Спин-офф
 



добавить в:
Три дня в Берлине: Реальные пацаны и удивительный Паттинсон

09.02.2015 16:12 • 42 комментария

Поскольку я в Берлине впервые, то у меня ушло три дня на то, чтобы адаптироваться и начать писать. Это только кажется, что фестиваль — сплошь радость и аттракцион, ничего подобного. Спросите любого журналиста и он начнет вам жаловаться на то, какие неудобные кресла в Berlinale Palace, как он простоял час в очереди на популярный показ, чтобы занять хорошее место, и как его не пустили на пресс-конференцию. Но никто ему никогда не поверит, пока не почувствует это на своей шкуре. Так что я собираюсь вам честно и без прикрас рассказать о первых трех днях моего первого Берлинского фестиваля, а вы мне, пожалуйста, не верьте.

День первый. Где я?

Поскольку я никогда не была на Берлинале, никогда не была в Берлине и никогда не была в Германии, первый день на фестивале напоминал первый день в новой школе. Можно было составлять «список новичка» и ставить галочки. Заблудилась в метро и уехала в другую сторону — есть. Перепутала время и не попала на показ — есть. Перепутала место и не попала на другой показ — сделано. Купила бутылку вина и обнаружила, что у в квартире нет штопора — да, это стало достойным завершением первого дня.

Зато я случайно, шатаясь привидением по пресс-центру, попала на пресс-конференцию с Шарлоттой Рэмплинг. Мероприятие было посвящено картине «45 лет», но кого это волнует — половина присутствующих на пресс-конференциях журналистов приходит туда, не увидев фильм. Собственно те, кто смотрит фильмы, редко попадают на пресс-конференции, тут все честно.

Например, вчера я примчалась в пресс-центр сразу после показа «Рыцаря кубков» и вместо Натали Портман и Кристиана Бэйла увидела лицо охранника, означающее «Мест нет». И кто же, кто же все эти люди, которые заняли места? А это такие чудесные люди, которые встают и задают вопрос режиссеру, при том что режиссера на пресс-конференции нет и в помине. Потому что? Потому что они думают, что режиссер — это Кристиан Бэйл.

Но это уже третий день, а в первый день на моей первой пресс-конференции первого Берлинале Шарлотте задали вопрос про ее любимый момент в фильме. Она начала отвечать, описывая его в деталях и наткнулась на недоумевающий взгляд. «Если вы посмотрите фильм, вы поймете, о чем идет речь» — сказала актриса и все облегченно рассмеялись.



В общем, в первый день я чувствовала себя чужой на этом фестивале, к тому же у меня не было холщовой фестивальной сумки, с которой тут ходит каждая собака. Зато теперь есть — и сумка, и тушь. Ее тоже всем раздают.

День второй. Щенячий восторг.

Если вы думаете, что это метафора, то вы ошибаетесь. Второй день я пробегала между площадками кинофестиваля с высунутым языком, слегка подвывая от радости. Ну или оказалась в аэротрубе – это когда ты вроде летишь, но не понимаешь, куда. И это уже метафора.

Первым моим фильмом на фестивале стал «Дневник горничной», который, несмотря на прекрасную Леа Сейду, не вызывает ничего, кроме недоумения. Вторым фильмом должны были стать «Пионеры-герои». На нем я собиралась наконец встретиться с коллегами. И вот прихожу в CinemaxX, сажусь, и начинаю собой гордиться. Потому что уже и кино посмотрела, и на кинорынок сходила, и вообще все у меня по плану. Свет гаснет и начинается совершенно другой фильм — «Меня зовут Виктория». Аэротруба — коварная вещь.



Первые пятнадцать минут я собиралась уйти, — во-первых, была надежда попасть на «Пионеров», во-вторых, эффект «трясущейся камеры» вызывает у меня приступы тошноты, а не то, чего там автор добивается. Но я осталась, и не разу не пожалела. Как раз через пятнадцать минут типичный европейский артхаусный фильм о молодежи стал интересным, динамичным и трогательным фильмом про любовь, дружбу и ограбление банка. А Викторией зовут главную героиню, которая приехала в Берлин три месяца назад, потому что ее выгнали из консерватории в Мадриде. Теперь она работает в кофейне, получает 4 евро в час и ездит на велосипеде.



