• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?
Спин-офф
 



«Нужно успеть сделать то, что необходимо»

25.08.2014 08:59 • 7 комментариев

Попавший в каннский конкурс (там ему достался приз за лучший сценарий) «Левиафан» Андрея Звягинцева — вполне народное кино, по крайней мере, так уверяет его создатель. Журнал The Hollywood Reporter поделился интервью с режиссером.



Андрей Звягинцев обласкан международными фестивалями, премиями и кинокритикой. Однако у его последнего творения «Левиафан», отмеченного в Каннах за сценарий, непростая прокатная судьба. Обилие ненормативной лексики, которую придется купировать, дало фильму не лучший прокатный рейтинг 18+. Впрочем, право быть выдвинутым от страны на «Оскар» это не отменяет. Главному редактору THR Марии Лемешевой режиссер рассказал, почему неправильно считать его работы мрачными, и как влияет на его жизнь и творчество всенародная слава.


Вот уже который твой фильм выходит на экран в полной тайне. До каннского и сочинского показов почти никто не мог толком объяснить — про что «Левиафан», но зато все теперь знают, что картина могла не получить прокатное удостоверение из-за использования нецензурной лексики, назовем это так. В итоге авторскую версию увидели единицы. Уже слышала мнение, что, мол, все это успешный пиар-ход.

Ничего специального. Я все-таки снимаю не индустриальное кино, так что заранее подогревать зрителя никогда не входило в мои планы. Здесь нет ни суеверного страха, ни заигрывания с аудиторией, и уж точно никакого пиар-хода. Ничего такого. Время наше устроено так, что все поголовно в каждом шаге другого видят только пиар-технологии и даже не утруждают себя мыслью, что может быть какой-то иной мотив для поступков. Искренность, доверие к другим растворились как дым.



И все же не поверю, что тебя совсем не волнует прокатная судьба своего детища.

Я абсолютно убежден, что «Левиафан» — народная картина, а не произведение для небольшой кучки «понимающих». Я слышал недавно высказывание Сергея Сельянова, что, дескать, в нашей стране таких вот понимающих и ценящих не более ста тысяч человек. Уверен, он их действительно сумел за эти годы точно сосчитать. (Улыбается.) Конечно, фильм и для них, но если каким-то образом к этой публике смогут присоединиться самые обычные зрители, те, что не зовут себя синефилами, знаю — картина попадет им прямо в сердце.

Библейское слово Левиафан, по-моему, не самый лучший манок для широких масс…

Какое мне дело до широких масс? Я же не депутат и не политик. Название — часть замысла, и в данном случае оно должно быть именно таким. Кстати сказать, родилось оно два года назад и именно здесь, на «Кинотавре», ровно в тот день, когда я давал интервью вашему изданию. И тогда же я его впервые озвучил для вашего корреспондента.

Этот фильм получился гораздо жестче, чем «Елена». Ты и вправду считаешь, что наша действительность так тотально ужасна? Есть ведь много светлых добрых людей, они помогают нуждающимся, усыновляют детей, лечат стариков…

Творческий процесс не подчиняется таким простым установкам: дескать, о чем бы таком добром и светлом рассказать? Нельзя же рассказать в одном сюжете обо всем на свете. Просто сталкиваешься с чем-то, о чем не можешь не говорить. И все. В этот момент ты не взвешиваешь: так ли это тотально трагично, что об этом лучше умолчать? Ты следуешь за голосом истины и рассказываешь правдивую историю из жизни людей. Кто-то другой поведает столь же правдивую историю про тех, кто помогает страждущим или опекает сирот. Каждому свое. Но кто-то же должен рассказывать и о том, что «не все спокойно в датском королевстве». Ты знаешь, Олег Негин, автор сценария, погрузился в эту тему так глубоко, что мне больно было на него смотреть. Он ездил по тюрьмам, разговаривал с осужденными, ему открылась невероятная бездна боли и унижений.

Когда «Левиафан» попал в конкурс Каннского фестиваля, в соцсетях наталкивалась на восторженные комментарии — «лучший наш режиссер». Огромная ответственность!

