всё о любом фильме:

Простая формальность

Una pura formalità
год
страна
слоган-
режиссерДжузеппе Торнаторе
сценарийДжузеппе Торнаторе, Паскаль Киньяр
продюсерМарио Чекки Гори, Витторио Чекки Гори, Бруно Альтиссими, ...
операторБласко Джурато
композиторЭннио Морриконе
художникАндреа Кризанти, Беатрис Бордоне, Винченцо Де Камиллис, ...
монтажДжузеппе Торнаторе
жанр триллер, драма, криминал, детектив, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время107 мин. / 01:47
Номинации:
Той ночью разразилась страшная гроза. Пытаясь спрятаться, он бежал по улицам, не зная куда, как вдруг путь ему преградили трое. Вскоре он был арестован. За что? В чем его преступление?
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
80%
4 + 1 = 5
7.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Это первый фильм, который поставил не Роман Полански, и в котором он сыграл одну из главных ролей.
    • Единственный фильм Джузеппе Торнаторе, где он выступил не только сценаристом и режиссёром, но ещё монтажёром, а также написал для него песню..
    • В фильме снялся Джованни Морриконе — сын известного композитора Эннио Морриконе.
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В течение ночи допроса Депардье то гладко выбрит, то с щетиной.
    Трейлер 01:23

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.0/10
    Всё неожиданно и кардинально проясняется в самых последних сценах этой картины 37-летнего итальянского режиссёра Джузеппе Торнаторе, который, поразив трогательной полуавтобиографической историей в «Новом кинотеатре «Парадизо», тяготеет в финале ленты «У всех всё в порядке» — но более явно в «Чистой формальности» — к метафоризму и иносказательной трактовке событий. При желании и в последней из названных работ тоже можно обнаружить какие-то личные мотивы, по-прежнему волнующие автора (Торнаторе выступил и как сценарист). (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Ночью, как водится в таких случаях, была гроза. Ты бежал по лесу, не разбирая дороги. Ветки хлестали по лицу, ноги вязли в топкой грязи, а ты всё бежал и бежал. В отчаянии, сам не зная куда… И вот в глаза ударил слепящий свет. Электрический свет фар полицейской машины. Она привезёт тебя в участок. Иного пути и нет в этом Богом забытом месте…

    Весь фильм мы наблюдаем за психологическим поединком двух человек, один из которых называет себя известным писателем, а другой — да чего там мелочиться, зовите меня просто Леонардо. Первый — подозреваемый в преступлении, второй — страстный поклонник его писательских талантов и по совместительству комиссар полиции. Страстный поклонник, но почему-то сразу не признал своего кумира. Это потому что раньше тот носил бороду. Без бороды-то и не признал… Судорожно вцепившись в собственный подбородок, наш писатель, конечно, не догадался, что он не единственный человек на свете, которого можно не признать без бороды. Не догадались и мы. Камера наехала на лицо его собеседника, посмотрела на него в упор, и мы это заметили, но истолковали неправильно. Здесь вообще постоянно всё истолковывается неправильно…

    Фокус резко скачет с одного персонажа на другого. Камера объезжает, наезжает, следит. Острые ракурсы, насыщенные цвета. В чём-то это похоже на нео-нуар, в чём-то — на фильмы Поланского (недаром именно он играет одного из главных героев — комиссара). Камерный триллер-детектив с явными отсылками к кафкианскому абсурду и психологизму Достоевского. У нас есть труп. Кто же убил? — Вы и убили-с.

    Но невозможно вспомнить… Что же произошло сегодня днём. Или вечером. Где ты был, что делал. Зачем ты, чёрт возьми, это делал?! Вот только чёрта и осталось поминать. За Бога стыдно. Ему бы не графоманствовать понапрасну, а писать только пейзажи…

    В голове мелькают обрывочные образы. Они так агрессивно-хаотичны, что можно сойти с ума. И где-то совсем на краю сознания — пузатое дуло револьвера, направленное в упор. На жертву, на приговорённого к смерти, на зрителя…

