Чунгкингский экспресс
 



добавить в:
Болливуд. Год 2000 (2)

15.10.2015 02:56 • 12 комментариев

Уличные банды из Гоа, борьба за рынок пряностей в Африке, профессиональный киднэппинг, супружеская неверность и прочие радости индийского кино.

Болливуд. Год 2000 (1)
Предыдущий выпуск.

05. Азарт любви / Josh





Когда говорят про индийский Гоа, то обычно вспоминают бесконечные пляжи, электронную музыку, изменяющие сознание вещества и российских туристов различной степени хиппанутости. Так Гоа выглядит для иностранцев, которые приезжают сюда, чтобы потерять на время связь с реальностью. Для местных же «самый маленький штат Индии» (там, в самом деле, живет всего полтора миллиона человек, что на фоне почти полутора миллиардов жителей Индии немного даже подозрительно) полон проблем, противоречий и конфликтов, следы которых тянутся (не поверите!) еще в далекое XVI столетие.

В те далекие времена европейцев (англичан, испанцев, голландцев) на Востоке еще не было, Индийский океан полностью принадлежал арабским торговцам, а первым государством, решившим сломать им монополию, стала Португалия. Португальцы смогли превратить борьбу за будущие торговые маршруты в настоящую религиозную войну. Войну католичества с исламом.

И ключевым событием в этом крестовом походе стал случайный захват в 1510 году Старого Гоа эскадрой герцога Афонсо Д’Албукерке. Герцога послали в эти воды для покорения стратегически важных островов у берегов Ирана, но когда вождь одного из индийских племен сообщил, что правитель Гоа, султан из династии Бахманидов, внезапно помер, португальская эскадра, не задумываясь, захватила город.

Индийское туземное население было этим фактом очень довольно. Устав от мусульман, они готовы были принять на своих берегах даже экзотических чужеземцев, ведь прежде никто (ни арабы, ни португальцы) не пытались остаться в Индии навсегда, предпочитая политику «приплыл, забрал дань, уплыл». Но только на этот раз португальцы решили никуда не уплывать, а превратить Старое Гоа в главный плацдарм для дальнейших походов, а также распространения европейских ценностей.

Повторю еще раз: англичан, испанцев, голландцев и французов на Востоке к тому моменту еще не было.



Город полностью перестроили, заполнив его крутыми постройками и бесчисленными церквями. Уже через 100 лет Гоа называли «Золотым Гоа» и «восточным Римом». Пафосно говорили, мол, если ты уже видел Гоа, то Лиссабон можно и не смотреть. Что примечательно — колонизаторы очень положительно относились к смешанным бракам, всячески поощряя скрещивание богатых семей арабов, индийцев и португальцев. Но при одном условии — семьи должны были становиться католическими. За этим пристально следили представители инквизиции, у которых здесь была крупнейшая база во всем восточном полушарии.

Собственно, и по сей день штат Гоа — главная опора католической церкви на всем Востоке.

Триумф португальского Гоа длился пару столетий. Потом на Восток пробились англичане и голландцы, после чего португальское влияние с каждым годом становилось все призрачнее и призрачнее. С другой стороны, когда в 1947 году Индия и Пакистан наконец получили независимость, Гоа оставались португальской территорией. Лиссабонское иго закончилось только 14 лет спустя, когда индийское правительство ввело в Гоа собственные войска и в ультимативном порядке потребовало вернуть территории. В 1974 году Португалия все же признала их требования, а в 1984 — Гоа стал стопроцентно индийским.

В 1984 году, Карл! Запомните этот факт.

Из полутора миллионов гоанцев 65 процентов исповедуют индуизм, 25 процентов — католичество и только 6 процентов — ислам. Государственный язык, кстати, не хинди, португальский или инглиш, а конкани. На нём говорят 98 процентов населения, а на хинди — всего 2 процента.

Здесь нужно еще пошутить про количество гоанцев, которые говорят на русском, но это история из другой оперы.

К чему был этот длинный и мутный пролог? Во-первых, для ликбеза. Во-вторых, для того, чтобы объяснить базовую проблему фильма Азарт любви.





Азарт любви — вольный ремейк классического мюзикла Вестсайдская история, который в свою очередь был вольным ремейком Ромео и Джульетты. В мюзикле две уличные нью-йоркские банды — белые «джеты» и пуэрториканские «акулы» бились насмерть за власть на Линкольн-Сквер. В индийском ремейке за власть на торговой площади городка Васко бьются «скорпионы» и «орлы». Первые — индуисты, вторые — католики. По этой причине первых может притормозить только старший инспектор, а вторых — местный католический батюшка.

