Чунгкингский экспресс
 



добавить в:
Мистер Вон Карвай едет в Болливуд

19.10.2016 17:03 • 6 комментариев

Китайский прокат в мировом кинобизнесе — главная страшилка последних двух лет. Источник лютой зависти и бесконечной тоски для каждого, кто не готов менять устоявшиеся в бизнесе правила большой игры. Те же, кто смирились и не планируют сдаваться, делают все возможное, чтобы урвать свой кусок китайского пирога.

Голливудские мейджоры третий год подряд осмысленно внедряют в свои тентполы элементы, которые придутся по душе китайскому зрителю. И в первую очередь — китайскому цензору. И китайский цензор понимает, что держит “белую обезьянку” за жабры. За последние несколько месяцев со стороны властей Поднебесной уже пару раз прозвучало: мол, мы недовольны, что китайские персонажи в голливудских фильмах — элемент мебели. Уж если вы нам подмахиваете, то делайте это более креативно.



Вторыми в раздаче слонов полтора года стоят в очереди французы. После коммерческого успеха в Китае совместной французско-китайской картины Жана Жака Анно «Тотем волка» французские продюсеры плотно сели на лошадку копродукции. Особенно — Люк Бессон, продавший в Поднебесную и детские сказки, и Жана Рено, и франшизу про Перевозчика.

Кто станет в этой очереди третьим? Российским киношникам порой чудится, что именно они. И вот уже победители Вия едут на Восток, чтобы встретить в бамбуковых зарослях Джекки Чана.Дракон Тимура Бекмамбетова — обрастает китайской сиквелами и китайской роднёй. И порой кажется — выпусти «Дизлайк» в Китае — и Руминов уже через полгода будет снимать в Шэнъяне кино про войну. И про отношения.

Увы-увы, есть кандидаты и посерьезней. Россия — не единственный для Китая большой сосед. Совсем рядом, по ту сторону Тибета, иногда смотрят на восток полтора миллиарда индийцев. Ядерная нация. Ядерная и многочисленная.



История китайско-индийской кинодружбы начинается два года назад, когда китайский лидер Си Цзиньпин впервые посетил Индию. После его встречи с индийским премьером Нарендрой Моди китайские газеты впервые написали, что двум странам пора бы начать сотрудничать. Расширять торговлю, участвовать в совместных проектах.

В мае 2015 года Моди нанес ответный визит в Пекин, к которому встречающая сторона была готова в полном всеоружии. Помимо целого ряда экономических соглашений в прессе было объявлено, что Болливуд и китайский кинопром — отныне друзья навек. Для подтверждения этой заявки государственный “фонд кино” объявил о запуске нескольких кинопроектов категории “а” с привлечением самых топовых звезд из двух стран.

Проектов было заявлено пока три. Один — под Вона Карвая. Второй — под Вана Баоцяна. Третий — под Джеки Чана. Первый вышел весной, второй — стартует в декабре, третий — если ничего не случится — появится в кинотеатрах сразу после Нового Года.

Вполне логично, что китайские звезды были выбраны не случайным образом, а из тех, кого в Индии хорошо знают. Болливуд, в свою очередь, обещал выделить под этот проект Аамира Кхана или Шарукха, но оба сумели со временем из этой коньюктурщины тихо ливнуть. Мол, рабочие графики не совпадают.

Мы же сейчас рассмотрим внимательно все три картины. От их судьбы, возможно, зависит вектор развития кинобиза на Востоке. А, быть может, и не зависит вовсе.



Что мы знаем об отношениях индийского и китайского кинопромов? Китайцы за последние два года (точнее, с момента начала китайско-индийской дружбы) прокатывали в кино четыре индийские картины (и “Пи Кей”, кстати, собрал в Китае очень хорошие деньги). Еще 16 картин получили лицензию и вышли в Поднебесной direct-to-video. Плюс 10-12 индийских телесериалов попали на китайское ТВ.

В свою очередь, Индия прилежно прокатывает фильмы Джеки и Карвая. Большой совместный проект между двумя странами по инициативе Болливуда был последний раз семь лет назад — и это был серьезный провал. Скажем честно, последние годы китайцы выступали в индийском кино чаще в образе потенциальных врагов, с которыми у индийцев в ближайшем будущем будут серьезные проблемы. Достаточно вспомнить фильм “Седьмое чувство”.



