Секреты Лос-Анжелеса
 



добавить в:
Разговор с Ником Столлером и Джаддом Апатоу

28.06.2012 12:52 • 9 комментариев

Джадд Апатоу и Ник Столлер встретились с нами за круглым столом на джанкете в ЛА. Круглый стол был довольно маленьким, всего шесть человек, включая вашу покорную слугу.

Кстати, сразу хочу уточнить, что имя Judd Apatow произносится как Джадд, а не Джудд (Jude). Это разные имена, и произносятся (и пишутся) они по-разному. Я не знаю, какой умник среди российских переводчиков решил, что они должны звучать одинаково, но одно скажу вам точно: если вы, встретив мистера Апатоу (не Апатова; он хоть и с еврейскими корнями, но не русский с нашим привычным произношением фамилий), окликнете его: «Эй, Джудд!» — я гарантирую, что он не обернется и вообще никак не отреагирует, так как это не ЕГО имя. Так что вы уж меня простите, но я буду писать имя режиссера так, как оно должно произноситься. Здесь нет привычной нашему уху (и глазу) замены, к примеру, английского H на наше Г (Harry становится Гарри, хотя и это, кстати, разные имена).

Разговор у нас получился довольно интересный, на мой взгляд, поэтому я и решила поставить его тут полностью.

С чего начинается хорошая комедия? (После комплиментов и поздравлений начинает Джил из Австралии.)

Ник: С серьезной душевной боли. (Смеется.) И влияния Джадда Апатоу. Мы начинаем с того, что каждый герой вызывает симпатию зрителя, каждый из них совершенно обычный человек, уязвимый и ранимый, со своими достоинствами и недостатками. Все совершают ошибки, но стараются делать то, что считают правильным. Плюс к этому немного «физической» комедии — для разгрузки, так сказать.

Джадд: В наших комедиях нет плохих парней, которые разрушают жизнь главных героев. Мы стараемся обходиться без этого, находить смешное в ситуациях, в которые герои ставят себя сами. У нас нет злодея в привычном понимании. По-моему, злодей в комедии совершенно неуместен и только все портит.

В этом фильме все почти идеально сбалансировано: юмор ситуаций, житейский юмор, уязвимость главных героев и их чувства. Как это достигалось? В процессе работы над сценарием или уже в процессе монтажа?

Ник: У нас хороший режиссер монтажа, это верно, но я скажу тебе такую вещь. Как и в предыдущих моих фильмах, я исходил из того, что наиболее присуще нашим героям. В «Саре Маршалл» и «Побеге из Вегаса» было множество сцен, которые выглядели уморительно на странице сценария, но не имели ничего общего ни с историей в целом, ни с героями. Мы даже сняли какие-то из них, надеясь, что сможем воткнуть их как-то в общую канву, но в итоге все-таки оставили за кадром.

Джейсон и я, еще работая над сценарием, начали с чувств, эмоций и всего того, через что проходят наши герои в тот или иной момент нашей истории. Не знаю, почему мне не хватило ума на это в первых двух фильмах. (Смеется.) Все познается методом проб и ошибок. В этот раз нам было совершенно безразлично, будет все это выглядеть смешно или нет, нам было важно, как чувства героев станут развиваться от сцены к сцене, чем они вызваны и к чему приведут. Мы искали эмоциональный настрой каждой ситуации, прописывали именно это, и каждая новая сцена выходила из этого эмоционального настроя. Конечно, в какой-то момент нам не удалось удержаться, и мы написали несколько сцен, которые тоже пришлось убрать из окончательного варианта, хотя они и были сняты. Они совершенно не имели никакого отношения к рассказываемой истории, но мы оставили их для DVD как дополнительные материалы.

А как же сцена с абсолютно обнаженным опять Джейсоном Сигелом, о которой было упомянуто в одной из статей о фильме?

Ник: Она тоже не вошла в фильм. Мы сняли Джейсона и так и этак, но в итоге это оказалось совершенно неуместным в той сцене, которой предназначалось. Если в «Саре Маршалл» нагота героя Джейсона оказалась как бы олицетворением его уязвимости, ранимости в сцене разрыва и была уместна с эмоциональной точки зрения, то в этой картине в этом не было необходимости (сцена, когда Том только что был с Маргарет). Мы не хотели злоупотреблять пенисом Джейсона без особой нужды. (Смеется.)

Что смешного в наготе Джейсона, кстати, как ты думаешь?

Ник: Я не знаю. У него напрочь отсутствует чувство стыдливости. Он и сам об этом всегда говорит. Он говорит, что родился абсолютным бесстыдником во всем, что касается его самого. Кстати, по отношению к другим людям он очень чувствителен и бережен, никогда не поставит человека в неловкое положение. И вообще Джейсон очень хорош в качестве друга. Вернее друга не найти.

Почему именно мужская нагота вызывает чаще всего смех, а женская нагота считается привлекательной?

