Спин-офф
 



добавить в:
О «глупом элитарном животном» под названием «артхаус»

05.06.2013 06:02 • 8 комментариев

Прокат российского и авторского кино в России и Европе обсуждали в кинотеатре «35 мм» на специальном круглом столе в рамках фестиваля «Другое кино».

Как привлечь российского зрителя к независимому кино? Где в Москве будут показывать документальное кино, а где — кино молодых российских режиссеров? Почему в Европе не употребляют термин «артхаус»? Как местоположение кинотеатра влияет на его репертуар? Как привить культуру восприятия независимого кино? Какие фишки можно использовать, чтобы привлечь в кинотеатр больше людей? Эти вопросы обсуждались гостями круглого стола.

Все участники события отметили уникальность ситуации: создатели, прокатчики и дистрибьюторы авторского кино в России собрались за одним столом, чтобы обсудить профессиональные вопросы и понять проблемы и нужды друг друга. Специальным гостем мероприятия стал голландский режиссер Йос Стеллинг.


«Девушка и смерть»

Рассказали о своем опыте и представители московских кинотеатров, занимающихся прокатом авторского кино. К ним, к слову, относятся «35 мм», «Пионер», «Кинозал ГУМ», «Художественный» и не представленный на круглом столе «Фитиль».

«В Москве ситуация с прокатом авторского кино просто трагическая, потому что кинотеатров, которые занимаются прокатом таких фильмов, очень мало, — говорит Надежда Котова, генеральный директор арт-объединения CoolConnections. — Нам нужно в десятки раз больше кинотеатров. Мы, CoolConnections, давно уже выросли за рамки кинотеатра „35 мм“. Нам требуется больше экранов, поэтому мы начали сотрудничество с другими площадками, но здесь возникает проблема: начинается бой за то, в каком зале будет показан фильм „Хоббит“, а в каком — наше авторское кино. При этом зрителю тоже нужно привыкнуть к тому, на какое кино он может прийти в тот или иной кинотеатр».

«35 мм» занимается и прокатом альтернативного контента. Перенимая опыт европейских коллег, уже второй сезон кинотеатр показывает оперы одной из самых известных оперных сцен мира — нью-йоркского театра Metropolitan Opera.

Мэри Назари, директор кинотеатра «Пионер», рассказала об опыте своей площадки. «Пионер», существующий три года, состоит из двух кинозалов, вмещающих 168 человек, а также ресторана и книжного магазина. «Кинотеатры должны научиться работать со своей аудиторией, очень важно привлекать своего зрителя, который бы приходил в кинотеатр постоянно. В России, как мне кажется, ситуация с артхаусным кино неплохая, но непонятно, что будет дальше». Шаговая доступность кинотеатра к метро тоже немаловажна, по мнению Мэри Назари: «Нам с этим, к сожалению, не повезло». Глава «Пионера» обратилась к дистрибьюторам фильмов с просьбой организовывать раннее анонсирование авторского кино, как это делается с коммерческими фильмами: «Нужны более длительные сроки промотирования фильмов. Мы могли бы начинать крутить рекламные ролики новых фильмов за три месяца, а не за две недели или несколько дней до начала проката, как это обычно бывает».

Кстати, в кинотеатре независимого кино Йоса Стеллинга в голландском городе Утрехте фильмы анонсируются за три месяца, а также возможны специальные договоры на премьерные и индивидуальные показы. Так, фильм Михаэля Ханеке «Любовь» по договору с дистрибьюторами был показан исключительно в кинотеатре Стеллинга и продержался там тридцать недель, тогда как, по признанию российских прокатчиков, авторское кино у нас редко доживает до пятой недели проката.

Как и «Пионер», новая площадка «Кинозал ГУМ», существующая всего год, не может позволить себе показывать только артхаусное кино и соблюдает некоторую грань между коммерческими и авторскими фильмами. В кинотеатре есть три зала — на 16, 20 и 70 мест, причем второй зал демонстрирует исключительно детские фильмы и оформлен в соответствии с запросами юных посетителей.

«У нас есть образовательные проекты — лектории, популярные у женской аудитории в возрасте 35+ (60—70 % зрителей — женская аудитория). Также существует проект, который называется „Некоммерческий понедельник“, где молодые кинематографисты показывают свои фильмы. Это бесплатные показы, и режиссеры сами приглашают своего зрителя, что, на наш взгляд, является хорошим маркетинговым ходом, поскольку эти зрители потом могут к нам вернуться. Мы также тщательно продумывали дизайн залов. У нас есть права на показы классики зарубежного кинематографа, которую, правда, мы демонстрируем не так часто, однако здесь нужно принимать во внимание наших зрителей. ГУМ — это все же торговый центр недалеко от Кремля, поэтому часто к нам заходят туристы и гости столицы, не всегда настроенные на артхаус или классику. Поэтому мы, например, показываем и блокбастеры на языке оригинала, что стало популярно в последнее время», — рассказывает Этуна Кахидзе, директор «Кинозала ГУМ». По ее мнению, при этом цены на билеты остаются невысокими: 300 рублей до 15:00, 500 рублей — после 15:00, а в специальном VIP-зале — 1000 и 1500 рублей соответственно.