По причине того, что Китай и Индия разделены песками и горными массивами две нации с населением больше миллиарда почти друг с другом не контактируют. Если не углубляться особо серьезно в классическую литературу, то становится очевидно, что почти единственная точка контакта двух народов и двух культур — фантастический роман XVI веке «Путешествие на Запад». 100 глав о том, как монах Сюаньцзан и царь обезьян Сунь Укун отправились по Шелковому пути в Индию, чтобы принести в Китай бесценные буддистские сутры.

Начинать дружить с Индией с фильма про Царя Обезьян — немного странно. Особенно если вспомнить, что в Китае про него снимают каждый год по несколько фильмов. Странно и несерьезно. По этой причине китайские продюсеры решили пойти ва-банк и сделать фильм про Сюаньцзана.

Но без Сунь Укуна.



Быть может, для многих это станет сюрпризом, но история про «Путешествие на Запад» основана на вполне реальных событиях.

627 год. Молодой монах Сюань Цзан видит, что буддизм в Китае в упадке. Разные секты постоянно спорят друг с другом, а виной тому — отсутствие нормальных переводов с санскрита буддистской классики. И тогда Сюань Цзан отправляется в путь, чтобы добыть в Индии полный список Йогачары и сделать собственный перевод этой энциклопедии на китайский.

Танский Китай в этот момент был вовсю занят завоевательными походами в Средней Азии, поэтому никому из граждан Поднебесной не разрешалось покидать пределы родной страны. Но Сюань Цзан всё же получил императорское разрешение и в одиночку отправился в земли враждебных кочевников.

Путешествие длилось 17 лет.



Для реализации столь серьезного проекта китайцы ангажировали Вона Карвая. Нет, не в качестве режиссера. В прессе его всегда называли либо продюсером, либо художественным руководителем, но на деле маэстро Вон явно оставался всего лишь “лицом проекта”. Умение пускать пыль в глаза — самый ценный навык в китайском бизнесе, поэтому уважаемый всеми человек, молчаливо пьющий чай на твоей презентации, не менее ценен, чем режиссер, сценарист или продюсер.

Главного героя сыграл Хуан Сяомин. Собственно, весь фильм вы можете посмотреть целиком на Ютубе. К сожалению, без субтитров.



Проект номер два — режиссерский дебют Вана Баоцяна с ним же в главной роли. Фильм «Переполох в Индии», постер которого, а также перевод его оригинального китайского названия («Переполох в Небесных чертогах») жирно намекают, что нам опять будут рассказывать про Царя Обезьян, но только теперь на современном сеттинге.



До премьеры картины осталось чуть больше месяца, но продюсеры пока тщательно скрывают её сюжет, а из рекламного тизера можно понять лишь один факт: Ван Баоцян — идеальный Сунь Укун.

Год назад, в предыдущие новогодние праздники, фильм с Ваном про копов из таиландского Чайнатауна собрал в Китае больше 100 млн, а это значит, что фильм с Ваном про Индию позиционируется как некий идейный сиквел.



Проект номер три. Самый дорогой и масштабный. Приключенческий фильм с Джеки Чаном — «Kung Fu Yoga». Идейный наследник трилогии про «доспехи Бога».

По сюжету Джеки — известный археолог, работающий в сианьском музее Нефритовой Армии, отправляется на Тибет, чтобы найти сокровища древнего индийского королевства Магадхи. Джеки в его путешествии помогает профессор археологии из Индии Асмита (её играет 23-летняя актриса и фотомодель Амира Дастур) и её ассистентка Кира (Диша Патани). Съемки проходили по всей Азии — от Шаньси до Раджастана. Но особенно — в горной крепости Мехрангарх, где Джеки даже принял участие в постановке настоящих болливудских танцев по-раджпутски.



В проект пытались также затащить топовых индийских звезд от Аамира Кхана до Тигра Шроффа, но, увы, не срослось. Режиссером картины выступает ветеран Стенли Тонг, несколько раз работавший с Джеки (Разборка в Бронксе, Полицейская история 3, Миф). В последнем фильме, кстати, играла индийская актриса Малика Шерават, которую можно было видеть в этом сезоне в китайском блокбастере «Time Raiders».Тоже вовсе не случайно.

И зацените, под занавес, постер. Он не совсем обычный.

  6 комментариев 
Комментарии (6)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...