всё о любом фильме:

Эпоха невинности

The Age of Innocence
год
страна
слоган«In a world of tradition. In an age of innocence. They dared to break the rules»
режиссерМартин Скорсезе
сценарийДжей Кокс, Мартин Скорсезе, Эдит Уортон
продюсерБарбара Де Фина, Брюс С. Пастин, Джозеф П. Рейди
операторМихаэль Балльхаус
композиторЭлмер Бернстайн
художникДанте Ферретти, Спид Хопкинс, Габриэлла Пескуччи, ...
монтажТельма Шунмейкер
жанр драма, мелодрама, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  7.79 млн,    Испания  929.1 тыс.,    Франция  560.5 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время139 мин. / 02:19
Номинации (4):
Романтическая история показывает великолепие и лицемерие высшего света конца 80-х годов 19-го века. Ньюлэнд Арчер — преуспевающий адвокат, в глубине души желающий настоящей страсти в своем обыденном существовании. Помолвка с милой и благовоспитанной Мэй Уэлланд обещает ему благодушную и спокойную жизнь.

Но когда кузина Мэй возвращается в Нью-Йорк после публичного скандала, Ньюлэнд попадает в сети ее тайной власти и невыразимой красоты. Теперь он вынужден сделать выбор между миром, который он знает, и миром, о котором он мог только мечтать.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
80%
36 + 9 = 45
7.3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 02:18

    файл добавилVeronikaTitova

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.0/10
    Рано признанный киноклассиком Мартин Скорсезе, тем не менее, оставался — вплоть до 2007 года — вечным неудачником оскаровских церемоний. А иногда, как в случае с «Эпохой невинности», ни фильм, ни сам режиссёр даже не номинировались на эту премию. Тогда в почётный список попали только итальянский художник-постановщик Данте Феррети, прежде сотрудничавший с Федерико Феллини и Пьером Паоло Пазолини, художник по костюмам Габриэлла Пескуччи (в итоге она одна лишь получила «Оскар»), тоже итальянка, композитор Элмер Бёрнстин, исполнительница второй женской роли Уинона Райдер, и — на удивление — Джей Кокс и Мартин Скорсезе за адаптацию романа Эдит Уортон, который был написан в 1921 году и дважды экранизировался. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 27 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Отношение к этой малоизвестной работе Мартина Скорсезе, как правило, уважительно — снисходительное. Мол, кино, конечно, качественное, но смотреть необязательно. Кроме, как эстетическим свинством такой подход не назовёшь. «Эпоха невинности» — дотошная экранизация романа Эдит Уортон, превзошедшая по своей художественной составляющей качественную литературную основу. Уортон для американцев тоже, что для британцев Джейн Остин. Только знаменита она в разы меньше и книги её более психологичны. Но «Эпохе невинности» никогда не видать лавров «Гордости и предубеждения» в виде оравы сопливых мечтательных барышень. Герои романа Уортон не так чисты и прекрасны духом, чтобы не ошибаться в выборе и получать приз на финише эстафеты жизни. Фактически, речь идёт о полемике с благообразным стилем и идейностью Остин. Уортон трезво смотрит на вещи и не прикрывает пороки добродетели «литературщиной» любовного томления, а циничный расчёт заботливой рефлексией.

    Мартин Скорсезе нечасто заглядывает за пределы современности, но ещё реже он выходит за черту нью-йоркских кварталов, в которых он вырос и которые воспевает из фильма в фильм. В основном, снимая брутальное мужское кино, режиссёр и в этот раз остался верен себе, адаптировав мелодраму для девочек в драму для мальчиков. Несвойственный материал появился на свет, аккурат, между самыми жёсткими картинами мэтра («Мысом страха» и «Казино»), став вдохновляющей отдушиной неспешности и очарования. К детальному воссозданию быта нью-йоркской элиты девятнадцатого века Скорсезе подошёл, как учёный взирающей на этические метания и ритуальные недоговорённости персонажей классического произведения, словно исследуя дикое африканское племя. Дистанцированность проявлена и в совершенстве операторской картинки, прохладностью тонов, отсылающей к работам Висконти, Ренуара и Офюльса. Сам режиссёр исполнил эпизодическую роль фотографа, как бы, подмигивающего за ширмой массивного аппарата волшебного фонаря и фиксирующего чёрно — белые оттиски уходящей в прошлое невинности, эпоха которой осталась сновидческим фантомом для следующих поколений.

