Спин-офф
 



добавить в:
Итоги фестиваля «Зеркало»: про артхаус и не только

17.06.2015 15:51 • 5 комментариев

Оказывается, возвращаться из застывшего Плеса в суетливую Москву очень сложно. Но я собралась с силами и мыслями, чтобы подвести итоги фестиваля «Зеркало» и еще раз порадоваться тому, что мне не пришлось для этого копать червей.

Суд идет!

Пока коллеги слали грустные послания из Кинотавра, мы в Плесе сливались с природой почти до полного исчезновения. Тишь да гладь: березки, Волга, закаты, плавно переходящий в восходы, улыбчивый Эммануэль Каррер, бородатый Фридрик Тоур Фридрикссон. В среду во время обеда попросила симпатичного индуса передать соль, а в четверг выяснилось, что он продюсер и исполнитель одной из главных ролей конкурсного фильма «Суд». Фильм они сняли на свои деньги и, естественно, рассчитывали на фестивали, но их отвергли в Канне, Локарно, Сан-Себастьяне и еще на нескольких смотрах. Когда ребята уже готовы были погрузиться в пучину депрессии и признать в себе бездарей, откликнулась Венеция. «Суд» вошел в программу «Горизонты», получил главный приз в рамках секции, а также Приз Луиджи де Лаурентиса и отправился шествовать по миру, вот и до Плеса добрался. Из Плеса Вивек увозил две награды –за лучший сценарий и зрительских симпатий. «Странно, — сказал он, я привык к тому, что наш фильм не смотрят, а тут мы получили награду от зрителей».



Зрители действительно были в восторге от индийского «Суда», который так похож на суд российский. Судят старика, которые пел песни на площади. Обвинитель настаивает на том, что из-за его песен с собой покончил присутствовавший на концерте ассенизатор. Разбирательство идет на четырех языках –английском, хинди и языках двух штатов, поэтому люди суде не всегда понимают друг друга. Это, а также нелепость обвинений и поведения судьи создает множество комических ситуаций, поэтому судебная драма выглядит почти документальной. И смешной, что немаловажно. Я подумала, что адвокату Юрию Шмидту, который на днях рассказывал нам с экрана, как он не любит судебные драмы, этот фильм понравился бы. И, кстати, несмотря на то, фильм критикует индийскую судебную систему, его выпустили в прокат. «Думаю, они просто его не видели!» — прокомментировал отсутствие реакции властей Вивек Гомбер.



Без артхауса

Соседка, которая ведет светскую хронику, жаловалась на то, что писать не о чем. Звезд почти нет, ну а те, что есть, никак себя проявляют: пьют мало, ничего не громят. Даже Юра Быков представил свой фильм и уехал. Другие коллеги как-то поутру копали червей, хотели на них заманить Машкова или Бероева – снять идиллическую картинку, на которой кто-то из актеров ловит рыбку в Матушке-Волге. Не вышло. Оба соскочили с крючка, и даже свежие черви не помогли. «Хорошо вам на КиноПоиске», — говорят они. И правда, хорошо, я вот написала пост про документальное кино, и счастлива. Ну не соберет он 200 комментариев, зато мне и червяков копать не надо.



Неуловимость Машкова расстраивает не только журналистов. В среду в Иваново был аншлаг на презентации отрывков из сериала «Родина». Толпа женщин всех возрастов побежала смотреть на секс-символ, а секс-символа-то и не было. Зато был Павел Лунгин, требующий задавать умные вопросы, и Мария Миронова, которая сказала, что они были готовы к неоднозначной реакции, ведь многие зрители видели американскую версию «Родины» и им сложно будет воспринять новых героев. Зал все это не волновало, зал волновали вопросы о тяжкой женской судьбе героини Мироновой. Одни, конечно, считали ее предательницей – еще бы, не дождалась Машкова! Ну и что, что ей сказали, будто он мертв, всем известно, секс-символы не умирают. Других, более сердобольных и признающих за героиней право на простое женское счастье, волновал вопрос, почему она не осталась с героем Вдовиченкова. Мария от вопросов не увиливала, честно пыталась объяснить логику своего персонажа. Вот тут-то Лунгин потребовал умных вопросов и обсуждение быстро закончилось.





А в пятницу на двери главного зала в «Левитан-холле» неожиданно появилось объявление, что в 14. 00 будет показан фильм «Норвег». Фильм «Норвег» — это развеселая комедия про то, как на интеллигентного выпускника Бауманки сваливается бизнес, клининговая компания «Настенька». Клининговая компания «Настенька» состоит из пяти девушек из Средней Азии и телефона, на который они периодически звонят, сообщая о своих проблемах – разбитый унитаз в клубе, внезапные роды, требующие выкуп бандиты. Все усложняется тем, что главному герою приезжает невеста из Норвегии, которой об этом бизнесе знать никак нельзя. Героя играет Евгений Миронов, невесту — неузнаваемая Северия Янушаускайте. Еще в фильме есть отличный православный патриот, он же полковник милиции, бывшая жена героя (Ксения Раппопорт) и ее восхитительная мама в огромных очках.



