всё о любом фильме:

Харакири

Seppuku
год
страна
слоган-
режиссерМасаки Кобаяси
сценарийСинобу Хасимото, Ясухико Такигути
продюсерТацуо Хосоя, Гинити Киcимото, Макото Наито, ...
операторЁсио Миядзима
композиторТору Такэмицу
художникДзюнпей Осуми, Шигемаса Тода, Мицудзо Уэда, ...
монтажХисаси Сагара
жанр драма, боевик, история, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время133 мин. / 02:13
Номинации (1):
После распада своего клана, безработный самурай Хансиро Цугумо прибыл в поместье лорда Ию, с просьбой совершить харакири в его имении.

Члены клана Ию, полагая что отчаявшийся ронин просто уповает на милостыню, пытаются заставить его совершить харакири, но они его сильно недооценивают.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
6 + 0 = 6
7.3
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 03:09

    файл добавилmyyshka

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 55 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Верность. В этом фильме мы видим верность не только своему господину. Ронины (самурай без господина) показывают верность своей семье, своим принципам и Буси-до (кодексу самурая).

    Справедливость. То что ищет главный герой. Его поступками движет желание справедливости. Не получив её он идет до конца.

    Мужество. Фильм от начала и до конца наполнен мужеством. С ранних лет, наставник и родственники, при воспитании юного самурая, прививали выносливость, терпение и мужественность.

    В фильме Масаки Кобаяси мы видим все эти качества предписанные Буси-до (кодексом самурая). Мотомэ Тидзиива история Мотомэ Тидзиивы расскажет нам о чести. Несмотря на беды, мы убедимся, что харакири не просто вспарывание живота и человек желающий этой смерти должен довести дело до конца. А история Хансиро Цугумо поведает нам о справедливости, которую самурай должен восстановить и о верности своей семье.

    Этот фильм — классика мирового кинематографа. Фильм получил Приз жюри Каннского кинофестиваля 1963 года. Да и без фестиваля он бы остался как образец совершенного кино. Сюжет не заставит вас скучать. Саспенс проповедуемый Хичкоком присутствует и тут, при этом мы не знаем в какую сторону пойдет сюжет.

    Отдельное слово про музыку. Она тут играет значительную роль. Хотя она не замысловатая, но делает просмотр более выразительным и акцентирует внимание.

    Фильм обязателен к просмотру.

    10 из 10

    28 сентября 2014 | 00:06

    Истинная храбрость заключается в том, чтобы жить, когда правомерно жить, и умереть, когда правомерно умереть.

    В поместье клана Ию приходит ронин Хансиро Цугумо, его намерения на первый взгляд чисты и благородны — он, отчаявшись в поисках новых хозяев и пропитания, хочет совершить харакири по всем законам этого древнего ритуала. Но члены клана сомневаются в чистоте его помыслов, они рассказывают ему историю, которая случилась незадолго до его прихода — еще один ронин по имени Мотомэ Чизива приходил к ним с аналогичной просьбой, но когда члены клана согласились, он вдруг засомневался и попросил отсрочку. Таким образом они поняли, что Мотомэ не собирался делать харакири у них во дворе, а хотел лишь пустить пыль в глаза главе клана и получить работу или в конце концов выпросить денег на пропитание. Услышав эту историю Хансиро даже бровью не повел и уверил клан в правдивости своего замысла. Тогда наместник продолжил историю и поведал — узнав, о том, что Чизива солгал им, члены клана заставили его под угрозой убийства совершить харакири, причем сделать это бамбуковом мечом — в наказание за ложь Мотомэ умирал в адских муках. Но и эта история не смутила Хансиро…

