Гори, Голливуд, гори!
 



добавить в:
Андрей Мерзликин о своей короткометражке «GQ»

08.06.2012 22:07 • Добавить комментарий

GQ — это не известный журнал, про который вы подумали, это последние две буквы длиннющего пароля для подключения к wi-fi провинциального отеля. В этот отель приезжает некий хорошо одетый мужчина, явно из большого города, и ему очень нужно подключиться к сети. Пароль у главного героя ввести никак не получается, девушка на стойке регистрации ничего внятного сказать не может, вызванный ей в ночи «специалист» зачем-то переустанавливает ему Windows и сыплет непонятными словами, но Интернет так и не работает. Это доводит его в прямом смысле слова до ручки.

Интернет-зависимого в режиссерском дебюте актера Андрея Мерзликина играет Константин Юшкевич, а сценарий для этого 14-минутного фильма написал Михаил Сегал, у которого Мерзликин снимался в «Мире крепежа».



После премьеры короткометражки GQ в рамках «Кинотавра» мы немножко поболтали с Андреем Мерзликиным о его дебютном фильме, интернет-зависимости и самом фестивале.

Ваш режиссерский дебют снят по сценарию Михаила Сегала, как это получилось?

Да потому что мы все передружились, и отлично друг друга понимаем. Когда я оказался перед возможностью снять короткометражный фильм, я просто обратился к Михаилу, потому что я считаю, каждый должен делать свое дело. В данном случае сапоги шьет тот человек, который всю жизнь их шил. Я подумал, Миша напишет мне лучше сценарий, чем я смогу это сделать.

Сама идея этой истории про человека, мечтающего подключиться к Интернету где-то в провинциальной гостинице – ваша или Сегала?

В силу того, что Миша очень трепетный человек, требующий конкретной точной ясности мысли, мне пришлось формулировать, что я от него жду, что хотел бы получить, что мне нравится. Он мне задал ряд вопросов и где-то через неделю подарил на Новый год синопсис, а потом, когда мы уже поняли, что я уже запустился, что всё уже серьезно, довел это до состояния сценария.

Один из монологов – так называемого специалиста по компьютерной технике в исполнении Юрия Ваксмана — был написан отдельно нами со специалистом, потому что там нужны были термины. Мы, к сожалению, ничего не знаем, поэтому обратились к тем, кто знает. С таким хорошим ансамблем та задача, которую я перед собой ставил, а она была всего лишь попробовать пройти производство от «а» до «я», понять, что это такое, мне нужна была опора на хороший костяк, которым явился Мишина поддержка, Мишино плечо. В этом смысле мне было спокойнее.

И по какую сторону камеры вам интереснее существовать?

По любую сторону камеры здорово. Просто то, куда я сейчас зашел, открывает новые перспективы с точки зрения, что в это абсолютно по-новому интересно играть, интересно понять. Там столько неизведанного, такое ощущение, что ты открыл для себя новую игровую комнату, и все там тебя захватывает, рождает эмоции, рождает желание учиться, набираться опыта. И самое главное – это большой плацдарм для проявления всей своей искренности, которая иногда присутствует. Есть такое поле, где можно что-то искренне рассказать.

Там в конце фильма появляется следователь, который приезжает на место происшествия, его показывают со спины, но это ведь вы?

Да. Всегда тяжело найти человека. Кастинг оказался одной из самых важных позиций в кино. Я понял, что именно это был мой первый камень преткновения. Я очень благодарен, что Костя Юшкевич согласился, отозвался быстрым образом и дал добро на свое участие у дебютанта, неизвестно что и как снимающего.

В итоге я провел кастинг только на роль девочки на ресепшен, которую сыграла Алёна Константинова. На остальных я не осмелился проводить кастинг, поэтому помогали ребята из группы: кто-то зашел, вышел. В какой-то момент подумал: а следователем выйду я. А потом так получилось, что и титры у нас идут…

Как бы такие домашние радости, которые не одобряет Михаил Сегал, он считает, что в кино этого не должно быть. Но я снимал кино, еще раз повторю, не чтоб кого-то удивить, я снимал кино, что попробовать пройти от начала до конца. Я нарочно заложил пару ошибок в эту картину, вполне осознанно, зная где. Вернее не ошибки, а такие вещи, избавившись от которых, фильм был бы более плотным, эмоционально вызывающим. Я как-то наоборот позволил зрителю как бы разместиться в картине.

А вы сами интернет-зависимый человек?

Я, в принципе, как и все.

Нервничать начинаете, если не работает, например, wi-fi?

Я не нервничаю по поводу Интернета. Интернет в данном случае является той самой всеми понимаемой, узнаваемой проблемой, которую мы называем «зависимость от какой-либо страсти». Она меняется каждое время, каждый возраст и – самое главное – каждую эпоху. Разные болячки и проявления бывают у общества в разные времена. Это одно из таких наблюдений, Интернет – нам кажется, что мы управляем им, а на самом деле давно-давно мы зависимы от него.