Виктория знакомится с четырьмя «реальными берлинскими пацанами» (это почти точная цитата) и они обещают показать ей «реальный Берлин», который нельзя увидеть в клубах и галереях, только на улице. Ну и на крыше. И как-то так выходит, что девушка, которая шестнадцать лет собиралась стать пианисткой, шестнадцать лет играла по семь часов день, едет грабить банк с ребятами, которых она знает несколько часов. Европейский артхаус у меня на глазах превратился в романтическую драму, затем в экшн, снова в драму, опять в экшн и вновь обернулся драмой. Вся история уложилась в двенадцать часов, но при этом какие двенадцать часов! Они стоят 16 лет, проведенных за пианино.


И вот что удивительно: два зала были выделены под фильм, но я так и не нашла ни одного человека, который его видел. Если бы не официальный сайт, я бы начала думать, что он мне приснился. Сон, кстати, тоже больная тема журналистов на фестивалях. Потому что его нет, ведь на него нет времени. А когда на него есть время, но его все равно нет, потому что за день произошло столько всего интересного, что ты никак не можешь просто закрыть глаза и уснуть. Попробуй уснуть, когда ты в аэротрубе!



А завершился второй день откровением: оказывается, Роберт Паттинсон хороший актер. Без оговорок и снисхождения, «он там был неплох». Он просто отличный актер, актер, на которого приятно смотреть и которому ты безоговорочно веришь. Впрочем, про него и в целом про «Жизнь» уже написала Татьяна Шорохова. Пора переходить к дню третьему.



День третий. Чувствуйте себя, как дома.

Третий день приносит успокоение. Ты уже не мчишься никуда, подгоняемая фестивальными потоками (аэротруба!), на ходу закидывая в себя паршивый сэндвич из Старбакса. Нет, ты уже знаешь, на что идешь, зачем и почему. Понимаешь, где можно есть, и что есть нужно, отлично ориентируешься в пресс-центре и вообще в районе Потсдамской площади, где проходит фестиваль. У тебя уже две или три туши. И ты приходишь на показ Терренса Малика за час до его начала, чтобы занять правильные места. Какое же это наслаждение, ловить полные зависти взгляды коллег, пришедших позже.



Ты уже знаешь, где проходит Кинорынок и где находится российский стенд. Что можно спросить у дистрибьюторов, а что лучше не спрашивать. Вместо энергии лузерства появляется энергия везения, и ты случайно встречаешь режиссера, с которым хотела поговорить, и договариваешься о встрече. Третий день приносит ощущение, что ты жил здесь всегда и даже немецкий, который ты никогда не учил, становится родным. А вот русский, наоборот, начинает забываться.



Еще третий день приносит «Женщину в золотом» с Хелен Миррен и Райаном Рейнольдсом. Фильм рассказывает реальную историю Марии Альтман, племянницы «Золотой Адель», девушки с известного портрета Климта. Мария прочитала в газете о возможности реституции — возвращении имущества, отобранного нацистами, и решает воспользоваться шансом. А в качестве помощника выбирает молодого адвоката, сына своей подруги.



Основное повествование происходит в наши дни, и представляет собой смесь юридической драмы с хорошей комедией, а при помощи флешбеков мы узнаем историю Марии, которой пришлось сбежать из Вены, после того, как туда вошли нацисты. Чудом им с мужем удалось попасть на самолет, вырваться из западни, устроенной всем евреям. Но в городе остались родители, друзья, которых они больше никогда не видели. После побега Мария ни разу не была в Вене, и теперь ей приходится вернуться туда и встретиться лицом к лицу со своими страхами.



Все прекрасно в этом фильме: история, герои, актеры, шутки. Но в процессе просмотра создается ощущение, что тебя виртуозно дергают за ниточки — тут надо посмеяться, а тут поплакать. И ты смеешься и плачешь — а что делать, тебе действительно весело или грустно! Но неприятное ощущение неприкрытой манипуляции тебя не покидает. Американский пафос нет-нет, да вылезает наружу, несмотря на то, что его пытаются как-то унять. Не может сидеть тихо, не так воспитан. И посреди прекрасного фильма вдруг возникает неуместная сентенция о Новой Родине или же преимуществах американского правосудия.



Четвертый день начинается с Кристиана Бэйла, а заканчивается на пресс-конференции по «Жизни». И я хочу, чтобы этот фестиваль никогда не завершался.
  42 комментария 
Комментарии (42)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...