«Любовь»

Василиса Орестова, генеральный директор сети кинотеатров «Московское кино», включающей в себя и «Художественный», на своем опыте отметила, что логистика, месторасположение кинотеатров также влияют на посещаемость и популярность.

«У нас очень большой город со сложной логистикой, и если кинотеатр удален от центра, то очень сложно привлечь туда людей для просмотра авторского кино. Вот есть, например, кинотеатр „Факел“ на Авиамоторной. Мы долгое время не могли заманить туда именитых гостей, потому что человек просто в ступор впадал, когда слышал слово „Авиамоторная“». По мнению госпожи Орестовой, артхаусное кино сложно для восприятия, и, несмотря на любые субсидии, практически невозможно организовать прокат авторского кино в кинотеатрах-однозальниках, находящихся на окраинах Москвы. «Люди здесь хотят смотреть кассовое кино, кино, на которое можно отправиться в выходной с детьми. Я не думаю, что у нас мало площадок для авторского кино, здесь важно даже не количество, а местоположение. Мы получаем субсидию от государства, но, даже несмотря на это, из 22 кинотеатров у нас сейчас функционируют восемь. Необходимо проводить работу с публикой, приучать ее к авторскому кино».

Дискуссия коснулась и проката документального кино, практически не существующего в России. Куратор специальных проектов Надежда Назарбаева рассказала о созданном в конце прошлого года Центре документального кино. ЦДК — это некоммерческий социальный проект, созданный при поддержке РИА «Новости» и правительства Москвы и занимающийся популяризацией и прокатом документального кино в России. Совместно с РИА «Новости» ЦДР уже провел большое количество бесплатных показов документального кино в рамках проекта «Открытый показ». Надежда Назарбаева рассказала, что 6 июня у центра появится своя площадка — кинотеатр, где будет организован прокат документального кино. Причем планируемая цена билетов составит 200—300 рублей. «Дороговато для социального проекта», — заметили участники круглого стола.

«Наш проект — это диалог со зрителем, а также обучение. Мы планируем проведение лекториев, мастер-классов, существует проект организации специальной медиатеки документального кино. Зал на 350 человек в РИА всегда заполнен до отказа. Когда мы проводим „Открытый показ“, люди смотрят и активно обсуждают увиденное. Мы создадим арт-кластер документального кино», — заверила Надежда Назарбаева.

Йос Стеллинг на это заметил, что кинотеатрам в прокате документальных фильмов нужно различать журналистику и непосредственно кино. В Амстердаме существует свой фестиваль документального кино IDFA, и, как правило, телевидение защищает и финансирует большую часть подобных фильмов. «Когда я посещаю этот фестиваль, я вижу совершенно другую публику. Это люди более социально вовлеченные, нежели зрители независимого кино. Это две разные зрительские аудитории. Прежде чем заняться прокатом документального кино, вам нужно понять, какую аудиторию вы хотите у себя видеть».


«Обезьяна»

Организаторы фестиваля «Другое кино», в свою очередь, поделились собственным опытом. По словам Игоря Лебедева, директора «Другого кино», опыт созданного им фестиваля на сегодняшний день его разочаровал: «Идея фестиваля состояла в попытке найти потенциальную аудиторию для авторского кино. Фильм в кинотеатре не успевает обрести свое лицо, а фестиваль стал бы более ярким событием, позволяющим привлечь зрителей, обсуждения, рецензии, чтобы к моменту проката фильма зрители уже были информационно и морально подготовлены. Учитывая опыт трех фестивалей, которые мы провели, я вам могу сказать, что эта концепция неработоспособна. Как реклама фестиваль не работает. Практика показывает: если фильм собрал полный зал в рамках фестиваля, значит, и в дальнейшем он пройдет неплохо в прокате, а если фильм был плохо встречен, то и в прокате его постигнет та же участь. Чтобы не бросать это начинание, мы планируем сменить концепцию. На фестивале, который будет проводиться в октябре, мы попытаемся собрать авторские фильмы, которые вообще не будут выходить в прокат». «Удачный финансовый ход», — пошутили участники дискуссии.

