Гори, Голливуд, гори!
 



Как снимают подводные сцены в кино. Часть 2

27.02.2013 07:54 • 10 комментариев

Съемки кинофильма требуют усилий множества людей, и о некоторых профессиях зрители редко задумываются. КиноПоиск уже писал, с какими сложностями сталкиваются кинематографисты при подборе животных, а также начал рассказывать о подводных съемках. 21 февраля на российские экраны вышел фильм «Метро», в котором один из самых драматичных и напряженных эпизодов связан именно со съемкой в полностью заполненном водой помещении.



Мы поговорили с оператором Григорием Яблочниковым, который давно занимается именно такими съемками. В фильмографии оператора и его команды около сотни художественных картин и сериалов, среди которых «Изображая жертву», «Адмирал», «Кислород», «Русалка», «Мы из будущего», «Бедные родственники», «Любовь-морковь». Если вы уже смотрели «Метро», то наверняка помните сцену, в которой герой ныряет за ингалятором в затопленный бункер и плывет в потемках, пытаясь его найти. Ее-то и снимал Яблочников и его команда.

Первую часть интервью можно прочитать здесь.

Команда создателей фильма «Метро» встретилась с Яблочниковым задолго до начала съемок, чтобы проработать все детали работы в воде: как нагревать воду, как согреть актеров, какие гидрокостюмы сшить, чтобы они не были заметны под водой. «Надо сказать, что это один из немногих фильмов, где все это было сделано к съемкам. Часто бывает, что к таким деталям и разговорам о них относятся легкомысленно. Но так как весь фильм актеры практически проводят в воде, все было очень серьезно проработано», — хвалит Яблочников команду «Метро».

Глубина декорации была не очень большой – всего 3 метра. Однако при той предельной мутности воды, которой хотел добиться режиссер, работать в бассейне было сложно. «Когда требуется максимально прозрачная вода, гораздо проще реализовать задачу. Тут же важно было не ошибиться. Мы добивались реальной атмосферы», — говорит Яблочников. В условиях съемок «Метро» было сложно даже навести камеру на актера: его сначала освещали ярким прожектором, чтобы оператор мог его увидеть, затем выключали прожектор и только тогда звучала команда «Мотор!».


Видео со съемок фильма «Метро»

Если на съемках «Метро» Яблочникову пришлось просидеть в воде довольно стандартную съемочную смену – около 8 часов, то на других проектах подводные съемки длились по двое суток. «У нас был рекорд, кажется, на фильме «Любовь-морковь», когда снимали сцену с машиной. Мы тогда из трех суток съемок часов 48 или даже 50 провели под водой. Только немножко спали и снова в воду», — рассказывает оператор. Снять сцену под водой сложно не только технически, вода затрудняет и человеческое общение. «Есть такая шутка, что как только человек опускается под воду, особенно впервые, он становится глупее в 10 раз, — смеется Яблочников. – Не то что мы теряемся, но коммуникация затрудняется, часто нужно вынырнуть, что-то обсудить, актеру нужно погреться. Всё немножко дольше и сложнее».




Видео со съемок фильма «Любовь-Морковь»

Яблочникову помогает слаженная команда, у которой за плечами огромный опыт работы в кино. «Есть и заслуженные мастера спорта, и технодайверы, это подготовленные люди. Они у нас как амфибии и могут выдерживать большие нагрузки. Профессиональных дайв-мастеров, не привыкших к киносъемочному режиму, чуть ли не спасать приходится», — рассказывает Яблочников.


Съемки фильма «22 минуты» в специальном бассейне на Мальте

Несмотря на то, что российских релизов с действиями, происходящими под водой, не много, профессия подводного оператора весьма востребована. «Рынок, конечно, не такой большой, но без работы не сидим. Например, летом 2012 года у нас было сразу несколько сложных, больших проектов. Сначала на съемках картины «Баку – любовь моя!» мы строили замок под водой и снимали там целое побоище. Нам нужно было придумать такую декорацию, которую можно было бы быстро, часов за 12, собрать в воде и потом так же быстро разобрать. Никто не верил в это, но получилось. Потом мы строили плотину ДнепроГЭС в карьере. Затем были «Сокровища озера Кабан», — приключенческий фильм, который снимали в Крыму. Работа была очень сложной, сразу пять декораций. В общем, в прошлом году, мы сняли около 10 фильмов», — говорит Григорий Васильевич.