    Так начинается фильм Масаки Кобаяси «Харакири» — трагедия одной семьи и притча об уходящем в небытие сословии. Дальнейшее развитие этого потрясающе виртуозно сконструированного сюжета, который раскрывает все свои тайны постепенно и держит зрителя в напряжении до самого финала, приведет к моральной дилемме довольно широко распространенной в самурайском сословии — что важнее, честь самурая или честь отца, главы семейства? Единого объективного ответа на этот вопрос не существует, но он легко разрешим если опереться на социальное положение решающего — если вы бродячий ронин, выставленный на улицу своим кланом и вам даже нечем прокормить семью, то конечно же честь отца важнее, ну а если вы наместник клана, обеспеченный и ни в чем не нуждающийся, тогда естественно в вашем разуме не возникнет ни малейшего сомнения в непоколебимой важности чести самурая. Режиссер не пытается дать ответа на этот вопрос и не показывает свою позицию, он лишь этот вопрос обозначает и дает зрителю шанс самому определиться. Это моральный посыл фильма. Но есть еще и более глубокий, исторический.

    После продолжительного периода раздробленности и гражданских войн, когда самурайское сословие было на подъеме, наступила эпоха сегуната Токугава, объединившего практически все княжества Японии — в это время войн и прочих военных стычек стало гораздо меньше, следовательно многие крупные кланы были распущены и по Японии, в поисках работы и пропитания, разбрелось множество самураев без хозяина — ронинов. Именно в этот период и происходит действие фильма. Картина начинается с кадра, показывающего чучело, которое символизирует память предков и суть всего сословия. Это чучело и становится немым свидетелем предательства чести самурая всем кланом, что свидетельствует о начале упадка и, в конечном итоге, исчезновении всего самурайского сословия. Заглавие «Харакири» — это не только самоубийство Мотомэ Чизива и Хансиро Цугумо, не только трагедия одной из тысяч самурайских семей, но и сэппуку целой эпохи, уходящей в небытие.

    Взяв за основу замечательный, практически идеальный сценарий Синобу Хасимото, работавшего над лучшими фильмами самого Куросавы, Кобаяси создал одно из самых значительных кинополотен в истории японского и мирового кинематографа. Фильм, стоящий в одном ряду с самыми выжными работами Одзу, Мидзогути, Осимы, Имамуры и т. д. Фильм, потрясающе снятый и сыгранный отличными актерами, среди которых главную скрипку играет великолепный Тацуя Накадаи. Фильм, берущий под пристальное внимание не только глубокие моральные, но и исторические вопросы.

    17 февраля 2011 | 18:34

    Масаки Кобаяси противоречивая и очень колоритная персона японского кинематографа. Роботы маэстро по большей части раскрывают подлинную историю Страны восходящего солнца. Если для европейского зрителя под «японским кинематографом» привычно видеть цветущие сакуры, раскрашенных гейш и боевые искусства, то фильмы Кобаяси ничего этого вам не преподнесут. У режиссера на этот счет свое собственное мировоззрение, его Япония не ограничивалась конфеткой в цветочной обертке, в первую очередь это была гремучая смесь традиций и устоев, создавших уникальную державу. В своих лентах Кобаяси предпочитал стоить сюжет на конфликте и искать оригинальные вариации его решения. Он выбирал военные и политические темы, но больше всего любил «самурайские» фильмы.

    Отношение японской нации к жизни и смерти, существенно различается от европейских мышлений. Поэтому внушенное литературой и западными фильмами священное самоубийство, у Кобаяси совершенно противоположное. Он полностью перевернул наше понимание ритуала, высмеивая строгие уставы бусидо, что наглядно было представлено в картине «Seppuku» 1962 года. Черно-белая лента «Харакири» одна из немногих картин заслуживающая уважения, не только потому, что в своем кармане имеет престижную награду канского фестиваля, ее значения в прямом смысле слова переворачивает устойчивое мнение о самураях.