    И пока не вспомнишь, будешь сидеть здесь. Будешь сидеть здесь вечно. В этом проклятом всеми богами месте, по периметру которого расставлены капканы. Как они живут здесь? Здесь же невозможно жить! Течёт с потолка, не работают ни водопровод, ни электричество, ни телефонная линия. Все чернила высохли, ручки не пишут, а только разрывают бумагу в клочки. И даже сигарету попросить не у кого. Ни один, ни один человек в полицейском участке не курит! Абсурд. Абсурд и издевательство. Хорошо хоть есть вино, оно медленно льётся в бокал, ты смотришь на эту пронзительно-алую жидкость, она заполняет всё пространство перед тобой… Что же, что случилось сегодня днём?..

    Ты жил под фальшивым именем, твоя биография была придумана от первой до последней буквы. Ты потерял фотографии, которые так тщательно собирал все эти годы, и уже не помнишь лиц, запечатлённых на этом ворохе макулатуры, даже собственное лицо забыл, как и забыл написать посвящение человеку, которому обязан всем. Всего лишь пару коротких строк. Но ты не сделал и этого.

    И наконец ты вспоминаешь всё. Чистые листы бумаги, пустая мышеловка, длинные гудки. В сухом остатке — только куча фотографий, которых никто не хватится. Вино выпито, сыр съеден и закончен этот мучительный допрос. Комиссар хорошо выполнил свою работу. И ты понимаешь, теперь понимаешь, всё это была лишь формальность. Простая формальность. Никто и не собирался издеваться над тобой. Это можешь сделать только ты сам. Унылая ночная гроза, казавшаяся бесконечной, закончилась, небо прояснилось и озарилось первыми лучами восходящего солнца.

    Мы смотрим на мир и не понимаем его. Обрывки слов, фраз, которые никак не складываются в общую картину. Отчаявшись, мы приходим к выводу, что никакого смысла в этих каракулях нет, а Бог посредственный писатель. Сколько нужно времени, чтобы расшифровать его записи?

    25 мая 2012 | 18:30

    Фильм- метафора, фильм-водоворот, который затягивает зрителя в свои дебри все сильнее и сильнее, а потом вдруг отпускает, и силой течения тебя выкидывает на поверхность, -дезориентированного, и не понимающего, что произошло, что было, чего не было, и что дальше. Фильм, в котором с динамической точки зрения почти ничего не происходит, но при этом выдерживается такой нерв, и такое напряжение, нарастающее с течением фильма, каким может похвастать не каждый триллер. С психологической точки зрения — Торнаторе показывает буквально препарирование сложной личности. Это многослойный фильм, в котором режиссер, словно хирург, острым скальпилем срезает слой за слоем с главного героя, — неторопливо, постепенно, смакуя и давая зрителю возможность рассмотреть каждый слой, со всеми его достоинствами и недостатками.

    Сначала, едва только надрезан первый внешний слой, слой зоны комфорта, герой ведет себя агрессивно, временами даже неадекватно. Затем, когда срезан этот ядовитый «подкожник», он становится тише, и уже ведет себя уже более сдержанно, хотя все еще обиженно на весь мир и в позе конфронтации с окружающим миром. Затем он потерян, затем польщен, после- испуган, сражен, безумен, снова агрессивен, надломлен, опустошен… Срезаются последовательно и методично воспоминания, победы, привязанности, ностальгия, прошлое, привычки, потери, страхи, боль, надежды, связи… и так далее до тех пор, пока все слои не срезаны и не достигнута цельная сердцевина- честная, неприкрытая, удивительная и щемящая правда. И когда в финале инспектор говорит Оноффу о том, что его последний, еще не изданный роман есть нечто выдающееся, взгляд Оноффа в ту секунду — и есть взгляд того самого настоящего, той самой правды, к которым вел зрителя режиссер через весь фильм.

