Гори, Голливуд, гори!
 



добавить в:
Эхо Венеции: Лех Валенса и документалка-победитель

10.09.2013 22:16 • 1 комментарий

В последние дни фестиваля на Лидо показывали фильм Анджея Вайды «Валенса» и победившую в итоге документалку «Священная римская кольцевая». Первый перекликается с актуальной российской действительностью, вторая — с «Трубой» Виталия Манского.



«Валенса» Анджея Вайды — добротный и достаточно подробный биографический фильм, стартующий в 1970 году с первой забастовки в Гданьске и разумно завершающийся пиком карьеры Леха Валенсы, когда тот добился первых демократических выборов в парламент. Валенса для Польши стал символом перемен: харизматичный электрик, многодетный отец и примерный муж, от борьбы за права рабочих судоверфи он постепенно дошел до отстаивания прав всех жителей страны. «Я просто умею управлять толпой. Знаю, что говорить. В нужный момент это приходит, и все», — рассказывает Валенса (Роберт Вечкевич с пышными усами) в интервью итальянской журналистке (Мария Розарио Омаджо).



Он не только может с толпой говорить, но и умеет организовать хлюпиков-оппозиционеров, тихо штампующих листовки где-то в углу, на настоящую борьбу — чтобы бок о бок с рабочим людом. Впрочем, власти Валенсу регулярно кидают за решетку — сначала по мелочи, потом увозят куда-то поближе к Варшаве и уговаривают по телевидению обратиться к народу и успокоить взволнованных граждан, по примеру Валенсу устраивающих забастовки то тут, то там. Лех, конечно, отказывается. И с успехом продолжает начатое дело.



В «Валенсе» есть забавный момент, который наверняка отзовется в сердцах увлеченных политикой российских зрителей. Валенсу увозят из родного Гданьска, где он уже стал суперзвездой, куда-то в правительственные леса. По дороге машина останавливается рядом с какими-то деревенскими жителями. «А что, если я им скажу, что я Валенса? Что меня насильно везут в заключение?», — интересуется у провожатых оппозиционер. «Попробуйте», — с ухмылкой кивают те. Услышав, что в машине Валенса, простой люд разве что с вилами на него не кидается. «Так это ты тот баламут, из-за которого в стране кризис!», — кричат они вслед уезжающей машине. Валенса понимает, что за пределами Гданьска ему не так уж рады. Но надо помнить, что потом он все-таки стал президентом!



«Священная римская кольцевая» — один из двух документальных фильмов (второй повествовал о Дональде Рамсфелде), по воле отборщиков затесавшихся в программу основного конкурса наравне с Терри Гиллиамом, Стивеном Фрирзом, Цаем Минляном и прочими. Вручение главной награды — «Золотого льва» — неигровому фильму шокировало и разочаровало многих. То ли жюри хотело подчеркнуть, что относительно игровых картин их мнения разошлись, то ли дать награду именно итальянскому фильму, то ли сказать, что реальная жизнь нынче важнее авторского взгляда на нее через призму художественного кино. Некоторые журналисты, чтобы объяснить читателям, что же такое «Священная римская кольцевая», стали сравнивать ее с фильмом Виталия Манского «Труба», участовавшего в «Кинотавре» в этом году и взявшем приз за режиссуру. Но сравнение это очень условное, на мой взгляд.



Джанфранко Рози в «Священной римской кольцевой» показывает эпизоды из быта людей, обитающих вокруг кольцевой автодороги. Стилистически «Труба», в которой Манский путешествует по линии газопровода из российской северной глубинки до Кельна в Германии, и фильм Роси похожи: это не «говорящие головы», а подсмотренная реальность, выхваченные из жизни куски, которые порой смотрятся как игровое кино. Однако если Манский показывает героев, которых мы еще, пожалуй, не видели на экране (или не видели в таких обстоятельствах), и выстраивает драматургию, не забывая по пути развлекать зрителя, то у Роси нам предстоит в течение полутора часов наблюдать довольно знакомых персонажей (престарелые проститутки, врач скорой помощи, обитатели многоэтажек), ведущих предельно скучные разговоры. Роси не предлагает вопросов или ответов, не выстраивает логическую связь между героями, он утомительно движется, как кольцевая автодорога, по кругу.

Нужно отметить, что обескуражены распределением наград оказались все — и международные журналисты, и итальянские, хотя последние, конечно, отчасти радовались победе своего фильма. Награды по-прежнему имеют значение — для зрителей, для отважных прокатчиков, покупающих или не покупающих фестивально кино — и поэтому решение жюри Бертолуччи выглядит особенно странно. Похоже, в данном случае, в проигрыше сам «Золотой лев» и итальянская Мостра.
Венеция-2013, итоги, кинофестиваль, документальное кино, политика, биографическое кино  1 комментарий 
Комментарии (1)

Новый комментарий...

  • belovik 18 сентября 2013, 05:33 пожаловаться Священная трасса

    #

    Чтобы человек, профессионально, кажется, пишущий о кино, до такой степени не понимал, что он увидел… Я про фильм Рози. рецензент вообще не поняла ни о чем фильм, ни в чем его цель. Вот уж дейцствительно: документальное арткино нельзя рецензировать людям, которые вообще документалистику видели только в формате National Gtographic. Они просто не ощущают, что такое художественный образ в документалистике. Дарико, ну неужели же Вам ни о чем не говорит монтаж: врач-страдалец скорой помощи -старые проститутки-старый визионер-резонер в окне — моральная дряхлость аристократа — личинки, пожирающие пальмы? Ну, хоть из этого сделайте вывод, о чем этот фильм. Кого спасает врач? Кого стоит спасать? Кто достоин спасения, кроме пальм? Этот мир, эта страна — им нужен врач? Они способны понять, что они — личинки? Вот за это Рози и получил главный приз — за то, что из реальности ИЗВЛЕКАЕТ смыслы. Которые не в силах ВЛОЖИТЬ в свои фильмы игровики. А им всего-то и надо, что вложить.

    ответить

 
Добавить комментарий...