всё о любом фильме:
Секреты Лос-Анжелеса
 



О вкусах не спорят

30.01.2013 19:12 • 9 комментариев

«Ржавчина и кость» — название немного странное для фильма о любви. А на том, что он в первую очередь о любви, настаивает сам режиссер Жак Одиар, на интервью с которым я побывала еще в Торонто.



Говорил Жак только по-французски. Его с грехом пополам переводил на английский (с французским акцентом) сценарист Тома Бидеген. Дело усложнялось еще и тем, что Тома переводил Жака непосредственно в момент, пока последний говорил. В записи у меня жуткая мешанина голосов, из которых выделить что-то связное было очень трудно. К тому же мы сидели в большущей комнате отеля «Интернациональ», по размерам напоминающую скорее скромных размеров бальную залу с прекрасной акустикой. Никакой мебели в ней не было, кроме двух круглых столов для разговоров с актерами и режиссером. Мы слышали каждое слово, произносимое за соседним столом, как они слышали и нас. Ад кромешный. У меня к концу интервью от раздражения был привкус во рту, похожий на «ржавчину и кость» (шутка).

В общем, интервью с Жаком для первой страницы у меня не получилось, но здесь, в посте, я смогу поставить несколько цитат.

Первым делом я спросила Тома, почему «Ржавчина и кость».

Говорят, что, когда в драке разбивают кому-то рот, ломают зубы, остается привкус ржавчины и специфический вкус сломанной кости. Сам я испытал подобный привкус только в кабинете дантиста, — улыбается Тома, сидя рядом со мной в ожидании Жака, который остановился в дверях, разговаривая с Марион Котийяр.

Жак подошел к нашему столу, поприветствовал всех на французском, элегантно пристроил себя на стуле, в то время как Тома говорил ему что-то по-французски. Оказалось, что Тома попросту перевел мой вопрос, так как режиссер повернул ко мне замаскированное черными очками лицо и стал что-то дружелюбно мурлыкать. Тома перевел следующее:



Мне кто-то подарил на день рождения сборник рассказов канадца Крэйга Дэвидсона «Ржавчина и кость». Не помню кто, к сожалению, хотя мне хотелось сказать этому человеку в конце титров к фильму спасибо за идею. Рассказы были интересные, и мы с Тома много говорили о них, прежде чем как-то сама собою возникла идея написать сценарий, взяв за основу один из рассказов, где мужчина-атлет в результате несчастного случая остается без ног. В этих рассказах не было никаких историй любви. Это мы сами все придумали. После «Пророка» мне хотелось снять немного другой мир. Мир, в котором присутствовали бы женщины и любовь. Но это должен был быть мир реальности, который описывали рассказы Крэйга. Мир отчаянья и бедности, в котором живут наши герои и герои рассказов. Социальный класс нашей героини не определен точно, но она находится немного на другом уровне, чем Али, конечно. Все-таки у нее была стабильная и хорошо оплачиваемая работа. Мы изменили героев и ситуации, но мы оставили мир, в котором они живут.

Действительно, мир, в котором живут герои фильма, суров. В центре фильма Жака Одиара находится молодой мужчина без определенного рода занятий, Али (Маттиас Шонартс), который с пятилетним сыном Сэмом приезжает в приморский город Антиб, где живет его сестра. Однако перед нами не Антибы на Лазурном Берегу, один из роскошных курортов, а город, где многим приходится просто выживать, как и в любом другом месте. Али берется за любую работу, чтобы как-то выжить, но по всему видно, что его мало что беспокоит в жизни. Главное, чтобы была еда на столе, крыша над головой и случайные женщины для удовлетворения самых простых потребностей. В его жизни нет цели и нет любви. Со Стефани (Марион Котийяр) он сталкивается случайно в одном из ночных клубов, где отбивает ее от не в меру агрессивного поклонника и провожает домой. Казалось бы, миры этих двух людей не должны пересечься, так как Стефани, по словам режиссера, «высокомерная принцесса», живущая своей работой и любящая только себя.



Дальнейшее развитие событий показывает, что несчастье объединяет людей не только простым сочувствием. Люди, пережившие боль, узнавшие вкус «ржавчины и кости», поднимаются в своем духовном развитии на совсем иную ступень. Все это вы узнаете, посмотрев фильм, а мне было интересно узнать мнение Жака Одиара о том, какое место занимает кинематограф во Франции и как он относится к американскому кино.