    Этот фильм символичен в каждом кадре, в каждой мелочи, и безумно метафоричен- настолько, что порою теряется связь с реальностью, и понимание того, где же она, твердая земля реальности. И подойдя к финалу, Торнаторе демонстрирует, что сюжет, в его логической последовательности связанных действий, для него второстепенен по сравнению с поиском истинной личности героя, который он вел на протяжении всего фильма. Он привел зрителя к правде, он обнажил натуру героя, показал его истинное лицо, — цель достигнута, а уж какими средствами, и что там в итоге все же произошло, и почему случилось все то, что мы видели,- это для него не суть важно. И потому, глядя, как фургон увозит Оноффа куда-то вдаль, в недра пасторального пейзажа, зритель, поставленный перед необходимостью самому осмыслить, и додумать финал, пребывает в некоторой растерянности и недоумении. Потому что непонятно, куда именно везет героя этот фургон. Домой? Но тогда почему у него вид, словно отправляется в последний путь, почему спрашивает про рукопись, не забрали ли ее, почему фотографии ему отдают как одолжение, ведь «вообще-то нельзя»? В тюрьму? Но если выстрел был тем, что выяснилось в ходе допроса, и чему есть письменные доказательства, то за что он может попасть в тюрьму? И главное- если выстрел был тем, что выяснилось, почему вообще был этот допрос, в таком виде и форме?

    Этот фильм нельзя понять с помощью логики. Он соткан из ментальных нитей эмоций, переплетен метафорами, и скреплен символизмом. Можно написать, наверное, диссертацию о смыслах, затаенных в символических деталях бытия, отраженных в этом фильме, о трактовках метафорических поворотов. Но понять истинный семантический посыл режиссера можно только на уровне эмоций. Не глазами и разумом, а сердцем.

    Честно говоря, я недолюбливаю Депардье,- как-то он никогда не вызывал у меня симпатии. Но в этом фильме он сыграл очень сильно. Глубоко, многогранно, ярко и убедительно во всем бесконечном спектре эмоциональных полутонов, через которые проходит его герой, и из которых раскрывается, изменяется, преображается. Он не становится приятен, но он заставляет верить, и ему веришь. Очень сложная и сильная роль у Депардье в этом фильме. Я даже иначе взглянула на него как на актера,- его актерское мастерство в этом фильме под стать искусству Торнаторе, и вызывает большое уважение. У Романа Полански менее мятежная роль, но он стал достойным партнером Депардье на этой непростой арене. Он мастерски натягивал тетиву этого упругого лука, — медленно, но уверенно, и держал напряжение. Достойная роль, сильная игра.

    Резюме. Фильм-эмоция, фильм- метафора, который надо осмысливать и додумывать. Его нельзя смотреть между делом, он требует отдельного внимания и уважения. Но если вы любите кино как искусство, в чистом виде, то посмотрите «Простая формальность», он вам понравится.

    12 октября 2013 | 21:56

    Ночь. Гроза. Некий человек предпринимает тщетную попытку убежать от погони. Оказавшись в полицейском участке, его терзают смутные воспоминания. Комиссар полиций ведет допрос, с холодным, каменным лицом. Вопрос за вопросом, и не одного ответа. Кто он? Что он совершил? Крыша участка протекает, на полу расставлены стеклянные банки и тазы, на стене висят часы без стрелок. Молодой полицейский непрерывно строчит по пишущей машинке. Что это? Театр абсурда? Дж. Торнаторе снял тонкую психологическую головоломку, своеобразную трактовку загробного мира. Режиссер один из первых в новейшей историй кино обратился к этой теме. Уже в последствий появились такие картины как:"«Куда приводят мечты»" Уорда; «» Шестое чувство»" Шьямалана; «„Другие“" Аменабара и тд. Отдельно хочется упомянуть о главных героях, у которых очень сложные драматические роли. Они со своей задачей успешно справились. Выше всяких похвал Оноф, в исполнении Ж. Депардье, Р. Поланский в роли комиссара доказал что он не только хороший режиссер. „„Простая формальность““- кино высокой пробы, со своей неповторимой стилистикой. НАСТОЯЩАЯ NEOCLASSICA!

    19 декабря 2011 | 17:47

    Фильм из категории «Наконец-то!». Выпущенный в далеком 94-м, только сейчас добрался до DVD. Несравненный Джузеппе Торнаторе, потрясающий Роман Полански и великолепный Жерар Депардье. Только так!

