всё о любом фильме:
Спин-офф
 



Мама-Венеция: 8 режиссеров, дебютировавших на Мостре

20.08.2013 14:18 • 2 комментария

С 28 августа по 7 сентября пройдет юбилейный, 70-й Венецианский кинофестиваль. Это старейший в мире киносмотр, который за свою долгую историю, насчитывающую вот уже более 80 лет, подарил нам немало громких имен, не раз становясь стартовой площадкой для по-настоящему выдающихся режиссеров.

70-й по счету фестиваль будет пропитан ностальгией, но и он имеет все шансы открыть для широкой публики новых кинематографистов. КиноПоиск уже поделился списком 20 самых ожидаемых фильмов Венецианского кинофестиваля, в котором можно обнаружить несколько любопытных дебютантов и связанные с ними интриги: например, пополнится ли семейство Коппола еще одним большим талантом, и станет ли замечательный писатель Питер Ландесман еще и умелым режиссером.

В ожидании сильных дебютов КиноПоиск вспоминает историю Венецианского кинофестиваля и знаковых режиссеров, которые сделали на нем свое имя.

Николай Экк
«Путевка в жизнь», 1932




Первый в истории Венецианский кинофестиваль прошел в 1932 году как часть Венецианской биеннале. Мероприятию выразило поддержку итальянское правительство, поэтому в первый же год организаторам удалось привлечь 25 тысяч зрителей и составить внушительную программу, в которую вошли, помимо прочего, ставшие впоследствии классическими картины Фрэнка Капры, Эдмунда Гулдинга и Джеймса Уэйла.

Впервые статуэтки будут вручены победителям через два года, на втором по счету фестивале, а пока участникам приходится довольствоваться призами зрительских симпатий. Первым режиссером, получившим награду в Венеции, оказался советский кинематографист Николай Экк: его «Путевка в жизнь» стала для отечественного звукового кино настоящей путевкой в Европу. Ленту перекупили для зарубежного проката, а Экк тут же получил мировое признание. Это лишь начало теплых отношений российского кинематографа и Венецианского фестиваля. Отношений, которые вскоре на время прервутся из-за войны.

Акира Куросава
«Расёмон», 1951




Раны, нанесенные человечеству Второй мировой войной, еще не успели зажить — да и, пожалуй, не могли за такой короткий срок. И кинематографу суждено было стать той самой силой, которая объединит вокруг себя расколовшийся мир. В первые послевоенные годы Венецианский кинофестиваль стал домом не только для адептов итальянского неореализма Роберто Росселини и Лукино Висконти, не только принял у себя таких значимых режиссеров, как Орсон Уэллс и Фриц Ланг, но и открыл двери для японского кинематографа, тогда еще чуждого западному зрителю.

Показ «Расёмона» серьезно озадачил критиков: фамилии как режиссера, так и актеров они слышали впервые, и им оставалось лишь гадать — является ли Куросава единственным в своем роде японским кинематографистом, или же в стране восходящего солнца все это время за их глазами развивалась мощнейшая киноиндустрия. Оказалось, что оба предположения верны: стиль Куросавы, конечно же, уникален, и в Венеции он получает свою первую за пределами Японии премию, а в ближайшие годы фестиваль знакомит Европу с именами таких выдающихся японских режиссеров, как Кэндзи Мидзогути, Хироси Инагаки и Кон Итикава.

Пьер Паоло Пазолини
«Аккаттоне», 1961




1960-е годы стали настоящим прорывом как для Венецианского кинофестиваля, так и для итальянского кинематографа. Широкой публике впервые были представлены работы Пьера Паоло Пазолини, Бернардо Бертолуччи, Паоло и Витторио Тавиани. В то же время фестиваль послужил стартовой площадкой для карьеры таких звезд, как Марчелло Мастроянни и Моника Витти.

На фоне атмосферы всеобщего праздника дебютная лента Пазолини выглядит особенно провокационно. Картина не участвовала в конкурсной программе, но именно она стала главным событием кинофестиваля, шокировав публику и критиков непристойными сценами и запретными темами: вместе здесь уживаются уличные драки, пьяные кутежи, грабежи и проституция. Он обратился к жизни неизведанного в кинематографе низшего класса итальянского общества и тут же вписал себя в историю нового итальянского кино, дав старт карьере еще одного великого режиссера — Бернардо Бертолуччи.

Бернардо Бертолуччи
«Костлявая кума», 1962




Отработав ассистентом Пазолини в «Аккаттоне», 21-летний Бертолуччи годом позже снял собственную дебютную картину, взяв за основу сюжет своего наставника. Нельзя сказать, что фильм добился успеха: дебютная работа режиссера провалилась в прокате, а многими отмечалось отсутствие оригинальности и явное подражание Пьеру Паоло Пазолини и Акире Куросаве.

Но «Костлявая кума» тут же возвела Бертолуччи в ранг одного из самых многообещающих режиссеров Италии и положила начало его длительным с Венецианским кинофестивалем отношениям. Его картинам так и не суждено будет поучаствовать в конкурсной программе, но сам он получит приз Пьетро Бьянчи и «Золотого льва» за вклад в мировой кинематограф. В этом году Бертолуччи второй раз возглавит на фестивале в Венеции жюри — в 1983 году комиссия под его руководством наградила золотой статуэткой «Имя Кармен» Жана-Люка Годара.