    Потрясающая костюмная работа Скорсезе не уступает лучшим криминальным шедеврам современной режиссёру эпохе, в которой нет и намёка на иллюзию спасительного сожаления об утраченных иллюзиях. Город изменился, но жители «Пяти углов» продолжают решать те же проблемы внутренней этики, что и сто лет назад…как и люди всего мира. Нью-Йорк прошлого для Скорсезе более обобщён и универсален. В нём нет знакомых «грязных улиц», где сходят с ума «таксисты», а закон воплощают «славные парни». Город типичен и прекрасен, как незнакомое, неведомое существовавшее до тебя и остающееся после.

    Эпоха невинности — это эпоха любви, в которой нет места условности и показным приличиям. Этой эпохи не существовало никогда. Её написала Эдит Уортон. Её запечатлел Мартин Скорсезе.

    10 из 10

    7 апреля 2011 | 11:00

    Мужчина и женщина против выспренного и манерного света, который, конечно же, всенепременно ополчится на их амуры, «пускай толпа клеймит презреньем как беззаконный наш союз, пускай людским предубежденьем ты лишена семейных уз», и так далее… всего этого уже было бы достаточно для неплохой костюмированной драмы. И всё-таки, как ни поразительно, здесь зрителю представляют всё-таки не совсем то. 

    Точнее, хоть история отношений Арчера и Эллен полна тщательно драпируемой кручины, но при пристальном рассмотрении возникает сомнение, а действительно ли служит тому причиной холодное и бездушное общество. Думается, что вряд ли. Ведь выбор героя вполне могли определить совсем другие факторы, допустим, предпочтение всё-таки размеренного домашнего быта и предсказуемости, а не шквала интригующих и темпераментных переживаний. Кто скажет, что он не мог поступить точно так же, окажись хоть в самом непринуждённом и раскрепощённом мире? И если уж честно, скромняшка и обаяшка Мэй по ходу действия раскрывается с другой, куда более коварной, но и экспрессивной стороны. Она вполне достойна двух других вершин любовного треугольника — что, наверное, и обусловило номинацию Вайноны Райдер на Оскар за лучшую женскую роль второго плана.

    Как бы там ни было, от всего этого чопорность здешнего гламура язвят не менее иронично и ядовито. Атмосфера чинных насмешек и глухих подозрений, гипертрофированной церемонности и старательной вздорности сквозит в каждом жесте завзятых клеветников и оперных завсегдатаев. Ощутимым становится, что в каждую эпоху у общества свои инструменты, коими оно наделяет людей статусом или, напротив, подвергает пыткам, почти сравнимым с физическими. Недаром с такой изысканной жестокостью все отказываются приглашать Эллен на приёмы, недаром Арчер совершает практически непревзойдённый подвиг, сумев-таки пойти против гротескных и закосневших «традиций» и найти друзей, которые пригласили на торжественный вечер женщину, превращённую всеми в изгоя.

    Несмотря на то, что сквозной сюжет наличествует, всё чудится, что перед зрительским взором предстаёт скорее череда хлёстких эссе, сонм острохарактерных зарисовок, галерея отменных типажей. Меткие и едкие комментарии закадрового голоса снабжают повествование лаконичностью и мощью эпиграммы. Кто-то из этого бомонда как будто вылитый Онегин, ибо уж умеет в разговоре коснуться до всех тем слегка, являть учёный вид знатока и так далее: всегда учитывается его мнение не токмо насчёт лакированных башмаков, но и насчёт бальных туфель, а о любовных романах и говорить нечего. Кто-то же коллекционирует скандальные любовные истории, как изысканные ювелирные изделия…

    Впрочем, здешний мир, при всей своей карикатурности, порочности, клишированности, всё же явно скоро изменится — тенденции уже наметились, в конце концов, это уже не эпоха Пушкина и Лермонтова, или там, допустим, Ловеласа и Вальмона (хотя Мишель Пфайфер тут наверняка помогала прежде сыгранная ею роль мадам де Турвель в «Опасных связях»). Повествование напоено щемящей элегичностью, и в Нью-Йорке, хоть постепенно, но неотвратимо начинает появляться искренность, особенно явственно это в отношениях Арчера с его сыном. Можно учёно разглагольствовать о сломе социальных, политических, исторических, культурных формаций… а герой Дэниэла Дэй-Льюиса тем временем просто утоляет своё неизбывное влечение осознанием того, что его, оказывается, уже понимают и те, кого бы он меньше всего решился об этом просить.

