• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
Спин-офф
 



От интернет-роликов к кино

07.02.2014 19:10 • 5 комментариев

Все чаще продюсеры и киностудии ищут таланты на просторах интернета. Так, Гильермо дель Торо, увидевший в 2008 году на YouTube короткометражку Андреса Мускетти «Мама», предложил ему снять одноименный полнометражный фильм.



Похожим образом нашли друг друга Тимур Бекмамбетов и Илья Найшуллер, в настоящий момент работающие над фильмом «Хардкор» при участии актеров Данилы Козловского и Шарлто Копли. Об этом продюсер рассказывал на фестивале в Одессе: «Я увидел в интернете музыкальный клип, снятый российским режиссером, который до этого не снимал ничего, кроме своих музыкальных клипов. У него своя группа, Biting Elbows. Так вот, клип на песню Bad Motherfucker был настолько впечатляющим, что я нашел в тот же вечер каким-то чудом его координаты. Мы с ним долго общались, обсуждали и все-таки решили, что мы должны этот трип превратить в художественный фильм».

А нашумевшая в интернете короткометражка «Проклятие» Жоры Крыжовникова привела его к дебютной полнометражной комедии «Горько!», ставшей в итоге одним из самых кассовых российских релизов 2013 года.

Творческий коллектив Radio Silence, состоящий из четырех человек, тоже был замечен студийными боссами благодаря своему творчеству в интернете. Ролик Alien Roommate Prank Goes Bad, снятый в жанре мокьюментари, собрал на YouTube 32 миллиона просмотров, а после еще нескольких работ продюсер и сценарист Брэд Миска предложил им бюджет в 10 000 долларов и 17 минут экранного времени в проекте «З/Л/О», ставшем хитом на фестивале «Сандэнс».



В связи с выходом в прокат своего первого полнометражного фильма «Пришествие дьявола» участники коллектива — Мэттью Беттинелли, Тайлер Джиллетт, Джастин Мартинез и Чад Виллелла — рассказали о том, с чего начиналось их творчество, откуда они черпали вдохновение и в чем отличие съемок собственных видеороликов от полного метра с бюджетом.

Расскажите, как образовался ваш тандем?

Мэтт: Нашей команде уже шесть лет. Мы начинали наше творчество с интернет-роликов как Мэтт, Чад и Роб. После ухода нас осталось четверо и мы взяли название Radio Silence.

Глядя на ваши ролики на YouTube, создается впечатление, что они требовали немалых вложений. Как вам удалось этого добиться? Все дело в технологиях или вы, может, гении?

Чад: Второе, конечно (смеется). Технологии, конечно, сыграли свою роль. Но также большой плюс в том, что не нужно было перед кем-то отчитываться и спрашивать разрешения.

Мэтт: Можно делать по-настоящему идиотские штуки, просто потому, что тебе этого хочется. Мы могли просто собраться вчетвером и пойти в лес, снимать там несколько часов и потом делиться с людьми тем, что у нас получилось.

Чад: Мы все обладали определенными знаниями, позволяющими правильно использовать современные технологии. Кто-то когда-то писал, кто-то имел отношение к кинематографу, визуальным эффектам, монтажу. Сами обучались разным штукам. Мы всегда стремились к тому, чтобы постоянно повышать планку качества. Но всерьез не думали, что это приведет нас сюда, на студию. Круто, что все так вышло, но вначале нами двигало желание делать крутые штуки, тусуясь вместе и развлекаясь.

Сейчас уже все привыкли к тому, что кто угодно может снять симпатичное видео и выложить его в интернет. Но визуальные эффекты, которые вы использовали в своих работах, задали совершенно новый уровень. Кто этим занимался?

Джастин: Это делал я. Но, на самом деле, те программы, которыми я для этого пользовался, может закачать себе кто угодно. Удивительно, как далеко зашли технологии визуальных эффектов и насколько доступны они стали для обычного пользователя. В основном я работаю в After Effect и Cinema 4D, и всему, что умею, я научился онлайн. На YouTube множество разных обучающих видео, благодаря которым я всему и научился. Мы снимали Mountain Devil, и тогда я подумал: «Я сделаю все эффекты для этого фильма сам, вот в этой программе».



Мэтт: Что здорово в интернете — даже не очень удачно сделанные визуальные эффекты в любительских видео смотрятся круто на YouTube. Но в какой-то момент мы поняли, что наши видео — операторская работа, звук, эффекты — вышли на новый уровень. Для нас всегда было важно делать такие вещи, которые будут приковывать внимание не только в сети, но и на большом экране. Когда мы начинали, в сети было мало роликов с сюжетом. В основном же большая часть была просто вирусными видео. Так что мы оказались в нужном месте в нужное время.

Где вы черпали вдохновение? Какие цели вы ставили, выкладывая свои работы в открытый доступ?

Джастин: Мы стремились к тому, чтобы совершенствоваться и в один прекрасный день достичь уровня, достаточного для большого кино. Мы всегда хотели снимать кино — это и была наша цель с самого начала. Именно поэтому, начиная с 2-минутных роликов, мы переключились на 20-минутные интерактивные истории. Затем мы получили шанс снять 17-минутную короткометражку для проекта «З/Л/О», и вот теперь — «Пришествие дьявола». Оглядываясь назад, мне кажется, что за 6-7 лет работы это очень неплохой результат.