    В холодную дождливую ночь полиция арестовывает человека. Кто он и что сделал? Кажется такие простые вопросы, но как сложно на них отвечать! И зачем полиции все это нужно, разве человек совершил преступление? Да и полиция ли это? Я мог бы все пространство сайта посвятить описанию фильма, комментариям и выражению своих чувств, только кому это нужно. Обязательно выберите вечерок и посмотрите фильм.

    25 ноября 2008 | 11:51

    Для начала скажу, что садилась смотреть фильм с исключительно положительным настроем и предвкушением высококачественного интеллектуального кино. Фильм посоветовал мне знакомый, я почитала положительные (без исключения) отзывы о том, какой это глубокий фильм с потрясающе неожиданным концом, включила и… разочаровалась. Насколько я люблю фильмы-загадки, которые водят по длинным лабиринтам, которые разгадываешь к концу или пытаешься разгадать потом, всю ночь после просмотра.. Особенно если лабиринты — это лабиринты человеческого подсознания, воспоминаний, эмоций. Главное разочарование для меня заключалось в том, что во время просмотра у меня не возникло желания «разгадать» фильм. Интригует в начале, но уже через пару десятков минут интерес затухает. Вопрос «и что?» висит в голове на протяжении всего фильма и никуда не исчезает после его завершения. Так вот, ближе к делу.

    Фильм начинается с сумасшедших скитаний по лесу, которые выводят героя на дорогу. Неплохо, но не нравится манера съемки этого момента. Съемка ведется «от первого лица» и создается ощущение не бегущего по лесу человека, а бегущего по лесу человека, держащего перед собой любительскую камеру:) ну не выглядит так все вокруг в наших глазах.) Этот эпизод можно было бы снять очень здорово, идея ведь хорошая.. Но чего-то не хватило. Это применимо и ко всему фильму.

    Идея фильма ведь правда не плоха. Не буду спойлерить, скажу только, что задумка интересна и из нее можно было сделать «конфетку». Но! Почему полицейский участок? Что за городок вдали в конце? Что за люди, появляющиеся в обрывках воспоминаний главного героя? (мужчина вроде издатель, но кто эта кудрявая женщина?) Почему не раскрыта любовная линия главного героя с девушкой Полой? В конце концов, почему Жерар Депардье? Возможно, я просто недолюбливаю этого актера (просто не представляю, кого он мог бы играть, чтобы «вписаться» в роль), но не верю я ему в этом фильме.

    Как и всему, что происходит. Настолько глупые ошибки в показаниях, что герой начинает временами раздражать. Что за круглое пятно крови на рубашке? Если он ничего не помнил, почему он так боялся? Идея с книгой, составленной из разрозненных, в своем роде «зашифрованных» посланий мудрого, извиняюсь, бомжа — главного наставника нашего писателя — убила наповал. И зачем было вводить учителя математики? Почему комиссар называет себя Леонардо да Винчи? Все эти вопросы не интригуют, а скорее раздражают. И такими «нюансами» полон весь фильм. Действие происходит в одном и том же помещении, что должно окупаться драматичностью диалогов, какой-то идеей.. Но диалоги чересчур театральны, все сцены выглядят постановочно, «не как в жизни». Герои не раскрыты совершенно. Дело даже не в игре актеров, они справились неплохо, хоть я бы и не стала говорить о чье-то блестящей игре. Но отсутствует какой-то ингредиент. Возможно поэтому смотреть просто скучно, ты не можешь прочувствовать героев, понять их. И я бы не сказала, что конец потрясает до глубины души. Когда понимаешь, в чем дело, становится обидно, что хорошую идею для качественной интеллектуальной драмы так воплотили. Что за пафосная сцена в конце со словами «книга великолепна»? Как можно понять это, пролистав несколько страниц?..

    Итог — раздражающе неправдоподобно, скучно, конец обескураживает и оставляет в растерянности. Плюс — такие детали как протекающие потолки, мыши и пр «атмосферные» вещи. Но уж больно шаблонные. Тот же Линч говорит на языке символов гораздо более интересно. В общем и целом, считаю отзывы об этом фильме завышенными.