«Учитывая, что Ялтинская киностудия (специально созданная для картин морской тематики) за все время советского кино отсняла 70 подводных фильмов, мы за последние годы даже обогнали ее,», — говорит оператор. Прошлым летом его команда приняла участие в съемках экшна «22 минуты», сюжет которого строится вокруг захвата российского судна сомалийскими пиратами. Об этом опыте Яблочников рассказывает отдельно.


Еще один специальный бассейн для съемок на Мальте

«Мы снимали на Мальте. Около 25 человек кинематографистов-подводников постоянно находились в воде. Из 12 штатных профессиональных технодайверов к вечеру в воде остались только семь или восемь , остальные «выходили из строя» — настолько большой была нагрузка. Специально для съемок в море выгоняли огромный танкер, причем танкер стоял на каком-то очень активном течении: актеров быстро уносило, и их приходилось собирать с помощью катера. Мы себя привязывали веревками, чтобы нас не сносило. Там было достаточно глубоко – около 150 метров. И, бывало, что у актеров выпадет что-то из аксессуаров – приходилось нырять за 40 секунд метров на 40-50, чтобы достать эту вещь. Там же для нас специально наливали огромный бассейн, объемом 50 млн литров воды. В нем строили фрагмент декораций и снимали актеров, которых по сюжету сносит течением под винты. Была очень насыщенная неделя съемок», — делится оператор.


На съемках фильма «22 минуты»

Впрочем, без последствий для здоровья такой риск не обходится, несмотря на огромный опыт и закалку. «Если человек семь дней проводит в воде, то мы знаем, что на восьмой день в 80% случаев он заболеет. Организм не обманешь. На каком-то из сериалов, кажется, на “Морпехах”, мы как раз провели лишний день в воде и очень скоро все почувствовали одинаковые симптомы. К сожалению, мы не всегда можем выбирать: на съемках кино часто что-то не успевают, приходится доснимать. По каким-то старым нормативам Госкино, если я не ошибаюсь, работать в воде можно было не больше 2,5 часов в день. Мы же на съемках, например, “Баку – любовь моя”, из 36 часов съемок 22 часа провели в воде. Все мыслимые и немыслимые нормы нарушаются, но, слава богу, все обходится», — говорит Яблочников.


На съемках фильма «Сокровища озера Кабан»

Съемки «Сокровища озера Кабан», тоже оказались непростыми, так как предполагали много спецэффектов, включая подводные взрывы. На съемочной площадке было много опасных ситуаций: взрывной волной, например, поднимало огромные камни, которые летели в членов съемочной группы, или из-за высокого давления воды шланги вырывались из рук и разрушали декорации. «Когда на площадке используется большое количество спецэффектов, риск появления непредсказуемых ситуаций увеличивается и особенно, если раньше с какими-то вещами сталкиваться не приходилось. Чтобы по максимуму все предусмотреть и исключить риски, приходится тратить больше времени на организацию. Так было, когда под Симферополем заставили декорациями и кранами целое озеро. Мы почти две недели там возились», — вспоминает Яблочников.




На съемках фильма «Сокровища озера Кабан»

Григорий Васильевич признается, что подводные съемки из раздела хобби и побочной работы постепенно превратились для него в профессиональное занятие. Несмотря на то, что он снял 18 картин в качестве оператора «на суше», водная стихия его притягивает не меньше. «Я с детства любил воду, поэтому тут нет никакого насилия над собой. Но в то же время и «земные» фильмы интересно снимать. В общем, хочется делать и то, и то. Но как дальше сложится, не знаю», — подытоживает Яблочников.

А какие подводные сцены в кино вам запомнились больше всего?
российское кино, подводные съемки, работа на площадке, интервью  10 комментариев 
Комментарии (10)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...