    1 января 2015 | 00:10

    К 1993-му году Мартин Скорсезе, перешагнув 50-летний рубеж, уже был классиком кинематографа, зарекомендовав себя как мастер жёсткого, экспрессивного кино. Он не боялся экспериментировать и пробовал себя в «лёгких» жанрах, будь то мюзикл, мелодрама или комедия. В «Эпохе невинности», поставленной по одноимённому роману Эдит Уортон, гениальный постановщик не только смягчил нравы своих героев, но и окунул зрителей в эпоху не столь далёкую, в которой жил Христос, но которую застали бабушки наших бабушек. Из всей фильмографии Скорсезе всего в десяти фильмах не были зайдействованы Роберт Де Ниро и Леонардо Ди Каприо. С Де Ниро им предстоит поработать в последний раз на следующей картине «Казино» два года спустя, а Ди Каприо, тогда ещё только входивший в большое кино, чудачил в «Что гложет Гилберта Грейпа».

    Дэниел Дэй-Льюис, обычно блистающий в образах эмоциональных, страстных героев, здесь предстаёт в совершенно ином обличии. Ньюлэнд Арчер желает вырваться из лицемерного замкнутого круга, который был прочно сплетён в высшем обществе Нью-Йорка, но понимая всё положение вещей, просто не в состоянии это сделать. Ему приходится скрывать свои чувства к графине Элен Оленска, великолепно исполненной Мишель Пфайффер. Графиня имеют дурную репутацию, её игнорирует большинство в светских кругах. Арчер нашёл в ней что-то такое, что нельзя увидеть со стороны. Близкая к нему по возрасту, рассудительная, опытная, она безусловно завладела его сознанием, вытеснив оттуда её кузину — Мэй Уэлланд, с которой Арчер имел несчастье быть помолвленным. Вайноне Райдер, которая сыграла роль юной глупышки, не в первой было носить костюм 19-го века, годом ранее она исполнила роль Мины в «Дракуле» у Фрэнсиса Форда Копполы.

    Скорсезе очень скрупулёзно подошёл к воссозданию той «эпохи невинности». Сервировка столов, интерьеры, балы и наконец чудесные костюмы, за которые фильм получил премию «Оскар» — всё это полностью погружает на почти полтора века назад и нет даже никакого намёка на стилизацию. Картина идёт два с лишним часа, и очень многим, даже завзятым любительницам костюмных мелодрам, кажется невыносимо скучной. На то есть безусловные основания: действие во многом затянуто и мало интриги… Но разве могут эти нюансы повредить шедевру, где, как писал как-то Валерий Рокотов, каждый кадр достоин картинной галереи. Так уж бывает с художниками, что когда они ваяют свои полотна в одном стиле, то критики склонны их обвинять. А стоит художнику радикально поменять подход к созданию произведения, что критика может только усилиться. Так что не стоит потакать кому бы то ни было, будь то критики, тенденции моды или даже зрители. Скорсезе, в отличии от героя Дэй-Льюиса не идёт на сделки с совестью, а говорит и делает как хочет. Ибо эпоха невинности давно уже прошла…

    3 февраля 2014 | 23:15

    В этом фильме меня поразила сцена одной из первых встреч Арчера и Эллен на приеме. Просто гимн человеческому общению, когда собеседники понимают друг друга с полуслова, понимают душевный настрой друг друга (именно душевный настрой, посколько беседа сама по себе о пустяках, светские сплетни). Мимика, взгляды, смех — все это передано Дэниелом Дей-Льюисом и Мишель Пфайффер так, что осознаешь — такое общение — одно из высочайших достижений развития человека. Еще большее достижение — может быть, любовь, но она присуща в разной степени всему живому, а вот такое общение — нет, это только человеческое. Правда, наверное редко кому доводилось его ощущать так, как главным героям этого фильма.