Кино во Франции и в целом в Европе имеет дело с реальностью. Мне видится, что отношения между кинематографом и жизнью в Штатах развиваются иначе. Реальность отдана там телевидению, а в кино господствует вымысел, сказка, фантазия. В редких случаях кино в США отражает реальность, адресует проблемы в обществе или просто перемены в его развитии в связи с теми или иными событиями. Даже такие режиссеры, как Скорсезе, например, которые в прежние годы отличались именно своей связью с реальностью, стали изменять этому правилу. Все это теперь всецело принадлежит телевидению и его многочисленным сериалам. Это новый формат, позволяющий рассказывать историю в развитии, отдельно взятыми эпизодами по 50 минут. Кино же стало более длинным, по два часа как минимум. И занято тем, чтобы привлечь и удержать зрителя в кинотеатрах. На телевидении нет такой задачи, ему достаточно часа, чтобы удержать людей у экранов, и обещания продолжения. Телевидение в некотором роде определило протяженность во времени взаимоотношений искусства с реальностью. Я полагаю, что жизнь, разбитая на почасовые эпизоды, травмирует зрителя в меньшей степени, чем полуторачасовой фильм с насыщенной и плотно концентрированной реальностью.

Слушая режиссера, я страдала от того, что не понимаю французский, так как подозревала, что английский Тома очень ограниченный в словарном запасе, что синхронный перевод — это не его стихия, а я могу что-то неправильно понять. Я дала прослушать аудиозапись моему мужу, который морщился и тоже явно страдал от неразберихи наложений одного языка на другой. Но он подтвердил, что я все поняла правильно в этом важном для меня ответе режиссера.

О Марион Котийяр Жак отзывался исключительно тепло, хотя и заметил, что, когда работал вместе с Тома над сценарием, совсем не думал о ней.

Я никогда не имею в виду каких-то конкретных актеров, когда работаю над сценарием. Мне важны мои герои, их характеры, развитие их личности, перемены в ней, связанные с теми событиями, в которые они попадают. Правильно выбранный актер, разумеется, очень важен, но все это решается позже, когда я уже точно знаю, кто они, герои, о которых я хочу рассказать. Марион — исключительно талантливая актриса и просто очень хороший и скромный человек. Что к этому можно добавить? (Жак разводит руками.) Вы ее тоже знаете, верно? Вот она (показывает в сторону другого стола, где в этом время актриса разговаривает с журналистами) всегда и во всем абсолютно честная. С другими я не работаю.

В отличие от других журналистов, которых интересовала классово-политическая подоплека фильма (ума не приложу почему), меня интересовал только художественный аспект, хотя мне с трудом удавалось прорваться с моими вопросами. Я впервые столкнулась с агрессивностью представителей американской прессы на этом маленьком джанкете. Однако я тоже не лыком шита и назойливо возвращалась с вопросами, которые интересовали меня. Я полагаю, что немного знаю и вкусы наших читателей, поэтому практически вынудила Жака ответить на вопрос о том, как он нашел Маттиаса (Шонартса), блестяще сыгравшего роль Али.



Мы поначалу хотели использовать не профессионального актера, а именно бойца, — ответил режиссер. — Я хотел, чтобы он был абсолютно убедителен в сценах боев. Для этого мы пересмотрели огромное количество боксерских матчей, даже побывали на нескольких закрытых, нелегальных (прикладывает палец к губам и улыбается, как бы призывая сохранить это в секрете) матчах, где все приемы дозволены, а главное — победить. Но, когда у нас сформировалась идея, что Марион будет играть Стефани, я пришел к выводу, что ни один непрофессионал не выдержит напряжения работы с ней. Я уже не говорю о том, что никому из этих простых парней не удастся перешагнуть ту пропасть, что разделяет профессионала высокого класса и новичка. Маттиас — профессионал с большим актерским опытом. Когда я посмотрел его последний фильм, у меня сомнений уже не было: Маттиас должен быть нашим Али. С Марион у них сложились очень теплые и дружеские отношения после первой же встречи. Для режиссера и этот аспект очень важен.

— О чем же все-таки ваш фильм, Жак, как бы вы его вкратце охарактеризовали? — спрашиваю с тайной надеждой, что он не станет описывать сюжет. И Жак меня не подвел!



