Гори, Голливуд, гори!
 



добавить в:
Продюсер о создании «Двух женщин» с Рэйфом Файнсом

25.08.2013 22:34 • 4 комментария

Недавно мы подробно писали о том, как проходят съемки фильма «Две женщины» Веры Глаголевой с Рэйфом Файнсом в одной из главных ролей. Это экранизация пьесы Тургенева «Месяц в деревне». Продюсер Наталья Иванова рассказала КиноПоиску о том, с какими трудностями пришлось столкнуться продюсеру и режиссеру «Двух женщин», о важности копродукции для развития отечественного кино и о многом другом. Публикуем полный текст слов продюсера.



Делать копродукцию сложно и логистически, и бюрократически.

И подводных камней очень много. Во-первых, мы с Европой живем в различных системах координат кинобизнеса. У них есть инструментарии, которые помогают продюсерам делать проекты, как большие так и небольшие по бюджету. Любое производство — это деньги. Кино — из всех искусств не только самое массовое, но и самое затратное. Поэтому, первое, что необходимо для продюсера, это понимать, где ему взять деньги на проект, и как их потом отдать. В Европе ставки по банковским кредитам не высоки, до 6 % годовых. Действуют налоговые льготы по спонсорским пакетам, практикуется протекционизм при продвижении национального кино в прокате, действует система пресейлов, есть международные фонды и прочее…

В России нам такое и не снилось. У нас главным и практически единственным источником льготного финансирования является государство и конкурс, как известно, велик. В Европе по типу нашего Фонда Кино существуют бесчисленные киноинституты, которые выделяют средства на фильм, начиная поддерживать его еще на стадии написания сценария. Любой проект до реализации проходит множество экспертиз и это правильно — по итогу — победит лучший. Все это создает отлаженную систему бизнеса, в которой можно работать, и до которой в нашей стране еще далеко. Это то, что касается логистики. По поводу бюрократизации, она есть и в большой количестве. Но если сравнивать наши системы, то все очень схоже. Много бумаг нужно оформлять и до, и после.



Поиск партнеров фильма «Две женщины» проходил долго и мучительно.

Два с лишним года мы делали это, убеждая европейских продюсеров, что мы порядочная компания и наши слова не расходятся с делом. Проект прошел ряд питчингов: в Лондоне, где была встреча с британскими продюсерами и дистрибуторами, на МКФ в Вологде, в Софии, дважды на площадках ММКФ, в Каннах, где мы своим проектом представляли Смоленский регион как площадку привлекательную для локейшна, на Берлинале, где была, в конечном счете, собрана итоговая команда. Это, в общем–то, правильный путь. Он может показаться долгим и затратным, но именно это в итоге и делает ваш проект известным в продюсерском сообществе и дает свои результаты.



Надо понимать, что при работе с европейскими продюсерами быстро ничего не делается, к этому надо привыкать. У нас на промежуточной стадии менялись партнеры. Ушел немецкий партнер, сменился французский — и все оказалось в итоге — правильным. На сегодня, с нами вместе фильм «Две женщины» делают: крупнейшая французская компания REZO-фильм, которая одновременно является и мировым дистрибутором фильма! Надеемся на них как на опытных профессионалов своего дела и будем стараться их не подвести. С латвийской компанией — студией Юриса Подниекса мы знакомы с прошлого копродукционного проекта – фильма «Гольфстрим под айсбергом». Принимая во внимание наш удачный опыт работы — фильм от Латвии в этом году был выдвинут на ОСКАР, мы пригласили к нам в команду – оператора “Гольфстрим под айсбергом» — Гинтца Бердзиньша. И это был отличный ход, поскольку режиссеру Вере Глаголевой работать с ним оказалось легко и комфортно.



Безусловно, всякая копродукция — это ряд условий от тех стран, которые входят в проект.

И всегда это компромисс. В нашем проекте Россия — мажоритарная сторона и поэтому нам было легче отстаивать свои позиции и по актерам и по творческой группе. У нас на площадке настоящая интернациональная команда: русские, англичане, французы, немцы, латыши, литовцы, эстонцы и все друг друга отлично понимают и одержимы сделать этот фильм.

Сегодня от наших законодателей слышатся призывы о том, что копродукция не нужна российскому кино.

На мой взгляд — это очень опасная и даже преступная мысль. Она могла бы прозвучать в любое другое время, но только не сейчас, когда весь кинобизнес строится на копродукции. Даже гиганты американского кино создают совместные проекты, знаменитые актеры снимаются на самых разных киноплощадках у маститых и начинающих режиссеров! Мир открыт и главный инструмент доступности — интернет и социальные сети у каждого под рукой. Если сегодня, наши законодатели все-таки протолкнут в жизнь свою преступную идею, то Россия, которая как член EURIMAGES платит большие взносы в этот международный фонд, просто не сможет эффективно пользоваться возможностями этой европейской киноорганизации. И тогда пусть господа депутаты не задают нам, кинематографистам, подобные вопросы: почему нашего кино нет на значимых международных кинофестивалях, почему его нет в европейском прокате и прочее.



