Спин-офф
 



добавить в:
Короткометражки. Вторая часть

14.07.2010 08:10 • 6 комментариев

Продолжение текста о коротком метре.

Сложившаяся в России система кинообразования, кинопроизводства, и кинопотребления пока по-российски специфична: несмотря на ореол национального величия эйзенштейновского наследия, киноэксперименты молодых режиссёров, даже если они и есть, до широкого зрителя доходят редко – даже на вездесущем YouTube не найти и дюжины ярких и интересных работ.

Ситуацию комментирует Максим Кузьмин, продюсер фестивальных программ «Future Shorts»: «К сожалению, в России воспринимают короткий метр невсерьез, не как одно из направлений киноискусства, а, скорее, как какую-то прикладную или учебно-проходную форму. То есть снял на 1-м или 3-м курсе ВГИКа короткометражку одним планом и, вздохнув с облегчением, забыл про это навсегда. В России я не знаю студий или режиссеров, которые были бы ориентированы в первую очередь на короткий метр, но в мире такая практика есть: есть культурные институции, которые работают с короткометражной кинопродукцией, его производством и поддержкой. И это крайне важно для всего кинематографа в целом. Короткий метр был и остается локомотивом полного метра, а ни в коем случае не его придатком. Огромный плюс короткометражного кино — в его свободе от больших бюджетов, от продюсеров, от цензоров и т.д., что обеспечивает тем самым неприкосновенность художественного замысла. В большом коммерческом кино создателям редко удается завоевать право на эксперименты или на новые идеи в фильмах — непонятно какова будет реакция публики и, следовательно, непонятно, что будет с бокс-офисом. В этом плане короткий метр значительно прогрессивней: нет таких рисков, а есть немного свободы для экспериментов, новых идей, приемов, новых художественных высказываний».

Примеров — масса: Дэвид Линч время от времени радует публику своими короткометражными киноэкспериментами и, кажется, даже пытается заработать, продавая недорогую подписку на доступ к некоторым их них на своём сайте. В то же время, его уже хрестоматийные короткометражки «Шестеро блюющих мужчин» и «Алфавит» не состоялись бы, не дай ему продюсер денег и не скажи: «Снимай всё, что хочешь». С другой стороны, уже полнометражный «Голова-ластик» снимался несколько лет именно из-за нехватки бюджета – Линчу пришлось занимать денег у родствеников и друзей, чтобы закончить фильм. Почти двадцатью годами позже у Кевина Смита с «Клерками» случилась похожая история.

Однако в современной западной практике уже довольно много примеров, когда после яркой короткометражной работы молодого режиссёра приглашали в Голливуд. Далеко ходить не надо — вот примеры недавнего времени, уже ставшие хрестоматийными и по воле случая имеющие нечто общее в названии — одну и ту же цифру:



В 2005 году Шейн Эккер сделал стильную постапокалиптичную кукольную сказку, с названием «9», а спустя пару лет, продюсеры — Тимур Бекмамбетов и Тим Бёртон — предложили ему сделать полнометражную версию его истории. Похожее случилось и с Нилом Бломкампом, «Район 9», которого стал реальностью благодаря сделанной им ранее изобретательной псевдодокументальной короткометражке «Выжить в Йобурге», в которой он не только раскрыл неожиданно реалистичные для фантастики остросоциальные детали метафоричного сосуществования людей и инопланетных беженцев, но и сделал полноценный кинопродукт – как по драматургии, так и по продакшну.

В России же таких ярких историй успеха пока не наблюдается. Вот режиссёр Андрей Либенсон, занимавшийся недавно поиском режиссёра для сериального проекта, в своём блоге рассуждает, что совсем неопытному выпускнику вряд ли дадут полноценный проект – сериал или полнометражный фильм – ведь риск, что тот не справится, всё же есть. Но как только этот вчерашний выпускник набирается опыта – как правило, в телепродакшне, его талант тут же куда-то пропадает: «От телесериальных [планов] — крупный-средний-общий-панорама — тошнит уже не передать как. Но что мешает мыслить выразительно и монтажно большинству выпускников кинофакультетов — загадка. Как и другое — что происходит с ними, когда они попадают в телевизионный продакшн? Людей, зачастую, просто не узнать. Куда все пропадает, если и было?»



