• афиша & тв
  • тексты
  • медиа
  • общение
  • рейтинги
  • DVD & Blu-Ray
  • играть!
Войти на сайтРегистрациязачем?
всё о любом фильме:
Гори, Голливуд, гори!
 



«Иллюзион»: почти полвека уникальному кинотеатру

30.04.2013 13:14 • 10 комментариев

Москвичи наверняка слышали про «Иллюзион», даже если и не бывали в нем. Расположенный на первом этаже сталинской высотки на Котельнической, этот кинотеатр показывал фильмы, которые было невозможно увидеть где-либо еще. В «Иллюзион» смотреть шедевры Брессона приходил Тарковский, заглядывала Фаина Раневская, приезжали зарубежные кинематографисты – представлять свои фильмы жадной до кино публике. В советское время в «Иллюзионе» аншлаги были даже на утренних сеансах, попасть сюда было непросто. Но прошли годы, и кино, раньше хранившееся только в Госфильмофонде и изредка появляющееся на ТВ, доступно и в интернете, и на Blu-Ray. В «Иллюзионе» стало гораздо тише, да и местоположение – вдали от торговых центров, на приличном расстоянии от метро – не самое выгодное для современного кинотеатра.



Не так давно «Иллюзион» закрылся на ремонт, и те, кто помнит, как впервые увидел здесь классику мирового кино, испугались, что «ремонт» приведет и к смене репертуара. Но нет, открывшийся в конце февраля, «Иллюзион» по-прежнему показывает редкие и не очень фильмы из коллекции Госфильмофонда, а за репертуаром по-прежнему следит киновед Владимир Степанович Соловьев, работающий в кинотеатре с момента его основания. Правда, теперь в «Иллюзионе» есть оборудование для показа 3D картин, но пользоваться им не спешат, выделив в апреле всего лишь пару сеансов для «Хоббита» Питера Джексона.

Об истории кинотеатра и о том, что происходит в нем сейчас, КиноПоиск расспросил у главного старожила «Иллюзиона» — Владимира Степановича. Во время нашего визита фойе кинотеатра утопало в воздушных шарах – проводили фестиваль кино для детей. На контрасте с лепниной на коллонах, которую восстановили во время ремонта, и хрустальными люстрами, яркие пальмы из воздушных шаров хоть и смотрелись слегка аляповато, зато напоминали, что в кинотеатре продолжается жизнь.



Владимир Степанович, как вообще получилось, что здесь, в этом здании – символе сталинской эпохи, появился кинотеатр, причем неподцензурный?

Началось это где-то в 1964 году, когда в общей творческой атмосфере, среди интеллигенции и культуры возникла такая внутренняя потребность в кинотеатре-музее. Потому что в Москве существовали все возможные музеи — вплоть до музея архитектуры или археологии, то есть можно было посмотреть Репина, Шагала. Можно было «Апостола» взять в Ленинской библиотеке. А по кино было все закрыто. Как ни странно, в то время литературы о кино, особенно об истории советского кино, много было, издания переводной литературы. Но то, о чем там писали, никто не видел. Мало того, люди не видели даже фильм «Броненосец «Потемкин»», хотя мы хвалились, что в 1957 году он взял первое место на конкурсе «12 лучших фильмов всех времен и народов». Ничего не было, классику не показывали, даже советскую.

Уже возникли разговоры об этом, возникла потребность. И вот в 1964 году Госфильмофонд попытался пробиться в Министерство культуры, в Госкино с идеей создания на основе своей коллекции такого кинотеатра, но все были против. Против почему? Потому что возникал вопрос: а кто будет цензурировать вашу программу? В то время существовал отдел по контролю за кинорепертуаром, без разрешения которого ни одна даже пятиминутная научная лента не могла выйти на экраны. Все цензурировалось, а здесь кинотеатр, который будет показывать фильмы мало того что не закупленные и не проходящие цензуру при закупке, а еще будут выбирать фильмы на свое усмотрение. Вот из-за этого были сложности, но тем не менее, начиная с 1964 года мы начали пробивать эту стену.


И какими же средствами удалось ее пробить?

Начали с того, как тогда это было положено, что поднимали на ноги общественность, рабочий класс. То есть завод им. Лихачева, Динамо — крупнейшие заводы Москвы, устраивали там вечера, приглашали наших друзей, актеров, режиссеров, показывали фильмы из коллекции Госфильмофонда. Люди впервые увидели Чаплина, Диснея и другие знаменитые картины. И вот так вот пошло. Растормошили всех, получили письма от Завода им. Лихачева, Динамо, от горкома партии, от всех творческих союзов. Единственный, кто был категорически против и так и не дал разрешение – ЦК ВЛКСМ. Самая реакционная организация на то время, на середину 60-х годов.

