Спин-офф
 



добавить в:
Уральские гвозди: «Свердловская волна» в российском кино

03.09.2012 09:37 • 8 комментариев

Мы решили вспомнить ярких представителей уральской киношколы и выяснить, что же такое уральская земля творит с местными режиссерами и их произведениями. Расследование провел Аюр Санданов.




В этом году на «Кинотавре» авторитетный киновед Елена Стишова заявила, что Василий Сигарев с его фильмом «Жить», вышедшим недавно в российский прокат, — часть мощной и важной «уральской субкультуры». Мы решили разобраться, из кого она состоит.



Есть такое мнение, что Урал, и прежде всего Свердловск/Екатеринбург — это такой всероссийский генератор особенной интонации в нашей культуре; мощно заряженный магнитный полюс, от которого исходят частицы-электроны повышенной брутальности — и влияют, меняют, определяют.

Например, в области музыки далеко за примерами ходить не надо: именно в Свердловске родились «Наутилус Помпилиус», «Чайф» и «Агата Кристи» — три легенды русского рока, которые успешно обособились от бескомпромиссных омичей и могучих питерцев с москвичами, а потом провели синхронизированную атаку на столицы. Из Свердловска и Илья Кормильцев: культовая фигура в музыке и литературе, не только автор текстов «Наутилуса», но и переводчик Толкиена, Стоппарда, Даля, Уэлша, Паланика, Берроуза, Ника Кейва, Брета Истона Эллиса и Бегбедера с Уэльбеком.

Кино в Екатеринбурге — это прежде всего Свердловская киностудия, основанная в 1943 году как резервный центр советского кинематографа в эвакуации; сегодня её вспоминают скорее по зрительским хитам вроде «Трембиты» или «Найти и обезвредить». Но в 80-х и в её недрах, и параллельно ей (в случае Сигарева) созрели некоторые из самых необычных режиссёров постсоветского кинопроцесса. Пройдёмся по списку:

Ярополк Лапшин



Сугубо традиционный режиссёр, олицетворение (вместе с Георгием Кузнецовым) золотого века Свердловской киностудии. Ученик Кулешова, он снимал характерные для студии фильмы: семейные исторические саги («Угрюм-река», «Демидовы», «Дым отечества») и компактные военные драмы («Назначаешься внучкой», «Перед рассветом»). В начале 90-х, как и многие коллеги, выдал пару боевиков про народных мстителей-антибандитов, в данном случае сельских.

Сергей Мирошниченко

Представитель документального крыла Свердловской киностудии (которое в некоторые моменты её истории было и единственным). Именно Мирошниченко стал автором международного проекта «Рождённые в СССР» с советской стороны: подобрал 20 «детей перестройки» и задокументировал их отношение к жизни, Вселенной и всему остальному. Мирошниченко, уже самостоятельно, снял и продолжения «Семилетних», проследив за судьбой героев в 14 лет (премия Emmy) и в 21 год.

Владимир Хотиненко



Выпускник Свердловского архитектурного (куда пришёл уже после армии), он 4 года проработал художником-постановщиком на Свердловской киностудии, а потом снял там же целых семь фильмов — ещё до «Мусульманина» и «1612». Кроме пары боевиков о бравых коммунистах, это меланхолическое, перестроечное «Зеркало для героя» про путешествия во времени; камерная фантасмагория «СВ. Спальный вагон»; «Патриотическая комедия», где за год до «Окна в Париж» фигурирует стенной портал в зарубежную столицу; а главное, параноидальный шедевр «Макаров» о непростых взаимоотношениях между писателем и полуавтоматическим пистолетом.

Алексей Балабанов



Живой классик, который — не успели оглянуться — уже объявил о съемке последнего фильма. Василий Сигарев выразился о нём так: «Балабанов привёз Урал в Питер, а не переехал туда». Если конкретнее, Балабанов привёз из Свердловска первое высшее образование (переводчик), пять первых лет работы в кино ассистентом режиссёра на Свердловской киностудии, суровый и мизантропический, даже по питерским меркам, склад ума и монументальное отчество Октябринович; а ещё — короткометражку о свердловских рокерах «Егор и Настя» и название «Груз 200», которое можно расценить как ответку «Грузу 300» Георгия Кузнецова.

Алексей Федорченко



Удивительный человек, который 15 лет управлял умирающей Свердловской киностудией, а после отучился во ВГИКе и снял безумный мокьюментари «Первые на Луне» (за который, кроме массы призов, получил медаль «За заслуги перед космонавтикой»). Черно-белый фильм о невоспетых советских покорителях Луны, экспериментах с пьяным поросенком и побеге за границу в космическом аппарате неожиданно взял приз за лучший документальный (!) фильм на Венецианском фестивале. Что касается его скандальных «Овсянок», их съёмки и показ не раз срывались; в результате картину обласкали в Венеции (Тарантино, как утверждают, аплодировал стоя), а на родине окрестили «порнографическим кошмаром».

Егор Баранов



Новая кино-гордость екатеринбуржцев: молодой (действительно молодой) режиссёр, снявший забавный и четко сориентированный на коммерческий успех фильм «Самоубийцы» со Стычкиным, Воробьёвым и Акиньшиной. По-видимому, он не был бы свердловчанином, если бы не поднял градус абсурда в следующем фильме на пару делений. Так и есть: в «Соловье-разбойнике» менеджер Охлобыстин с двумя золотыми маузерами и пулемётом Дегтярёва борется с «дураками и предателями», то есть с богатыми людьми. Если Пелевин подключался к народному бессознательному шутки ради, Баранов делает это во имя лулзов и денег — успешно ли, пока неизвестно.

Василий Сигарев



Драматург-вундеркинд, ученик Николая Коляды, написавший первый рассказ в 13 лет и завоевавший сразу «Дебют» и «Антибукер» в 23 года; уроженец Свердловска. В кино пришёл благодаря упрямству: не хотел никому отдавать свой первый сценарий «Волчок» и в результате снял кино сам. Фильм вызывал бурю дискуссий и осыпал Сигарева теперь уже кино-призами; тот перегруппировался и снял «Жить». К удивлению зрителей, фирменная свердловская брутальность в фильме сочетается с редкой по внятности жизнеутверждающей позицией и почти полным отсутствием социальных «ужасов» .

Так принадлежит ли Сигарев со своим «Жить» к «уральской субкультуре» или нет? Трудно сказать. Если «свердловская школа» и существует, то её прозрачная, стылая, неуловимая интонация жизненной правды у Сигарева тоже проглядывается. Но в фильме «Жить» её уверенно заглушает ревущий эпос: летящий в воду с дамбы велосипед — это не «мелкие беды мелких людей», а знак препинания в античной трагедии. Если Данила Багров сам поучающе отвечал, «в чем сила», то на вопрос Сигарева «Зачем любить, если всё равно заберут?» — может ответить только сопереживающий зритель.

российское кино  8 комментариев 
Комментарии (8)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...