    Сюжет фильма повествует о нелегких временах, когда в Японии самураям павших кланов приходилось бродяжничать и прозябать в нищете, только потому, что их социальный статус не позволял выполнять работу иного рода. Оказавшись в подобной ситуации, каждый уважающий себя самурай мог пойти только по одному направлению — харакири. Если же клану было не выгодно принимать самоубийцу в своем поместье, бедняге предлагали деньги и прогоняли. Вскоре к такому способу заработка примкнули многие ронины, что сильно угнетало положение любого уважающего себя клана. Лишенный всякой надежды и средств на проживание самурай Мотомэ Тидзиива, отправляется к клану Ии, совершить харакири. Священное ритуальное самоубийство тесно переплеталось с кодексом самураев бусидо, и имело свои правила исполнения. Каждый уважающий себя самурай имел право на достойное харакири, было грубостью и невежеством отказать ему в подобной просьбе. Но клан Ии сам опозорил себя, когда наблюдал ничтожную кончину Мотомэ с помощью бамбукового меча. Вслед за ним приходит еще один самурай Хансиро Цугумо, перед расправой он предлагает вассалам и советнику послушать его историю жизни. Вот только это предсмертное бормотание, не жалостная история нелегкой судьбы, намереньем Цугумо было раскрыть и высмеять подлинную сущность клана Ии.

    Бунт человеческой души, эту особенность преследовал режиссер, снимая «Харакири». Актуальность этой проблемы, как ни странно продлилась и до наших времен, неспособность реализоваться в жизни, толкает человека на крайности. Каждый из нас переживает собственный шторм эмоций, каждый из нас пытается сломать стереотипы, дабы обрести свободу и независимость, от ложных убеждений предыдущих поколений.

    В фильме «Харакири» нет места постановочным дракам и буйным выходкам, здесь отсутствует музыкальное сопровождение и возможно кому-то будет не по душе монотонная черно-белая картинка. Но в этом долгом дискуссионном рассказе и заключается вся суть фильма. «Харакири» запутанный самурайский детектив, проблемы которого кроются в нелегкой истории Цугумо, а решение, тот самый козырь режиссера мастерски обходить давно знакомые нам развязки. Умение режиссера притянуть к экрану зрителя, акцентировать его внимание на проблеме, и подарить напряженный сюжет, вот и весь секрет успеха ленты. С появлением на свет ремейка фильма «Харакири 3D», все чаще убеждаюсь в том, что стремление переснять и получить успех, сводится к обыденному заработку денег. Если вы хотите расширить свой кино обзор в области самурайского кино и увидеть что-то совершенно новое — смело выбирайте оригинальную версию. На личном опыте я неоднократно пересматриваю этой фильм, превосходящий многие ленты, нынешнего времени.

    9 из 10

    14 ноября 2012 | 13:57

    Это необычный, очень трогательный и жестокий фильм, отражающий всю суть того таинственного и беспощадного мира. На первый взгляд казалось-бы всё элементарно: вспорол живот, затем отрубили голову и готово, но это совершенно другой случай.

    Легендарному Масаки Кобаяси отлично удалось представить зрителю жизнь и традиции самураев, их понятия о чести и ценностях. Присутствует глубокий смысл а не просто тупая резня с кусками мяса в разные стороны или полуобнаженные девицы размахивающие катанами, что так актуально в сегодняшних так называемых «самурайских» боевиках.

    Здесь даже саму церемонию сэппуку зритель видит иначе, удается частично прочувствовать какое-то благородство, сакральность, хотя сам по себе этот ритуал страшный и кровавый.

    Данный фильм является бесценной классикой жанра и черно-белый вариант здесь тоже играет значительную роль. Уверенна, что будь он цветным, эффективность бы значительно снизилась.

    Считаю, что такая классика как «Харакири» даже более чем достойна своего высокого рейтинга и его следует посмотреть всем любителям настоящего кино.

    10 из 10

    8 мая 2011 | 00:23

    Харакири рассказывает историю об одной семье. История трогательна, немного грустная, а также пугает зрителя убийствами в фильме. Много крови меня тоже спугнуло. И даже очень. Фильм смотрится очень легко и понятно. Ну, почти понятно. я имел ввиду японские имена. Я не мог запомнить их имена и кто из них кто. Хотя это не важно. Сюжет прекрасен, Япония в фильме прекрасна. Я бы хотел жить в Японии в 15-16 веках.

