всё о любом фильме:
Спин-офф
 



Казань за два дня: экспресс-курс от Елизаветы Окуловой

16.09.2014 19:12 • 8 комментариев

Я расскажу вам, как провести на фестивале два дня, при этом перезнакомиться с большинством режиссеров, посмотреть массу прекрасных фильмов, пройти по красной ковровой дорожке с главным призером фестиваля и вернуться домой в целости и сохранности. Вряд ли эта инструкция вам когда-то пригодится, но хотя бы развеселит. И то баурсак.

Началось все с того, что я разнылась на планерке, что хочу куда-то поехать. «А вот поезжай в Казань», — предложили мне любезно. И я поехала. Правда так вышло, что Международный фестиваль мусульманского кино совпал с моим отпуском, поэтому я застала только два последних дня, да и то с трудом. В отпуске добрые люди лишили меня всех документов и я 4 часа провела в родном УФМС, практически валяясь в ногах у знойной дамы в окошке, умоляя ее выдать мне временное удостоверение, с которым сажают в самолет. Но это все присказка.

День первый.

Прилетела я ночью, по дороге к гостинице слушала рассказы о том, как сейчас в Татарстане активно возрождают язык и традиции. Ну и жалобы на министерство, которое не дает организаторам провести открытие и закрытие так, как они считают нужным. Министерство, как водится, хочет девушек в национальных костюмах и прочую традиционную радость, а организаторы хотят «модно-молодежно». Надо отметить, что несмотря на жалобы, закрытие получились весьма зрелищным — два с половиной часа пролетели незаметно, разве что многословность некоторых победителей удивляла. В начале церемонии ее ведущий Александр Гордон предупредил, что «регламента у нас нет, но мы надеемся, что у вас есть совесть». Совесть, как выяснилось, есть не в у всех.



Первый день мой прошел немного странно. Все наши журналисты уехали на экскурсию, в пресс-центре проходили встречи с режиссерами, фильмов которых я не видела. Поэтому я посмотрела иранские короткометражки, и поехала на другую площадку — узнать, что из себя представляет новая картина Аллы Суриковой. Она из себя ничего не представляла, зато мне попался очень милый таксист, большой патриот, считающий, что лучше Казани места нет и утверждающий, что он отсюда ни ногой. Одно в Казани его смущает — метро. Говорит, построено не на совесть, спуститься один раз можно, но пользоваться постоянно — страшно. В метро я оказалась вечером того же дня, там царил загадочный полумрак, а приятный голос объявлял остановки на трех языках и также рассказывал, куда вы можете выйти на той или иной станции. Чтоб я так жил.



Вечером я посмотрела несколько фильмов из программы future shorts, пофотографировала местных фотографов (это мое маленькое хобби — очень люблю фотографировать фотографов) и отправилась на экспресс-экскурсию с Михаилом Похваленым, PR-директором фестиваля. Михаил занимается организацией смотра с самого начала, то есть все десять лет. Раньше у фестиваля было две дирекции — местная и московская. Потом московскую за ненадобностью сократили и от нее остался только Миша.

За десять лет, конечно, многое изменилось. Сформировалась концепция, репутация, принципы отбора. В этом году на фестиваль пришло более 500 заявок из 56 стран. «Иногда мы сами удивляемся, что в этих странах вообще что-то снимают!» — говорит Михаил. Отборщики не только отсматривают заявки, но и сами находят проекты для фестиваля. Так в программу попала картина «Путь Халимы» хорватского режиссера Арсена Остойича, которая в итоге получила главный приз, и «Испытание» Александра Котта, которому достался приз за операторскую работу. В этом году на фестивале была очень сильная документальная программа, мне лично очень понравился короткий метр.





Казань оказалась очень красивым городом — это не новость, конечно, но всегда лучше один раз увидеть, хоть и вечером. Мы прогулялись на Кремлю, рассмотрели новую мечеть и старую башню Сююмбике. По легенде, в царицу Сююмбике был влюблен Иван Грозный, и хотела даже жениться на ней. Своенравная Сююибике поставила условие: возведешь башню за семь дней, выйду за тебя замуж. Царь не растерялся, на то он царь, а вот коварная женщина подвела — сбросилась с башни. Впрочем, зная некоторые подробности жизни Ивана Грозного, ее сложно осуждать.



Завершился первый день в гостинице «Ибис», которая удачно расположена рядом с кинотеатром «Родина», основной площадкой фестиваля. В голове была смесь из Сююмбике, минаретов, казанского метро, иранских короткометражек. А еще на рипите крутились две татарские песни, которые мне пела в детстве бабушка.