История Ромео и Джульетты для режиссера Мансура Кхана была хорошо знакома. В 1988 году он уже рассказал её один раз, дебютировав в качестве режиссера на студии своего известного папы Насира Хуссейна. Фильм назывался Приговор и главного героя в нем сыграл 22-летний кузен режиссера Аамир Кхан, который именно после этого фильма стал звездой.

Азарт любви — снова Ромео и Джульетта. Символично, что это также последний фильм Мансура в качестве режиссера (после него он уйдет в продюсеры), но при этом первый фильм без кузена Аамира. Главная звезда Азарта наоборот его основной конкурент — Шарукх Кхан, у которого это, кстати, последняя (пока что) отрицательная роль в карьере.



Ну, относительно отрицательная. Шарукх выступает здесь в качестве местного Тибальта. Бесконечно харизматичного и, на самом деле, вполне хорошего и честного парня.

Итак, молодые христиане и индуисты не могу поделить торговую площадь городка Васко. Главные в христианской банде — близняшки Макс и Ширли. Шарукх и Аишвария играют не просто брата и сестру, а близнецов — вот где фан-сервис. У предводителя индуистов Пракаша тоже есть младший брат. Он работал в Мумбаи успешным шеф-поваром, но в начале фильма приезжает на Гоа, чтобы открыть дома собственную кулинарную лавку. Разумеется, он знакомится с Ширли и пытается за ней ухаживать, бесстрашно проигнорировав местную систему политических координат.

Напоследок скажу, что финал у этой истории совсем не шекспировский, и уж точно не как в бродвейском мюзикле Еще в фильме есть жутко забавные сэмплы из ганста-фанка Доктора Дре.





06. Горе-вымогатели / Hera Pheri





В прошлом году популярный портал IndianExpress проводил среди читателей голосование на тему “лучшая комедия в истории индийского кино” и фильм Приядаршана Горе-вымогатели занял в этом опросе первое место. (на втором месте, кстати, Хочу жениться на дочери миллионера) Насколько объективным был этот опрос судить сложно, но культовый статус этой картины давно всем известен.

Ветеран Молливуда Приядаршан снял его по мотивам молливудского же фильма (говорят, не менее хорошего), после чего неоднократно использовал трио из Акшая, Сунила и Пареша не только в официальных сиквелах, но и при каждом удобном случае.

Парень по имени Шьям (Сунил Шетти) приезжает из Гургаона в Мумбай, чтобы получить после смерти отца его рабочее место в банке. Отец Шьяма, в прямом смысле этого слова, сгорел на работе. Погиб в пожаре, который случился в этом самом банке, и начальство обешало в качестве компенсации сохранить за его семьей место в офисе. Но по приезду Шьям узнает, что на это место претендует также девушка по имени Анурадха (Табу), чей отец сгорел заживо двумя минутами позднее, чем отец Шьяма. Пока отдел кадров решает кому отдать вакансию, Шьям вынужден снять комнату в месте под названием Star Garage. Но хозяин предупреждает парня, что комната дешевая, поэтому жить гостю придется с соседом.

Вот, видите, офисные работники, не цените вы то, что у вас есть!

К сожалению, соседом Шьяма становится мошенник Раджу (Акшай Кумар), который незадодго до этого уже попытался украсть у него бумажник. Раджу — еще один понаехавший в Мумбай лимитчик. Работать отказывается, за комнату второй год не платит, но при этом пытается жить как настоящий хастлер. Матери каждый раз сообщает по телефону, что работает в Калькутте в приличном офисе.







Шьям, Раджу, их домовладелец Бабурао, Анурадха. Все они находятся в отчаянном финансовом положении, поэтому уже готовы идти против принципов и закона. И вот однажды выясняется, что телефонный номер в доме Бабурао перепутали в телефонном справочнике с номером местного богача Девипрасада. И выясняется это, когда бандиты, похитившие ради выкупа внучку богача, звонят по ошибке в дом Бабурао. Герои, не долго дума, решают стать посредниками в этом деле и заодно попробовать срубить бабла. Они звонят богачу, выдавая себя за бандитов, а потом бандитам, выдавая себя за богача.