Пусть вся ответственность останется на совести соцсетей. Я занимаюсь своим делом, и что мне до эпитетов. Я ведь ни опровергнуть, ни подтвердить их не могу. Эту роль мне предлагают помимо моей воли. И вроде приятно слышать подобные комплименты, но какой в них смысл? Хотя, если говорить честно, успех — не такой вот пустой, сетевой, — а успех, который свалился мне однажды на голову, конечно, дает значительные возможности в выборе следующего проекта, в работе над ним. Не надо ходить с протянутой рукой и доказывать, что ты умеешь снимать кино. Это, пожалуй, главный плюс славы или успеха, все остальное, в том числе ответственность, о которой ты говоришь, конечно, обременительна.



Добавим к этому завышенные требования, когда от тебя в обязательном порядке ждут победу на фестивале. Это какие же нервы надо иметь!

Стальные, наверное. (Улыбается.) Следует сохранять олимпийское спокойствие. По мере сил, конечно. А еще лучше — не ждать ничего, тогда будешь рад даже самому малому.

Ты уже благополучно доказал, что у Звягинцева свой почерк, свой стиль. А готов рискнуть и взяться за отвязную комедию или же за мелодраму, как в свое время пробовали себя в разных жанрах, например, Спилберг или тот же Балабанов?

Маш, я таких задач не ставлю перед собой: а попробую-ка я себя в том или в этом. Мне некогда пробовать, дай бог успеть сделать то, что необходимо сделать. Притом что я не смотрю на это как-то предвзято. Если вдруг в руки попадет сценарий, отличный от того, с чем я работал ранее, и он меня захватит, не вижу ни одной причины не снять это, вот и все.

Полную версию интервью читайте в сентябрьском номере российского издания The Hollywood Reporter, который выйдет 25 августа 2014 года.
THR, интервью  7 комментариев 
Комментарии (7)

Новый комментарий...

  • 16

    Lik Bashni 25 августа 2014, 13:43 пожаловаться

    #

    Большое спасибо за интервью интересного и умного человека. Очень надеюсь, что хотя бы в Сети выйдет некупированная версия фильма «Левиафан». Чиновникам никто не давал право разрушать авторский замысел. Из песни слов не выкинешь. Желаю ему творческих успехов и поменьше препятствий в виде бюрократов-ханжей

    ответить

  • «Из песни слов не выкинешь» — это Вы очень верно подметили. Мат можно совершенно спокойно внезапно услышать на улице (не в свой адрес, я имею ввиду, а «фоном». Хотя и в свой адрес услышать тоже можно вполне). И совсем уж «тронуло», когда, приехав в родной город (не маленький и захолустный — население 45-50 тысяч), чтобы получить медицинскую справку, вполне нормально слышал, как матом разговаривают в поликлинике. Женщины, дети, пожилые люди там находились в избытке. Но реакции ноль, скучный вторник — совершенно нормальная речь, чё?

    Но в такой ситуации мат искоренять нужно непременно из произведений Искусства.

    ответить

  • 2

    Tayrus 25 августа 2014, 14:49 пожаловаться

    #

    Как-то сами вопросы было читать неприятно. А ответы хорошие.

    ответить

  • 1

    audiovideofil 25 августа 2014, 18:36 пожаловаться Библейское слово Левиафан

    #

    В итоге авторскую версию увидели единицы.
    В сентябре другие единицы увидят. Только не совсем понятно, кастрированную версию увидят или не кастрированную…

    ответить

  • 3

    ronny10 25 августа 2014, 21:09 пожаловаться

    #

    Какие отзывы у критиков на «Левиафан»… А про Звягинцева уже давно всё ясно и сказано. России очень с ним повезло !!

    ответить

  • Надеюсь, новая лента получилась настолько же красивой, продуманной и точной, как «Возвращение». Хотелось бы чуть больше душевного Звягинцева и чуть меньше социального.
    Спасибо за интервью.

    ответить

  • 2

    Руслан Русланов 28 августа 2014, 11:09 пожаловаться

    #

    Отличный трейлер!

    ответить

 
Добавить комментарий...