Секреты Лос-Анжелеса
 



добавить в:
Большое интервью с Шарлто Копли

31.08.2009 11:45 • 29 комментариев

Интервью, которое я вам предлагаю, было записано за круглым столом, с ещё девятью журналистами, кроме меня.

Шарлто вошел в комнату со стаканом фруктового коктейля (smoothy), весело отвечая на приветствия:

Привет, привет! Как дела? Хорошо? У меня тоже отлично! Я в Канкуне! Поверить не могу! Вы бы видели мою комнату, она размером со всю мою квартиру! Вот что оказывается происходит с актерами! Смотри, вот коктейль дали! (поднимая большой бокал с ледяной розовой массой и кусочком клубники сбоку)

Ты уже побывал на море, искупался? — спрашивает датчанин Ганс.

Да, вчера, а завтра мы уже улетаем. Грустно. Здесь так здорово. Мне вчера удалось провести некоторое время на пляже. Вообще говоря, это был первый настоящий выходной с момента как все закрутилось (имея в виду пресс-тур).

Что ты чувствовал, когда твой друг звонил тебе со словами: «Слушай, мы тут собираемся делать фильм с Питером Джексоном, не хочешь сняться в главной роли?» — спрашивает Мона из Норвегии.

Шарлто отвечает через смех:

Это в своем роде поднимает нашу дружбу на новый уровень, правда, я ведь теперь должен ему довольно большую услугу. Это было совершенно нереально. Но и в то же время это как испытание. На скромность? Я могу попытаться объяснить это на примере. Прежде, когда я работал в кинобизнесе, то был вовлечен в самые разные там дела и всегда у меня была стратегия, план… Добиться того-то и того-то. И ты либо добиваешься поставленного, либо нет. Если добиваешься, то горд собой — «Посмотрите на меня, какой я умный!», а если нет, то… Ну что ж, пойдем дальше, будем делать что-то другое. Но тут… Я даже не мог спланировать такое событие. Ты знаешь, люди где-то сидят и только мечтают о такой возможности. Тысячи и тысячи актеров, которые…
И ты почувствовал на себе давление обязательств? — перебивает его Мона (или кто-то другой, я не успела обернуться на вопрос, удивилась такой «невоспитанности» — прервать на середине слова, но буквально через десять минут сделала то же самое, о чем очень сожалею…)

Шарлто покорно (Неопытный, конечно, ещё актер, не набравший профессиональной спеси… Попробуй перебить Рассела Кроу, сожалеть будешь до конца своей карьеры! А может быть он просто хороший и добрый человек сам по себе) поворачивает голову в сторону спрашивающего и терпеливо отвечает:

Нет, я должен честно сказать, что никакого давления не испытывал. Не нервничал ни единого дня с тех пор как Нил предложил мне работу. Напряжение появилось когда я приехал сюда (в Штаты — Н.Х.) на ComiCon и неожиданно осознал: «ОК, сейчас я буду первый раз смотреть фильм с четырьмя сотнями «гиков», которые не особо стесняются в выражениях, оценивая твою работу». Тут я почувствовал некоторое напряжение. Но в то же время я ничего не мог изменить, слишком поздно. Уже не изменить, например, этот акцент... А у меня там серьезный акцент, я мог только надеяться, что они вообще поймут меня… (смеется)

Ты как-то беспокоился о качестве исполнения? — не унимается белокурая Мона.