Джадд: Я думаю, это потому, что пенис выглядит нелепо. Это очень странный и с виду бестолковый орган. Даже говорить об этом смешно. Он выглядит иногда перевернутым вниз головой кроликом или каким-нибудь другим странным и экзотическим зверьком — это уж по фантазии смотрящего. (Смеется.) Каждый пенис имеет свою форму и «лицо», каких только названий для него не придумано. Конечно, это смешней, чем голая задница, например. Задницы, они хоть и разные, но есть в них какая-то вовсе не смешная основательность, чего не скажешь о пенисе.

Ник: У Джейсона очень хороший пенис, прекрасно смотрится на экране. Абсолютно несмешной, а драматичный скорее. Я бы даже сказал, что он очень фотогеничный. Камера любит пенис Джейсона, это я без смеха говорю. (Вызывает гомерический хохот журналистов, сидящих за столом.)

Джейсон — самый легкий в этом отношении актер, с ним комфортно в таких сценах?

Джадд: Джейсон — удобный актер для смешных сцен, но я работал недавно с актрисой по имени Лина Данам. Вот это человек без ограничений вообще, если говорить о том, как выглядеть нелепой или смешной. Мне ее приходилось останавливать: «Довольно, уже достаточно импровизаций, Лина, угомонись уже!»

Джадд, какую литературу ты бы порекомендовал тем, кто собирается начать писать сценарии? Джейсон упомянул, что необходимо ознакомиться со специальной литературой, прежде чем начать что-то писать самостоятельно.

Джадд: Не знаю. Все книги на эту тему вполне приемлемы. Я знаю, многие читают The art of dramatic writing» (Лайош Эгри) , книги Сида Филда (Syd Field), и это отличные книги для начинающих. Но я всегда советовал людям читать другие сценарии, много сценариев. Особенно сценарии тех фильмов, которые они любят, чтобы увидеть, как они сделаны структурно, из чего выстроены. Я помню, как однажды, довольно давно, сидя в отеле с Оуэном Уилсоном, мы смотрели фильм «Выпускник» и записывали все, что происходило в фильме, чтобы понять, как все это работает. Единственный путь, по-моему, в этом деле — это писать. Нужно писать и продолжать писать. Ты заканчиваешь один сценарий и начинаешь писать другой. Ты продашь, может быть, только десятый сценарий, но, чтобы писать хорошо, надо писать много, учиться на своих ошибках, пока не поймешь, в чем же секрет, что работает, а что — нет.

Тебе когда-нибудь попадался идеальный сценарий?

Джадд: Я обычно читаю сценарии после просмотра фильма. Или ты имеешь в виду сценарии из тех, с чем я работал? Ну, например, сценарий Superbad к моменту начала съемок был нами зачитан до последней запятой. Сет (Роген) писал его с 13 лет, так что над ним изрядно поработали. Мы много добавляли и меняли в процессе читок с актерами до начала съемок. Сценарий был смешной невероятно, и все в нем было к месту. Близко к идеальному, наверное. Но я бы все-таки начал с чтения сценариев самых известных авторов, с Роберта Тауна или Пэдди Чайефски, к примеру, чтобы на конкретном материале понять, в чем заключается их успех.

Был ли сценарий Джейсона и Ника к этому фильму близок к идеальному?

Джадд: Сложность этого сценария заключается в протяженности во времени. Помолвка-то пятилетняя, нам нужно было сообразить, как показать эти годы. Было много разговоров и обсуждений на эту тему. Как дать понять зрителю, в каком месте истории мы находимся в данный момент, как показать течение времени без надписей на экране. Было много читок, конечно, каждый вносил свою лепту, свои идеи в разработку сценария. Даже во время съемки процесс доработки сценария не заканчивается, что-то меняется, добавляется или убирается.

Ник: Прежде чем начать работать над сценарием, я сел и просмотрел такие фильмы, как «Энни Холл», «Когда Гарри встретил Салли», все broadcast-фильмы, какие смог найти. Я писал для себя заметки, как они были выстроены буквально сцена за сценой, и это было огромной помощью для меня.

Почему ты выбрал штат Мичиган?

Ник: Ну, во-первых, потому что семья моей жены живет в этом штате, и мне там нравится, несмотря на зиму. Во-вторых, перед нами стояла задача отправить Тома и Вайолетт в такой город, где бы располагался университет, но чтобы он был небольшим по размеру, а Том не смог бы там найти работу по своей основной специальности. И в этом должен был заключаться конфликт для него. Энн-Арбор оказался идеальным местом для этого. И вообще это очень милое место, там прекрасные люди.

Вы уделяете внимание тому, какими представляете женщин в ваших фильмах? По-моему, зрительницы во всем мире могут найти сходные с ними черты.