    Казалось бы, остановись мгновение, ты прекрасно, но логика развития знакомства мужчины и женщины требует большего, а оно оказывается невозможным. И то прекрасное, что возникло в отношениях Арчера и Эллен в итоге оказывается разрушенным так, что в конце фильма Арчер отказывается восстановить этот уровень общения, признавая свое поражение в этой истории. А жаль. В другом фильме, «Верность» с Софи Марсо, была аналогичная ситуация, и героиня прямо говорит своему другу, пытающемуся перейти к «следующему этапу» развития отношений, — «Тебе этого мало», на что тот мудро отвечает — «Как скажешь».

    Итак, очень красивый фильм, тонкая камерная игра актеров, исследовние одной из главных коллизий в отношениях мужчины и женщины.

    8 из 10

    6 июня 2008 | 17:53

    Талантливый режиссер Мартин Скорсезе в 1993 году выпускает свой очередной, громкий фильм под названием «Эпоха невинности». Кино снято по одноимённому роману Эдит Уортон. Данная костюмированная драма получилась тонкой и чувственной историей для всех тех, кто любит и ценит фильмы такого жанра.

    Перед нами конец 80-ых годов XIX века. Мы видим преуспевающего юриста джентльмена Ньюлэнда Арчера, практикующим адвокатскую деятельность. Он помолвлен с милой и чистой девушкой знатных кровей Мэй Уэлланд. Его ждет стабильное и тихое будущее, жизнь ясна и понятна. В глубине души же герой мечтает испытать настоящую любовь, пережить эти эмоции. Судьба знакомит его с разведенной женщиной, которую просто сживает светское общество, ведь она одна из первых прошла через развод…

    Мы видим историю любви, страсти, историю запретов в эпоху невинности, где нарушать правила, означало идти против всего высшего общества. Герои столкнулись и интригами и чопорным временем. Перед нами волнующая история любви, полная запретов и искушений.

    Скорсезе всегда снимает свои фильмы масштабно и красиво. Его работы приятно смотреть, хотя данное кино будет для узкой категории зрителей — для тех, кто любит костюмированные, нежные драмы. Кино снято действительно достойно, и дух и атмосфера того времени переданы на экран правдоподобно и четко. При просмотре этой истории, возникает ощущение, как будто действительно находишься в XIX веке.

    Трио главных героев исполняют такие известные американские звезды Голливуда, как Дэниэл Дэй-Льюис, Мишель Пфайффер и Вайнона Райдер. Что касается Дэй-Льюиса, то он гениальный актер с большой буквы. Мало кто из актеров мирового кинематографа может похвастаться столькими актерскими наградами, сколько есть у него. В этой истории он раскрыл своего персонажа откровенно и с душой, передав на экран всю его сущность и характер. На прекрасную Пфайффер так и хочется все время смотреть в этом фильме. Она рождена, чтобы играть в картинах о прошлых временах.

    История любви в этой картине переполнена грустью и сожалением, но даже печальные истории любви прекрасны, и кино получилось намного глубже, чем кажется на первый взгляд. Повторюсь, что его оценят далеко не все.

    7 из 10

    18 августа 2015 | 15:56

    Говорят, первое впечатление — самое верное. Но порой жизнь подкидывает мне такие сюрпризы, что я начинаю сомневаться в правдивости этой народной мудрости. Становится неловко говорить о приметах, когда речь идет о Мартине Скорсезе. Меня с ним свели «Банды Нью-Йорка», фильм, бесспорно, большой ценности и размаха, но… Всегда есть это пресловутое «но».

    Видимо для того, чтобы понять настоящего Скорсезе, Маэстро Скорсезе, Скорсезе-гения, нужно увидеть его «Эпоху невинности». Увидеть то, как он понял роман, как роман поняли Дэниэл Дэй-Льюис, Мишель Пфайфер и Вайнона Райдер. Сама лента, казалось бы, держится на троих — Ньюлэнде, Элен и Мэй. Немного тривиально — две женщины, один мужчина. Но присмотревшись, можно заметить, что здесь действительно трое, но не то трио, что заявлено в касте. Да, Ньюлэнд. Да, Элен. Но есть еще одно действующее лицо. Оно действует за кадром, и имя ему Мартин Скорсезе. Это имя словно витает в воздухе, когда кадры сменяют друг друга. Стиль, манера, почерк… Какое слово выбрать, чтобы описать то, как Маэстро снимает свое кино. Он не зависит от оценки — он не переоценен и не требует признания. Он просто существует, и это существование его за кадром дарит кинематографу еще один козырь.