Сотрудничество с зарубежными коллегами нам необходимо. Общение с ними, с их опытом, каждый день учит нас. Я порой за два дня узнаю больше, чем за два года обучения. Надо отдать должное, что Фонд Кино сумел за короткий срок с нуля задать ко-продукции в России нужный вектор и продвигать наши проекты на международные площадки. Наш проект «Две женщины» был в числе первых, кто это дело начинал. Нам, продюсерам, нужны не отдельные совместные проекты при поддержки ФК или Минкультуры, а отлаженная система, где были бы четко прописаны критерии, сроки и условия.

Когда создается такой масштабный проект, сложным бывает почти все.

И графики актеров, и выбор локейшна, и художественно-постановочная часть. Бюджет удваивался или даже утраивался по всем статьям. Потому что у нас главную мужскую роль играет мировая звезда Рейф Файнс, которого мы ждали почти два года, у нас французская актриса Сильви Тестю, которая очень много снимается, Бернд Мосс, занятый в спектаклях и телефильмах, главная героиня Анна Астраханцева у нас из Санкт-Петербурга, у нас Александр Балуев, о востребованности которого можно и не говорить… В общем, трудно пришлось нашему второму режиссеру — Владимиру Железникову, который сводил их графики воедино.



Место, которое было выбрано для съемок фильма — музей-усадьба великого русского композитора Михаила Глинки, под Смоленском.

Это роскошная усадьба со старинной липовой аллеей, деревянным домом с двумя флигелями в стиле русского классицизма середины XIX века, прекрасными водоемами и даже источником. К этому ансамблю, по режиссерской концепции художником-постановщиком Еленой Жуковой была построена редкая по красоте и стилю оранжерея, где происходят важные эпизоды фильма.

Вообще, сегодня снимать историческое кино очень непросто.

Плохо дела обстоят с реквизитом, вещи этого времени охотно скупают музеи, если они вдруг появляются… Мы с Верой обошли все антикварные магазины Москвы, наши друзья и родственники из Франции, Германии тоже помогали нам в поисках необходимого игрового реквизита. Одним словом, помогали все, и почти все, что хотелось иметь в кадре, есть... Можем похвастаться, что бутафорских предметов в фильме почти нет.



Когда мы узнали о твердом желании Рэйфа Файнса сыграть роль Михаила Ракитина на русском языке, были несказанно этому рады и одновременно озадачены.

Рады, потому что когда актер такой величины хочет произносить сложнейшие обороты тургеневского текста на языке оригинала, это вызывает чувство гордости за нашу литературу и культуру в целом. Сильви Тестю тоже выразила желание выучить свой текст на русском языке… Одним словом, Великий и Могучий русский язык еще раз продемонстрировал нам свою непреходящую ценность.

Озадачены, потому что перед нами была поставлена задача найти опытных преподавателей для господина Файнса, которому за короткий срок предстояло выучить 11 листов сложнейшей литературной прямой речи. Актер остановил свой выбор на Алене Тополянской, которая на сегодня является одним из самых опытных педагогов по русскому языку для иностранцев, и отдельно был нанят логопед. Одним словом, команда по подготовке британского актера к съемкам была высокопрофессиональной. Занятия проходили шесть дней в неделю. После уроков русского языка и развития речи он занимался с режиссером Верой Глаголевой, тщательно разбирая каждую фразу сценария, а вечером его ждало домашнее задание по отшлифовке отдельных труднопроизносимых звуков и аудирование.



Нас всех поражало то упорство и рвение, которые Рэйф Файнс проявил в период подготовки к съемкам.

Не оставляет он эту работу и сейчас, когда снимается. Мы верим, что при его усердии, у него есть все шансы выполнить свое обещание и самому озвучить Михаила Ракитина. Мы ему в этом будет только помогать! Кстати, на площадке язык общения русский. Господин Файнс неплохо понимает по-русски, но на всякий случай с ним всегда присутствует рядом его ассистент.
российское кино, копродукция, продюсер, интервью  4 комментария 
Комментарии (4)

Новый комментарий...

  • Lik Bashni 26 августа 2013, 08:09 пожаловаться

    #

    Спасибо за информативное интервью. Читаешь и прям гордость берет за то, как горячо вовлечены в съемки люди, не зависимо от географии проживания. Сколько всего еще снять можно. То ли еще будет… :)

    ответить

  • 8

    AvantS 26 августа 2013, 09:06 пожаловаться

    #

    До сих пор поражаюсь решением, и, тем более, стремлением Файнса сыгратьв этом проекте, не говоря уже о его решении говорить на русском. Респект, Рэйф

    ответить

  • 1

    ВНЧ 26 августа 2013, 11:06 пожаловаться депутаты вернулись из отпуска, блин

    #

    Сегодня от наших законодателей слышатся призывы о том, что копродукция не нужна российскому кино.
    На мой взгляд — это очень опасная и даже преступная мысль.

    К чёрту вежливость! Всех этих гнид — к ногтю!

    ответить

  • sozdan 26 августа 2013, 11:41 пожаловаться

    #

    Интервью интересно, прежде всего, с точки зрения понимания подготовительного и съёмочного процессов. Довольно конкретные аналогии отечественного кинопроизводства и европейского. Кое что почерпнул для себя, Спасибо)
    P.S. Уверен, что зак инициатива, о которой говорили, всего лишь популистский ход особо ретивых служителей народа. По большому счёту это абсурд, и они очень хорошо это понимают.

    ответить

 
Добавить комментарий...