Ну, времени-то особо не было на особенное беспокойство. Все это была проза: я летел тридцать часов на ComiCon для того, чтобы представить фильм зрителям в первый раз. Представители Сони инструктировали: «Питер (Джексон) скажет это, ты скажешь это…» Все сказали, что появиться с Питером было все равно что оказаться рядом с Битлз в туре. Ты чувствуешь себя как с Битлз на одном рок-концерте и только стоишь там, улыбаясь и стараясь не сказать что-нибудь совсем уж глупое. И знаешь, что всем этим людям ты скорей всего понравишься потому уже, что им нравится Питер. Потому, что они думают, наверное: «Ну ладно, он вместе с Питером, стало быть он в порядке!». Меня действительно беспокоило только одно — примет ли сам Питер мой акцент. Это было единственное, что я сказал ему и Нилу с самого начала, и они, по счастью, согласились со мной. Весь характер моего героя строится на его голосе. То есть, на том, как я его себе придумал. Так что если я изменю что-то в нем, то это может повлиять на вообще всю картину, потому что в фильме многое построено на импровизации. То есть мы просто потеряем героя, если изменим его акцент. Я верил в это, знаете ли. Вообще, идея о том, что американцы признают только свой собственный акцент в английском, прижилась довольно давно. Но потом появился Борат с его диким говором, и фильм его прошел нормально. Когда я учился в американской школе несколько месяцев, мне все время говорили (тут Шарлто изменил голос на девчоночий): «Ой, нам так нравится твой акцент!».

Ты веришь в инопланетян?  — наконец удается встрять Андреа из Италии.

Верю ли я в инопланетян? Да, я верю в какие-то формы жизни в других системах, определенно.

Расскажи каким ты видишь своего героя? — спрашивает итальянка Джованаи, но не так коротко. Обычно ей не удается сформулировать вопрос без детального объяснения, как на него отвечать.

Если говорить о том, что я узнал для себя, играя эту роль, то полагаю, что стиль игры пришел ко мне достаточно естественно. Я позволил другому человеку с его особенными индивидуальными чертами характера пройти через меня. И в данном случае было бы вполне логичным использовать собственный опыт для создания героя. Я старше многих начинающих актеров, тех двадцатилетних, что пытаются принести в роль все, что у них имеется в запасе из жизненного опыта. У меня же его просто прорва, я успел сделать много чего как в моей профессиональной, так и в частной жизни. Жил в Южной Африке в период конца эры апартеида, был в ситуации с заложниками, когда в доме, где я жил, стреляли. Много повидал и во многом поучаствовал.

То есть пытался создать его характер так, как люди создают собственную индивидуальность, начиная с ранних детских лет, со школьного времени и прочее. Ты отталкиваешься от того, кто ты, на твой взгляд, есть. Например, я, Шарлто Копли, такого-то года, делал в школе то-то и то-то, хорош в этом и плох в другом. Но тем не менее в итоге ты отделяешь себя от всего, что тебя создало. Ты, такой как есть, со всеми своими индивидуальными чертами, можешь существовать только в какой-то определенной среде.

Религия и наука в общем-то учат противоположным вещам. Они говорят, что все взаимосвязано и зависит друг от друга, но средний человек понятия не имеет, в чем заключается эта взаимосвязь. То есть логически, умом, можно еще себе представить как мои клетки становятся и твоими клетками. Но штука в том заключается, что у тебя нет собственно физического опыта такой связи с жизнью, с растением, с животным. Люди говорящие о дискриминации в фильме, определенно говорят о том как разные расы обходились друг с другом. Для меня лично весь этот поиск вылился в куда более глубокую связь: с животными, с растительным миром, со всей планетой. Процесс, через который проходит мой герой, заключается в срывании с себя всего, что составляло его личность, того, что, скорей всего, исчезнет вместе с твоей смертью так или иначе. То есть умирает раньше смерти. Как бы говоря, все, тебя больше нет. Нет твоего имени, нет ничего, ты стерт, больше нет ни семьи, ни жены, но ты-то сам все ещё здесь, ты все ещё жив и можешь дышать. И, как в фильме, ты находишься с этими созданиями, которые страшно тебя достают. Но в этом случае у тебя есть возможность связи с тем, что было недоступно прежде. Не знаю, ответил ли я на твой вопрос (смеется)
...

Шарлто отхлебывает от своего ледяного напитка, хитро смотрит на меня, сидящую по правую его руку, и я ловлю момент взгляда своим вопросом:

Какая самая трудная сцена была у тебя во время съемок?

