• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
Секреты Лос-Анжелеса
 



Интервью из архива (Часть вторая)

11.04.2010 16:12 • 18 комментариев

Спилберг однажды заметил: «У Тома есть „шестое чувство“ в отношении историй, которые подходят для него. Именно поэтому он и считается актером с неизменным успехом». Согласен ли ты с таким определением твоей карьеры?

Мне нравятся сложность и разнообразие. Я часто выбираю сложные характеры и фильмы только потому, что история становится важна для меня самого. Но в то же время, я хочу, чтобы мои работы носили и развлекательный характер, чтобы они втягивали зрителя в себя и увлекали за собой. Когда я снимал «Лучший стрелок» меня спрашивали: «Зачем ты делаешь этот фильм?" Это вовсе не ты… или когда я делал „Коктейль“, люди говорили, что я пропагандировал алкоголь. Когда мы снимали „Человека дождя“ С Хоффманом, люди задавались вопросом „Что это Круз с Хоффманом делают там? Почему они застряли вот уже два года над этим фильм? О чем они вообще думают?!" Или „Рожденный четвертого июля“ — что это с ним, после всех этих несерьезных фильмов? Мне даже говорили: „Ты уничтожишь свою карьеру этой работой!" Но я сказал себе: „думайте, что хотите, а этот парень мне близок по духу, и я сделаю этот фильм." А “Интервью с вампиром“ — все кричали „Круз сошел с ума, если он делает ужастики теперь“; а “Ванильное небо» — «у парня явно не все дома — он взялся за фантастику… что-то с ним не то творится…. А »Джерри Макгуайер» — «Что? Фильм о спортивном агенте? Или он вообще свихнулся? Что там может быть интересного?" Не говоря уже о »Магнолии» — (улыбается) это ж ужас какой повернутый парень, но найти в себе то, что присуще ему, было для меня преодолением таких внутренних барьеров и запретов, что я чувствовал себя больным и увечным внутренне какое-то время, хотя уже давно знаю профессиональные актерские приемы для «сбрасывания» с себя роли. Но, как ты знаешь, все эти фильмы получились вполне нормальными и запоминающимися, они нашли свою благодарную аудиторию, а некоторые даже оставили след в истории кинематографа, смею надеяться (улыбается). Для меня абсолютно неважно насколько сложным может быть выбранный мною характер, по мне так чем сложней и противоречивей тем лучше. Ты же знаешь насколько сложным и противоречивым характером является Граф Штауффенберг в нашем представлении. Смотри, за 64 года истории кинематографа мы привыкли к определенному типажу германского офицера. Мы привыкли видеть насколько ужасна была Германия и сколько горя немецкий народ принес всему человечеству. Но мы-то знаем, что не может быть все так просто и однозначно. Не все немцы были монстрами и кровожадными чудовищами как нас приучали все эти годы думать. История куда сложней и противоречивей, чем нам преподносят средства информации и пропаганды. Я до настоящего момента тоже знал очень мало о Германском сопротивлении и вообще истории второй мировой войны, а теперь я могу сказать, что знаю лишь то, никогда нельзя каждого обвинять в грехах одного.

Я продолжу цитату из Спилберга, которая мне очень нравится: «Он играет героев, которые вроде бы и не выходят далеко за рамки его диапазона. Однако, Том не ограничивает себя, испытывая наши представления об его актерском диапазоне, показывая нам эмоционально-заряженные сцены такой силы, что приводят в изумление людей, уверенных в том, что полностью „вычислили“ его.." Твое появление в »Солдатах неудачи» Бена Стиллера — было полной и весьма приятной неожиданностью… как тебе это удается — всякий раз удивлять нас?

(Хохочет во весь голос, откинувшись назад). Когда Бен показал мне сценарий и попросил несколько советов, я сразу понял, что хочу быть в фильме. Мы вписали этот кусок с Лессом Гроссманом, и я поставил только одно условие, что должен танцевать… (смеется). И я скажу тебе, что не танцевал так вольготно со времен «Рискованного бизнеса». Самое приятное было — видеть реакцию съемочной групы. Все лежали от смеха (Том откинулся на спинку софы, опять увлеченно рассмеявшись, видимо, вспоминая момент).