    10 октября 2012 | 00:53

    Если вы читаете рецензии, чтобы решить смотреть или не смотреть, то моя рекомендация — однозначно смотреть!

    Но нужно предупредить вас, что это один из тех фильмов, в которых вся прелесть заключена в финале. И только в финале все становится предельно ясным, и только в финале можешь оценить, насколько фильм хорош.

    Развитие сюжета идет, мягко говоря, не торопливо. Сейчас, спустя 20 лет, снимают более динамично развивающиеся истории. Причем, положив руку на сердце, местами было откровенно скучновато. Но тем не менее я настаиваю: фильм стоит посмотреть.

    Фактически в истории 2 героя: безымянный комиссар с прищуренным взглядом и его задержанный, по воле судьбы оказавшийся любимым писателем комиссара. Комиссар ведет следствие по преступлению, задержанный является подозреваемым в этом деле. Здесь все как обычно. Все остальные действующие лица могут быть кем угодно, их можно было бы убрать или, наоборот, добавить, смысл бы не потерялся. Действие происходит в полицейском участке, в старинном запустелом здании. Все время льет дождь, за окном темно. В общем атмосфера такая, что изначально понимаешь, что все плохо.

    Большую часть фильма писатель Оноф, он же Жерар Депардье, пытается оправдаться и доказать, что он не верблюд, а тот самый известный писатель. Комиссар ему нисколечко не верит, а, может, и верит, но постоянно проверяет Онофа и ловит на лжи. Однако и сам Оноф уже не уверен в правде своих слов, ведь он практически не помнит, что с ним произошло.

    Вообще сначала я была уверена, что режиссер сам Роман Полански, настолько фильм перекликается с его картинами. Психологичности хоть отбавляй. С удивлением узнала, что фильм снят итальянским режиссером Джузеппе Торнаторе, мне до этого дня совершенно неизвестным. Про актерскую игру говорить особо нечего. Все было достойно. Депарьде замечательный актер, не представляю, с какой ролью он не мог бы справиться! На самом деле было бы более ожидаемо, если бы актеры играли противоположные роли: Депардье сыграл бы комиссара, а Полански задержанного. Наверное, так бы и было, если снимал бы Полански.

    Как в любом хорошем детективе, больше всего восторг испытываешь в конце. «Ну, конечно же! И как я сразу не догадалась! Так вот, о чем весь фильм!» Все становится на свои места. Все разговоры приобретают особый смысл. А вслух произносишь: «А фильм-то классный!». Вот ради этого финального восторга советую посмотреть фильм.

    16 сентября 2013 | 01:28

    Джузеппе Торнаторе в «Простой формальности» божественно един во всех лицах. Он — рассказчик, постановщик, монтажер и даже автор песни! И с каждой работой справился превосходно. Получилась работа, достойная быть не только увиденной и пересмотренной, но — услышанной!

    Да, этот фильм надо не только смотреть, но и слушать. А лучше — слышать! Торнаторе, как показалось, черпает вдохновение в литературе, в творчестве Достоевского и Кафки. А еще его работа напомнила об визуально-философских исканиях Тарковского, Кокто и Бунюэля. Замкнутое пространство, летящие с потолка капли, сюрреализм происходящего, невозможность бегства.

    История начинается с револьверного выстрела. Жерар Депардье играет гениального писателя Оноффа, который задержан полицией по подозрению в убийстве. Роман Полански органичен в образе несгибаемого провинциального сыщика, который пытается докопаться до правды, восстановив цепь событий. Комиссар наизусть цитирует романы Оноффа. Онофф пытается вспомнить, как и почему он оказался в странном полицейском участке.

    Метафоры, образы, воспоминания, ловушки и капканы. Инспектор почему-то называет себя Леонардо да Винчи… Короткие проблески памяти лишь сбивают писателя с толку. А дождь всё не заканчивается.

    Кино для вдумчивого зрителя. Непригодно для просмотра за ужином.