Тайлер: Интересная штука, YouTube — это лучший кинофестиваль, который можно придумать. И отличная киношкола. Как только мы начали выкладывать видео в сеть, мы стали получать честные отзывы и впечатления от нашей работы, иногда, правда, пугающие. Анонимность позволяет людям не стесняться в выражениях и высказываться очень резко, но были и высокие оценки. И мы старались прислушиваться к конструктивным отзывам, чтобы становиться лучше.

Сейчас жанр мокьюментари очень популярен. А когда вы впервые его увидели?

Тайлер: Это была «Ведьма из Блэр», конечно. Думаю, это было первое подобное видео, причем невероятно правдоподобное.

Мэтт: Сейчас этот прием действительно очень часто используют. Он позволяет достичь нужной степени погружения зрителя в созданную реальность, так почему бы не использовать его для своих историй?

Джастин: Мы хотим снимать развлекательное кино, которое доставляет зрителю удовольствие и веселье. И жанр мокьюментари позволяет это делать — зритель становится участником событий. Это отличает наши работы от «Ведьмы из Блэр» или «Паранормального явления» — там события преподносят как найденные записи, и ты лишь наблюдатель.

Получив реальный бюджет для съемок, что вы в первую очередь изменили в работе?

Джастин: Мы так долго работали бесплатно, что главным для нас было — заплатить людям, которые нам помогали. Еще мы потратили часть бюджета на аренду подходящего для съемок помещения — в общей сложности на это ушло тысяч пять, половина нашего бюджета. Остальное ушло на всякие мелочи — еду и прочее. Так же было и с «Пришествием дьявола» — главное для нас было собрать команду профессионалов, которые круче, чем мы когда-нибудь станем.



Вы участвовали в кастинге?

Мэтт: Да, мы тесно работали с кастинг-директором, присутствовали на всех пробах и читках. Приходили очень талантливые ребята, но Зак Гилфорд и Эллисон Миллер всех превзошли.

Тайлер: Мы все запомнили Эллисон — она пробовалась в самом начале. И кто бы ни приходил после нее, мы говорили: «Нет, это не Эллисон».

Что в ней было такого особенного?

Тайлер: Она сама. Мы не видели её работы…

Мэтт: Но она была такой очаровательной. Находясь рядом с ней, ты просто болеешь за нее, хочешь, чтобы она победила. Она очень естественная, веселая и живая — а фильм как раз о паре, у которой жизнь бьет ключом.

Тайлер: С самого начала мы делали акцент именно на истории этой пары, их любви. Зритель должен проникнуться к ним симпатией, радоваться и переживать за них. Поэтому было очень важно, чтобы они выглядели естественно. Потом уже мы придумали все эти сверхъестественные штуки, но центром сюжета все равно остались главные герои.

Зака учили обращаться с камерой? Выглядит, будто часть фильма он снимал сам.

Мэтт: К счастью, Зак и сам немало знал о съемках. К тому же он занимается фотографией. Я минут за 15 объяснил ему какие-то основные моменты, и к тому моменту, как мы начали снимать, все уже представляли, что и как мы будем делать. Мы разделили те сцены, которые снимал Зак, от тех, которые мы снимали за него.
интервью  5 комментариев 
Комментарии (5)

Новый комментарий...

  • 6

    kinovrs 8 февраля 2014, 00:09 пожаловаться

    #

    … сейчас такое время (есть соответствующие технологии), что имея хорошую идею, можно «не выходя из дома» на следующий день проснуться человеком, которому невероятно повезло.

    ответить

  • 3

    25Malya 8 февраля 2014, 07:15 пожаловаться

    #

    А как же Федерико Альварес?
    Снял ролик «Приступ паники» в родном Монтевидео за 300$. На утро получил 150 электронных писем от Голливудских студий.
    В итоге получил $17 млн. от Сема Рэйми для «Зловещих мертвецов».
    Кому интересно вот интервью: http://izvestia.ru/news/548049

    ответить

  • А сначала ему рейми предлагал снять полнометражке по тому самому Приступу паники. Но дело заглохло.

    ответить

  • 1

    DikCinema 9 февраля 2014, 16:24 пожаловаться

    #

    «Пришествие дьявола» и «З/Л/О» — это одни из худших представителей жанра «ужасы». Факт остается фактом, чаще всего ролики на YouTube — это просто ролики на YouTube, и называть их фильмами и снимать по ним полнометражные картины — одна из самых неудачных идей кинематографа.

    ответить

  • 2

    Crouch 8 августа 2014, 12:19 пожаловаться

    #

    Написали такую статью и забыли Нила Бломкампа, как так? Тоже с короткометражек начинал, а щас на мой взгляд самый амбициозный режиссёр в жанре научной фантастики, район N9 (в прошлом короткометражный фильм «Alive in Joburg») тому доказательство. Надеюсь он ещё порадует нас хорошими фильмами)

    ответить

 
Добавить комментарий...