    Я могу сказать об этом фильме очень много. Буду немного краток. Фильм — шедевр. Первый японский фильм, который я посмотрел. Конечно, драка в последних минутах фильма немного глупа. Самураи не набрасывались все вместе на Цугумо. Самураи с настоящими мечами боялись ронина с бамбуковым мечом… Но я все равно не считаю это минусом. Это необычно даже. Так что… ставлю высшую оценку. Один из моих любимых фильмов. Спасибо!

    10 из 10

    1 июля 2013 | 17:56

    Залив и облако за ним — забытый рисунок сердца. И сразу в памяти всплывают тонкие черты заросшего лица с бездонным омутом уставших глаз, переливы чарующей негромкой речи, уверенная осанка уже немолодого ронина и плавное покачивание хакама от неспешных движений его ног. Цугумо. Человек с этим необычным именем точно проводник в давно ушедшую самурайскую эпоху, вызывавшую восхищение Мельвиля и Джармуша. Как бы ни было тяжело в жизни, такой никогда не променяет свою душу на бамбук, ведь она сделана из хорошего оружейного металла — из какого до сих пор в Кацусике куют катаны для частных заказчиков — угольно-серые гибкие и невероятно скользкие. Больше незачем торопиться: дорога выбрала его сама. Осталось лишь вслух произнести два струящихся иероглифа как одно целое и всё будет решено окончательно и бесповоротно. Он мог быть самым счастливым дедом, отцом, тестем, но всё переменилось в тот миг, когда дом Ию, забыв о достоинстве и милосердии, отнял последнюю надежду у его отчаявшегося зятя и вынудил юношу без промедления совершить сэппуку бамбуковым вакидзаси. Формально этикет соблюдён, и, на первый взгляд, Ию не в чем упрекнуть. Но так ли это на самом деле?

    Как опоясанные плющом, понятия о чести и мужестве эпохи Эдо слились воедино с моральным разложением японского военного сословия в мирное время, где от былой доблести осталась лишь личина в виде роскошного доспеха. Ожившими картинами суми-ё сменяют друг друга кадры, и каждый последующий проявляет истинный смысл предыдущего. Импрессионистскими штрихами Кобаяси Масаки раскрывает суть священного ритуала, многие годы остававшегося загадкой для всего мира, выписывает оттенки психологических состояний героев, контрасты настроения, отделяет контуры воспоминаний игрой цвета, глубиной его передает суть событий. Композиция может тонуть в чёрном, а в следующий момент в ней преобладают серые тени или присутствует обжигающий белый. Но вместе с тем возникает ощущение наполнения кадра полной палитрой красок, что наделяет повествование раскалённой до предела эмоциональной тональностью. И каждый новый штрих красив, каждый мазок — завершающий. Изобразительный ряд меняется неторопливо и наполнен созерцательностью: все просто и лаконично, некоторые сюжеты повторяются, слова порой заменены образными жестами, как, например, традиционное представление о понятии умереть с честью обозначено движением руки поперёк живота и сопровождается ироничным kore?[это?]. Или безмолвный монолог ронина через скрещенные перед грудью руки, когда под густыми свинцовыми облаками и порывами ветра, безжалостно пригибающего к земле полевые травы, два самурая исполняют завораживающий танец смерти. Скрещение рук Цугумо в бою напоминает чуть наклоненный влево иероглиф дзю — десять, входящий в слова, означающие пересечение дорог. Но здесь путь неизбежно уходит в Небо, ведь символический крест — это ещё и один из способов совершения сэппуку. Видеокамера не просто наблюдатель — она соучастник, действующее лицо. То неожиданно появляется полный сострадания взгляд сверху, то она медленно скользит по горизонтали вдоль застывших фигур самураев, словно ожидая ответа, выискивая его в окаменевших лицах, или торопливо переключает внимание, чтобы успеть принять в свои объятия ронина, истекающего кровью. Нет ни одной случайности. Даже складки самурайского хакама, столь часто выделяемые из общего плана с разных ракурсов, имеют своё значение.