    10 из 10

    5 февраля 2015 | 12:34

    «Простая формальность» — настоящий фильм-обманка; иллюзия смутно понятного, но нисколько не откровенного действа; лукавый кожаный чемоданчик с двойным дном, что хранит в себе вкрадчивые, шокирующие секреты, лишь под конец открывающие свою истинную сущность. Мастерски обыгранный триллер с интригующей завязкой пестрит умело розданными вопросами, но ответы на них едва ли оказываются в плоскости ожидаемого; они почти неподъемны в своей откровенной наготе и все же — успокаивающе закономерны.

    Кого-то убили, кого-то тут же ловко задержали; за окном непрерывно льет нелепый, скучный дождь, и странный помятый человек в странном, забытом богами и людьми полицейском участке пытается оправдаться перед странным инспектором; пытается и не верит самому себе. Он назвался Оноффом, он писатель и не помнит своих текстов, он устал и куда-то по наитию спешит, а каверзный полицейский вдруг — горячий поклонник его великого творчества; тем хуже для обоих. Кровь на пальцах и глухая дрожь в голосе; под сенью сырого одиночества теплится тайна, боязливо забившись в угол сознания. И допрос, виток за витком снимающий с показаний очередной зыбкий слой случайной неправды, помогает не столь загадочному следствию, сколь самому подозреваемому, заплутавшему в своих смутных видениях, ночных кошмарах.

    Торнаторе режиссирует по-итальянски тяжеловесно, монументально, светом и тенью живописно выстраивая канву повествования в донельзя замкнутом помещении под сумрачные звуки дождевых капель и нервных, напряженных взглядов двух героев. Это почти нуар — по настроению, атмосфере, безнадежном одиночестве, сквозняком проходящему по влажному лбу. Тревожные нотки замирающей музыки играют на обратной стороне саспенса, выявляя размытые контуры таинственного объяснения. И актерский дуэт Полански-Депардье, в котором первый задает вопросы, а второй путано, болезненно отвечает, не просто очевидное достоинство, а достоинство со скрытым смыслом: здесь Полански в роли все равно как будто режиссер, держащий в руках тонкие нити чьей-то судьбы, а Депардье — балансирующий на грани творец, смятенно отдающийся в руки искусству. И, как ни странно, но именно оно, это неизбежное искусство, — подлинный виновник внезапного озябшего вечера.

    Онофф меняет большой мир на маленький, уходя в забвенье, оставляя после себя следы неминуемого затворничества, что так важно для исписанных листов, но так губительно для памяти. Он заглядывает в вечность, теряя лица, улыбки и людей; он мечется в ворохе несказанных слов, путая их с не желаемыми быть сказанными. И кадры жизни растерянно и постепенно забываются на чердаке, покрываясь пыльной тревогой, без надежды на былое прикосновение теплых рук. Но для Торнаторе спасение, такое упоительное, правильное, всегда возможно, важно лишь — понять, что оно нужно.

    Какая из многочисленных трактовок непредвиденного финала верная, и что это было на самом деле? — бред? розыгрыш? религия? Бритва Оккама легко отсекает ненужные сомнения, оставляя в воздухе лишь самую, самую суть. Разгадка вовсе не в том, кто убийца, а в том, как может быть или будет иначе. Звенящая, невыносимая тишина беззвучно умирает с первой попыткой столь долгожданного, пусть и несмелого, диалога; и просьба о прощении вуалью покоя опускается на тлеющую душу.

    «Простая формальность» — удивительное гуманное кино; оно дает шанс художнику на борьбу с вечностью. Но этот шанс возникает только тогда, когда рядом есть кто-то, кого ты слышишь, и кто слышит тебя.

    30 июня 2011 | 17:25

    «Кто процесс допускает, тот его проигрывает».

    Франц Кафка. «Процесс»


    Итак, в творчестве Джузеппе Торнаторе «Простая формальность» занимает отдельное место, так как манера подачи материала ему несвойственна. Большинство картин Торнаторе построены по воспоминаниям героев от теплых детских («Новый кинотеатр «Парадизо», «Малена») до взрослых ностальгических («Легенда о пианисте») и ужасных («Незнакомка»). В данном фильме использована кардинально другая структура повествования, весь сценарий связан с желанием вспомнить недавнее прошлое путем ответов на наводящие вопросы человека, слишком хорошо знающего твой внутренний мир.

