, почетному сотруднику госбезопасности.

    7 января 2013 | 22:48

    Образ человека из спецслужб в искусстве, как правило, однозначен — это либо рыцарь без страха и упрека а-ля Штирлиц (Бонд, Фандорин), либо законченный негодяй на службе у гнусной власти. Центральный персонаж «Жизни других» капитан Визлер — ни то, ни другое (не путать с «ни то, ни се»); впрочем, и само-то кино вовсе не про спецслужбы и даже не про Визлера как такового.

    Картинки из жизни Восточной Германии времен излета социализма нужны режиссеру и сценаристу со сложной фамилией Доннерсмарк для того, чтобы поставить перед нами один из вечных человеческих вопросов — вопрос выбора и его последствий. Так или иначе, именно проблемой выбора в первую очередь озадачены все три главных героя. Драматург Георг Драйман до поры сохраняет и лояльность власти, и дружбу с диссидентами, но жизнь неизбежно заставляет выбирать одно из двух… Его любовница, актриса Криста-Мария, тоже поначалу держит фигу в кармане по поводу компартии и лично товарища Хоннекера, но и ей не уклониться от выбора — быть стукачкой на любимой сцене либо честной в тюремной камере. Ну, и, наконец, тот самый Визлер, который по долгу службы ведет слежку за названной парочкой. Его выбор — быть человеком или остаться чекистом. Поначалу Визлер наблюдает за «другими» как за насекомыми, жизнь которых построена исключительно на условных рефлексах и инстинктах — страх, сон, самосохранение… Но, прослушивая квартиру Георга, Визлер постепенно начинает видеть в «других» — людей, а не просто тараканов для опытов. И с этого момента, на самом деле, его выбор уже сделан. Как метко замечает тот же Георг про музыку Бетховена, «если слушаешь это с душой, невозможно быть негодяем». Рука, открывшая томик Брехта, уже вряд ли поднимется написать донос. После первой строфы настоящих стихов уже нельзя думать и говорить языком протокола. И судьба Визлера предрешена — в критический момент он спасает Георга, ценою если не жизни, но карьеры.

    «Жизни других» при желании можно предъявить множество претензий — прежде всего, касательно неблестящих актерских работ. Но прелесть этого очень немецкого кино в том, что в нем негромко и сдержанно рассказана драматическая даже не история — притча, на которую иные потратили бы тонны восклицательных знаков и литры крови. Притча не о «Штази» и вольнодумцах, не о коммунистах и диссидента. О первом шаге, который предопределяет остальной путь.

    8 из 10

    17 августа 2010 | 19:24

    Флориан Хенкель фон Доннерсмарк снял качественное кино, с немецким акцентом, о социалистической Европе и европейцах 80-х, снял изящно и сдержанно, не скатившись к мелкобуржуазной сентиментальности, и к проверенному десятилетиями шаблонному сюжету из разряда «среда заела».

    Жизнь, по-простому счастливых людей, населяющих типовые «коробки» планово построенных многоэтажек, обыденна до хрупкости, а поэтому уязвима, легко разрушаема простым звонком служителей «Большого Брата» в дверь.

    Кокон ГДР, сплетенный, такими как Герд Вислер, и старательно подтачиваемый, такими как Георг Драйман, по пришествию многих лет так и останется для одних страной запретов, а для других окутанная тёплым очарованием прошлого, превратиться в лучшее место на земле, где борьба с режимом была делом чести каждого думающего интеллигента. Но, заигрывание с властью мало кому удается, и восточные немцы, это понимают ужу с детства, зная, что влечёт за собой появление на пороге квартиры людей одетых в плащи мышиного цвета.

    «Жизнь других» поразительно свободная от всякого родя «коньюктуры» лента, выступающая не только как поразительный образец немецкого стиля в кино, но и как пригодное для эстетического рассматривания художественное полотно.

    28 июля 2007 | 12:13

    Мое внимание фильм привлек в основном номинацией на «Оскар». Правда, теперь я уверена, что внимания авторитетного жюри «Жизнь других» удостоилась исключительно политическим аспектом…

    По-моему, кинематографической ценности фильм не имеет. Кое-как снят, жутко затянут, режиссура вялая, картонные персонажи, тупое утрирование серости …во всем.

    Если бы это был жанр социальной фантастики, можно было бы поставить «четверочку» по пятибальной системе: за оригинальность поворота избитой темы — «перековавшийся под старость профессиональный злодей».