День второй.

Второй день начался с экскурсии. Мы поехали смотреть «татарскую деревню» — искусственное поселение, где собраны предметы обихода разного времени. Появилась она недавно — где-то год назад. О культурной ее ценности рассуждать сложно, а вот жилье в ближайшем населенном пункте резко подорожало — дом продают за 2,5 млн. Мне, конечно, больше всего понравились поющие бабушки — очень уж они были задорные. Буквально гипнотизировали. Вырваться из их музыкально-чайно-чак-чакового поля было сложно.



Второй день принес и массу новых знакомств. Мне, как опоздавшей, положено было отсмотреть кучу «штрафных» фильмов. Сделать это можно было только одним способом — добыть ссылку у режиссера или продюсера. Никаких проблем с этим не возникло, все не только с удовольствием делились своими картинами, но и просили в обязательном порядке рассказать о впечатлениях. Чем я до сих пор и занимаюсь. Конечно, все посмотреть не удалось, но и цели такой не было. В программе фильмы о веротерпимости, толерантности, о войне и ее последствиях. Никакой тебе шелухи и надуманных проблем — серьезное кино о серьезных вещах, часто основанное на реальных событиях. Что-то мне очень понравилось, что-то не очень, но ни одна картина не оставила равнодушной. Не было эффекта жвачки, вкус которой ты перестаешь чувствовать через пять минут.





Есть еще один интересный эффект, который я прочувствовала в полной мере благодаря своему опозданию. Обычно ты сначала смотришь фильм, а потом уже знакомишься с его автором. У меня все вышло наоборот: я смотрела фильмы Шарлотты, Арсена, Маза, Марсио уже после того, как пообщалась с ними. Наверное, это тоже оказало определенное влияние на мое восприятие. Как ни старайся быть объективным, эффект личности всегда тебя настигнет. Но ведь мои восторги разделяют и зрители. На всех сеансах аншлаг, люди сидят на ступеньках и смотрят, смотрят кино. Я это не просто видела своими глазами, а сидела на тех самых ступеньках. «Как в старые добрые времена» — восхитился председатель жюри Ходжакули Нарлиев. Еще он рассказал, что после показа «Путь Халимы», к нему подошла женщина и спросила, получит ли этот фильм награду. Председатель, конечно, ответил, что не знает, хотя уже знал наверняка, что получит, — жюри приняло это решение единогласно. «Вы просто обязаны, обязаны дать ему приз!» — воскликнула восхищенная зрительница.



Вечером у меня состоялся дебют на красной дорожке. Идти я туда не собиралась, но меня уговорили — как раз режиссер фильма-победителя. Правда тогда он еще не получил награду и очень волновался. Хотя казалось бы. Казанский фестиваль стал далеко не первым смотром, где картина была показана и отмечена. Все три полнометражные работы режиссера номинировались на «Оскар» в категории «Лучший иностранный фильм», но в шорт-лист не один из них не вошел. В планах у него два проекта, оба будут сниматься в США. Кроме того, Арсен знает слишком много анекдотов про блондинок и умеет их как-то необидно рассказывать. Со спутником мне повезло, что уж тут говорить, но это не сгладило общего впечатления — хотелось быстренько добежать до конца и больше никогда таких трюков не повторять.



Церемония закрытия получилась очень милой. Александр Гордон отлично шутил, его соведущая была прекрасна, равно как и девушки, выносившие призы. Режиссеры-продюсеры-сценаристы, конечно же, были благодарны — жюри, зрителям, родителям и переводчикам. Алена Бабенко спела «Черного кота», а Гордон петь отказался. «Видите ли, в прошлом году я имел неосторожность петь на этом фестивале, а в этом году организаторы поселили меня в гостинице «Шаляпин». Я понял намек». Про Гран-при и «Лучшую операторскую работу» я уже написала. Приз за «Лучший сценарий полнометражного игрового фильма» уехал в Бразилию — «Последняя остановка» действительно отличается прекрасными диалогами. А «Лучшими режиссерами» были признаны Октай Мир-Касым из Азербайджана («Умереть отмщенным. Письма из прошлого») и иранец Салем Салавати («Прошлой зимой»).









После банкета мы до утра сидела в лобби отеля и разговаривали о кино, фестивале, Казани и о красоте русских женщин (как же без этого). Уезжать не хотелось — хотелось еще новых людей, бесед, татарских песен и сапог (какие же прекрасные сапоги!), ночных экскурсий, ну и кино, конечно. О кино я расскажу вам в следующем посте.
  8 комментариев 
Комментарии (8)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...