    Насколько мастерски кто-то по ту сторону экрана руководит всем, настолько гениально на экране одна пара творит свою историю. И здесь не нужна никакая Вайнона Райдер — ее Мэй представляется настолько ограниченной и мелкой во всем своем невинном ничегонеделании, что одно ее присутствие делает сцену приторной. Она мешает. Мешает Дэниэлу и Мишель расправить крылья, стоит за их спиной, когда он опускается на колени и целует туфлю Элен, целует ее запястье, смотрит на нее так, словно видит в первый и в последний раз. Страстные, обворожительные, они словно предназначены кем-то друг другу. И хочется недоуменно воскликнуть: «Почему же столь умный мужчина не может быть со столь умной женщиной?!» И тут же думается о том, что ум всегда сопровождает достоинство и благородство. Поэтому ключ от их блаженства отправлен назад в нераспечатанном конверте.

    Целая жизнь с привкусом горечи от чувства вины за то, что хочется быть счастливее, чем все тебя представляют, проявляется на пленке. И она заслуживает гораздо большего, чем номинацию за лучшие костюмы.

    10 из 10

    11 сентября 2012 | 23:59

    По Мартину Скорсезе можно изучать историю Нью-Йорка. Историю жизни не сильных мира сего среди каменных небоскребов, историю становления b развития мафии и гангстеров из разных семей и нацменьшинств, даже жизнь аристократов второй половины позапрошлого века.

    В высшем обществе Нью-Йорка конца XIX века творилось тоже, что в тех же кругах в других точках планеты. Люди обсуждали всех и вся, рассказывали о них не самые приятные слова, а при встрече кланялись и улыбались, смеясь в лицо про себя. Ездили к таким же людям в Париж и Лондон, возвращались в Нью-Йорк, который ещё не стал экономической столицей мира, но уже был пристанищем для людей с тяжелым чемоданом.

    И вот в этом переходном периоде между эпохами, когда люди переходили от писем с гонцами к телефонам, и заменяли, роскошные кареты автомобилями в жизни Ньюлэнда Арчера творилась неразбериха. Ему, как и всем знакомым по высшему свету приходилось жить полноправной аристократической жизнью, посещать балы и оперы, отслеживать новые литературные шедевры и обсуждать жизнь других представителей высшего света. Тяжелая доля, однако.

    И этот мир высшего света в фильме Скорсезе очень удачно нарисован, красивые, с архитектурной точки зрения, дома и интерьеры, прекрасные природные пейзажи, зажравшиеся лица, в невероятных платьях и костюмах. Сразу видно мастер постарался даже в таком нетипичном для себя фильме не отбывать номер, а сделать красивый фильм, выбором мест съёмок точно не ошибся. Эпизод, где герой Дэй-Льюиса смотрит на спину героини Пфайффер смотрящую, на гладь воды, а тем временем по воде, за маяк проплывает парусник один из лучших в этом фильме, благо сделан в очень красивое время.

    Но этот прекрасный мир с костюмами и отличной музыкой только фон для событий фильма, в котором основными событиями являются почти банальные любовно-треугольные отношения. Почему почти банальные, так потому, что назвать это любовным треугольников в типичном смысле этой фразы со стопроцентной точностью сложно.

    А тут получается он выходит за одну, но любит другую, которая давно замужем, но несчастна в браке, ничего не говоря, своей, он выражает любовь к другой, чисто целуя её руки и ноги… странная ситуация типичная для высшего общества Нью-Йорка 1870-х годов.

    И ладно бы на первый взгляд от этого скучно становилось, но нет, скучно за весь фильм не становится, ведь тут как уже говорил весьма удачный фон к основным событиям, и отличная музыка, а актёры вообще выше всяких похвал играют людей того времени, мне понравилось.

    Дэниэл Дэй-Льюис как истинный британец очень удачно вписался в это время, его герой, несмотря на своё имя — Ньюлэнд — не вызывает особых замечаний, лучше его мог вписаться в роль человека XIX века, наверное, только Жан Марэ, и то потому, что он почти всегда играл в героев той эпохи. Но и Дэй-Льюис не подкачал, у него не так и много фильмов, но бесспорно лучшие он сыграл в лентах Скорсезе.

