• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
Гори, Голливуд, гори!
 



Поработать с Уиллемом Дефо и Кевином Спейси – бесценно

01.07.2013 13:07 • 21 комментарий

Еще полгода назад Антон Ланшаков не знал, что его жизнь круто изменится: он поедет в Лос-Анджелес, поработает с Уиллемом Дефо и создаст фильм под бдительным руководством Кевина Спейси. В декабре прошлого года он принял участие в конкурсе Jameson First Shot и стал победителем от России. Его сценарий – про мужчину, после автокатастрофы вынужденного всю жизнь улыбаться – Дефо и Спейси выбрали из сотен других.


Антон Ланшаков

Перед премьерой короткометражки «Человек-улыбка», которая состоялась 15 июня на «Стрелке», мы встретились с Антоном и попросили его о рассказать о том, как зародилась идея проекта, как работалось с голливудскими звездами и что у него в планах.

Кстати, кто еще не видел, вот фильм Антона, снятый в рамках Jameson First Shot. А вот здесь можно прочитать интервью с Кевином Спейси, креативным директором конкурса.




Антон, как вообще пришла в голову идея о человеке с застывшей на лице улыбкой?

У меня есть список разных идей, которые я записываю, когда они приходят в голову. Среди них была и эта. Она мне пришла в голову, когда я узнал, что Такеши Китано наполовину парализован. Я это не знал, и глядя на его лицо, я думал, что выражение странное. Потом я узнал, что он попал в аварию и половина лица у него парализована. Не сильно, но у него застыла. Я просто довел эту идею до абсурдного вида.

А до этого вы уже снимали короткометражные фильмы?

Я снимал много короткометражек… Было среди прочего много курсовых, наверное, штук пять. Есть институтская работа «Это то, что тебе не хватает», это фильм такой, студенческий, русский панк-фильм, как назвали его на зарубежных фестивалях. Он участвовал в фестивалях. Был фильм «Уже не мертв» — это дипломная работа. Это короткий метр, она документальная, 13 минут. Потом есть полный метр, который мы сняли с другом. Называется «Не сказка», это детский фильм. Есть документальный фильм «Офорт», есть лента «В конце фильма он ее бросит» — это короткий метр. Есть несколько клипов, но их нужно, скорее, слышать и видеть: «Bad mood» и для своего друга один я снимал. Есть несколько рекламных роликов.

Разнообразно – и по тематике, и по жанру, и по формату. Вы хотите продолжать развиваться вот так же в совершенно разных направлениях, или вы теперь хотите снять игровое с большими звездами?

Да, мне интересно больше игровое кино, необязательно со звёздами, зависит от проекта. Документальное кино я тогда снимал, потому что был в институте, но если представится необходимость, или если вдруг появится возможность, я могу снять с удовольствием документальное, потому что я люблю документальное кино. Но игровое я люблю больше. Игровое все любят больше, ну, кроме документалистов (смеется).

Когда вы узнали, что выиграли в конкурсе Jameson First Shot, какие у вас были первые ощущения? На YouTube я видела запись видеоразговора по скайпу, когда Спейси говорит вам, что вы победили. Что вы тогда подумали?

В том видео отражена такая реакция, будто я подумал, что неправильно перевел. То есть он сказал: «Ты едешь в Лос-Анджелес», и я подумал: «Что? Может быть, мне показалось?» Но я был рад, рад и удивлен. Сложно описать. Хорошие люди говорят тебе, что ты будешь с ними работать – это классное чувство.

Кевин Спейси, Уиллем Дефо — у одного два «Оскара», у другого две номинации на «Оскар»… Не было какого-то страха, непонимания, как с ними работать, как с ними общаться?