(Посерьезнев) Я и сам не знаю как так получается, я не думаю много об этом, просто выбираю то, что вызывает мой интерес, какое-то внутреннее душевное движение, и я готов к работе…


А что может вызывать твой интерес?

Жизнь сама по себе (без тени улыбки, совершенно серьезно). Понимаешь, когда я читаю сценарий и чувствую интерес на очень глубоком личном уровне, я знаю, что это для меня, и тогда я полностью отдаюсь работе. Может быть в этом и секрет — в полной отдаче? Если работа получается интересной, и зрителю нравится то, что он видит, я счастлив. Это значит, что мой внутренний мир настроен синхронно на мир вне меня, на людей, живущих в этом мире. Если люди смогут объединяться через те эмоции, которые я несу им в каждом своем фильме, то в этом огромное удовлетворение для меня. Это заряжает и дает энергию двигаться дальше, понимаешь?! Я очень благодарен судьбе за то, что люди получают удовольствие от моей работы…

А сценарий «Валькирии» не вызвал сомнений?

Я получил сценарий «Валькирии» и прочитал его одним духом, не прерываясь ни на секунду, так он меня захватил. Потом отложил на некоторое время и опять перечитал, но уже спокойней, медленней… после этого я подумал, что тут решиться на что-то будет очень непросто: несмотря на то, что я хотел работать с Сингером довольно давно и история сама по себе просто потрясающая, и герой исключительно интересный, но тем не менее очень уж все это вместе выглядело непросто. Мы собрались вместе — Сингер, Маккуорри и я посмотрели друг на друга и в этот момент мы вдруг сообразили, что материал, который мы хотим «поднять», возможно окажется даже тяжелей, чем мы ожидаем… Сингер говорит: Как мы можем привести это в действие? Это должен быть жанр, комбинирующий триллер, suspense и правдивую реальность… история ведь абсолютно реальная, и до сих пор живы люди, так или иначе имеющие к ней отношение, дети и внуки участников сопротивления. Но мы хотим показать ее (историю) новым поколениям, молодым людям, привыкшим смотреть очень интенсивные триллеры с очень напряженным действием. Дилемма заключалась в том, чтобы удержать внимание молодого зрителя и сохранить правдивость событий. Это история, которая читается с ощущением того, что у тебя над ухом тикают часы, то ли механизма бомбы, то ли твоей собственной жизни… и именно так Штауффенберг жил последние месяцы его жизни. Возбуждало нас то, что мы должны были найти решение переложения этой истории на экран. При этом возникали и другие сложности: нам нужны были люди абсолютно преданные проекту и неболтливые, сдержанные. Для всех нас этот проект стал во многом очень личным опытом, своеобразным путешествием в прошлое, которое многому нас научило. Не говоря уже о том, с какими потрясающими людьми мы встретились по пути… Одна женщина принесла фотографии дома, где мы снимали сцену первой встречи Штауффенберга с другими членами сопротивления и где хранились те самые бомбы. Это был дом ее родителей. Она рассказала нам о том дне, когда ее отец был арестован, о том как она пыталась отнести ему кое-что из одежды и еды, но охранник сказал, что в этом уже завтра не будет нужды, так как отца ее расстреляют на рассвете… Много поразительных встреч. Это был совершенно потрясающий проект! (Том качает головой, словно не веря самому себе.)

Мог бы ты назвать какой-то фильм, участием в котором ты гордишься особенно?

(Удивленно поднимая брови) Ох, не знаю. Так вот с ходу… ты, ты скажи мне. Какой на твой взгляд фильм я мог бы выбрать, чтобы отвечать на подобный вопрос в будущем?

Хм… Как насчет «Рожденного четвертого июля»? Очень неоднозначная актерская работа после плеяды красивых молодых парней из предыдущих работ… Я очень люблю этот фильм.