    Как чуть ли не любой актер, игравший больше, чем в одном фильме Скорсезе свои лучшие роли исполняет у него, это и Де Ниро, и Ди Каприо, и Дэй-Льюис, и Джо Пеши и так далее. Он очень хорошо видит способности актёров и актрис.

    Вот и Мишель Пфайффер здесь к месту, она сыграла в очаровательную женщину, её лицо очень сильно выделялось от серого круга лиц других актрис одетых в дорогие платья тех лет, даже Вайнона Райдер рядом не стоит. Так не зря же Мишель всегда считалась очень хорошей актрисой, и эта её роль заслуживает похвалы.

    Другие актёры главным героям уступают сильно и во времени присутствия на экране, и в количестве замечаний их на этом экране, Дэй-Льюис и Пфайффер затмевают всех и друг друга, молодцы. И даже традиционный для Скорсезе хронометраж, традиционно остается не замеченным т. к. затягивает тебя в фильм и не выпускает до конца, концовка как раз такая, какая нужна, хотя точку все же надо было поставить.

    Я рад, что посмотрел этот фильм, и не только для галочки, это очень хорошая работа Скорсезе, у которого, не секрет, криминальные фильмы получаются лучше, но и другие всегда на достойном уровне.

    22 октября 2006 | 22:59

    Известно, что крайне редко экранизации литературных произведений становятся лучше них самих.

    Роман Эдит Вортон, побывавшей неудачно замужем, получившей орден за боевые заслуги во время I мировой войны, женщины, много пережившей, показался мне несколько пресноватым и предсказуемым. Книга, однако, получила в 1920 году престижную Пулитцеровскую премию А вот адаптация оскаровского лауреата Мартина Скорсезе, умело сохранившего почти все диалоги и сделавшего минимальные отступления от текста, диаметрально противоположной.

    Впечатлило всё: облик Нью — Йорка конца XIX века, быт, чудесные костюмы, потрясающие интерьеры, драпировки, посуда, украшения…

    Нравы того времени, во многом закостенелые и консервативные, продиктованные пуританской моралью, не допускали публичных скандалов и позора, особенно в городе, где все знатные семьи знали, уважали друг друга и всегда были на виду. Главными из кланов были Арчеры и Ван дер Лейдены.

    Для Ньюленда было совершенно неприемлемо, будучи помолвленным, связать свою судьбу с разведённой женщиной, вернувшейся из Европы, пойти против воли и могущества родственников.

    Дэниэла Дэй -Льюиса я не взяла бы на эту роли из- за его хитрого, порочного взгляда и обольстительности, но, как ни странно, ему удалось передать терзания метания своего героя, робость, тщательно скрываемую страсть к Эллен и нежность, заботу о невесте. Он задыхался в тесном мирке, где господствовала сила традиций, так и не смог преодолеть условности света и освободиться от этих уз, от чар несостоявшейся любовницы.

    Выбор Мишель Пфайфер был лучшим из всех, потому что графиня — настоящая роковая женщина, хищница, ослепительная красавица (но с естественной красотой, идущей изнутри), соблазнительница. От неё невозможно отвести взгляда. Эллен Оленской было трудно приспособиться к новому обществу и принять его; она стала чужой среди своих, поэтому благоразумно уехала обратно, оставив у Арчера воспоминания о себе как о самом лучшем мгновении в его жизни. Трудно остаться, когда о тобой то восхищаются, то ненавидят, судачат, пытаются обвинить во всех смертных грехах…

    Воплощение невинности и чистоты — это, наверное, Мэй Велланд (Вайнона Райдер), наивная, милая девушка, которая знала о чувствах мужа, но не препятствовала ни разговорам о кузине, ни внезапным отъездам, ни тайным встречам, а умерла счастливой.

    Итог:

    8 из 10

    Несмотря на некоторую затянутость, помимо Оскара за костюмы, добавила бы Оскар за сценарий.