Самая трудная сцена, — тянет актер задумчиво, — у меня их было несколько. Я, честно говоря, даже не стал бы употреблять слово «трудные», скорее требующие некоторых усилий. Одной из таких была, несомненно, сцена с поеданием «кошачьих консервов, которые оказались с каким-то совершенно диким вкусом. Тогда я изо всех старался, чтоб меня не вырвало.

А этой действительно были кошачьи консервы?

Если бы, — смеется Шарлто. — Нет, это было нечто ужасное. Я вообще-то знаю вкус кошачьей еды. У меня есть кошки. Но то была странная смесь каких-то остатков говядины с комками жира («иии-уууу» — пронесся дружный стон отвращения за столом). Так вот, я жую-жую эту дрянь и вдруг мне попадается шарик жира, который расползается по моему рту и почти уже вызывает рвотный рефлекс... Мы сделали два дубля сцены. И я съел две банки этой мерзости. Повезло, что Нил не «многодублевый» режиссер! Хотя я сам всегда вынуждал его делать больше дублей, но в этот раз сидел притихнув. Когда сняли очередной дубль и Нил был доволен, я сказал «ОК, поехали дальше», про себя подумав: «Слава богу!»

Кроме этого была ещё такая сцена с нигерийцами, когда мужики бросают меня в яму, после того, как проделали уже со мной всё, что могли: волокли по земле, лупили... Мой герой был уже в пограничном состоянии «драться или сбежать» (fight or flight — идиома). То есть он был на грани: либо начать стрелять, либо постараться удрать. А один из актеров — они все, кстати, были одними из самых лучших в смысле работы вместе — время от времени случайно задевал меня по голове свои достаточно тяжелым пистолетом. В конце концов я, будучи и без того в состоянии дикого напряжения, не выдержал, вскочил и рявкнул на него: «Перестань стучать мне по башке этим твоим долбанным пистолетом!». А он отвечает: «Боже мой, впервые в жизни меня обматерил инопланетянин!». И я тут тоже стал извиняться.

Это был один из тех моментов, которые ты запоминаются. Когда я работал по другую сторону камеры и слышал вечное нытье актеров: «Мой герой проходит через очень сложное время…», то реагировал на это так: «Ну ладно, хватит ныть, давай уже играй!». А тут понимаешь, что драма действительно выглядит так. Самое занятное, что будучи Викасом в самом начале, я мог легко «включить-выключить» настроение, быть им или не быть. Но когда ты начинаешь с ним проходить через эмоции, которые застревают в тебе, оседают в теле, в душе, уже требуется несколько минут, чтобы настроиться. И ты делаешь это снова и снова, снова и снова, и чувствуешь, что готов уже умереть, и тело твое ведет себя так, что готово умереть… Это потом сложно стряхнуть с себя…


Шарлто было хотел что-то добавить, но я опять влезла с вопросом… За что теперь очень на себя сердита. И за поддакивание ему тоже, кстати. Обычно я просто киваю головой, хотя и за этим надо следить. А тут микрофон был слишком близко, поэтому получилось довольно смешно. Но такие записи обычно не предполагаются для прослушивания, это я уж для вас делаю исключение, чтобы дать почувствовать атмосферу и послушать как интересно актеры иной раз себя ведут.

Как ты себя чувствовал без актерского опыта в сценах с инопланетянами, перед пустым местом?

Это было одно из тех условий, которое я сразу поставил перед Нилом, — «Пожалуйста, — сказал я ему, — Мне нужно (Шарлто не договаривает, но имеет в виду партнера — Н.Х.) …» А Нил, помня об этом с самого начала, пригласил нашего хорошего общего друга Джейсона Копа, изумительного импровизационного актера, играть главного инопланетянина (Кристофера Джонса — Н.Х.). Мы нарядили его в серый костюм, разрисовали, и он был в тех сценах, где мне был нужен. Примерно в двадцати процентах случаев мне только Нил говорил, что я, мол, должен побежать туда-то, а инопланетянин будет у меня справа…

Кто-то с дальнего конца стола интересуется:

Мне очень понравилось, что твой герой терпимо относился к насекомым. А ты сам боишься чего-нибудь?

