Спин-офф
 



добавить в:
«У меня есть шесть пуль, ублюдок. И два ствола»

22.12.2012 09:22 • 9 комментариев

Журнал The Hollywood Reporter поделился с нами интервью с актерами фильма «Джанго освобожденный», полную версию которого можно будет прочитать в январском номере издания.




Корреспондент THR встретился с исполнителями главных ролей в новой картине Квентина Тарантино «Джанго освобожденный» Джейми Фоксом и Кристофом Вальцем. Они раскрыли профессиональные секреты Тарантино и рассказали, почему Вальц не верит в учебники по актерскому мастерству, а Фокс обожает зеленые пиджаки.



Когда вам поступило предложение об участии в «Джанго освобожденном», что больше заинтересовало — возможность поработать с Тарантино или все-таки сами герои?

Кристоф Вальц: Конечно, и то и другое. Мы с Квентином давно дружим и то, что он предложил, показалось мне крайне любопытным. Впрочем, мне нравится все, что он делает. Это как с любимыми писателями: я очень люблю творчество Ричара Форда и Джонатана Франзена, и если появляется новая книга, подписанная одним из этих имен, не трачу время на отзывы и рецензии — просто хватаю ее и читаю. C Квентином то же самое. Хотя тут я заранее знал, о чем пойдет речь — мы с ним довольно часто пересекаемся, и он всегда рассказывает о своих текущих проектах.

Джейми Фокс: Я восхищаюсь его подходом к работе! Он все время что-то придумывает, переделывает, переписывает. Помню, как однажды, уже во время съемок, он отправился домой спать, а через какое-то время вернулся, держа в руках четыре совершенно новые страницы сценария с великолепными диалогами. А мою любимую реплику — «У меня есть шесть пуль, ублюдок. И два ствола» — Квентин вообще придумал во время одного из перелетов.

Вальц: Его сценарий — практически живое существо. Остальные режиссеры молятся на рукопись, боясь поменять хоть одно слово, и считают, что нет ничего важнее раскадровок. Это другой подход, который с точки зрения индустрии работает даже лучше, позволяя снимать кино на автомате. Квентин не способен поставить точку в сценарии и следовать ему от и до. Ему всегда есть что добавить. Это здорово — главное, чтобы он успел закончить фильм к 25 декабря. (На этот день запланирована мировая премьера фильма. — THR.)

Фокс: В жизни актера происходит много разных удивительных вещей, но такие фильмы, как «Джанго», — настоящий переломный момент в карьере. Спасибо Тарантино! Я ему уже пообещал: если он захочет жениться, я спою у него на свадьбе. А если понадобится, могу стать диджеем и в его спальне. (Смеется.)




Трудно ли было вживаться в образы, придуманные Тарантино?

Фокс: Вряд ли Квентин все еще помнит об этом, но перед началом одной из первых репетиций он подошел ко мне, отвел в сторону и сказал: «Ты знаешь, я очень волнуюсь. Мне кажется, у тебя не получится стать рабом». Разумеется, я очень удивился и спросил: «А в чем проблема-то?» «Ну смотри, — ответил он. — Ты — Джейми Фокс, звезда, и живешь своей жизнью. Вот смог бы ты отказаться от всего этого и пойти в рабство?» (Улыбается.) Этим нетривиальным способом он пытался объяснить мне, что я должен забыть про свое эго, иначе ничего не выйдет. В биографии Джанго, как это ни странно, мне удалось найти и некоторые параллели со своей жизнью: я ведь тоже рос на юге, и мне частенько приходилось слышать слово «ниггер» в свой адрес.

Вальц: А я предпочитаю не обсуждать с журналистами своих героев. (Улыбается.) Раньше подобные вопросы меня заставляли дико паниковать. Но теперь, когда я стал чуточку самоувереннее и отрастил прекрасную бороду, просто отмалчиваюсь. Зачем рассказывать вам о моем видении героя? Ждите премьеру: я ведь уже и так все продемонстрировал на экране.


Может быть, поговорим тогда про бороду? Почему вы решили ее отрастить?

Вальц: Ответ очень прост: мне было лень бриться!

Джанго освобожденный, интервью, премьера  9 комментариев 
Комментарии (9)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...