Фестивали в связке с современными цифровыми технологиями – сегодня один из самых популярных, и, вероятно, пока наиболее действенных способов донесения неформатной короткометражной кинопродукции до зрителя. «Махэттенский кинофестиваль» и «Future Shorts» – знакомы россиянам, пожалуй, больше всего. Некоторые малобюджетные фестивали проходят почти «без шума», локально, и организуются благодаря пожертвованиям или дотациям. Некоторые, вроде «Dotfest» – вообще существуют только онлайн. Самые крупные фестивальные проекты со временем «обрастают» спонсорами, некоторые из которых иногда даже сами снимают короткометражное кино – проект BMW «The Hire» или недавние мини-web-фильмы про единорога от Philips – как раз тот самый пример, когда инновационность короткого метра надолго приковывает внимание потребителей. Но это – редкие и яркие исключения из правил. В большинстве случаев удачных бизнес-проектов в коротком метре не много, да и стандартные кинопрокатные средства здесь работают плохо – это подтверждают слова многих организаторов «короткометражных» фестивалей:

«Пока такие фестивали – это исключительно культуртрегерские проекты, совсем не прибыльные и даже не всегда окупающиеся», — констатирует директор «Канского видеофестиваля» Павел Лабазов.

С другой стороны, у сборников лучших фестивальных работ на DVD и онлайн-публикаций фестивального видео наблюдается постоянный рост аудитории: открывшийся в этом году «Dotfest» за несколько недель слёту собрал 300 заявок и несколько десятков тысяч просмотров, у официальной странички «Future Shorts», открытой не так давно, на YouTube – почти 64 000 подписчиков и 24 000 – на «Фейсбуке».. Словом, тенденция очевидна.

«Думаю, что популярность короткого и сверхкороткого метра связана с лёгкостью восприятия работ такого формата. Если судить по количеству присылаемых работ на мой фестиваль, — рассказывает художник Дмитрий Булныгин о «Фестивале Сверхкороткого Метра», — то авторов в России, работающих в короткометражном формате, очень много. Правда, по-настоящему хороших — гораздо меньше»...

В свою очередь, Фабьен Ригалл, креативный директор «Future Shorts» считает, что потенциал интереса к короткометражному формату – огромен, и интернет играет для его развития далеко не последнюю роль – с этим трудно поспорить, когда речь заходит о поиске, например, ни разу не издававшегося фильма из какой-нибудь позапрошлогодней фестивальной программы. К тому же постоянное функционирование интернет-«бэкапа» фестиваля позволяет поддерживать к нему постоянный зрительский интерес. Косвенно об эффективности интернет деятельности организаторов фестиваля говорит тот факт, что за несколько лет своего существования, «Future Shorts» «прописался» уже в 12ти странах и 60ти городах – такого бы не произошло, будь фестиваль только «офлайновым».

Вопрос о монетизации фестивального интернет-проекта пока открыт.

Разумеется, большую роль в популяризации короткометражных кинофестивалей играет и качество репертуара, и налаживание разносторонних коммуникаций со зрителями. Но, несмотря на то, что количество просмотров короткометражного кино на YouTube пока меньше просмотров клипов Lady Gaga, по имеющимся на сегодня цифрам можно констатировать: зрительская аудитория короткометражного кино однозначно постоянно растёт. И интернет в данном случае – отличный инструмент и его продвижения, и размещения. Дело за малым — за интересным и качественным материалом.
короткометражки, Дмитрий Зимин  6 комментариев 
Комментарии (6)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...