    5 августа 2010 | 12:01

    Наверное, надо быть американцем, чтобы понять и прочувствовать всю значимость романа Эдит Уортон. «Эпоха невинности» (или «Век невинности», как иногда встречается) пример, так называемой, трансатлантической литературы, когда целый ряд американских писателей конца XIX века, по разным причинам: в основном творческим и семейным, выехали из САСШ в Европу. Но книги про родную страну писать не перестали.

    Написанный в 1920 году роман (получивший в 1921 Пулитцеровскую премию — первую женщине-писательнице), по сути ностальгический, и повествует об утраченном времени, «эпохе невинности», когда тесный мирок аристократии Нью-Йорка 1870-х годов жил собственной жизнью, и страшно далеки были эти люди от народа, от бурно развивающейся страны, страны которая еще не стала, но уже начала стремиться к мировому господству. Роман в чем то грустно-сатирический, немного насмешливый, но все равно по хорошему добрый к этим зажатым в условности людям, которые верны общественному, супружескому долгу, несмотря на все обуревающие их страсти. Они невинны, по сравнению с веком нынешним — даже по сравнению с годом 1920-м. Живут в «эпоху невинности», об утрате которой можно и погрустить, и по доброму пошутить.

    Неудивительно, что экранизацию взялся делать Скорсезе. Любовь к Нью-Йорку у этого мастера общеизвестна. Особенным контрастом выглядят, на фоне благости «Эпохи невинности», более поздние и брутальные «Банды Нью-Йорка» (и там тоже есть Дэниел Дэй-Льюис), которые по времени действия — 1860-е — всего на 10 лет отличаются от экранизации Уортон, но разница этих двух миров, пусть даже взятых из художественных произведений, разительна. У Скорсезе получилась отличная костюмированная экранизация, которая передает дух произведения, скрупулезно воссоздает атмосферу эпохи, отличается хорошим кастингом, даже на незначительные роли. Может быть, вот только Ричард Грант в роли Ларри Леффертса, выглядит несколько молодым. Не хватает иронии, которая присутствует в литературном оригинале, как-то все слишком чопорно и тяжеловато. В романе тоже, особых душевных метаний и внутренних диалогов у Ньюланда Арчера нет — поэтому с чего появилось такое сильное чувство не очень понятно — вот оно появилось буквально из ниоткуда, из протеста процесса взросления и боязни ярма семейной жизни. Произведение Уортон отлично описывает все вокруг, мельчайшие детали материальной структуры того времени, но в деле описания внутренних причин поступков героев и их душевных порывов все «невинно», подспудно и благопристойно. Без истерик и нервных срывов.

    Сложно перенести на экран то, о чем и в источнике неясно написано. Поэтому и неоднозначно восприняли фильм во время его выхода. Профессионалы оценили старание Скорсезе — номинировали фильм на всякие премии «Золотого Глобуса» и «Оскара», а также прочие профессиональные награды. Публика отнеслась не очень восторженно: костюмированная драма, в достаточно дорогом исполнении, для зрителя, которого уже до отвала начали кормить «блокбастерами», показалась нудноватой и не динамичной. Через 17 лет смотрится хорошо, породисто, ностальгично, но опять же на любителя.

    Что, конечно же, не отменяет высочайшего профессионализма сделанного. В первую очередь отлично подобранные актеры: Дэниел Дэй-Льюис, как всегда хорош; Мишель Пфайффер утонченно мила, её отлично и правильно снимают в данном фильме; Вайнона Райдер, которая успела в 1993 сняться в похожей костюмированной ленте Копполы, пожалуй, лучшая в своей карьере — в то время она считалась чуть ли не самой перспективной актрисой американского кино. Прекрасные, тщательно подобранные актеры во второстепенных ролях. Интерьеры, музыка, аутентичность — все говорит о том уважении которое проявил режиссер к экранизируемому роману, подойдя с максимальным профессионализмом к каждой сцене и мельчайшей детали, и чему, безусловно следует поучиться нынешним экранизаторам романов XVIII-XIX веков — умели же снимать и без «хромакейных» задников и компьютерных пейзажей.

    «Эпоха невинности» классическая экранизация классического литературного произведения. Она уже выглядела старомодно в 1993 году, но, в этом и есть её шарм, утонченность, классицизм. Не поднимаясь до каких-то высот киноискусства — это, прежде всего, хорошее, профессионально сделанное кино, которое радует своей кинематографичностью и традиционностью.