Нет. Я читал с ними разные интервью, и мне показалось, что они нормальные люди, звезда их не «стукнула». И они такие в жизни! Кстати, я не работал с Кевином на площадке, я только сейчас его впервые увидел. Он занимался этим дистанционно, присылал правки через Интернет. Я читал интервью с Уиллемом, я был готов к тому, что он нормальный парень, и так и оказалось – действительно, нормальный парень. В жизни он очень серьезный, но не без ехидства. В работе он очень профессиональный. Очень послушный, что, может быть, меня даже несколько удивило, потому что актеры, в принципе, не обязаны быть послушными, они такие подвижные ребята, которые всегда что-нибудь предлагают. Уиллем тоже подвижный парень, но если он был с чем-то не согласен, он готов был делать, что ему говорят. То есть он так и говорил: «Окей, если тебе это нравится – я сделаю», и делал. Так что нет, страха не было.

А из того, что он предлагал, были какие-то советы, или от Кевина какие-то поступали правки в формате советов, которые действительно чем-то очень помогли?

Да, я научился некоторым вещам. Это касается стиля, выбора… Плюс Уиллем поправил очень много деталей для фильма. То есть он предлагал мне постоянно, на каждый кадр какие-то маленькие детали, которые я либо выбирал, либо нет. И было несколько раз, когда он сказал: «Антон, это, скорее всего, не сработает», и я прислушивался, и мы делали так, как он советовал. Но там было 50 человек, которые помогали мне, то есть не все сразу, но оператор, продюсер, художница – все эти люди очень здорово помогали.

Наверняка, это стресс – прийти и за два дня снимать фильм с командой, которую ты видишь в первый раз?

Стресса не было, но я общался с ними еще до того, как мы приступили к съемкам, по скайпу, они мне показались хорошими людьми. Больше всего меня беспокоил оператор, потому что оператор – это серьёзный союзник или враг, в зависимости от ситуации. Но тут мне попался очень хороший оператор, он действительно молодец. И нам нравились одни и те же вещи, поэтому мы сразу нашли контакт.


Кевин Спейси с Антонов во время премьеры фильма 15 июня в Москве

Я волновался, потому что у нас было очень много съемочных мест – шесть локаций, нужно было постоянно перемещаться туда-сюда, и я боялся только за то, чтоб мы все успели, поэтому работали очень быстро. У меня не было особо времени, чтобы раздумывать: «Черт, кто все эти люди, что они делают, они работают с текстом, который я написал». Это меня удивляло, но я не беспокоился.


Что касается съемочного процесса – здесь и там, есть какие-то принципиальные различия?

Нет. Я не так много работал с профессиональными группами здесь, фактически, все, с кем я работал здесь — это мои друзья, с которыми я учился, и чуть-чуть из профессиональных осветителей, которых нанимают. Там все были совсем мне не знакомы, но особой разницы я не заметил. Разница была в отношении, потому что здесь были мои друзья, мы начинали одновременно, поэтому у них было столько же опыта, сколько у меня. А у той группы, с которой я работал в Америке, было гораздо больше опыта, они делали все очень быстро и четко, и бодро, что очень приятно, кстати. Но мне очень повезло, потому что у меня была хорошая съемочная группа – это по словам самой съемочной группы. Они говорили: «У нас хорошая съемочная группа, мы собрали отличную бригаду». Значит, в Америке, наверное, есть и плохие съемочные группы.

На стадии монтажа каким было участие продюсеров, того же Кевина Спейси?

Мне Кевин ничего не присылал, я имею ввиду, никаких правок. Хорошо это или плохо, я не знаю. Но он присылал девушкам, которые победили от ЮАР и США, замечания. И я помню, мы много обсуждали с ними это, какие они были, чего они касались.

Монтировали тоже в Лос-Анджелесе?

Да, монтаж был буквально через два дня после того, как мы закончили. Фактически, фильм длится восемь минут – это можно смонтировать за два дня. От продюсеров особо много замечаний не было, были списки, пункты: здесь сократить, там удлинить, кадр не работает. Уиллем присылал свои правки, потому что он в главной роли, и его волнует, что происходит в кадре. Но все правки были по делу, это не были такие кардинальные замечания вроде «давайте вырежем финал», такого, конечно, не было. Просто какие-то маленькие профессиональные штучки. В целом мы, конечно, подсократили фильм. Первый монтаж был более длинным, после продюсерских правок он стал короче. Я думаю, что даже если бы правок не было, я бы все равно сделал его короче. Как-то так.