7. Кровожадный / Shikari



В Голливуде подобные истории случаются регулярно. Модный режиссер с репутацией серьезного и вдумчивого автора десять лет снимает проблемное кино. Про коррупцию в политике, преступные группировки, крушение института семьи. За каждый фильм его выдвигают на «Оскар», хвалят, гладят по головке, а потом однажды говорят: парень, а давай ты снимешь нам кинокомикс за двести лямов про пацанов в трико. Режиссер, уверовав в свои силы, берется за большой бюджет и получается у него…. черте что. Скайфол, например.

Большинству зрителей не нравится, очень не нравится, но некоторые наоборот, узрев эту вампуку, восхищенно шепчут: вот это трава-а-а-а! И кино постепенно становится культовым. А потом 20 лет спустя про него вспоминает, например, Тарантино и….

Нарвекар Чандра снял в 90-е несколько суровых «жизненных» фильмов (Wajood, Beqabu), которые принесли ему репутацию режиссера серьезного, жесткого, но склонного к романтизации преступного мира. В 2000 году Чандра решил снять откровенно коммерческий хит, чтобы заработать денег и наконец перейти в высшую лигу. Он даже концепт для этого придумал интересный и инригующий — сделать из романтичного и веселого пухлячка Говинды маньяка-психопата.

Национальный шлягер из Shikari не получился. Несмотря на шумную пеар-компанию «Смотрите, люди! Первая отрицательная роль Говинды» зрители в залы пошли без энтузиазма, и в высшую лигу Чандра так и не попал. Кино было неровным, рваным, изрядно запутанным, но в то же время — странным, очень странным и, в самом деле, местами чертовски кровожадным. 15 лет спустя смотрится оно еще даже более неформатным, чем прежде.



Фильм начинается с того, что персонаж Говинды, про которого мы пока ничего не знаем, сбегает из тюрьмы, делает себе резиновую маску как у Тома Круза в Mission Impossible (ну, почти) и отправляется по поддельному паспорту в ЮАР. Там он выдает себя за уважаемого бизнесмена с преступной легендой, который якобы намеревается стать в Африке новым «королем пряностей».

Проблема в том, что место «спайс-кинга» уже занято уголовным авторитетом из Индии по имени Вивендра Сингх Раваль, который изрядно удивлен фактом появления конкурента. Раваль приглашает выскочку на охоту, где намеревается поговорить с ним по душам и немного припугнуть, но вместо этого оказывается безжалостно убит новым конкурентом и брошен в пампасах,

До этого момента Говинда ходит по экрану с бородой и в ужасном, очень ненатуральном гриме. После убийства Раваля он снимает грим и уже в собственном облике приходит на похороны погибшего. Говорит, что его зовут Ом Шривастав, он был другом покойного и только что специально прилетел из Мумбаи, чтобы почтить его память.

Милый, интеллигентный, грустный. С этого момента Говинда начинает втираться в доверие к членам семьи убитого им спайс-кинга. В первую очередь — к его жене и младшей сестре. Зачем ему это надо мы еще не понимаем, но зато прекрасно видим, что всех, кто задается этим вопросом, «Ом Шривастав», не задумываясь и с грацией заправского слэшера, отправляет на тот свет.

Кино неровное, путанное, иногда просто стрёмное, но любопытное. Говинда в качестве сорвавшегося с катушек мстителя с благородной, казалось бы, историей постоянно истерит, задыхается, хватается по любому случаю за ингалятор, но при этом продолжает убивать людей, который возникают на пути его вендетты.



8 Моя судьба / Astitva



Если вы обращаете внимание на картинки, то уже заметили, что в трех из четырех фильмах сегодняшнего обзора снимается Табу. И если в Горе-похитителях и Кровожадном она — персонаж второго плана. Безупречная, как всегда, часть большого актерского ансамбля, то в фильме Махеша Маджрекара Моя судьба у 28-летней актрисы главная роль.

А также одна из самых судьбоносных во всей её карьере,

Filmfare Award за лушчую женскую роль. Zee Cine Award, National Film Award, Star Screen Award. И еще несколько. Триумф тотальный и вполне заслуженный..



Героиня Табу из Моей судьбы 25 лет живет в браке. Образцовая жена, мать и домохозяйка. Но однажды в дом приходит письмо от юриста, из которого женщина узнает, что внезапно получила наследство от умершего знаменитого музыканта. Поместье, полтора акра земли, почти миллион рупий и больше килограмма золотых украшений.

Муж в удивлении. Он помнит, что до их замужества его жена брала недолгое время уроки у этого музыканта — тогда еще молодого и не столь известного учителя музыки. Проверив собственные старые дневники, супруг начинает подозревать, что у жены с музыкантом был роман, а его сын Аникет…. совсем не его сын.