Внезапная комедия «Норвег», несмотря на некоторую нескладность, немного разрядила артхаусную атмосферу, в которой все ее слышался собачий лай из предыдущего конкурсного фильма «Дама с собаками». Режиссер представила его как фильм «для тех, кто никуда не спешит». Спешить в Плесе было некуда, но я тридцать минут посмотрела на даму и ее собак и, поймав себя на мыслях о работе, обеде, ремонте в квартире, ушла. Потому что нехорошо это — думать о кухонной плитке во время просмотра. Позже устыдившись своего малодушия, я долго искала человека, который досмотрел фильм до конца. Мои надежды не оправдались и собаки так и не съели свою хозяйку.



Впрочем, любителям кино без нарратива картина должна понравится. Программный директор фестиваля, Андрей Плахов, называл ее лучшим фильмом фестиваля, а неведомые молодые кинокритики вручили картине премию «Голос». По слухам, премию-то они хотели вручить все тому же «Суду», но в итоге отдали ее «Даме», определив ее как «ленту, вызвавшую наибольшее количество споров».

Пьедестал

Гран-при фестиваля получил фильм «Райский уголок» китайского режиссера Мяоянь Чжана. Фильм рассказывает историю 13-летнего мальчика, который отправляется на поиски матери, но так ее и не находит, а попадает на подпольную фабрику.





Приз за лучшую режиссуру получил фильм открытия «Ничей ребенок», трогательная история ребенка, найденного среди волков. А особого упоминания жюри удостоилась картина «Почему я?» Тудора Джурджу. Выйдя на сцену Тудор пошутил, что он собирает все специальные упоминания, вот и на этот раз приз достался ему. Главный герой его фильма — молодой прокурор, который ведет дело против коррупционера. Ему приходится делать выбор – идти на сделку с совестью и или добиваться правды и загубить карьеру.



В конкурсе документальных фильмов главный приз достался ленте «На пороге страха» Герца Франца и Марии Кравченко. Известный документалист Герц Франк работал над этой картиной десять лет, а после смерти его дело завершила Мария Кравченко. «На пороге страха» рассказывает историю любви Игаля Амира, который убил премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, и русской иммигрантки Ларисы. Лариса уходит от мужа и связывает свою жизнь с заключенным, даже рожает ему ребенка. И сам фильм, и мотивы поступков героини, конечно, вызвали массу споров и обсуждений на фестивале, но тем не менее эта незаурядная история демонстрирует торжество документального кино над игровым – нарочно такого не выдумаешь.



Малое Зеркало конкурса документального кино вручили картине «Человек живет для лучшего» Ханны Полак. Эта картина также снималась очень долго – около пятнадцати лет Ханна фиксировала жизнь девушки Юли и ее мамы на огромной свалке возле Москвы. Юля изо всех сил верит в лучшее, не всегда получается, но она не сдается. Несмотря на то, что это фильм о жизни на помойке, он получился очень светлым, и завершается именно так, как должен был завершиться.



Без конфет и подарков

На фестивале всегда появляются любимчики и если жюри обходит их вниманием, за них становится обидно. На этот раз мне было обидно за фильм «Читай, читай», о котором я писала в первом посте. Конечно, жюри скорее всего посчитало, что в этом случае в погоне за оригинальной формой, автор немного отвлекся от содержания, и терзания молодых людей по поводу расставаний или попыток поступить в ВУЗ, не являются достаточно глобальной темой для художественного высказывания. Но для меня, любителя высказываний эмоциональных, фильм оказался настоящей находкой.



Вниманием обошли и другую эмоциональную драму, «Где-то там». Главная героиня, которая много лет живет в Берлине, вынуждена вернуться домой, в Израиль, а из-за болезни бабушки остаться дольше, чем планировала. К ней приезжает ее немецкий бойфренд, вызвав целую бурю переживаний в семье. Фильм отчасти о трудностях перевода, отчасти о трудностях нахождения общего языка даже с теми, с кем ты вроде как говоришь на одном языке. В итоге же немец ходит по городу в форме израильской армии, а единственным языком, на котором все отлично говорят, оказывается язык любви.

Ну а напоследок «Лодки, лодки, лодки!»



  5 комментариев 
Комментарии (5)

Новый комментарий...

  • 1

    NicKeLas 17 июня 2015, 16:44 пожаловаться

    #

    «Человек живет для лучшего» Ханны Полак. Эта картина также снималась очень долго — около пятнадцати лет

    В смысле, показанное в фильме происходит на протяжении 15 лет, как в «Отрочестве», или в смысле фильм сняли, но потом много лет монтировали и пытались выпустить?

    ответить

  • 1

    sottile 17 июня 2015, 16:58 пожаловаться

    #

    «Снималась пятнадцать лет» означает, что она именно снималась пятнадцать лет. Это документальная лента, в документальном кино такое случается чаще, чем в игровом.

    ответить

  • 1

    NicKeLas 18 июня 2015, 08:34 пожаловаться

    #

    Не знал. Спасибо. Надо присмотреться.

    ответить

  • 1

    sottile 18 июня 2015, 13:29 пожаловаться

    #

    Присмотритесь, временами документальное действительно интереснее, чем игровое. Если не искать в фильме спецэффекты, конечно.

    ответить

  • 1

    levis501 19 июня 2015, 23:25 пожаловаться

    #

    Присмотритесь, временами документальное действительно интереснее, чем игровое. Если не искать в фильме спецэффекты, конечно.

    Есть интересные документальные фильмы, про создание спецэффектов, так что если ищите спец эффектов, можите тоже смотреть документальное кино))

    ответить

 
Добавить комментарий...