Андрей Тарковский
«Иваново детство», 1962




Жюри Венецианского кинофестиваля никогда не боялось брать на себя ответственные решения — признанные мастера здесь зачастую уступали дорогу новичкам. Так, в 1962 за «Золотого льва» с уже успевшими зарекомендовать себя Жаном-Люком Годаром, Валерио Дзурлини и Стэнли Кубриком боролись дебютанты Роман Полански и Андрей Тарковский. Награда досталась советскому режиссеру, который разделил ее с итальянцем Дзурлини и его драматической лентой «Семейная хроника».

Первая же полнометражная картина Тарковского стала для режиссера триумфальной и принесла ему мировую известность. Итальянская пресса, правда, осталась недовольна и обвинила режиссера в преклонении Западу, после чего за Тарковского вступился сам Жан-Поль Сартр. Это событие сыграло определенную роль в истории фестиваля — через год его директором стал Луиджи Кьярини, который провел ряд реформ и объявил еще более упорную борьбу против политического давления и вмешательства киностудий.

Эмир Кустурица
«Помнишь ли, Долли Белл?», 1981




Из-за непростой политической и социальной ситуации награды в период с 1969 по 1979 на фестивале не вручались. И только с приходом нового директора Карло Лиццани Венецианский кинофестиваль начал стремительно возвращать себе статус одного из главных кинособытий Европы. Это был период новой волны немецкого кино, который уже в 1982 неожиданно прервется смертьюРайнера Вернера Фаcсбиндера. И в это время на международной сцене появляется новое имя — Эмир Кустурица.

26-летний режиссер за свою картину о непростом взрослении молодежи в Сараеве был удостоен «Серебряного льва» в категории «лучшая дебютная работа». Более успешный старт для карьеры представить сложно, и вскоре Кустурица оправдает выданные ему авансы, получив «Золотую пальмовую ветвь» за свой следующий фильм, «Папа в командировке». Интересно, что в этом году отреставрированную версию «Помнишь ли, Долли Белл» можно будет посмотреть в Венеции в рамках специальной программы «Венецианская классика».

Педро Альмодовар
«Женщины на грани нервного срыва», 1988




45-ый Венецианский кинофестиваль стал одним из самых знаковых и в то же время самых скандальных за всю историю проведения. Он обогатился новыми программами: «Горизонты» и «Ночь». В рамках специальной программы была показана противоречивая картина Мартина Скорсезе «Последнее искушение христа» — смотр тогда пришлось проводить в режиме усиленной безопасности. Но главное, что подарил нам этот фестиваль — это феминистская комедия «Женщины на грани нервного срыва», первый настоящий международный успех Педро Альмодовара.

Режиссер и сценарист не был особо известен за пределами родины — и именно жюри Венецианского кинофестиваля во главе с Серджио Леоне первым по достоинству оценило «Женщин» и наградило Альмодовара премией «Золотые Озеллы» за лучший сценарий. Это лишь начало триумфального пути данной картины — чуть позже она удостоится номинаций на «Оскар» и «Золотой глобус», а также пяти статуэток «Гойя».

Андрей Звягинцев
«Возвращение», 2003




В XXI век фестиваль входит заметно прибавив в масштабе: расширяется не только его программа, но и территория проведения — Дворец кино, ровно как и остальные киноплощадки на Лидо, реконструируется и становится более вместительным. В 2003 году борьба за заветную золотую статуэтку обещала быть особенно непредсказуемой — и именно такой и оказалась. Российский дебютант Андрей Звягинцев неожиданно вырывает победу у таких знаковых режиссеров, как Алехандро Гонcалес Иньяритту, Майкл Уинтерботтом, Такеши Китано и Маргарете фон Тротта.

В Венеции Звягинцев был удостоен пяти призов. Он стал первым российским режиссером со времен Тарковского, который выиграл «Золотого льва» со своей дебютной картиной — и зарубежная пресса тут же принялась сравнивать их друг с другом. Сам того не подозревая, Звягинцев выбрал для картины крайне символичное название — именно она ознаменовала пробуждение российского кино от пост-советского анабиоза и его возвращение на мировую сцену.

Подарит ли нам 70-й Венецианский кинофестиваль неожиданные режиссерские прорывы — узнаем уже совсем скоро. Помимо Бернардо Бертолуччи, в жюри входят британский режиссер Андреа Арнольд, оператор Ренато Берта, композитор Рюити Сакамото, продюсер и режиссер Пабло Ларрейн, китайский режиссер Цзян Вэнь, а также актрисы Виржини Ледуайен, Мартина Гедек и исполнительница роли принцессы Леи Кэрри Фишер.
Венеция-2013  2 комментария 
Комментарии (2)

Новый комментарий...

  • 2

    Professore X 20 августа 2013, 20:54 пожаловаться Лукино Висконти

    #

    То, как прокатили Лукино Висконти в 1960-ом году с «Рокко и его братья» — это вообще бандитизм какой-то! Впрочем, по общественному резонансу, который вызвала картина (и решение жюри), это была самая что ни на есть победа.) Пять лет спустя Венеция, отчасти, «реабилитировалась» и дала таки ему Золотого Льва за «Туманные звёзды Большой Медведицы» (чья отреставрированная версия, как я понял, будет представлена на суд зрителей в дни фестиваля), но это всё-таки далеко не лучший его фильм.

    ответить

 
Добавить комментарий...