Спин-офф
 



добавить в:
Так есть ли у нас Папа?

04.04.2012 10:40 • 20 комментариев

Каннскому лауреату Нанни Моретти позволено многое — особенно, когда дело касается неудобных тем. Впрочем, тема религии и религиозных институтов неудобна там, где много спорных вопросов, а в фильме “У нас есть Папа!” главный вопрос, в сущности, один: если человек посвятил какому-то делу всю свою жизнь, то как судить о нём по делам его, если он вдруг понял, что всю жизнь занимался не тем?..



Главный герой “Папы…” — кардинал Мельвиль в исполнении великолепного даже в престарелом возрасте Мишеля Пикколи. После смерти предыдущего Папы конклав избрал новым Папой его, и бедный кардинал, надеющийся на тихую спокойную старость, вдруг впадает в истерику, прячется и заявляет, что не может взвалить на себя такую непосильную для него ношу. Но, будучи избранным конклавом, нельзя просто так отречься от папского звания — это будет равносильно отречению от самого Бога и Церкви, так что причины напряжения и нервного срыва тут вполне очевидны.

Новоизбранному Папе ради достижения душевного равновесия приводят лучшего психолога в Италии, но и он не может толком помочь. Папу везут к другому лучшему психологу, и на обратном пути в Ватикан, он сбегает, как нашкодивший школьник.



Сперва может показаться, что почтенный старец совсем ударился в детство (или, как вариант, впал в маразм), но нет — по тому, что происходит дальше, мы ясно понимаем, что перед нами — живой человек, более того, любящий и ценящий жизнь в разных её проявлениях. И его неспособность посвятить себя божьему промыслу в конце-концов оказывается понятной даже нерелигиозному наблюдателю.

Несмотря на то, что по ходу своего небольшого душеспасительного путешествия кардинал Мельвиль вспоминает свою старую жизнь, уровень накала его переживаний безгранично далёк от бергмановской “Земляничной поляны” — фильм на всём своём протяжении так и остаётся немножко комедией — странной, но комедией. Причём, по тому, с какой изобретательностью режиссёр находит всё новые развлечения для оставшихся кардиналов, не имеющих возможности покинуть стены Ватикана, пока толпе на площади не представлен новый Папа, вы запросто можете сделать вывод, что то, что вы видите на экране, скорее всего носит характер скрытого реванша, и Нанни Моретти в лице своего героя — психолога — церковникам явно мстит, доводя их злоключения практически до абсурда.



На протяжении всего фильма нас, зрителей, плавно знакомят с ватиканскими традициями , да настолько искусно, что к финалу мы довольно точно представляем уровень катастрофы, постигшей бедных кардиналов и всех сочувствующих. Моментами может показаться, что Нанни Моретти заигрывается с изощрённым издевательством над ватиканскими традициями, но этот перебор с комедией — всё же оправдан той глубиной экзистенциального кошмара, в который погружается Ватикан после истерики кардинала Мельвиля. Если немного абстрагироваться от самого сюжета и взглянуть на проблематику фильма, то можно предположить, что он — о конце света для отдельно взятого микрогосударства, не больше и не меньше.



Должен заметить, что, если бы не обаяние старенького Мишеля Пикколи, фильм запросто мог бы превратиться в обличительный памфлет, но с ним — ты проникаешься обаянием пожилого кардинала, и, вне зависимости от того, разочарует вас развязка сюжета или обрадует, вы до последнего будете ему сочувствовать, сопереживать и желать скорейшего разрешения этой безвыходной ситуации, когда тебя объявляют наместником Бога на земле, а ты — не готов.
Дмитрий зимин, итальянское кино  20 комментариев 
Комментарии (20)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...