Мне бы хотелось, чтобы вы мне рассказали, о чем мой фильм. — улыбается режиссер. — Когда мы создаем нашу картину, у нас, конечно, есть определенные идеи, взгляды. Но то, какие чувства эти идеи вызовут у зрителей, — это всегда сюрприз. Приятный или нет — это уже неважно. После первого же просмотра зрители владеют моим фильмом, а не я. С каждым новым просмотром он обрастает эмоциями сотен разных людей, которые вкладывают в него тот смысл, который им близок и понятен. У каждого человека в зрительном зале свое восприятие моего фильма. И мне это нравится.

Интервью в целом длилось 20 минут, но оказалось значительно короче из-за потери времени на перевод ответов режиссера. Мои коллеги задавали вопросы, которые я посчитала для вас неинтересными и поэтому не включила их в этот пост.



Очень надеюсь, что этот короткий разговор с Жаком Одиаром подхлестнет ваш интерес к фильму.
Ржавчина и кость, В авторской редакции  9 комментариев 
Комментарии (9)

Новый комментарий...

  • 4

    audiovideofil 31 января 2013, 01:35 пожаловаться «Ржавчина и кость»

    #

    В отличие от других журналистов, которых интересовала классово-политическая подоплека фильма (ума не приложу почему) […] Я впервые столкнулась с агрессивностью представителей американской прессы на этом маленьком джанкете.
    Мои коллеги задавали вопросы, которые я посчитала для вас неинтересными и поэтому не включила их в этот пост.


    Это всё потому, что они «валенки».

    ответить

  • Нэ валенки. Мокасины! :-)

    ответить

  • 3

    audiovideofil 31 января 2013, 04:52 пожаловаться

    #

    И этих до кучи.)

    ответить

  • Наталья, спасибо Вам огромное!
    Фильм я посмотрел еще на фестивале, отличное кино.
    И да — разница между кино США и Европы очень велика…
    Котийяр прекрасна.
    классово-политическое… Странно что ни не пытали режиссера на тему, почему Али спит только с женщинами… :[
    Отличный фильм. Мелодрама. Драма. В русле старого европейского кино. Социального и любовного. Любовь между мужчиной и женщиной, любовь родительская…
    Фильм отличный. Но тяжелый. еще раз большое спасибо за интервью!

    ответить

  • 5

    Harry Angel 31 января 2013, 10:30 пожаловаться

    #

    Могу судить об Одиаре только по одной картине — «Пророк» — должно быть это не много, но мне хватило и я был даже несколько шокирован тем натурализмом с которым он изобразил нравы и быт тюремного заключения во Франции. Название его нового фильма и краткий синопсис, обещают зрелище столь же жесткое и бескомпромиссное, правда перенесенное на другую почву и зажатое в иные сюжетные рамки. Главный же плюс проекта для меня заключается в имени Марион — вот женщина редкой красоты и таланта, одинаково притягательная как в дорогих голливудских постановках так и бюджетных драмах, играющая добродетельных простушек и расчетливых стерв, с длинными ногами и без оных.

    ответить

  • 2

    xirtam 31 января 2013, 10:46 пожаловаться интервью с европейцами всегда интереснее…

    #

    Телевидение в некотором роде определило протяженность во времени взаимоотношений искусства с реальностью.

    как хорошо загнули! аплодирую стоя. :)

    Я полагаю, что жизнь, разбитая на почасовые эпизоды, травмирует зрителя в меньшей степени, чем полуторачасовой фильм с насыщенной и плотно концентрированной реальностью.

    ну это смотря что снимать… в его случае это святая правда.

    ответить

  • xirtam 31 января 2013, 10:47 пожаловаться

    #

    ах, да — спасибо за труд, Наталья. Имею представление как было тяжело расшифровать эту запись. ;)

    ответить

  • SSSERDGGG 5 февраля 2013, 18:04 пожаловаться

    #

    Фильм хороший, интервью познавательно!

    ответить

  • Marina_Olegovna 7 февраля 2013, 22:35 пожаловаться

    #

    Спасибо большое за это короткое интервью и собственные впечатления. Я догадывалась, что американцы сейчас в большинстве своем повернуты на социально-политических темах, но разочаровывает, что никому не было интересно узнать о фильме что-то ещё, а Вы с честью справились с ситуацией:)

    ответить

 
Добавить комментарий...