    Писателя пишущего под псевдонимом Онофф арестовали темной дождливой ночью и привезли в какое-то здание на утомительно долгий допрос. Комиссар полиции очень странная личность, он прекрасно знаком с творчеством Оноффа и способен его легко цитировать. В ходе допроса начинает выясняться, что найден какой-то мужчина личность которого невозможно идентифицировать. В это время, вода в здание проникает изо всех щелей, комиссар задает все новые и новые вопросы, а Онофф пытается понемногу все вспомнить, что же все-таки произошло, тем более он уверен в своей невиновности. Ситуация начинает скатываться в некий абсурд свойственный «Процессу» Франца Кафки и его знаменитой истории Йозефа К.

    Создатель картины (режиссером, сценаристом, монтажером и автором песни выступил сам Торнаторе) сделал сильный ход с привлечением легендарных личностей мира кино Депардье и Полански, способных разыграть камерную театральную историю с кинематографической динамикой и не отпускать зрителя от экрана.

    Все по местам расставит финал картины, которую обязательно необходимо досмотреть до конца, учитывая небольшой хронометраж и будут получены ответы на вопросы: вспомнит ли Онофф недавние события, невиновен ли он и самое главное почему комиссар прекрасно знает писателя? Но самое неоднозначное в фильме окажется некое послевкусие и ощущение, что не все так просто как показано.

    «Простая формальность» — большое театрализованное кино.

    30 июня 2016 | 06:48

    Это сейчас Джузеппе Торнаторе главный и первый из итальянских режиссер современности, а тогда, в начале 90-х, несмотря даже на ряд блистательных картин (особенно «Новый кинотеатр «Парадизо»»), еще зарабатывал себе репутацию гения и собирал портфолио выдающихся картин. Два мэтра мира кино — Роман Полански и Жерар Депардье, декорация в виде проливного дождя, загадочное вступление, ночь в полицейском участке, который больше напоминает средневековый особняк. Все готово для создания настоящего шедевра.

    С первых кадров обстановка настраивает на внимательный просмотр с тщательным проникновением в каждую мелкую деталь, в каждое слово, стараясь уловить скрытый символизм. Нескончаемый дождь за стенами участка пробивается внутрь, крыша протекает все в новых и новых местах, создавая методичный и размеренный гул из падающих капель. Этот прием так часто использовал Тарковский, символ утекающего времени, невозможности его остановить или замедлить. Чем дальше развивается сюжет, тем больше капель начинают биться о пол.

    Вопросы, которые задает комиссар (Полански) незадачливому писателю (Депардье) звучат почти риторически и выстраивают череду бесконечной неясности и загадочности. Откуда бежал автор великих книг? Почему он сбрил бороду и себя почти не узнает? Почему путается в тексте собственных же написанных строк? Воспоминания судорожно разброшены сознанием, выплескиваются учащенным калейдоскопом картинок, где мелькает убийство то ли женщины, то ли мужчины. Призраки кружат в тяжелой голове подозреваемого.

    Торнаторе создает всю эту мистификацию практически собственными руками — он выступает в картине и режиссером, и сценаристом, и даже монтажером! За счет этого выстраивается идеальная концентрация напряжения, где два выдающихся актера живут в этом мире, где один вынужден пойти на главную исповедь своей жизни. Цепляясь за воспоминания, герой Депардье выдает на стол комиссару все свое сокровенное, где есть место отчаянию, боли, непонятности, чудачеству, и, страшному одиночеству.

    «Простая формальность» действует по принципу — минимум разъяснений для зрителя. Только при дотошно-внимательном просмотре нить повествования натягивается в струну и выстраивается в кристально четко обрамленную философскую притчу. Мистическая составляющая ближе к финалу выстраивается все отчетливее, давая неоднозначный намек на то, какого высокого рода был этот пристрастный допрос, и какой суд может быть уготован каждому из нас…

    9 из 10

    23 ноября 2015 | 18:06

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>