Борис Нелепо, куратор фестиваля «Другое кино», поспешил заверить коллег, что не все так плохо: «Я только что вернулся из фестивального тура по 25 городам России и могу сказать, что мы делаем все от нас зависящее, чтобы прививать российскому зрителю вкус к авторскому кино. Сегодня поход в кино должен быть событием, поэтому мы пытаемся привозить режиссеров фильмов, устраивать Q&A-сессии, которые всегда способствуют большей популярности и приходу зрителей на показ. У нас очень компактная программа: 7—9 фильмов, все они новые, единственным „российским“ фильмом в этот раз была картина „Девушка и смерть“ Йоса Стеллинга, продюсером которой выступил Евгений Гиндилис. У нас есть партнеры, например „Синема парк“. Также мы сотрудничаем с независимыми площадками в городах России. Иногда вместо того, чтобы договариваться с владельцами картины о прокате, нам легче купить фильм. В каждом городе, в котором проходит фестиваль, я стараюсь общаться с журналистами и рассказывать о тех авторах и режиссерах, ленты которых мы привезли, проводить своеобразный ликбез. По итогам трех фестивалей я могу сказать, что картина постепенно меняется. Если в первый раз в одном городе на показ пришло 5—10 человек, то в третий раз можно увидеть уже значительно больше людей».

«А бывает и наоборот, — возражает Игорь Лебедев. — В регионах мы открывали фестиваль фильмом „Обезьяна“, завоевавшим приз за режиссерский дебют на смотре в Локарно. Ориентирован он в принципе на широкую публику. Так вот в одном городе 75 % зала ушло с показа этого фильма в первые пятнадцать минут. У нас есть значительные проблемы с аудиторией и восприятием авторского кино».


Йос Стеллинг

Андрей Сильвестров, программный директор клуба «Сине Фантом», на это рассказал, что в течение долгого времени он проводил фестиваль в российском городе Канске со стотысячным населением (не путать с Каннами). «В первый год фестиваль собрал только хихикающую пьяную молодежь, на третьем и четвертом году казалось, что мы полностью потеряли публику. Сейчас, на восьмом, девятом и десятом году жизни фестиваля, публика начинает расти. Собрать 600 человек в зале на открытии фестиваля — это нормальное явление. У каждого дела есть свой период времени, за которое оно должно развиться и окрепнуть, и надо стараться постоянно расти. Возможно, когда Москве будет две тысячи лет, как Утрехту, у нас полгорода будет поклонниками авторского кино».

Очевидно, культура восприятия независимого кино у российского и европейского зрителей различается и в силу национальных традиций, и в силу менталитета, и из-за исторической насмотренности. Если организаторы «Другого кино» пытаются подбирать простые, несложные для восприятия фильмы, идя за зрителем, то у европейских кинотеатров совсем другой подход. Йос Стеллинг по этому поводу говорит: «Нужно продавать фильмы, которые опережают зрителя, а не плетутся за ним. Если мне говорят, что я показываю сложные фильмы, то я отвечаю: посмотрите все десять картин, и две из них вам понравятся, хотя остальные восемь окажутся настоящим кошмаром. Восприятие картины — очень индивидуальная вещь».

Голландского режиссера также удивил и термин «артхаус», употребляемый во время дискуссии. «Вы знаете, мы не употребляем термины „артхаус“ и „арт-фильм“ уже лет двадцать, потому что название „артхаусное кино“ придает фильмам этой категории и аудитории этих фильмов определенную элитарность, избранность, а я думаю, что хорошие фильмы должны быть для всех, а не для избранной группы интеллектуалов. Артхаус — это какое-то глупое эксклюзивное животное. Есть коммерческие фильмы, сделанные для развлечения, а есть просто кино. Оно не эксклюзивно и не элитарно. Оно для всех».
фестивальное кино, индустрия, круглый стол  8 комментариев 
Комментарии (8)

Новый комментарий...

  • 4

    audiovideofil 3 июня 2013, 14:02 пожаловаться «артхаус»

    #

    Артхаус — это какое-то глупое эксклюзивное животное.

    Хорошо сказал. Надо было весь абзац болдом выделить…

    ответить

  • 14

    Ayall 3 июня 2013, 14:33 пожаловаться

    #

    … цены на билеты остаются невысокими: 300 рублей до 15:00, 500 рублей — после 15:00, а в специальном VIP-зале — 1000 и 1500 рублей соответственно.

    Ххх, вот это «невысокие»… С трудом могу себе позволить ходить в кино за 150-250, т. к. хожу часто. А если за 90 так вообще праздник. Кто за 1000 в кино пойдет? Пускай и в ЦУМе. Понимаю если на премьеру в Октябрь.

    ответить

  • 4

    starcom2 5 июня 2013, 13:45 пожаловаться

    #

    я вообще стараюсь ходить либо на утренние либо компанией (студентам более 6 чел. скидка).
    что то они совсем высокого мнения о себе. лично у меня большинство русского авторского кино вызывает отторжение чуть ли не большее чем наш мейнстрим.