Нет, я не боюсь, чего там бояться? Мой отец рано «представил» меня животному миру, множеству разных существ. Наверное, это и сыграло свою роль.

Шарлто неудачно выбрал слово exposed и кто-то удивленно потребовал уточнения). Ну, я говорю о том, что мой отец любил животных. Если он видел паука, то вместо того, чтобы убить его, позволял волосатой страшной зверюге ползать по моей руке, приговаривая: «Смотри, смотри, он говорит о тебе!». А когда ты видишь, что он не кусается, то скоро успокаиваешься.

Расскажи немного о гриме…

Множество народу проходит через подобный, тяжелый грим, и я не был исключением. Я сидел в кресле от часа до шести, в зависимости от уровня сложности. Но что меня совершенно потрясло как начинающего актера, так это то, что еще в начале работы, я уже точно знал каким будет Викас. Я знал этого бюрократа таким, какой он был в начале, каким его приняли Питер и Нил. Но никто из нас не представлял как он будет выглядеть, когда с ним начнут трансформации. Я полагал, что он останется таким придурковатым, даже комедийным персонажем несколько дольше.Но в один из дней я сидел в кресле гримера три часа, закрыв глаза и слушая музыку, пока надо мной работали… Когда я открыл глаза и увидел себя, то почувствовал не только жалость к этому лицу — знаешь, этот парень передо мной в зеркале был весь побитый, с начавшими выпадать волосами — но что это стало просто уже не смешно. Это было как озарение. И Нил тут же нашел пример, который мы вполне могли применить к ситуации. Описывая мне, что должно произойти с моим героем, он сказал: «Просто вообрази себе, что ты очень-очень консервативный служака при старом правительстве в Южной Африке. Ты вернулся домой и обнаружил, что превращаешься в черного. Что может случиться с тобой?». Больше и говорить-то ничего не надо было. Меня просто пленила эта идея. Такая, что ты вдруг оказываешься в шкуре именно того, кого сам ты и вся система угнетают. Когда ты в шкуре этого парня хочется даже отрубить себе руку, если это поможет остановить процесс. А если ты превращаешься ещё и в инопланетное существо, то это вообще очень существенная перемена. Так, что, отвечая на вопрос, грим мне здорово помог в понимании героя, я смог сказать себе: «ОК, он не будет больше настолько придурковатым, как в начале, он почувствует немножко больше…».

Шарлто задумывается, и в образовавшуюся паузу вторгается англичанка:

Готов ли ты к продолжению истории?

Если люди пойдут смотреть фильм и он им понравится, то я, конечно, был бы счастлив продолжить работу. Это был невероятный опыт. Думаю, что мы теперь можем двинуться в самых разных направлениях.

Дальше я не переводила. Он много рассуждал по поводу ситуации в Южной Африке, отвечая на вопрос о собственной жизни. Шарлто 35 лет, он родился и вырос Южной Африке, некоторое время с родителями путешествовал, побывал в Канаде и Америке, но вернулся в Южную Африку. Убеждал, что у Африки есть душа, которая не позволяет эту континенту превратиться в туристическую зону. Джована спросила его о том, какие фильмы ему нравятся. Самыми первыми лентами, что произвели на него сильнейшее впечатление, были «Супермен» и «Наверное, боги сошли с ума», которые он все время путал. Ещё Шарлто сказал, что у него «коммерческий вкус» и ему нравятся все фильмы, что выходят в общем потоке.

Желащие (и понимающие английский) могут послушать здесь:

интервью, Канкун, Сони  29 комментариев 
Комментарии (29)

Новый комментарий...

  • 3

    wall_E_ua 31 августа 2009, 16:07 пожаловаться

    #

    Интересный всё таки человек. Думаю продолжение будет обязательно. А неприятные ситуации бывают со всеми и всегда, так что не расстраиватесь.