Последние социально-политические движения, которые происходят в мире, доказывают эту теорию – человек может стать толпой, сидя в квартире, думая, что он один. На самом деле, практика доказала, что социальная сеть может превратить общество в толпу. И толпа думает, что она обладает собственным мнением. Давно навязанным им со стороны. Это удивительная вещь, фильм не про это, но непонятно почему нам это необходимо. Почему некоторые члены общества не могу прожить ни дня без фейсбука, лайк не поставить.

А у вас есть аккаунт на фэйсбуке?

Нет, у меня нет. Но это в силу того, что я не сильно образован в этом смысле. Не в смысле, что я такой молодец, я не умею это делать. Я могу просмотреть что-то, но все остальное для меня уже сложно.

Вы видели другие короткометражные работы, которые представлены на фестивале?

Я сразу понял, что я на лопатках! Мне понравилось две работы: мне очень понравилась работа (Ивана) Шахназарова, ну очень понравилась. И понравилась история «Мальчики». Я подумал, что если бы я был членом жюри – то для меня это бесспорно фавориты… Хотя сегодня — единственный день, когда я смотрел «Короткий метр».

Из сегодняшней программы, в первую очередь, «Мальчики» мне понравился, потому что режиссер — это уже зрелый человек, и можно предположить, каким будет его взрослое кино, в какую сторону оно пойдет. И самое главное, оно такое обещающее, дающее надежду на жизнь. Мне так понравилось, что его эмоциональная позиция, настрой этого режиссера дарит мне желание быть счастливым, радоваться.

Еще я заметил, что очень много совсем крепких режиссеров. Дальше просто идет вопрос вкуса – нравится жанр или не нравится, нравится ли история, близка или не близка. Я видел бурную реакцию на фильм «Шлюха» и понимаю, что это крепкое жанровое кино, поэтому в данный момент я говорю про то, что мне ближе. Но это не значит, что остальные работы лучше или хуже.


И какие у вас дальнейшие планы в режиссерском направлении?

Я не разочаровался, наоборот, убедился в том, что меня это не зря притягивало. Но это не значит, что я стал режиссером. Не нужно загонять себя в какие-то рамки, нужно быть живым человеком с возможностью себя творчески заинтересовывать, что-то пробовать. По крайне мере, раскрыл диапазон своих желаний и превращения своей личной жизни в некоторое хобби.

Конечно, я надеюсь, что именно сейчас, сделав эту работу, у меня появилась возможность начать учиться. Я теперь уже знаю, что конкретно мне нужно. До этого я ничего не знал, нужно было просто учиться всему. Теперь я знаю, что конкретно мне нужно взять. И у кого, самое главное. Поэтому, конечно, думаю, мы подтянем свои знания. Параллельно, может быть, что-то подготовим.


Самое главное, что это будет чувство искреннего желания делать, если его нет – это бессмысленно. Я наблюдаю со стороны, как ремесло не дает возможности сделать кино хорошим. Оно есть, но не значит, что оно случилось, — такое есть выражение. Только когда предельная какая-то искренность и состояние, я это называю «когда ты чувствуешь себя как недоенная корова». Когда накопилось молоко – нужно его сцедить, вот тогда это интересно. А так как оно долго накапливается, следующее молоко, я не знаю когда… Для себя ничего не обещаю, не говорю, буду или не буду пробовать, я просто оставляю за собой эту возможность, думать, что так будет.

Для вас что значит сам «Кинотавр»?

Это потрясающий фестиваль. Он растет и, самое главное, позволяет расти другим. Мне в этом году очень нравится конкурс, потому что большое количество картин, уже действительно громких имен. Это позволяет верить, что разговоры о том, что кино возрождается – не просто слова. Сам фестиваль выходит на совершенно другой уровень, когда механизм уже работает, механизм дает плоды. Даже история с Михаилом Сегалом, если со стороны посмотреть – не знаю, все ли это замечают — дали человеку возможность попасть в конкурс, если он снимет короткометражный фильм. Он снимает за 4 дня, приезжает за три дня до показа, он получает здесь приз. Не просто слова похвалы и поддержки, здесь поддержка фестивальная и финансовая.

Человеку дается возможность довести это дело до взрослого метра, и к сентябрю он уже заканчивает съемки полного метра («Рассказы»), который ему фактически подарил фестиваль. И уже в этом году, на этом фестивале он нам представляет свой взрослый фильм. Практически мы видим – это плод фестиваля. Российская мечта, мечта с «Кинотавра». Получается, что цикл произошел, в котором мы увидели плоды этого фестиваля. Я вижу хорошие плоды. Если система оценки верная, то и плоды будут вкусные. Это очень важно.

Понятно, что поддержка нужна всем нам. Мы все взрослые трезвые люди и понимаем, что мы сюда не за призами едем, что мы работаем с точки зрения самореализации. Но тем не менее, выбор пал в очень хорошую сторону. Я надеюсь, и в этом году система оценки будет не менее, скажем так, художественно зрелой, и у Михаила Сегала будет шанс на следующем фестивале привезти нам еще какой-нибудь удивительный продукт.
Кинотавр 2012, короткий метр  Добавить комментарий 
Комментарии

Новый комментарий...

Заголовок:
Текст:
подписаться на новые комментарии