Обратились сначала в Госкино, потом в горком, потом те в ЦК передали документы, и потихонечку вот так вот, в виде исключения, нам все-таки разрешили устроить кинотеатр. Но мы опять долго не могли открыться, потому что снова встал вопрос о цензуре. Один завконтроля по кинорепертуару не мог этим заниматься в силу того, что это было невозможно физически, они не отсматривали даже все свои фильмы, того, что им было положено. Не хватало рук, не хватало глаз, штат был маленьким. А ведь мы не могли выдавать им картины, и они должны были ехать смотреть туда, в Госфильмофонд – это Белые Столбы, 55 километр. В общем, такая чехарда. В конце концов сам председатель Госкино – Владимир Евтихианович Баскаков – взял на себя, сказал: «А я буду подписывать, я знаю кино, люблю кино». И благодаря этому нам выделили этот кинотеатр.




А на этом месте уже существовал кинотеатр?

Да, здесь раньше был кинотеатр, назывался он «Знамя», он был при высотке, хотя и являлся филиалом кинотеатра «Ударник», и показывал «третьеэкранные» фильмы. Залы пустовали. Он, по сути, был построен для жителей этого дома, потому что здесь жили самые высокопоставленные чиновники, народные и заслуженные, все. Для них его скорее сделали как красный уголок, чтобы проводить партсобрания, профсоюзные собрания. А когда зал был свободен от партсобраний и прочих дел, здесь показывали кино. Это был совершенно нерентабельный кинотеатр.

Нам его передали, потому что оказалось, что на эти партсобрания никто не ходил, на эти профсобрания никто не ходил, в библиотеку никто не ходил. Высотному зданию этот кинотеатр был не нужен. Я занимался «Иллюзионом» с самого начала. Как раз ходил по всем этим ведомствам, в ЦК ВЛКСМ — проклинаю эту организацию до сих пор! Приходилось унижаться, ходить повсюду-повсюду. Потом вопрос стал о том, кто будет директором кинотеатра. Ни один из директоров действующих московских кинотеатров не хотел туда идти, в частности, я предлагал эту должность директору «Ударника», к нему мне рекомендовал обратиться директор Госфильмофонда, потому что он был самым опытным.



Я пошел, объяснил, что за кинотеатр, какие возможности. Он сказал: «Я не могу пойти к вам, потому что я уверен, через полгода его закроют. Я знаю ситуацию, скоро начнут зажимать гайки. Если я уйду отсюда, я уйду из системы кинофикации, из системы управления, буду без работы». Короче говоря, мы нашли тогда общественного директора при «Ударнике». Это был заслуженный человек, писатель, известный драматург – Лев Самойлов, который жил в этом доме. Он был нашим первым директором. Хотя в директствовании, в хозяйственных, административных делах он разбирался очень мало.


А кто-то из режиссеров, актеров, помогал вам в то время?

С самого начала кинематографисты, которые жили в этом доме, отнеслись к нам с огромным пиететом. Мы еще только делали ремонт, выставки, здесь все обновляли, потому что здесь, в общем-то, все было в сталинском стиле – на стенах висели картины вроде «Сталин и Ворошилов гуляют по Красной площади», Крым, Артек и так далее. Пришлось это все менять, перекрашивать, все было черным, мрачным. И многие приходили, особенно Михаил Иванович Жаров и Роман Лазаревич Корнеев, корифеи того времени, которые были и депутатами. Марина Алексеевна Ладынина, Фаина Григорьевна Раневская и многие другие здесь жили. Они помогали советами сначала. Потом, когда мы открылись, а это было 16 марта 1966 года, и открылись мы фильмом «Броненосец «Потемкин"», по традиции, лекцию об этом фильме читал современник Эйзенштейна и его хороший друг – Леонид Захарович Трауберг, режиссер, создатель группы «ФЭКС», они с Козинцевым начинали в то же время, что и Эйзенштейн.

Сразу подтянулись зрители?

Интерес к «Иллюзиону» был огромный, показывали мы, в основном, классику. Но со временем возникли сложности, потому что, опять-таки, возникали вопросы: что вы показываете, почему именно это? Сначала мы читали много лекций, приглашали кинематографистов. Все выступали достаточно смело, раскованно, поскольку представилась такая возможность. Поэтому нас достаточно часто вызывали в райком, в горком и даже выше. В охранительные органы, как они раньше назывались, в КГБ. Работали, в общем. Помимо той программы, которую мы делали на основе фильмов Госфильмофонда, показывали, всю классику, все знаменитые картины, начиная от возникновения кинематографа и до наших дней, и, конечно, ориентируясь на то, что авторское право все-таки существовало, и большая часть картин, которые мы бы хотели показать – мы не могли показать. Из-за этого мы с другими такими же киноархивами, дружественными фильмофондами в европейских странах, с американцами, с японцами, китайцами, устраивали обменные показы – мы им давали свои программы, они нам – свои. Это нам дало возможность показать все лучшее, что было в кино тех времен, 60-х -70-х.