    ответить

  • 3

    City 17 31 августа 2009, 20:01 пожаловаться

    #

    Хорошее интервью, со всеми подробностями. Спасибо Наталья!) А насчёт скромности и доброты Шарлто, пусть он таким будет всегда. Не нужен нам очередной скандалист и пьяница, насквозь переболевший звёздной болезнью. Дай бог, чтобы его это обошло!

    ответить

  • NataliaHigginson 2 сентября 2009, 10:54 пожаловаться

    #

    Наверняка обойдет, возраст не тот уже.

    ответить

  • City 17 2 сентября 2009, 11:21 пожаловаться

    #

    Микки Рурка, даже несмотря на возраст, не обошла. =)

    ответить

  • NataliaHigginson 2 сентября 2009, 11:34 пожаловаться

    #

    Я имела в виду, для начинающего актера возраст не тот))) Микки начал-то давно. Он и с самого начала был не подарок.

    ответить

  • 1

    City 17 2 сентября 2009, 11:50 пожаловаться

    #

    Согласен. Думаю, через много лет, нам не придётся смотреть киноисповедь Шарлто Копли, типа «Рестлера».)))

    ответить

  • 2

    Mikaela 31 августа 2009, 21:34 пожаловаться

    #

    Наталья, огромнейшее вам спасибо за все=)
    Я с жадностью прочитала все интервью. По одному интервью сразу можно понять, что говорит не какой-нибудь двадцатилетний мальчик, а взрослый и умный мужчина. Очень приятно почитать было. Думаю, звздная болезнь обойдет его стороной, т к уже тот сумашедший возраст у него прошел, да и голова на плечах есть.
    P. S. — И еще миллион раз спасибо, Наталья, за такое прекрасное интервью=))

    ответить

  • 1

    NataliaHigginson 2 сентября 2009, 10:55 пожаловаться

    #

    Надеюсь и дальше вас радовать)))

    ответить

  • 2

    Kimon07 31 августа 2009, 21:57 пожаловаться

    #

    Спасибо за интервью и отдельное спасибо за пометки, которые очень помогали в восприятии атмосферы в которой давался ответ :)

    ответить

  • NataliaHigginson 2 сентября 2009, 10:57 пожаловаться

    #

    Иногда удается краем глаза глянуть «на кухню», где происходит все самое интересное. Но лучше этим не злоупотреблять, а то можно испортить аппетит. Помните у Джером Джерома? «Глаза не видят — желудок не страдает»…)))

    ответить

  • 3

    Nosferatou 31 августа 2009, 22:30 пожаловаться

    #

    Спасибо огромное за все интервью, начиная с Элая Рота! (я поздно зашла, увы)
    Шарлто не может не порадовать. Не звездится, не скандалит, даже вот так, когда читаешь, ясно, что умный и интересный собеседник.

    P.S. вот такой вот забавный нюанс: у нас в городе есть район, который считается мягко говоря «не самым благополучным». Называется Копли =))

    ответить

  • NataliaHigginson 2 сентября 2009, 10:58 пожаловаться

    #

    Как это занятно! Если бы знать раньше! Было бы прикольно упомянуть в разговоре! Не забыть бы в следующий раз, к Району 10… Напомните, ладно?

    ответить

  • Nosferatou 2 сентября 2009, 20:36 пожаловаться

    #

    обязательно)

    ответить

  • 2

    Ms Lovett 31 августа 2009, 23:37 пожаловаться

    #

    Интервью оч понравилось, спасибо, Наталья, вы лучшая!!!)))
    Шарлточек просто душка!)) 9 сентября выйдет двд, надеюсь там будет английская дорожка, надо будет послушать его акцент (и еще раз пересмотреть фильм).
    «Наверное, боги сошли с ума»))) Посмотрел бы он этот фильм в украинском дубляже, получил бы двойное удовольствие))