Джадд: Мы стараемся показать женщин настолько же несовершенными, насколько могу быть несовершенны мужчины. (Смеется.) Иногда зрители имеют тенденцию обвинять авторов фильмов в обобщении: «Что вы хотите сказать, что все женщины такие?! Или все мужчины такие?!» На самом же деле нам важна динамика взаимоотношений между двумя людьми, ее-то мы и показываем, говоря только об этих двух отдельно взятых героях, а не обобщая на весь свет. Например, мы показываем то, что может произойти, когда женщина очень умная, с академическим умом и направлением жизни, а твоя жизнь заполнена творческим подходом к приготовлению пищи. А мы показываем, что может получиться из такого союза, как их отношения могут разворачиваться в той или иной ситуации. Том, может, и не хочется переезжать никуда и оставлять любимую работу, но он хочет, чтобы она знала, что он делает это ради нее. Мы в большей степени думаем о развитии отношений между мужчиной и женщиной, чем собственно о мужчине и женщине и их как бы обобщенном поведении. Может быть, кто-то и пишет комедии исходя из каких-то общих наблюдений за поведением женщин или мужчин или из знания общих черт того или иного пола. Не знаю, у нас другой подход.

Какой бы совет, Ник, ты мог дать начинающим сценаристам? Как организовать время работы над сценарием, как работать в соавторстве?

Ник: Джейсон и я в самом начале просто сели за компьютер написали длинный список идей, которые только могли прийти нам в голову, на тему того, что могло бы произойти с нашей парой в течение пяти лет. Написали каждую ссору, каждую проблему. Абсолютно все. Мы привлекали к этому Джадда и других продюсеров, использовали их идеи. Словом, написали полный список. Занимались мы этим где-то неделю или чуть дольше. Потом мы сели и начали писать план сценария, основные положения буквально по пунктам. И после этого начали писать черновики. Мы не зацикливались на одном черновом варианте, доводя его до какого-то определенного уровня, мы просто продолжали писать их один за другим. Я имею в виду, что мы делали множество набросков плана сценария, разворачивая его детальнее с каждым новым вариантом. Мы заманили Эмили Блант в проект на довольно ранней стадии, потому что хотели именно ее влияние на героиню, так как именно она и предполагалась на эту роль. Так вот и работали все вместе. А кредит за сценарий получили мы с Джейсоном. (Смеется.)

Расскажите в двух словах о вашем операторе. Фильм выглядит просто замечательно. Как вам удалось заполучить Хавьера?

Ник: Я встречался с разными операторами. Мне очень хотелось, чтобы мой фильм выглядел как «Вики Кристина Барселона». После третьей встречи я подумал, а почему бы мне не попытаться встретиться с Хавьером Агерресаробе. Мы встретились у меня дома, и первыми словами, что он сказал с этим своим потрясающим испанским акцентом, были: «Какой свет! Люблю красивый свет!» Я сразу его и нанял! Он редкий талант! Все его фильмы выглядят изумительно красиво. Я никогда не видел столько фильтров для камеры на площадке, сколько было у Хавьера с нами, мы все время обо что-то, принадлежащее команде Хавьера, запинались. Он ко всему относится со страстью настоящего испанца. Я помню, как мы снимали сцену в середине дня, солнце было просто беспощадно ярким, а Хавьер восклицал: «Этот свет — моя трагедия!» Я надеюсь, что у меня будет возможность работать с ним еще. Он профессионал, который знает не только свое дело, но и понимает задачи и головные боли режиссера. (Смеется.)

Немножко впечатлений от фильма вот здесь.
Немножко женаты, Ник Столлер, Джадд Апатоу  9 комментариев 
Комментарии (9)

Новый комментарий...

  • 1

    Whiterabbit94 28 июня 2012, 20:14 пожаловаться

    #

    В вопросе про идеального сценариста вы не смогли себя заставить написать «SuperПерцы»? :) Тоже яркий пример наших локализаций)

    ответить

  • NataliaHigginson 28 июня 2012, 20:18 пожаловаться

    #

    Не смогла, вы правы…))) Бредовей придумать было просто нельзя.

    ответить

  • 67889524 28 июня 2012, 21:49 пожаловаться

    #

    С «В пролете — Забывая Сару Маршалл» та же история)
    Отличное интервью! Интересно почитать, особенно про сценарное искусство, действительно — лучший способ чего то добиться — это делать, делать, делать, пока не получится как надо)

    ответить

  • skapovton 29 июня 2012, 10:03 пожаловаться

    #

    в одном месте назвали Джадда Джуддом все-таки)

    ответить

  • NataliaHigginson 29 июня 2012, 16:36 пожаловаться

    #

    Это, видимо, кто-то из редакторов пытался править. Я и во сне его Джуддом не назову.

    ответить

  • NataliaHigginson 29 июня 2012, 16:40 пожаловаться

    #

    Я не нашла, покажите где, я исправлю.

    ответить

  • skapovton 29 июня 2012, 18:15 пожаловаться

    #

    видимо, редакторы уже поправили)

    ответить

  • И вправду вышло очень интересное интервью. Джадд явно знает, о чем говорит.

    ответить

  • lookdream 1 июля 2012, 00:47 пожаловаться

    #

    Как интересно они рассказали о своей работе, удивительно. Иногда тоже хочется знаете ли творить, а выходит чепуха. Творчество тоже тонкая наука, и к вершине ведет тернистый путь. ух, хорошее интервью.
    И подключили к процессу всех, а получили плюшки тока они забавно))) хотя думаю всем было приятно вставить что-то свое.

    ответить

 
Добавить комментарий...