    Хотя разыграна эта тема весьма неубедительно: персонаж КГВ в исполнении Ульриха Мюэ не похож на человека, в котором эмоции могут превалировать над логикой… Да и возможно ли, чтобы человек-машина, садистски допрашивавший невинного свидетеля в начале фильма, мог в одно мгновение изменить идеологии, которой был предан всю сознательную жизнь? Нет. Это исключено: все-таки спецслужбы тщательно проверяют психику кандидатов на работу…

    «Жизнь других» высоко оценить могут исключительно впечатлительные зрители, которые примерили сюжет на себя. Но ведь главный герой, как, впрочем, и вся история — чистой воды выдумка: за подобное должностное преступление его бы, минимум, расстреляли! Иначе, по законам той страны, о которой идет речь, и быть не могло. Особенно в контексте режиссерской интерпретации этого сюжета!

    А по нынешним временам, получил бы лет 20. И это было бы справедливо, поскольку он, поступая на службу, согласился получать зарплату не за то, чтобы помогать преступникам.

    Правда в том, что ВСЕ спецслужбы мира обкладывают прослушивающими устройствами любого, кто нарушает закон их страны. Это было, есть и будет. И это нормально. Особенно, когда речь идет о терроризме и коррупции.

    Так что в принципе посмотреть «Жизнь других» стоит — спать спокойнее будете.
    Или наоборот?..

    5 из 10

    17 июля 2008 | 13:44

    На такие фильмы никогда не поздно писать рецензии, ибо это тот случай, когда актуальность темы никогда не изживет себя. Недаром он получил «Оскар» — все-таки эта наличие этой статуэтки указывает на некую ценность фильма, несмотря на все расхожие скептические сентенции по поводу «попсовости» награды. Полагаю также, что многим он покажется нудноватым, затянутым и, возможно, банальным — что ж, о вкусах не спорят. А вот думающей аудитории я без сомнения посоветую данную картину, ибо в ней содержательная сторона неимоверно сильна.

    О чем?

    Речь пойдет о политической ситуации в ГДР в целом и о действиях разведывательного государственного органа «Штази». Признаться, лично я с историей ГДР не особо знакома, но социалистический дух тотального контроля в «Жизни» показан очень выразительно. Тут вам и использование служебного положения в личных целях, и угнетение свободных умов, и изнанка службы в суровой разведке. Все составляющие тогдашней жизни в отличных пропорциях преподнесены зрителю — вроде и немного, и не шокирующе, но очень тонко («Мой папа говорит…» // « А как его зовут?»). Кроме того, после солженицынского «Гулага» (да и вообще курса истории СССР) германская система воспринимается как более гуманный и справедливый вариант советской. Впрочем, речь в фильме совсем не о ней — это скорее декорация, второстепенный персонаж, который создает благоприятную почву для роста главной Идеи.

    О ком?

    «Жизнь других» — картина о жизни людей (прошу прощения за тавтологию). Именно люди являются тем лейтмотивом, ради чего задумывался весь сценарий. Характеры героев невероятно жизненны и красноречивы, причем это касается абсолютно всех персонажей за исключением некоторых совсем уж второстепенных. Министр, капитан разведки, драматург, его любовница, его друзья — каждого можно подробно анализировать на протяжении нескольких страниц. К сожалению, в рецензии вряд ли это будет к месту, посему остановлюсь лишь на Главном Характере — капитане Вислере. (Сразу хочу предупредить о некоторой спойлерности последующих рассуждений — не сказала бы, что это сильно влияет на восприятие картины, но, несомненно, несколько раскрывает сюжетную линию.) Всегда во всех художественных произведениях наиболее интересные персонажи — те, которые претерпевают значительные изменения в своем жизненном кредо. Переоценка собственных моральных принципов и последующий нелегкий выбор маленького человека, в руках которого находится судьба другого — вот о чем эта лента.

    К слову сказать, все нравственные изменения Вислера происходят постепенно, тяжело, с долгими и мучительными обдумываниями. Именно за счет этого его последующие решения не выглядят надуманными и фальшивыми. Может, у кого-то и возникает сомнение в возможности существования таких людей, но только не у меня. В основном все нежелание меняться происходит от собственного малодушия, и нам лишь стоит поучиться мужественности главного героя. Я ненавижу поучительные и сентиментальные картины о добре и зле, но эта история из тех, которая действительно заставляет задуматься о себе.

    Как?

    Не знаю, стоит ли подробно останавливаться на визуально-эстетическом оформлении, ибо все вышесказанное уже свидетельствует о несомненной талантливости и глубине картины. Однако я привыкла рассматривать фильмы как произведения изобразительного искусства, посему не могу удержаться от нескольких лестных реплик в эту сторону. Игра актеров поистине хороша — никакой фальши и неискренности. Немецким фильм совсем не кажется — голливудские традиции явно в глубоком почете у режиссера. Немного мрачно-желтых тонов, размеренности в действиях, ёмкости реплик — вот и готово искусное визуальное раскрытие отменного сюжета и задумки.