    Вместе с Цугумо режиссёр смеётся над самонадеянностью клана, взявшего на себя право вершить чужие судьбы: три пучка отрезанных волос самураев, посмевших нарушить «семь добродетелей» — большего оскорбления придумать невозможно, их репутация утрачена безвозвратно. Символизм уходит корнями в древние традиции, но понятен и интересен даже западному зрителю. В этом смысле Кобаяси напоминает Куросаву. Соблюдая форму лучших образцов жанра, режиссёр, по сути, полностью отвергает всю традицию «самурайского» фильма с его любованием экзотической жестокостью средневековых нравов. Герой остаётся одиноким и свободным, заставляя задуматься, кто же на самом деле является истинным самураем и какие ценности заключаются в этом слове. И это так не похоже на другие дзидайгэки, ведь Кобаяси Масаки удалось снять настоящий мужской фильм с исключительной женской душой.

    14 июня 2015 | 11:58

    «Верность, справедливость и мужество суть три природные добродетели самурая.» Бусидо

    Среди фильмов всех времён и народов есть хорошие, очень хорошие, и даже великие. Но среди них есть всего несколько, которые выходят за рамки любых классификаций. Трудно подобрать слова, чтобы описать их величие и красоту. «Харакири» или «Сэппуку» (1962), созданный японским режиссёром Масаки Кобаяси — один из этих уникальных фильмов. Произведение редкой силы и гуманизма, совершенный с точки зрения постановки, актёрской игры, музыкального сопровождения и захватывающей истории, глубоко трагический, как величайшие пьесы античности и Шекспира, универсальный и вневременной, даже если его место и время действия обозначены, Япония, 1630 год, Эдо период, по словам одного из рецензентов на сайте амазон. сом, «Харакири» для искусства кино — это то же, что росписи потолка Сикстинской Капеллы для живописи — Непревзойденный!

    Фильм захватил меня с самого первого кадра, с первых титров, выполненных в совершенной гармонии иероглифов kanji, с необычным будоражущим диссонансным музыкальным сопровождением, с мрачной, притягательной красотой образов и реалий средневековой Японии. А затем началась поразительная история Ханширо Тцугумо (Tatsuya Nakadai), одного из тысяч безработных профессиональных воинов — самураев, потерявших во время войны своего господина и получивших имя — ронин. После гибели его лорда, Тцугомо было приказано не совершать ритуальное самоубийство, но вместо этого, заботиться о дочери, маленьком внуке и зяте, чей отец-самурай совершил харакири, как требовал неписанный кодекс чести самурая, Бусидо. Всегда и во всём, истинный самурай должен был помнить основные заповеди кодекса: «Истинная храбрость заключается в том, чтобы жить, когда правомерно жить, и умереть, когда правомерно умереть… Самурай должен прежде всего постоянно помнить, что он должен умереть. Вот его главное дело.»

    Масаки Кобаяси, который был страстным пацифистом и пройдя через Вторую Мировую войну, постоянно отказывался от повышений по службе, создал «Харакири» как самурайский и одновременно анти-самурайский фильм. Как и следует ожидать от фильма об эпохе самураев, «Харакири» предлагает мастерски снятые сцены боёв на мечах. Их не так много, но они отличаются изысканной хореографией, выверенным ритмом и невыносимым напряжением. Но это далеко не всё. «Харакири» -это захватывающая судебная драма, где истина раскрывается в сценах -воспоминаниях Ханширо Тцугумо. Зрителю предлагается взглянуть внимательно на благородный свод правил поведения самураев и на то, к каким трагическим последствиям ведут злоупотребления этими правилами в судьбе отдельной личности, семьи и общества в целом. Проникновенный, страстный, поэтический и трагичный фильм завершается одним из самых пессимистичных когда-либо снятых финалов, который заставляет задаться вопросом как делается история, как и кем интерпретируются исторические события и кто принимает ответственность за то, что будет написано в летописях и сохранится для будущих поколений, а что канет бесследно и навсегда в Лету…

    Шедевр, один из лучших фильмов когда-либо созданных, «Харакири» заслуживает каждое слово из многочисленных признаний в любви в свой адрес и все награды, которые он получил. Это не в моей натуре навязывать моё мнение окружающим, но если вы называете себя любитель или знаток кино, вы должны посмотреть этот фильм.