Спасибо, вполне подойдет (задумчиво)…это был потрясающий опыт от встречи и работы с Роном Ковиком…да… и Оливер (Стоун)! Пожалуй я с тобой соглашусь… Когда мы уже были готовы начать снимать, студия решила пойти на попятный, мне много раз говорилось, что я разрушу свою так удачно начавшуюся карьеру. Но мне было абсолютно наплевать на все это. История казалась слишком уж важной и бередящей душу. Я могу гордиться тем только, что мы с Оливером не уступили студии и сделали фильм. И то же самое было с »Человеком дождя»… многие не хотели этот фильм выпускать на экраны… Я горжусь, что не уступил… а продолжал работать. (вскидывая голову и улыбаясь опять во весь рот) Ты знаешь, практически каждый фильм, в котором я был занят, может быть предметом гордости для меня. Если я чувствую нутром, что сценарий лично для меня «работает», то я предпочитаю рискнуть. На удачу или на провал, но риск есть во всем и всегда… без этого невозможно в нашем бизнесе. Я делал фильмы, опираясь на собственную интуицию, и многие из них запомнились зрителям по многим параметрам.

Кто были твоими учителями в кино?

У меня нет классического образовани. Я учился у людей по ходу развития моей карьеры. Пожалуй, самым важным из всех, особенно в начале, был Ридли Скотт. Я снимался у него в 1985 году, в »Легенде». Я был совершенным мальчишкой. Страшно любопытным и жадным до знаний. Я учился у Ридли всему на площадке, и я имею в виду ВСЕМУ… Я мог часами наблюдать как он готовит площадку к съемке, устанавливает свет, что-то замеряет. Я задавал вопросы специалистам каждого цеха, работающих над фильмом, путался у всех под ногами. Как же мне повезло, что в большинстве своем это были люди очень терпеливые и щедрые, делившиеся со мной знаниями, которые я мог бы годами добывать в колледже или университете из сотен книг… самым потрясающим открытием для меня было использование Ридли (Скоттом) света. Что он творил с этим, просто чудо! И это до всех нынешних компьютерных фокусов с CGI. Ридли достигал необычайного эффекта и глубины сцены только за счет правильной установки света. Каким-то непостижимым образом он всегда знал, что должно получиться на пленке и практически никогда не ошибался. Я всегда первым мчался смотреть только что обработанную пленку отснятого накануне материала… Это было такое удивление всякий раз! Как он знал, что освещение будет именно таким, а не другим?!. Он был в моих глазах просто волшебником каким-то! Я же был абсолютно и безнадежно влюблен в кино и в процесс создания кино. Не было силы на свете, которая могла бы повернуть меня в другом направлении. Я продолжал быть «головной болью» для нашего оператора — Алекса Томсона -мастера своего дела, который терпеливо объяснял мне свой выбор той или иной линзы, ракурс, глубину кадра и прочие тонкости операторского дела. Многое из того, что я знаю и используя как актер, было выучено в тот год… Кроме того я смотрел огромное количество разнообразных документальных фильмов о кино. Все, что только попадалось под руку, и, конечно, фильмы, фильмы, бесконечная череда фильмов, которые формировали вкус и профессиональное чутье… Я не заканчивал кино-школы или каких-либо специальных курсов или факультетов. Меня учила жизнь и опыт работы на площадке, а в учителях недостатка не было. Мне везло на талантливых людей: Ридли и Тони Скотт, Оливер Стоун, Стэнли Кубрик,Роджер Доналдсон, Барри Левинсон …. Я помню, что однажды Стенли Кубрик меня спрашивал о том, как Ридли Скотт работает со светом, и я был страшно горд тем, что мог вполне профессионально это объснить.

Почему ты в какой-то момент решил сам заниматься производством фильмов и стал продюсером