Вы сказали, что общались с другими участниками конкурса. А вы пересекались там на месте, вы там познакомились, то есть все одновременно происходили съемки?

Да. Trigger Street сделали такую съемочную неделю – один фильм, второй и третий. И, соответственно, подготовка к этим трем фильмам шла одновременно. Я два-три дня занимался подготовкой, затем девушки. Соответственно, пока один занимался подготовкой – другие ждали. Жили мы в одном отеле, когда у нас были какие-то совместные вещи, типа сессии перед записью звука, мы ездили вместе. Просто брали такси, ездили туда. И мы сдружились, как мне кажется. До сих пор переписываемся, они очень милые дамы, прекрасные в общении, мы ходили потом, гуляли.



Антон на премьере «Человека-улыбки»

У себя на родине они тоже начинающие режиссеры?

Наверное, да, можно так сказать. Шерил, девушка из США, она моя ровесница, наверное. Все точно старше 25 лет – по условиям конкурса. Она закончила Школу кинематографии в Нью-Йорке, и это для нее одна из таких больших вещей в жизни. Ханнеке из ЮАР занимается рекламой, у нее сейчас есть полный метр, она собирается его летом показать, то есть она уже выпустила свой дебют на тот момент, когда стала участвовать в конкурсе.

Вот вы представите свой короткометражный фильм на «Стрелке», а дальше у вас есть какие-то планы, сценарий полного метра, может быть?

У меня есть два сценария, которые готовы, хоть сейчас можно снимать полный метр. Один из них я предложил большой студии, они его согласились взять, если он выиграет государственные деньги. Сейчас я жду, что скажет государственная комиссия. Я не знаю, что они скажут, может быть, они уже решили, а, может быть, и нет. Но этот конкурс мне помог. Если бы я не выиграл в конкурсе, может быть, я не был бы режиссером того фильма, который я написал, большой метр, я имею в виду. Как дальше получится, не знаю. Я рассчитываю на что-то хорошее, но не могу даже предугадать. Видите, конкурс же был в ноябре, в конце декабря я отправил сценарий, а в январе выиграл. Буквально за месяц я узнал свои планы на полгода – это удивительно. Я не знаю, как сейчас получится.

Как молодому автору и режиссёру здесь, в России, вам легко или трудно найти поддержку для своих проектов?

Я сейчас только на первом этапе прохождения через государственную комиссию, я не знаю, как получится, легко или сложно получить деньги. В принципе, это несложно, потому что можно взять камеру — и снять полный метр. И многие так и делают, как вы знаете, снимают на фотоаппарат и все в таком роде. Если очень хочется, то вперед. Я не думаю, что очень сложно. Сложнее было 10 лет назад, или 20. Раньше пленка стоила денег, теперь она не стоит ничего.

То есть если у вас не получится найти достаточное финансирование от студии, от государства, то вы готовы, в принципе, и малобюджетное кино снять?

Да, конечно. Я думаю, так и сделаю, если не получу финансирование, я напишу сценарий еще дешевле, но не в ущерб качеству, конечно. И смогу снять его своими силами, я надеюсь.

А о чем этот сценарий?

Он о приключениях одиннадцатиклассников из Москвы. Это будет реалистичная история, то вернее, я надеюсь, она будет выглядеть очень убедительно. То есть она будет приключенческая, но не в голливудском смысле. Такое могло бы произойти, и если бы это произошло с вами, вы бы об этом рассказывали.

В конце интервью замечаю, что в руках у Антона — колода карт, которую он периодически тасует. Спрашиваю, зачем она ему. «Ну, я немного волнуюсь», — признается молодой режиссер.
режиссер, интервью, конкурс, короткий метр, Jameson First Shot  21 комментарий 
Комментарии (21)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...