Причем, это тоже часто проходило со скандалом. В частности, был такой случай, когда мы провели совместно с итальянским киноархивом, с итальянским посольством, естественно, ретроспективный показ лучших итальянских фильмов. 20 картин было представлено, итальянские фильмы 50-х — 60-х. Там был впервые представлены и фильмы Антониони, и фильмы Феллини многие, «Сладкая жизнь», о которой тогда мало что знали. Фильмы Пазолини, о которых мы тогда вообще ничего не знали, его только кляли во всех газетах по кино и так далее.

Мероприятие прошло с успехом, открывал эту ретроспективу Джузеппе де Сантис, действительно выдающийся итальянский режиссер, к нашему счастью – коммунист. К нашему счастью. Мы покупали все его фильмы, которые он делал. Вот из десятка-полутора фильмов, которые он сделал, мы купили 80%, так что его фильмы были известны. Но после этой ретроспективы, когда все успокоилось, вызывают нас в КГБ, меня и директора, и – интересная у них логика была! — говорят: «Вот прошел фестиваль, вот газета итальянская Pas de Sierra, коммунистическая газета, кстати, огромная статья. В названии: «Кинотеатр-оппозиционер», черным по белому написано: «Вопреки государственной, официальной политике проката и закупки фильмов, кинотеатр «Иллюзион» показывает то, что, в общем-то, советская цензура… что недопустимо. Слава богу, что появился такой кинотеатр, который стоит в оппозицию к официальному строю» и так далее. В общем, стали пугать, что закроют, что «мы будем сейчас ставить вопросы везде» и так далее.



«Иллюзион» после ремонта

Но закрыть уже не могли, так ведь?

К тому времени резонанс был уже большой от работы кинотеатра. Вся пресса о нас писала, толпы народа здесь были постоянно, хорошая публика. В общем, не так просто было закрыть нас. Но вот логика у них была такая, они говорили: «Вы находитесь в очень странном месте, это место очень рискованное, опасное, вы обратите на это внимание». Слева от нас, где-то 500-600 метров, находится синагога, напротив нас – библиотека иностранной литературы, справа от нас — Театр драмы и комедии на Таганке, любимовский. «Те точки, которые у нас вызывали и вызывают до сих пор противоречивое отношение. Потому что синагога, конечно, она заинтересована в проповеди сионизма, и мы знаем, что большинство людей, которые посещают синагогу – они посещают и вас. Библиотека иностранной литературы – изучают языки, чтобы уехать в Израиль. А еще и Театр на Таганке, который…» В общем, вот такая вот логика. Вы находитесь в опасном месте… черная дыра вот здесь.


А кто из молодых тогда режиссеров приходил в «Иллюзион"?

У нас были очень хорошие отношения с Андреем Арсеньевичем Тарковским, он посещал кинотеатр. Вот одна вещь, которая сегодня, естественно, невозможна. Многие молодые классики, да и старые, все время посещали кинотеатры, регулярно. Они и выступали у нас, но главное – они приходили смотреть фильмы, они учились кино. Тарковский приводил свою съемочную группу, когда они снимали «Зеркало». Он приводил сюда с собой и Маргариту Терехову, и Анатолия Солоницына, и Георгия Рерберга – оператора, Кайдановского.



Они смотрели те фильмы, которые он рекомендовал. В частности, он очень любил, во-первых, Куросаву, во-вторых, Брессона. Вообще французского много он показывал, и итальянский неореализм – как нужно снимать фильмы со свободной драматургией, как нужно снимать фильмы притчевой формы. Из Таганки – Леня Филатов приходил все время, тоже учился. Митта часто устраивал свои показы даже запрещенных картин – ему это разрешали, устраивать премьеры. Сережа Соловьев, все-все-все, они приходили сюда. Да мало того, Марина Алексеевна Ладынина приходила, меня называла Володей, и просила: «Ты мне говори, когда будут фильмы с выдающимися актрисами западными, я буду их смотреть».