    Итог: очень глубокая и искренняя картина о мужестве и выборе без всякого налета ханжеской претенциозности и нравоучительности. Также интересна показанными реалиями жесткой и беспощадной социалистической действительности в условиях ущемления прав на свободу и личную неприкосновенность. Рекомендую всем читающим эту рецензию независимо от пола, возраста, национальности и религиозных предпочтений.

    Посвящается KGW XX/7

    22 октября 2009 | 18:54

    Для того, чтобы снять «оскароносный» фильм, оказывается, совсем не нужны псевдопатриотические сценарии, многомиллионные спецэффекты, надуманные и неправдоподобные ситуации, в которых герои должны совершать какие-то совершенно необъяснимые поступки. Наоборот, можно просто рассказать самую обычную историю из жизни людей, о том, что значат для людей понятия совесть, честь, любовь. Можно рассказать просто и без надрыва, но так, что у зрителя еще долго после окончания фильма будет стоять ком в горле.

    История о том, как трудно оставаться человеком в непростых обстоятельствах и о том, как эти самые обстоятельства испытывают человека. События происходят в ГДР незадолго до падения Берлинской стены. При всех трагедиях нашей собственной истории, мы не переживали этого ужаса, когда не только страна — один город был разрезан на две части, когда в одну ночь семьи были разорваны на долгие годы. И этот исторический фон фильма придает особый драматизм всему происходящему.

    Государственная машина ГДР мощным катком прошла по судьбам всех своих граждан, никого не делая исключением — ни обласканных вниманием «сильных мира сего» знаменитостей, ни преданных режиму агентов «Штази». До сих пор многие видные немецкие деятели стараются не афишировать свое сотрудничество со «Штази». В фильме как раз и показывается, как становились агентами — от страха, по убеждениям, под давлением.

    Главный герой «Жизни других» — сотрудник «Штази» Вислер, в блистательном исполнении Ульриха Мюхе. Блестящий и опытный сотрудник спецслужб, раскрывший множество «антигосударственных заговоров» начинает операцию по разработке известного драматурга Георга Драймана — любимца публики, лояльного к режиму и близкого к самым высшим кругам политической элиты. Вислер, человек «без лица», без личной жизни, без права на собственное мнение, оказывается перед тяжелым нравственным выбором. Люди, тайным свидетелем жизни которых он становится, что-то меняют в его сознании, заставляя принимать роковые для него самого решения. Сотрудники спецслужб — это люди, способные тщательно скрывать свои эмоции и истинные чувства, и Ульрих Мюхе весь фильм находится в этой маске. Но в конце фильма эта маска приспускается и под ней виден живой человек, со сломанной судьбой.

    Роль Георга Драймана — наверное, лучшая у Себастьяна Коха. Это вообще актер с потрясающей харизмой. И в этом фильме он искренний, живой, где-то наивный, где-то чересчур самоуверенный, иногда — самовлюбленный, потерянный, отчаявшийся. В нем нет черного или белого, абсолютно нет серого — он сложное переплетение мыслей и поступков. Причем, сыграно это тихо, как бы полушепотом.

    Вообще все происходящее на экране передается как бы тихим голосом. Обычная жизнь: дом, работа, любовь, измены, встречи, разговоры. У каждого своя работа и свои встречи, свои разговоры — обычная жизнь. И смерть — тоже часть этой обычной жизни. И расплата за поступки, которую тоже можно сравнить со смертью — это тоже часть жизни. И Берлинская стена — часть их жизни, и ее падение — тоже.

    Очень трудно рассказывать о недавних событиях, свидетелем которых ты был сам. Огромный риск не быть беспристрастным, наложить свои личные эмоции. «Жизнь других» дает ощущение фильма честного и неконъюнктурного, беспристрастного и искреннего.

    Это один из лучших фильмов последнего времени. Его обязательно нужно смотреть всем, чтобы не забывать о том, что человек может быть игрушкой в чьих-то руках, а может совершать Поступки. Что человеком легко манипулировать, что сломать можно практически любого. И о том, что никогда не поздно стать Человеком.

    Зачем смотреть серые и бесталанные фильмы, зачем их обсуждать? Ведь так много по-настоящему серьезных и талантливых произведений, которые долгие годы будут волновать зрителей.

    Великолепный фильм. Смотрите.

    10 из 10

    30 января 2014 | 09:22

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>