Гори, Голливуд, гори!
 



Бритфест: Оскароносный Джеймс Марш для затравки

10.11.2012 09:41 • 3 комментария

В Москве подходит к концу замечательное мероприятие, фестиваль нового британского кино. Скоро фестиваль переместится в Санкт-Петербург и Екатеринбург. Кстати, у москвичей еще есть сегодня и завтра, чтобы успеть на мероприятия и показы, если еще остались билеты.

Джеймс Марш – британский режиссер, которого лучше всего знают благодаря «Канатоходцу», великолепной документалке о французском экстремале Филиппе Пети. В начале 70-х Пети натянул между башнями-близнецами в Нью-Йорке канат и гулял между ними на невероятной высоте в течение 45 минут. За исследование и кинореконструкцию этого романтического подвига Марш получил «Оскар».



Мы пообщались с Джеймсом Маршем на Бритфесте в Москве, куда режиссер приехал представить фильм открытия – «Тайный игрок». «Тайный игрок» — драма, разворачивающаяся в начале 90-х годов в Белфасте. Британская разведка ищет активистов ИРА и один из агентов (Клайв Оуэн) вербует молодую женщину (Андреа Райзборо), чтобы та доносила на своих братьев (Домналл Глисон и Эйден Гиллен), которые занимаются террористической деятельностью. Если она не будет сотрудничать, то ей грозит тюремный срок и разлука с маленьким сыном. Параллельно в ИРА идет поиск стукача и оказывается, что девушка нужна была британской разведке не совсем для доносов, а скорее как приманка. Жесткие методы присущи не только террористам, но и главе североирландского отделения МИ5 (Джиллиан Андерсон).



Помимо «Тайного игрока», Марш представил в Москве свою картину «Проект «Ним»», документальный фильм о необычном эксперименте начала 70-х, когда шимпанзе поселили в обычную американскую семью, научили разговаривать языком жестов и попытались сделать нормальным членом семьи. В планах у Марша теперь новое, снова игровое кино – с Кэри Маллиган и Робертом Паттинсоном, о котором он нам тоже немного рассказал в интервью. Представляю первую часть интервью, а вторая будет завтра.

Джеймс, часто говорят, что игровое кино и документальное кино мало чем отличаются и чтобы снять одно или другое нужен примерно один набор знаний. Вы согласны?

Цель, конечно, практически не отличается – рассказать историю наилучшим возможным образом. Но процесс производства документального и игрового кино различается существенно. Съемки игрового кино – это всегда огромное количество людей, масштаб производства совсем другой. Однако, что касается меня, то я всегда снимал документальное кино, предназначенное для показа в кинотеатре. Но это моя цель, снимать не для телевидения, а для кино. Основное сходство, конечно, в том, чтобы как можно лучше и интереснее рассказать историю. Вообще, я нахожу, что снимая и документальные, и игровые картины, ты обогащаешь свой инструментарий. По крайней мере, со мной так.

У вас в «Канатаходце» много реконструированных кадров, то есть не документальных, а снятых вами уже во время работы над фильмом, но очень похожих на хронику. Смотрится очень впечатляюще, но некоторые критики ругают за то, что это уже и не документ вовсе. Вы как считаете, всегда ли нужно реконструировать историческую реальность?

Я сам называю свои фильмы «сконструированными документальными картинами», ведь они о том, что уже случилось когда-то давно. Что я делаю: я беру множество интервью у людей, которые участвовали в этом, собираю все эти рассказы вместе в монтажной комнате, и когда у меня есть рассказ, я нахожу в нем пустоты, которые хочу заполнить изображением, моменты, которые нужно проиллюстрировать, чтобы добиться драматического эффекта. Почему же не стоит этого делать?

Конечно, есть другой тип документальных фильмов, когда режиссер находится на позиции наблюдателя и работает только с тем, что ему удается увидеть и запечатлеть в реальности, это гораздо сложнее. Я пробовал и, честно говоря, не очень успешно. В любом случае, кино – это визуальное искусство, почему бы не создать изображение для документального фильма?

И «Канатоходец», и «Проект «Ним»» — о событиях, которые случились в 70-е годы. Вас особенно интересует это время?

Это скорее интересное совпадение. Этот временной период просто является источником очень интересных историй. Ведь даже история «Тайного игрока» проистекает из 60-х и борьбы за гражданские права, в общем, из той эпохи. Конечно, эти два документальных фильма, которые вы упомянули, — чистые продукты 70-х. Ведь сейчас никто бы просто не позволил запустить такой проект, как «Ним»! Филипп Пети смог пробраться в башни-близнецы и натянуть между ними канат, уже спустя 10 лет это было бы невозможным, его бы остановили еще на входе! Это уникальное время в нашей истории.

Вам не грустно, что это романтическое время ушло?

Да, немного. Мир, в котором мы сейчас живем, содержит гораздо больше правил и ограничений. Снова можно обратиться к примеру «Канатоходца»: сейчас это просто невозможно! У всех просто паранойя, подобное событие было бы окружено миллионами секьюрити и агентами спецслужб. В каком-то смысле мир «потерял невинность». А после событий 11 сентября закрылось еще больше дверей. Можно сказать, мир стал отчасти менее интересным местом, с другой стороны, открылось множество других дверей: мы теперь живем в глобальном пространстве, я могу приехать в Россию, я могу залезть в Интернет. Но какие-то вещи уже, увы, невозможны.

Продолжение следует! Ждите вторую часть интервью, а также некоторые впечатления от «Больших надежд», «Анны Карениной», «Хранилища 24», «Пустоши» и еще парочки фильмов.
британское кино, Бритфест, документальное кино  3 комментария 
Комментарии (3)

Новый комментарий...

  • 1

    Анита К 10 ноября 2012, 16:36 пожаловаться Ждём!

    #

    И опять повезло только трём городам(((

    ответить

  • 5

    Дикий Пушистик 10 ноября 2012, 22:02 пожаловаться

    #

    очень интересно и информативно. + давно я уважаю британское кино.
    Надеюсь что у нас покажут «Тайного игрока»…

    ответить

  • 5

    PureLogic 11 ноября 2012, 03:19 пожаловаться

    #

    «В каком-то смысле мир „потерял невинность“»
    Неизбежность взросления цивилизации. И издержки становления и роста, конечно же. Бритфест замечательно это иллюстрирует: «В любом случае, кино — это визуальное искусство» Прекрасное интервью, спасибо, жду продолжения.

    ответить

 
Добавить комментарий...