Фаина Раневская, она не очень любила ходить в кино, но все рано приходила, спрашивала: «Как дела, нужна помощь?». Вот так мы и росли, развивались, работали, проводили так же как и на Таганке фестивали шведского кино, где впервые представили широко Бергмана. Английского кино. Ну и конечно – всех социальных стран, это и Польша, у которой практически все фильмы, даже те, которые считались у нас реакционными, были представлены. Помню, первый фестиваль польского кино, 30 картин было из 60-х. Мы открывались фильмом «Пепел и алмаз», который купили уже гораздо позже нас. Многие фильмы Вайды, Куца показывали. Нам удалось в то время дать полную картину того, что происходит. Лекториев много было, лекции читались, свои книги издавали, справочники, буклеты. Даже до недавнего времени издавали, последнее наше издание вышло года 3-4 назад, я сам выпускал. Вот так работали. Регулярно закрываемся на ремонт, потому что выше нас расположены квартиры, часто нас заливает, потому что любят эти новые жильцы все время сдавать кому-то. Старые москвичи практически не живут. Кинораритет – его уже нет, а дети, внуки, оставшиеся здесь, предпочитают сдавать помещение, а жить где-то в другом месте, поэтому здесь и фирмы располагаются.




А учитывая то, что здесь жили и чиновники – они к вам как-то заходили, спускались на показы?

Здесь жили все высокопоставленные чиновники, многие из ЦК, генералитета очень много людей из Министерства Обороны, очень много артистов, режиссеров, композиторов. Со многими у меня была личная дружба. За эти годы, сколько лет прошло уже, в 1965 мы получили кинотеатр – я уже здесь возился, это уже скоро будет 50 лет. И за эти 50 лет мы со всеми перезнакомились, передружились. Все ходили, но… Вы знаете, те, кто здесь жили, даже крупные чиновники, даже Зорге, по собственной инициативе они сюда ни за что не пришли бы. Они действовали только тогда, когда им указывали откуда-то, что нужно проверить «что там творится», и могли прижать или напугать – вот так это происходило. Выжили. Главное – было выжить первые три года, все время был страх «закроют – не закроют – закроют – не закроют». В общем, выжили. Дальше все проще уже было.

Продолжение беседы с Владимиром Степановичем Соловьевым читайте в ближайшие дни. А сегодня 30 апреля, стартует конкурс, в котором мы разыграем билеты в «Иллюзион».
история, кинотеатр, Иллюзион, Госфильмофонд  10 комментариев 
Комментарии (10)

Новый комментарий...

  • 1

    Борис9999 30 апреля 2013, 17:27 пожаловаться

    #

    Нравится читать про разные кинотеатры, понравилась статья про то что на крыше джакузи, ты сидишь в джакузи и смотришь фильм, хотелось бы побывать в таких кинотеатрах, но увы я кроме вип зала, аймакса и обычного кинотеатра не был…))

    ответить

  • 16

    gurur 30 апреля 2013, 18:19 пожаловаться

    #

    Грешно жаловаться, молодой человек! Иные заядлые киношники и в IMAX«е то ни разу не были!

    ответить

  • 1

    OGGRANT60 30 апреля 2013, 20:37 пожаловаться

    #

    Как бе процентов 80+ там не было, ибо сколько их в России 5 или 6 настоящих?

    ответить

  • 4

    shequel 30 апреля 2013, 22:24 пожаловаться

    #

    В Воронеже есть один, не знаю, настоящий не настоящий — ходил на последнего Бэтмена, разницы (кроме цены на билет) не почувствовал вообще… наверное я бескультурщина..

    ответить

  • 2

    OGGRANT60 1 мая 2013, 19:50 пожаловаться

    #

    Это фейк, у нас в Тюмени тоже такой есть, вдруг внезапно появился в уже существующем 3х этажном здании ТЦ, а только экран должен быть 7 этажный.

    ответить

  • В Москве только один плёночный, но с плёнки даже там не показывают уже. Так что в России смысла ходить в него мало т. к. цена высокая, а оборудование как и в обычном соседнем цифровом зале.

    ответить

  • Работал в похожем кинотеатре, только ещё более старинном, 30-х годов, тоже находился на первых этажах жилого дома. Особая атмосфера, несмотря на упадок и разруху. Как-то даже откопал среди всякого хлама плёнку с «Андреем Рублёвым» в насквозь проржавевшей железной таре)

    ответить

  • shequel 30 апреля 2013, 22:27 пожаловаться

    #

    В Воронеже тоже есть кинотеатр «Иллюзион», там тоже больше по артхаусу…

    ответить

  • 5

    Rheo-TU 1 мая 2013, 11:37 пожаловаться

    #

    Спасибо за интервью:).
    Люблю читать про кинотеатры с историей.

    ответить

  • 1

    Kolyn261 19 января 2015, 20:11 пожаловаться

    #

    Целый кусок моей жизни… Был там дружинником… И с Соловьёвым знаком… Это была особенная атмосфера… А какая замечательная там работала научная группа… Кривуля, Лаврентьев, Кушнерович… А замечательные лекции Дмитриева и Разлогова перед сеансами…

    ответить

 
Добавить комментарий...