Муж с потоком истерики вываливает это открытие собственной жене. Она признается, что так и было, но при этом добавляет: не забудь, что выбрала я, в итоге, тебя и была верна тебе все эти годы. Но супруг продолжает истерить, вываливая правду на голову сыну, друзьям и всем знакомым.

И тут в фильме происходит сюжетный поворот, совершенно неожиданный для индийского кино. И при этом один из самых крутых (в хорошем смысле этого слова) феминистких твистов в истории кино вообще. Не стану спойлерить.





(Продолжение следует)
  12 комментариев 
Комментарии (12)

Новый комментарий...

  • 2

    Дикий Пушистик 15 октября 2015, 15:52 пожаловаться

    #

    большое спасибо за обзор.

    ответить

  • Alex Croft 15 октября 2015, 18:14 пожаловаться

    #

    Спасибо за обзор. Надо бы ознакомится.

    ответить

  • lofofora 15 октября 2015, 19:00 пожаловаться

    #

    Я вот и с предыдущей частью этого обзора ознакомилась только что — а то она как-то мимо меня прошла в августе.

    ответить

  • 1

    Мария Палух 15 октября 2015, 19:11 пожаловаться

    #

    Спасибо, как всегда интересно. Надеюсь на продолжение обзора. Что-то не видно фильмов Рам Гопала Вармы…

    ответить

  • zilich 15 октября 2015, 19:41 пожаловаться

    #

    джунгли в следующем

    ответить

  • lofofora 15 октября 2015, 20:26 пожаловаться

    #

    Да, всё в той же «Мольбе» с Ритиком Рошаном показан Гоа католический, пусть и мельком, и героиня Айшварии Рай католичка. Я тогда оч. удивилась, что христианство там настолько актуально.

    ответить

  • lofofora 15 октября 2015, 21:13 пожаловаться

    #

    Еще когда не дошла до пассажа о ликбезе, подумала что ликбез в статье потрясающий!! Вам нужно лекции студентам читать по истории искусств! Не знаю, есть ли в современных кино-вузах спецкурс по азиатскому кинематографу, — если нет, то большое упущение.

    ответить

  • lofofora 15 октября 2015, 21:18 пожаловаться

    #

    А можно пару вопросов как раз в рамках ликбеза? 1. Что за прикол у них с фамилиями: сын Насира Хуссейна — Мансур Кхан; кузен Аамир Кхан опять же сын Тахира Хуссейна?
    2. Почему многие индийские актеры носят односложное имя (или это симбиоз имени-фамилии? или фамилию не используют?) — Бхануприя, Шантиприя, Джитендра, Говинда и т. д.?

    ответить

  • zilich 15 октября 2015, 22:06 пожаловаться

    #

    Джитендра убрал фамилию из творческого псевдонима, потому что фамилия слишком распространенная — «Капур». Дхармендра и Говинда — для понта и, возможно, потому что фамилии трехсложные. Шантиприя, младшая сестра Бхануприи, и если у первой псевдоним дословно типа «Яркая красота», то у второй — «Тихая красота».

    Одним словом, если ты не из киношной династии, то как продюсер скажет, так и будет.

    А вот почему у всех Хуссейнов все дети — Кханы, потому что, во первых, Кхан — клановая фамилия. То есть на порядок выше фамилии Хуссейн. А, во-вторых, дети явно взяли её опять же для понта — лучше звучит.

    ответить

  • lofofora 15 октября 2015, 22:28 пожаловаться

    #

    Ух как всё по-восточному сложно оказалось.. СПАСИБО!!

    ответить

  • Erina 27 декабря 2015, 18:11 пожаловаться

    #

    Ещё одна причина — у индийцев понятие фамилии появилось только с приходом колонизаторов. А в штатах Тамилнад и Керала (Южная Индия) фамилий у людей часто нет совсем, только отчества (которые в свою очередь сокращают до одной-двух букв). Поэтому актёры, родившиеся или дебютировавшие на Юге, становятся известны только по имени.

    И лично моё мнение. Заметила, что большинство актрис 50-60-х годов не использовали фамилию. Мне кажется, это чтобы не создавалось путаницы, если актриса после свадьбы возьмёт фамилию мужа (если не взять наверняка обидится).

    ответить

  • Elmira001 26 октября 2015, 10:25 пожаловаться

    #

    Спасибо за обзор.
    P.S. Шах Рукх же куда позже в Донах еще злодействует.

    ответить

 
Добавить комментарий...