Знаешь, у меня естественный дар общения. Я легко схожусь с людьми, легко общаюсь. Мне нетрудно заниматься сложной, тяжелой для кого то, утомительной работой, связанной с производством фильмов, когда тысяча разных вещей происходят ежеминутно. Поэтому все это как-то естественно привело меня к началу производства фильмов и созданию своей производственной компании. Я читаю сценарий и сразу вижу что необходимо сделать, чтобы перенести его на экран… То есть это сначала возникло из необходимости творческой, а потом и производственной… Когда я понял, что могу использовать свой собственный опыт и свои собственные связи, наработанные за много лет в бизнесес, а не обращаться к кому-либо за помощью. Мне нравится делать фильмы, но так же быть и актером. Поэтому я должен найти людей, которым я могу доверить много важной работы, и спокойно заниматься творческой стороной процесса. Тут главное — уметь делегировать обязанности и разделять ответственность, чтобы люди осознавали важность своего места и последствия принятия решений без оглядки на кого бы то ни было. Я собрал команду людей, понимающих друг друга практически с полу-слова. Для меня очень важно знание того, что когда я занят в картине как актер, есть люди, знающие что они делают в каждый данный момент съемок. Мне важно выдать самое лучшее на что я способен, когда я работаю над ролью, и мне также очень важно, чтобы режиссер мог выдать самое лучшее на что он только способен. Поэтому мне нужна команда профессионалов, которая будет контролировать производственный процесс, и я использовал весь мой накопленный опыт общения с людьми, собирая такую команду. Работать над фильмом это значит на какое-то время стать единой семьей со всеми, кто с тобой на площадке. Поэтому очень важна добрая и дружеская атмосфера… Мы становимся очень близки, особенно когда проводим много времени на натуре. Для меня суперважно, чтобы люди чувстввоали себя комфортно рядом друг с другом, не взирая на разные позиции в группе. Для меня все члены моей съемочной группы — члены моей семьи, и я отношусь ко всем с одинаковой заботой и требованиями.

Говоря о семье — как тебе удается находить время для всех?



С моей сестрой ЛиЭнн ты уже встретилась. Правда, она чудо? ЛиЭнн очень много времени проводит со мной, помогая мне в работе с прессой и вообще со всеми событиями, так или иначе связывающими меня с разными организациями. Я очень дружен с моими сестрами… Моя семья всегда была важна для меня. Я рос, окруженный заботой мамы и трех сестер, так что можешь себе представить каково мне приходилось! (хохочет) Сейчас я возвращаю им ту заботу, которой окружали меня. Но ЛиЭнн все же считает, что я нуждаюсь в опеке (подмигивает сестре, которая входит в комнату в этот момент). Понимаешь, дело в том, что я научился балансировать свои профессиональные и личные обязанности достаточно давно, с самых ранних лет моей кино-карьеры. На самом деле это не так уж и сложно. Главное расставить приоритеты и следовать им. Если подумать, то на все можно найти достаточно времени, чтобы все были счастливы и довольны. Сейчас мы основное время проводим в Нью Йорке, где моя жена Кейти занята на Бродвее в спектакле «Все мои сыновья». Она на сцене практически каждый вечер, поэтому о съемках пока речи не идет. Она, как и я, — человек полностью себя отдающий какому-то конкретному проекту. С выходом «Валькирии» у меня будет меньше времени на домашние дела, пресс-тур, сама понимаешь, премьеры… но мы с нетерпением ждем рождественских каникул, когда сможем побыть все вместе несколько дней. Потом опять в дорогу… В Москву в том числе… в январе. Я ведь уже был в Москве в 1985 году (в 1988 — поправляет ЛиЭнн, улыбаясь). Да-да в 1988… я там…

Том, — прерывает его ЛиЭнн, — время…



Нет-нет, не беспокойся (поворачиваясь к ЛиЭнн, которая вопросительно смотрит на него) мы почти закончили… (это об интервью…). В двери маячит фигура следующего журналиста, ожидающего своей очереди с ТК. Мы прощаемся, я не смею задерживать его больше. Наша беседа и так продлилась на десять минут больше того, что было отпущено. Я так и не узнала, что он делал в России в 1988 году.
архив, интервью, Том Круз  18 комментариев 
Комментарии (18)

Новый комментарий...

  • 4

    wall_E_ua 11 апреля 2010, 20:18 пожаловаться

    #

    Отличное интервью, как раз на днях смотрел Рожденный 4-ого июля, Том — Великолепный Актер, а главное разноплановый

    ответить

  • 3

    RNevill 11 апреля 2010, 21:10 пожаловаться

    #

    Вот читаешь его ответы по новой(на тот момент) «Операции Валькирия», и кажется что это просто пиар картины, все эти рассказы. А потом видишь как человек на самом деле увлечен и погружен в процесс.
    Спасибо за интервью)

    ответить

  • 3

    Raritet 11 апреля 2010, 21:31 пожаловаться

    #

    Том Круз — человек, который выполняет свои кинематографические функции (будь то актер или продюсер) на интуитивном профессиональным уровне не без помощи накопленного опыта и той «школы», которая научила его всему. Он действительно очень глубоко проникся атмосферой кино, вливаясь в нее с полной отдачей. Про таких говорят: «Живет одним кино». Из этого интервью видно, что он — максималист в плане работы с людьми, имеющими причастие к кинопроцессу.
    Спасибо Вам, Наталия, за столь отличное интервью)))

    ответить

  • 2

    SASHAmozhet 11 апреля 2010, 21:54 пожаловаться

    #

    Шикарное интервью!!!