    ответить

  • 1

    NataliaHigginson 2 сентября 2009, 11:04 пожаловаться

    #

    На украинском все звучит неописуемо лихо для непривычного слуха! Я,например. до сих пор балдею от Пiду лi я, дрычком пропертый, чi мiмо прошпiндорит вiн,… Или что-то в этом духе. (Паду ли я, стрелой пронзенный, иль мимо просвистит она,)

    ответить

  • 2

    marusiktaraskin 1 сентября 2009, 00:36 пожаловаться

    #

    спасибо за интервью, Наталья!
    интересно, а у него есть жена, девушка, дети?

    ответить

  • NataliaHigginson 2 сентября 2009, 11:05 пожаловаться

    #

    Не знаю, если честно. Попробу узнать специально для вас.

    ответить

  • 3

    Mikaela 1 сентября 2009, 13:10 пожаловаться

    #

    Ой, да, кстати, тоже хочу в оригинале фильм посмотреть, мне очень нравится его акцент и голос.
    Думаю, семья у него есть. Ну, по крайней мере, девушка то 100% должна быть, я даже, вроде, где-то читала. Эх… повезло кому-то=)

    ответить

  • NataliaHigginson 2 сентября 2009, 11:05 пожаловаться

    #

    Я поставила аудио, можете все интервью прослушать.

    ответить

  • Mikaela 2 сентября 2009, 12:08 пожаловаться

    #

    спасибо=)

    ответить

  • 3

    Demonic 1 сентября 2009, 20:38 пожаловаться

    #

    Шарлто (или правильнее Шолто :-)) отыграл очень хорошо. Трансформация героя видна даже без грима. В начале и в конце это будто два разных человека, или существа :-). А если учесть, что это дебют в большом кино, то такая работа достойна всяческих похвал.

    «Просто вообрази себе, что ты очень-очень консервативный служака при старом правительстве в Южной Африке. Ты вернулся домой и обнаружил, что превращаешься в черного. Что может случиться с тобой?»
    В общем, посыл понятен: угнетатель превращается, скорее, в угнетённого, чем в креветку.
    Хорошая фантастика, как правило, скорее о людях чем о роботах, инопланетянах или технологиях. Так было с Enemy Mine, с Терминатором 2, Пеклом Д. Бойла. Теперь и Район 9, который скорее об апартеиде и сегрегации, чем об инопланетянах — это подтверждает.

    Спасибо за интервью. Хотелось бы больше, но, видимо, рамки формата ограничены.
    Забавные комментарии к вопросам конкуренов-журналистов, сразу чувствуется атмосфера, царившая на этом мероприятии :-).

    ответить

  • NataliaHigginson 2 сентября 2009, 11:07 пожаловаться

    #

    У меня еще есть запись интервью с ним, сделанное на джданкете для местной прессы. Если там будет что-то любопытное, то еще добавлю.

    ответить

  • 1

    Emily F. 1 сентября 2009, 20:41 пожаловаться

    #

    Очень интересно)
    Спасибо, прочла с большим удовольствием.

    ответить

  • NataliaHigginson 2 сентября 2009, 11:08 пожаловаться

    #

    Спасибо вам, заходите еще)))

    ответить

  • 1

    Злобный ХоМяк 2 сентября 2009, 15:09 пожаловаться

    #

    Отличное интервью, прочитал с интересом.

    ответить

  • Mikaela 11 сентября 2009, 11:53 пожаловаться

    #

    меня вот еще вопрос интересовал, а не подскажите какой у него рост примерно?

    ответить

  • NataliaHigginson 11 сентября 2009, 17:28 пожаловаться

    #

    По-моему где-то 180. Он выше меня, а я 172.

    ответить

  • Mikaela 11 сентября 2009, 18:57 пожаловаться

    #

    спасибо большое=)

    ответить

  • Виктор Рець 25 октября 2015, 18:00 пожаловаться

    #

    Прикольно :)

    ответить

 
Добавить комментарий...