    10 из 10

    24 февраля 2012 | 09:10

    Несмотря на то, что все события происходят в 17 столетии, во время правления сёгуната Токугава, смею предположить, что целью режиссера Масаки Кобаяси был совершенно иной временной период. Он как истинный художник увидел цикличность истории, многовековое дежавю. Но обо всём по порядку.

    Начнем с режиссёра. Из его биографии известно, что он, будучи пацифистом по своей сути, прошел простым рядовым через вторую мировую войну. Там он отказывался от всех повышений по службе, мотивируя это протестом против самой войны и её разрушений. В дальнейшем, в своей уже творческой работе он не единожды вернётся к военной тематике, к власть имущим и, прежде всего, к человеческому гуманизму.

    Обратимся к истории. Как я уже отметил, период Эдо в Японии является лишь видимым историческим фундаментом в фильме, а вот посыл его гораздо глубже. Дело в том, что сёгунат Токугава или иначе феодальное военное правительство Эдо Бакуфу имеет много общих черт со структурой управления Японии во времена второй мировой войны. Так, несмотря на то, что император в Киото был законным правителем, реальной властью в стране владел сёгунат. И только в ходе реставрации Мэйдзи (падение сёгуната) право управления было официально возвращено императорскому двору. В принципе, аналогичная ситуация была и у императора Японии — Хирохито, к мнению которого в свое время никто не прислушивался, а страна стала военным агрессором, преступником в глазах мирового сообщества. Таким образом, я хочу подвести к тому, что глубинная драматургия фильма простирается гораздо дальше локального конфликта на экране и затрагивает интересы всего народ во все! времена. Но всё это, конечно, косвенно, незримо.

    Теперь ближе к фильму. В картине достаточно ключей для разгадки, я назову лишь некоторые. В первую очередь это божество самурайского клана Ию, или, другими словами, чучело на троне. Это место, откуда родом ронин Цугумо и его семья — Хиросима. Это загадочная болезнь дочери и внука — лихорадка от жары, внутреннее сгорание. Это имя внука — Кинго. И т. д. Всё это указывает на 1945 год и императора Хирохито, который отказался от своего божественного статуса и принял позор нации на себя, настояв на капитуляции Японии. Высшее военное руководство тогда выступило против этого решения, старшие офицерские чины и военачальники его армии, следуя традиции самураев, совершили обряд сеппуку.

    В своей картине режиссер Масаки Кобаяси сделал переосмысление данного момента. Так, главный герой риторически вопрошает — а не поспешили ли вы с выводами, а была ли у вас честь. И вообще, может ли честь самурая стоять выше человечности. К примеру, об этом говорит и фильм Александра Сокурова «Солнце» — об осознанном бесчестии ради выживания всего народа, или словами ронина Цугумо — меч самурая не стоит и одной жизни ребенка. В своей зоолаборатории император созерцает краба Dorippe granulata, приводя в монологе его японское народное название: «голова самурая», а затем (впервые!) едет по разрушенному Токио на встречу с генералом Мак Артуром. В результате мирных переговоров Хирохито издает рескрипт Нингэн-сэнгэн (декларация императора о его человеческой, а не божественной природе), начиная его текст с исторической Клятвы пяти пунктов императора Мэйдзи. Япония сдается, но он сам при этом остается конституционным монархом и символом единства нации. В глазах большинства император в образе американского комика Чарли Чаплина смешон, и лишь в глазах немногих — мудр. Во время именно его дальнейшего правления происходит коренная трансформация японского общества. К слову, тронное имя императора — Сёва, означает «просвещённый мир».