    ответить

  • 1

    рассел кроу 11 апреля 2010, 23:05 пожаловаться

    #

    точно))
    а еще лучше фото со съемок «Солдат неудачи»)))

    ответить

  • MShummi 11 апреля 2010, 23:22 пожаловаться

    #

    Интервью отличное! Такие большие и развернутые ответы.
    Том великий актер не побоюсь этого слова. Только такой актер мог одинаково убедительно сыграть и Лесса Гроссмана и Штауффенберга.

    ответить

  • 2

    ImPEREZ 12 апреля 2010, 07:23 пожаловаться

    #

    Достаточно обширные ответы на сравните5льно простые вопросы. Томми любит пофилософствовать, и в чем то это плюс, так как видно что человек думает и не несет попкорновый бред. Круз действительно хороший собеседник. Спасибо за интервью :)

    ответить

  • GoodFather 12 апреля 2010, 14:26 пожаловаться

    #

    Как к актеру, к нему вопросов нет. А как к человеку который состаит в секте…

    ответить

  • NataliaHigginson 13 апреля 2010, 01:51 пожаловаться

    #

    Тут — тонкий вопрос. Я уверена, что если когда-то речь и зайдет об этом, он обоснует свое представление о вере. Его вера стоит на нерушимом для него доказательстве — он вылечился от дислексии и приобрел уверенность в себе, следуя методикам Рона Хаббарта. Он как-то говорил об этом много, пространно и с большим энтузиазмом в одном из телевизионных интервью. Вообще, разговоры о религия их сектах не приветствуются в профессиональных интервью, если тема заранее оговорена и не включает вопросы личных пристрастий и верований.

    ответить

  • 1

    okolga 12 апреля 2010, 16:15 пожаловаться

    #

    Если увидитесь с Томом на джанкете к «Рыцарю дня», сможете продолжить беседу и узнать-таки, что он делал в России в 88-ом году.)

    ответить

  • 1

    attractive 12 апреля 2010, 16:34 пожаловаться

    #

    А заодно и пригласить его приехать в Россию еще раз ;)

    ответить

  • 2

    asne 12 апреля 2010, 17:30 пожаловаться

    #

    вы уж определитесь «Анжелес», «Анджелес» или «Анжедлес»

    ответить

  • NataliaHigginson 12 апреля 2010, 18:53 пожаловаться

    #

    Где вы увидели опечатку? Особенно вот эту — «Анжедлес». Укажите, пожалуйста, точное место, чтобы я могла исправить.

    ответить

  • asne 13 апреля 2010, 14:34 пожаловаться

    #

    «Анжедлес» было на головной странице в ссылке, по которой я вышел на интервью, сейчас эта ссылка куда-то уползла. «Анджелес» — заголовок этого интервью. «Анжелес» фигурирует под заголовком, оформляя ссылку.
    Все употребления — в контексте заголовка «Секреты Лос-Анджелеса»)

    ответить

  • NataliaHigginson 13 апреля 2010, 17:57 пожаловаться

    #

    Тогда это не ко мне. То, что вы называете заголовками, было сделаны давно и не мной. Это — собственное название блога и ссылка к нему.
    Я отвечаю только за собственно тексты и заголовки к ним. И еще, меня несколько удивил «тон» вашего замечания.

    ответить

  • 4

    asne 14 апреля 2010, 14:59 пожаловаться

    #

    а чего в нем удивительного?
    Мне, честно говоря, глубоко все равно кто за что отвечает, я указал на ошибки, которые режут глаз.

    ответить

  • NataliaHigginson 14 апреля 2010, 19:46 пожаловаться

    #

    «Чего»?
    Я сочувствую вашему «порезанному» глазу, редакции подскажу, что нужно исправить. А разговор с вами мне неприятен. Мне и прежде подсказывали где есть опечатки, но никогда в таком резком тоне.

    ответить

 
Добавить комментарий...