Спин-офф
 



добавить в:
“Камилла Клодель, 1915”

17.07.2013 06:22 • Добавить комментарий

11 июля в российский прокат вышла драма французского режиссера Брюно ДюмонаЧеловечность», «29 пальм», «Жизнь Иисуса», «Фландрия») о трагедии выдающегося скульптора и музы Огюста Родена Камилле Клодель. Главную роль в картине исполнила Жюльет БиношКосмополис», «Париж, я люблю тебя», «Копия верна», «Английский пациент», «Шоколад», «Три цвета: Синий»). КиноПоиск попытался разобраться, почему нужно или не нужно смотреть эту человеческую трагедию любви, творчества и жизни.

Нерассказанная жизнь

«Камилла Клодель провела 29 лет своей жизни в психиатрической клинике, где и умерла 19 октября 1943 года в возрасте 79 лет. Несмотря на рекомендации врачей забрать Камиллу домой, родственники так и не сделали этого. Переписка брата с сестрой никогда не прерывалась, Поль Клодель навещал Камиллу до самого конца, хотя визиты были не частые – раз в несколько лет. Камилла была похоронена в общей могиле, тело ее так и не было найдено», — несмотря на то, что эта фраза венчает фильм, ничего из этого зритель не увидит.



Если вы ожидаете увидеть экранизацию жизни великого французского скульптора и худоржника-графика Камиллы Клодель, уничтожившей практически все свои работы, или по-французски страстную историю любви Клодель и Огюста Родена, музой и ученицей которого Камилла была в течение пятнадцати лет, или бурную трагедию умершей любви, предательства и зависти, которая обрекла талантливую женщину на долгое и бессмысленное существование в психиатрической лечебнице, то этот фильм не для вас. В нем нет ни страстей, ни причин, ни следствий, в нем нет пожара, а есть лишь пепел сгоревшей любви и разрушенной жизни.

Фильм Дюмона намеренно и осознанно скучен и мрачен, большую часть времени на экране мы видим героиню Жюльет Бинош, окруженную реальными пациентами психиатрической больницы, и от зрелища полуживотных – получеловеческих лиц на экране становится физически, буквально, страшно и возникает желание бежать из этого ада.



Обойдя вниманием всю творческую и любовную составляющую жизни Клодель, режиссер показывает три дня, проведенные героиней в психиатрической лечебнице. Показанные в фильме три дня в череде почти тридцати лет, прожитых Клодель среди психически больных людей один на один со своими воспоминаниями, пожалуй, ничем особым и не примечательны.

Камилла общается с врачами, гуляет с пациентами и помогает сестрам, предается воспоминаниям и мечтает уехать, а также ждет приезда младшего брата, известного писателя и поэта, фанатично религиозного человека, Поля Клоделя. Поль – единственная ниточка, связывающая Камиллу с внешней жизнью – он проводник в прошлое, настоящее и будущее – Камилла уговаривает его забрать ее из психиатрической лечебницы, но он отказывается это сделать, и лечебница до конца жизни становится для Камиллы тюрьмой и домом.



Слово молчащее

Рафинированной эстетской аудитории в этой картине явно будет не хватать звучащего слова, ведь весь текст героини Бинош можно уместить на четырех печатных страницах мелким шрифтом – здесь нет слов, нет истории, нет начала и конца, а есть только пафосные монологи Поля, мечтающего о святости, жалостливые просьбы Камиллы, да звериные вопли сумасшедших и страдания хрупкой и измученной души, страдания вне времени и пространства.

Во время просмотра фильма возникает ощущение, что ты специально пришел посмотреть на чужое горе, и от этого вдвойне неприятно и непонятно, что ты здесь делаешь. «Фильм погружает зрителя в бессловесную реальность заточения – там только крики, боль, время, скука, невыразимое зияние душевной болезни, эмоции…», — говорит сам режиссер картины.

Фильм Дюмона – это пустота, пустота в сценарии, пустота в слове, пустота в душе героини, пустота на экране: «Мне нравится, что мы ничего не знаем о ее жизни в лечебнице, если не считать медицинских записей. Мне было интересно написать сценарий из ничего. Я снимаю фильм о героине, которая ничего не делает, и мне это нравится с кинематографической точки зрения. Мне было очень интересно сделать кино о заточении и бездействии. Так родилась идея снять три дня из жизни Камиллы Клодель, то есть рассказать историю, основываясь на случайных свидетельствах, дневниках и т.д. Не надо пересказывать всю жизнь, можно докопаться до истины за несколько секунд».



Женское одиночество в замкнутом пространстве

Если воплощение идеи Брюно Дюмона снять «женское одиночество в замкнутом пространстве» может показаться спорным и неоднозначным, то игра Жюльет Бинош – это как раз тот остов, на котором держится вся картина. В ней – настоящее, прошедшее и будущее Камиллы – она не играет героиню в моменте, здесь и сейчас, она играет вневременную трагедию человеческой жизни, в глазах ее – и осознание предательства в любви и семье, и горе несостоявшегося художника, и отчаяние от осознания своего будущего.

Трагедия Клодель даже не столько в том, что из равнодушия и зависти ее предал любимый человек или в том, что она не смогла пережить душевную травму и продолжить творить, хотя все это лежит на поверхности. Трагедия ее и в том, что семья отказалась от нее – не захотела терпеть и разделять муки и горе несчастной женщины и творческого человека, не способного творить.

Как маленькая девочка, которая просит забрать ее из ненавистного пионерского лагеря, Камилла просит брата забрать ее из клиники, но озабоченный своими отношениями с Богом, Поль явно не стремится практиковать христианские ценности по отношению к сестре. В итоге, она просто гниет заживо. Все это воплощает в своей игре Жюльет Бинош.



Пустота

«Он (Брюно Дюмон – прим. КиноПоиска) мне сказал: «Эта женщина ничего не делает, она безучастна – это его любимое слово – поэтому мы будем исследовать ее «пустоту». Но для актера в этом, безусловно, много внутренней жизни, которая проявляется в незначительных, на первый взгляд, деталях. Несмотря на размеренный образ жизни в психбольнице она очень напряжена», — рассказывает актриса о своей героине.

Поскольку фактической информации о том, как все это время жила Камилла Клодель в психиатрической лечебнице, не сохранилось, ткань фильма основывается на переписке Камиллы и Поля Клодель, однако диалоги или монологи героев – лишь небольшая часть картины на фоне интенсивной и молчаливой внутренней жизни.

«Фильм сложный, потому что он по большей части немой – там всего две-три сцены, где героиня много говорит, как будто бы торопясь сказать все, что раньше не могла. Я выучила этот текст – четыре страницы мелким шрифтом – наизусть, и мы начали играть сцену с Полем, но Брюно убрал большую часть текста. Он хотел, чтобы я импровизировала, и я пыталась, хотя это непросто, непривычно, но интересно», — говорит Бинош.

Теряя психическое равновесие, скатываясь от реальности к мрачным фантазиям и мучительным воспоминаниям прошлого, персонаж Камиллы Клодель остается для зрителя неразгаданной тайной. Кто это, хрупкая женщина, с чувствительной внутренней организацией, или патологически больной человек, в котором самые простые вещи могут вызвать бурю эмоций и невысказанных обид? Жюльет Бинош на экране проживает трагедию Клодель, поднимаясь по горам юга Франции и неся свой крест покинутой женщины, преданного человека и повергнутого художника.

Камилла Клодель, Жюльет Бинош  Добавить комментарий 
Комментарии

Новый комментарий...

Заголовок:
Текст:
подписаться на новые комментарии