    8 из 10

    24 августа 2010 | 11:06

    С одной стороны может показаться странным, что легендарный и культовый Мартин Скорсезе неожиданно выбрал для своей новой постановки классический роман американской писательницы Эдит Уортон, ведь Скорсезе был больше заметен эпическими фильмами о гангстерах итальяснкого происхождения, а вот с такой прозой, как «Эпоха невинности» его не замечали. Но стоит на этот факт смотреть с другой стороны: если хотя бы мельком взглянуть на кинобиографию Скорсезе, то невооружённым взглядом будет заметно, что режиссёр без ума любит свой родной город — Нью-Йорк, а теперь попробуйте угадать откуда же родом Эдит Уортон?

    Во главе угла произведения писательницы становятся отношения между юристом Ньюлэндом Арчером (Дэниел Дэй-Льюис), графиней Эллен Оленской (Мишель Пфайффер) и Мэй Уэллэнд (Вайнона Райдер). Нет, это не пресловутый любовный треугольник, нет, это не история любви и измены, да, это история трагической любви, которой так и не суждено было сбыться до логического конца. Мартин Скорсезе тонким своим чутьём уловил, что же хотела передать в своём романе Эдит Уортон, а именно то, как правила общества, его устои, моральные принципы изламывают души, которые по-своему стремятся к свободе. Быть осуждёнными этим обществом — означает быть изгоем, нет приглашений на светские мероприятия, на которых все с удовольствием обсуждают и осуждают личную жизнь изгоя. Именно этого и побоялись главные герои, хотя их порывы были столь заметны, что даже без физического контакта их все стали принимать за любовником и коисть от этого взгляды. Странное и жестокое общество…

    Отношения главных героев стремительно развиваются с, естественно, оглядкой на общество у Арчера и графиней. Тут стоит отметить замечательную игру актёров, иначе бы этих разрядов электричества между ними не возникало, потому что можно увидеть как вспыхивают искры в глазах, а сердца готовы выпрыгнуть из груди, когда Дэй-Льюис и Пфайффер оказываются в одном кадре, в одной сцене. С отсылкой на чётко выверенные фразы, паузы в общении, можно увидеть, что они вот-вот готовы сказать главные свои слова в жизни. Даже трудно поверить в то, что это игра актёров, а не настоящее чувство. Но вдруг Вайнона Райдер совершила невозможное: она каким-то чудом переиграла всё это торжество эмоций двух опытных актёров. Райдер выразила в своём персонаже всю ту эпохальную составляющую времени, настоящее дитя своего времени: она следует указу тётушки, влюбляется в Арчера, как ей было сказано, трагически воспринимает понимание того, что она не стала для суженого идеалом мечтаний, но измениться она не может, слишком привыкла жить по правилам общества. для данной сюжетной линии стоит ещё обратить внимание на фигуру Джеральдин Чаплин.

    Мартин Скорсезе, как всегда, сумел добиться точного попадания во всех компонентах своего фильма. Он был удостоен награды «Оскар» за лучшие костюмы и тут не поспоришь: в отличие от последних лет Американская Киноакадемия вручали награды действительно заслуженно, без оглядки на тотальную политкорректность и цвет кожи Президента. Костюмы, причёски, грим и декорации — всё это в совокупности погружает в мир Нью-Йорка (а Вы предполагали, что за основу взята Англия, как у Джейн Остин? Ан нет) конца 80-х годов XIX века. Скорсезе сделал ещё один фундаментальный вклад в картину, да так, что на него стоит обратить внимание многим режиссёрам, как, например, Джо Райту, на то, как надо ставить светские рауты: нет слепящего шика, нет замыливания глаз, зато есть ощущение реализма происходящего, где каждый шаг, выпитый бокал, шёпот создают неповторимую атмосферу. Единственный нюанс — картина слишком растянута в моментах, когда хотят нам довести идейное существование того общества, так как его устои понятны были и в формате общения главных героев, но всё же растянули.

    Любители драм, поставленных по классической женской прозе, будут поистине вознаграждены замечательной постановкой, ведь это ещё одна история о настоящей, но трагической любви, на которую легли и разрушили моральные принципы того времени, когда вспыхнула эта любовь.

    8 из 10

    24 августа 2014 | 15:04

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>