    Таким образом, божество на троне и все действия героев уже нашего фильма обретают многослойный политический подтекст, трактовать который каждый теперь волен по-своему. Вышеизложенной сжатой информации в принципе достаточно, чтобы взглянуть на фильм другими глазами. Ну и чисто эстетическое, визуальное удовольствие вам, конечно, принесет сцена боя ронина Цугумо с вассалом дома Ию — Омодакой. В лучших традициях самурайского кино. И да, смех у актера сыгравшего Цугумо (Тацуя Накадай), незабываемый.

    20 октября 2013 | 12:34

    Как писал Варлам Шаламов Солженицыну — «съели бы кота». Так и тут — все внимание к сути взаимоотношений, а не к их формальным проявлениям. Не нужно заглядываться на пышные ритуалы. Нет в них смысла. В делах познаются. Равно, как и настоящие мужчины — не смеющие просить, но готовые рискнуть всем, ради любой, даже самой призрачной возможности спасти семью от голода. А все исторические и самурайские подтексты — не более, чем антураж, декорация. В силу этого обстоятельства, фильм оказывается гораздо глубже национальной культурной парадигмы и заставляет каждого зрителя, вне зависимости от его происхождения, расы или вероисповедания задуматься о таких вопросах как голод, ответственность перед семьей, ответственность и милосердие. И вот, самое основное преимущество фильма — возможность такой рефлексии для зрителя.

    Можно, наверное пересказывать сюжет и заострять внимание на мастерски продуманной аритмии (скучное начало и блистательный в своей динамике финал). Можно наслаждаться силой духа и правоты, воплощенной в финальном поединке. Можно даже сравнить картину с меркнущим на ее фоне римейком от Такаси Миике. Но это ведь все вторичное. Главное — это то, что Масаки Кобаяси легко и непринужденно показывает нам, что японский кинематограф совсем не тождественнен знаковым именам Акиры и Ясудзиро.

    «Кота бы съели…», а над испытывающим нужду самураем просто нагло издевались. Как правдиво и глубоко. Вне временных пределов и территориальных ограничений. Честно. Равно как и вопрос возмездия, строящийся вероятно не подсчете количества трупов, а стремлении сохранить собственное душевное спокойствие и не позволить себе духовно опуститься. Хотя, вопрос по своей спорности еще тот. А посему, нет смысла и вникать в сюжетные детали — каждому свое. Фильм ведь как раз и располагает к внутреннему размышлению. Дорого. Духовно.

    10 из 10

    10 ноября 2014 | 05:19

    Seppuku  — с непросвещенного вида все просто — вспорол брюхо и делов-то, о чем можно повествовать в ленте более двух часов даже трудно представить до начала просмотра. Но Масаки Кобаяси удалось вместить в этот обряд столько разноплановых аспектов культуры и феодального строя древней Японии, что остается только поражаться.

    С первых кадров бросается очень качественная операторская работа, передача света-тени блестящая, удачный монтаж в сочетании с отличным сценарием врядли оставят кого равнодушным. Нельзя не отметить главного героя, харизма на высоте, многие моменты одно удовольствие смотреть. Нет игры на камеру, все показанное, как говорится, к месту и по делу. Единственное, что можно занести в минус — это последний бой. Он не то, что странно, а даже скорее нелепо смотрится. Как будто это были не ронины вовсе, и убивать они его вообще не хотели. Может они и реально так могли драться, но у меня по этому поводу возникают смутные сомнения, смягчает обстоятельства то, что показанное все равно было необычно. К тому же, если учесть, что в картине делается уклон на смысловую составляющую, при которой текстовка на очень высоком уровне, то такими мелкими грешками можно пренебречь — главные проблемы драмы жизни были блестяще показаны.

    9 из 10

    14 декабря 2010 | 17:01

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>