Винтик шоубизнеса
 



добавить в:
Канн-2014: Мощный старт конкурсной программы

15.05.2014 12:06 • 35 комментариев

Конкурсная программа Каннского фестиваля стартовала сильной драмой «Тимбукту» продолжилась роскошным эпиком «Уильям Тернер». Начались показы параллельной секции «Особый взгляд». Рассказываю, что видела.

Конкурсная программа

«Тимбукту», режиссер Абдеррахман Сиссако

История города Тимбукту, что в африканской стране Мали, очень интересна, но вы, как и я, узнаете о ней из интернета. Фильм Абдеррахмана Сиссако — удивительное смешение драмы, иронии, жестокости, юмора и приправленное великолепной музыкой повествование о свободе.

В Тимбукту исламские фундаменталисты запрещают жителям играть в футбол, слушать музыку. Женщины обязаны носить не только паранджу, но и перчатки. Пары, уличенные в прелюбодеянии вне брака, побивают камнями. И посреди всего этого развивается история Кидана, Сатимы и их дочери, живущих в песках Сахары, неподалеку от города. У Кидана есть небольшое стадо коров (одну из них зовут GPS), которое пасет сирота Иссан. Однажды GPS забредает в реку и рушит расставленные рыбаком Амаду сети. Амаду убивает корову. Кидан, хоть и не воин по натуре, решает отомстить и приходит к обидчику с пистолетом. Случайный выстрел — и рыбак мертв. Убийце не скрыться от правосудия.

При этом нельзя сказать, что исламисты показаны зверьми, отнюдь. Есть чудесная сцена, когда во время вечернего патрулирования солдат слышит музыку в доме. «Они поют и восхваляют Аллаха, арестовывать их?», — интересуется парень. Забавно смотрится, как боевики пытаются записать агитационное видео (»Раньше я любил рэп, но теперь я открыл для себя ислам»), а на сцене, где на импровизированном поле появляются призраки прошлого (парни в яркой форме, играющие в футбол), прослезилась, как оказалось, не только я.

Люди Тимбукту — любящие музыку, яркие одежды и свободу, вынуждены мириться с новым режимом. Не все готовы к этому, некоторые сопротивляются. Особенно шикарно смотрится городская сумасшедшая с ручным петухом. И музыка, музыка в фильме чудесная.

«Уильям Тернер», режиссер Майк Ли

Изумительной красоты картина, эпик о художнике столь любившем свою работу, что остальная жизнь проходила для него стороной. На титрах расплывается акварель, а уже в самом первом кадре художник находится на натуре, возле мельницы и кажется, этюд затем выльется в вот эту картину.



Майк Ли показывает Тёрнера уже в солидном возрасте. Художник в исполнении Тимоти Сполла — грузный, мрачный, порывистый мужчина, порой просто рычащий, вместо слов. Он скуп на эмоции, дома хватает за грудь влюбленную в него служанку, радуется визитам отца, а после его смерти все больше и больше отдаляется от людей, рисуя кораблекрушения и пейзажи. У Тернера постепеннно вызревает роман с хозяйкой небольшой гостиницы, вдовой Бут. Она останется с Биллом до его последнего дня, когда Тёрнер, воскликнув «Солнце и есть бог!» отправится писать закаты на небо.


Скачать ролик | Все ролики к фильму | Информация о фильме...

В попытке описать красоту фильма, немного перехватывает дух. Операторская работа Дика Поупа, работающего с Ли с 1990 года, ни на секунду не дает забыть, что мы смотрим фильм о художнике. Поуп придает красоту даже повседневности серых стен дома Тернера, не говоря уж о пейзажах. Отдельный респект прекрасным людям, искавшим локации — места показаны невозможно живописные.

Хочется надеяться, что «Уильям Тернер» доберется до России — в конце концов качественных кинопортретов последнее время очень мало.

Особый взгляд

«Тусовщица», режиссеры Мари Амашукели, Клер Бюргер, Сэмюэл Тейс

Фильм открытия основной параллельной секции Каннского фестиваля.

Леопардовые принты на одежде, морщинистые руки с кольцами, запястья увешаны дешевыми браслетами, глаза густо подведены, на губах яркая помада. Это Анжелика, ей 60, и она до сих пор обожает ночную жизнь. «Где танцуешь, там твой дом, — говорит она своим товаркам. — А я танцевала в пяти кабаках». У Анжелики четверо детей, есть и внуки, а симпатичный бюргер Мишель (из бывших клиентов) предлагает ей руку и сердце. Одна проблема: Анжелика не хочет замуж.

В этом месте у любого человека с патриархальными убеждениями рвет шаблон. То есть как это 60-летняя бабуля (не самая, прямо скажем, красивая) не хочет связать жизнь с симпатичным бюргером?

Честно говоря, я так и не смогла проникнуться хоть какой-либо симпатией к героине, но прекрасно могу понять ее нежелание выходить замуж за нелюбимого человека только потому, что жизнь коротка.

«Вдали от моего отца», режиссер Керен Едайя

95 минут инцеста с маловыразительной актрисой в главной роли и неясным режиссерским посланием. Как раз вариант типичного фестивального кино, от которого шарахается обычный зритель.

Тамми и Моше спят вместе, едят вместе, ходят в ресторан вместе. Со стороны обычная пара, где он старше нее (ему за 50, ей за 20), но на деле Моше — отец Тамми. Оказавшись одна в квартире, девушка наносит на руки порезы, ест джанк-фуд и рыдает в душе. Но уйти от него она не может. Когда отец приводит в гости свою любовницу, Тамми убегает из дома, бродит по ночному Тель Авиву, а под утро оказывается на пляже, где отдается компании парней. Пытаясь найти сумку, рыдающая Тамми знакомится с женщиной, готовой помочь ей. Жизнь предоставляет девушке шанс уйти от отца-насильника, но она в итоге им не пользуется.

Понимаю, что вот такие женщины-жертвы есть. Но режиссер как будто пытается сказать, что они сами выбирают себе такой путь. И хотя Тамми в итоге находит в себе силы уйти, осадок остается неприятный.

Сегодняшний номер Variety вышел с вот такой передовицей и характеризует осадок, оставшийся после фильма открытия.



Кто не знает английский, ищет словосочетание crap out.

Сегодня же стартует программа «Двухнедельник режиссеров», пойду посмотрю фильм открытия.

Завтра утром «Пленница» Атома Эгояна и вестерн с Мадсом Миккельсеном. Годзилла передает привет из пресс-рума.

Канн-2014  35 комментариев 
Комментарии (35)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...