    ответить

  • 4

    Gnom_Vorchun 5 июня 2013, 16:26 пожаловаться

    #

    Да уж, 500 рублей за билет, даже вечером, это очень много. Вообще, все перечисленные кинотеатры, кроме «Художественного», весьма дороги. Но часто бывает что посмотреть тот или иной фильм больше негде, так что выбора нет. Интересно, являются ли подобные цены необходимостью, продиктованной высокими расходами владельцев кинотеатров, или это просто следствие желания получить большую прибыль? «Художественный» вот, несмотря на то, что находится в центре, является чуть ли не самым дешевым в Москве.

    ответить

  • 3

    PossiblePsycho 5 июня 2013, 18:06 пожаловаться

    #

    мы, например, показываем и блокбастеры на языке оригинала, что стало популярно в последнее время — я было обрадовалась, что в Москве наконец-то появился кинотеатр, где под настроение можно посмотреть и откровенный мейнстрим (дубляж категорически не приемлю, посему подобное кино если и смотрю, то дома). Угу, как же. Заглянула на сайт кинотеатра и обнаружила, что девушка чуть-чуть не договаривает: кино на языке оригинала идет только в вип-зале с запредельными ценами.
    И да, даже на фоне моего любимого 35мм, который изрядно дороговат, 500 рублей на дневные сеансы называть невысокими просто неприлично.

    ответить

  • 2

    67889524 5 июня 2013, 13:35 пожаловаться

    #

    Я всегда считал, что для независимого и фестивального кино, должны быть свои маленькие кинотеатры, вроде как арт-площадки, потому что я считаю вполне логичным тот факт, что когда люди идут в большой мультиплекс с попкорном и колой, от них не стоит ждать стремления прикоснуться к прекрасному.
    Это все равно, что на дискотеках включать Генделя или Штрауса, которые тоже вообщем-то для всех, но почему-то отклик находят они далеко не у каждого. Не стоит ждать, что в цирке слоны будут разыгрывать древнегреческие трагедии, а в театре не стоит ждать обезьянок на велосипедах.
    Если такое кино снимают — значит это кому-нибудь нужно. И нужно создавать комфортные условия, для такой публики в первую очередь, а уже потом думать о привлечении новой — делать это через установление квот и репрессии блокбастеров, на мой взгляд неправильно и глупо. Нужно возрождать культуру посещения кинотеатров взрослой аудиторией, в первую очередь, и уметь найти правильную грань между авторским и зрительским — многие «художники» о зрителе порой абсолютно забывают, что может и неплохо с точки зрения искусства, но на сборах сказывается непременно.

    ответить

  • 8

    Robin Pack 5 июня 2013, 16:32 пожаловаться

    #

    Не все авторские фильмы соответствуют понятию о прекрасном. Чаще всего это личное высказывание режиссёра, которое может быть не прекрасным, а скандальным и непристойным. В заметке не зря упомянули фильм «Обезьяна».
    Авторское кино — совсем не то, что стоит сравнивать с Генделем или Штраусом. Скорее, его можно сравнить с модной в узких кругах экстремальной музыкой, наподобие пост-рока или нойза.

    ответить

  • 7

    67889524 5 июня 2013, 17:25 пожаловаться

    #

    Я с вами абсолютно согласен по всем пунктам, разве что авторское кино не однородно, так что определенные его течения с Генделем и Штраусом сравнить будет не такой уж большой ошибкой — есть ленты пропитанные духом классицизма, вроде «Фауста» Сокурова, а есть фильмы «Трахальщики мусорных бачков» и т. д, и те, и те, нацелены на довольно специфическую аудиторию, и на мой взгляд говорить о том «что это кино для всех» несколько от Лукавого: тридцать монтажных склеек в какой-нибудь «Туринской лошади» отпугивают зрителей не меньше, чем голые гениталии и секс с сомом из «Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни».
    Однако у таких фильмов есть свой зритель, и я просто за то, чтобы он имел возможность смотреть такие фильмы в комфортных условиях, а не в огромных залах рассчитанных на «Трансформеров», поскольку от того что они прокатываются в рядовых кинотеатрах, пользы нет никому: зритель рискует оказаться соседствующим с храпящей или гыгыкающей публикой, владелец — с пустующими залами, в которых он бы лучше пустил дополнительные сеансы «Легенды N17» или «Ледникового периода».
    Т. е если продолжить аналогию с музыкой, должны существовать небольшие кинотеатры, аналоги клубов в которых выступают как раз банды, которые не могут собрать стадионы, но при этом, крайне заслуживающие внимания

    ответить

 
Добавить комментарий...