Радбод

Redbad
год
страна
слоган«The road to freedom is paved in blood»
режиссер Роэль Рейн
сценарий Алекс ван Гален
продюсер Клаас де Йонг, Кэтлин Гуссенс, Вим Гуссенс, ...
оператор Роэль Рейн
композитор Тревор Моррис
художник Maikel Nijnuis, Michiel Coumou, Jaap Hoogendoorn, ...
монтаж Раду Ион
жанр история, военный, ... слова
премьера (мир)
время160 мин. / 02:40
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:06
    все трейлеры

    файл добавилMaksimLeonov

    Знаете ли вы, что...
    • О наборе 5 000 мужчин с длинными волосами и бородами для участия в массовых сценах было объявлено в газетах и через социальные сети. Отдельно авторы фильма просили откликнуться 200 мужчин — владельцев лошадей, которым были обещаны тренировки в исполнении конных трюков. Утверждают, что откликнулось свыше 10 000 желающих.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей


    Северная Европа, VIII век. Фризы живут возле реки Рейн на границе территориям, подвластным франкам, жаждущим поработить всю Европу. Дабы подчинить язычников, они применили новое оружие — христианство. Следующей их целью стали земли короля Альгисло.

    Такое повествование избрали авторы к началу этой ленты. Перед нами завоевательные походы времён зари рыцарства. Более прогрессивный, а лучше сказать, агрессивный и многочисленный народ в попытке обуздать неорганизованную вольницу, почти что дикарей. Лента о мужественных и смелых воинах, буднях и битвах за независимость. О потери и обретении любви, о долге и чести. И о свободе. Без подчинения кому либо.

    Сын племенного вождя Радбод влюблён в предназначенную ему богами Фену. Однако совет племени, в круге костра, встревоженный неурожайным годом, считает необходимым принести жертву богам и умилостивить их гнев. Непорочные девственницы должны быть преданы огню — так испокон веков повелось от предков. В число избранниц попадает та, что любима всем сердцем. Как быть? Протестовать против мнения старейшин? Или смирить себя? Отец пытается утешить Радбода.

    В ночном сумраке начинается мистерия обряда. Ничто уже не способно предотвратить непоправимое. Столб, верёвки, дева в величественном вознесении, остаётся лишь запалить сучья. Но у провидения свои тропы и неожиданное вторжение полностью меняет развитие сюжета.

    А дальше возмездие и наказание. Едва ли «не первый после Бога» приговорён соплеменниками к медленной смерти. Распятие на плату. Парус над головой. И плеск волны в собеседники. Где я? Куда меня несёт? Когда смерть пожалует за мной? Много ли отпущено времени на мучения?

    Чужая сторона. Чужой берег. Чужаки кругом. Предки датчан перед нами. Именно сюда морской прилив выносит бревенчатый струг. Ты ещё жив? Теперь ты пленник под зоркими взглядами недоверчивых северян. Прими как должное. Делай, что говорят. Неужели медленная смерть с печатью раба уготована за спасение? Зачем жить? Но у провидения свои тропы и неожиданное вторжение полностью меняет развитие сюжета.

    Окончание тропы не есть окончание пути. И новая дорога прописана новой судьбой — обретение любви, рождение сына, встреча с вчера, земли отцов, боль за сестру, мужская отвага, боевые ристалища, победы и предательства, — жизнь наполненная смыслом. И вот на волосок от смерти. Обречённость? Достойный героя конец? Так? Но у провидения свои тропы и неожиданное вторжение полностью меняет развитие сюжета.

    Фильм хорош как исторический экскурс в «седые времена». Язычество с Тором и Одином в соприкосновении. Бесчинство христианских миссионеров обращающих в веру непокорных. Религиозное благо на кончиках мечей — согласен, окрестим, несогласен — умри. Много боевых сцен высокого качества реалистичности. Великолепна сцена отец — сын у франков, а также «чистый сын — сын от простолюдинки». Едва ли не Борис Годунов машет ручкой…

    Какие вопросы возникли? Ни так ли крестилась языческая Русь. Параллели напрашиваются сами собой. И перенос увиденного на древних славян, завораживает. Необычна подача отрицания режиссёром господствующей сейчас в Европе религии. Где то комично, где то цинично — и что удивительно, это не кажется вымыслом. Скорее, наоборот. Как же ему позволили это сделать? Смело.

    Историческое кино от Голландии это не частый гость. Много «воды», но познавательно.

    7 из 10

    14 декабря 2018 | 12:03

    Заголовок: Текст: