Чунгкингский экспресс
 



Бегут-бегут по стенке зеленые глаза…

27.01.2014 16:19 • 14 комментариев

Сегодня мы расскажем про два примечательных новых фильма — один японский, второй — корейский. Вы безусловно почувствуете, что у картин много общего и схожего, но только не спешите делать выводы.

Первый фильм — образцовый неокайдан, метафорический и синтоисткий до зубовного скрежета. Второй — параноидальный социальный дискурс на больную для каждого корейца тему. То есть про бомжей, про маньяков и про соседей… чтоб им всем пусто было.

А теперь в качестве аперитива посмотрите фрагмент из первого фильма.



Семя страха / Fuan no Tane

Жил-был в городке Фунума один парнишка. Однажды, выходя из своей квартиры, парнишка (звали его, кажется, Даичи) заметил, что к его двери приклеена маленькая бумажная наклейка, похожая одновременно на этикетку от мороженого и «черную метку» пирата Билли Бонса. Дети балуются, подумал наш герой, отклеил бумажку и бросил её на пол, но ветер неожиданно подхватил наклейку и принес её к соседней двери. Чпок! — наклейка приклеилась, а наш герой, мгновенно забыв о случившемся, безмятежно отправился по своим делам.

Вечером с работы вернулась соседка. Наклейку на двери своей квартиры она заметить не успела, просто вошла, разделась и встала под душ. Не успела она заметить и того, что из слива в ванной внезапно вылезла какая-то неведомая долбаная фигня, которая с мерзким звуком протянула к ней свои тентакли и…. короче говоря, когда на следующее утро Даичи снова выходил из дома, то увидел, что на лестничной площадке толпится куча народа, а из квартиры соседки справа — выносят свежий трупак. Что случилось, спросил парнишка. Женщина упала в душе, говорят. Десять раз. Насмерть.

Вечером, возвращаясь с работы, Даичи заметил, что на его двери снова наклеена странная бумажка. Даичи, уже начинающий что-то подозревать, отковырял её и переклеил на дверь соседу справа. На следующее утро…





Не секрет, что все страшные истории бывают обычно либо с моралью, либо без неё. Самые древние и самые страшные — обычно всегда без морали. Например, человек идёт ночью по улице и вдруг видит у забора странную фигуру. Фигура стоит, сгорбившись, к нему спиной и протяжно стонет. Присмотревшись, человек видит, что у фигуры две головы, ослиный хвост и рога. Перепуганный человек хватается за голову и убегает, стараясь не привлекать к себе внимания. Морали в этой истории нет.

Не стоит ходить ночью по улице — это вовсе не мораль, а скорее уроки выживания от Бэра Гриллса.

Когда буддисты пришли в Японию (а христиане в варварскую Европу) они мгновенно попытались придать всем страшным историям дидактичность. Например, жил-был мальчик, которому говорили не ходить ночью на кладбище. Но мальчик однажды взял и пошёл ночью на кладбище, а на следующее утро помер.

Мораль: слушайся старших, не будь дураком и зло тебя обязательно минует.



В основе фильма Семя страха — три тома одноименной манги Масааки Накаямы, представляющей из себя сборник из нескольких десятков урбанистических страшилок. Истории в манге очень короткие — на три-четыре страницы. И все они про случайное столкновение с неведомым. Шёл однажды один мужик с работы, вдруг видит впереди…

Вот, например, как в этой истории.



Создатели экранизации взяли из манги с десяток случайных историй и завязали их в одну большую повествовательную петлю, попытавшись ограничить сюжет тремя-четырьмя героями и общим для всех местом действия. То есть вымышленным городком под названием Фунума, на улицах которого происходят почти каждый день странные и весьма пугающие вещи.

На этом месте мне, подобно сказочной Шахерезаде, стоит внезапно остановить рассказ, улыбнуться, пробормотать «извините, ребята, но это уже спойлеры», после чего развести руками, еще раз улыбнуться и аккуратно сменить тему разговора.

Именно так я и поступлю.







Прятки / Hide and Seek

Жил-был в Корее один дядечка. Была у него семья, жена, дети, маленькое кафе. А еще – старший брат, бывший зек, про которого он уже давно не вспоминал. Много лет назад брата арестовали за попытку изнасилования и впаяли срок, после чего родители сына прокляли, а потом от него отреклись. Главный герой тоже знаться с брато не спешил, хотя прекрасно знал, что в той истории парень был абсолютно невиновен.

И вот однажды наш главный герой получает письмо, где неизвестный доброжелатель сообщает, что его брат пропал без вести, оставив после себя небольшую квартирку. Дядечка приходит в квартиру, находит там жуткий срач, горы мусора, ходы в стенах, параноидальные дневники в шкафу, а еще – странные отметки возле каждой двери в подьезде.







Шифр у отметок очень простой и незамысловатый: квадрат – мужчина, круг – женщина, треугольник – ребёнок. Если пройтись по подьезду, то можно сразу узнать — в какой квартире и кто обитает.

Когда не следующий день дядечка обнаружил похожие значки в собственном подьезде, он сразу начал подозревать, что его непутевый брат жив, не совсем здоров и явно что-то задумал. А еще через пару дней у подьезда, где жил дядечка со своим семейством, возникла мрачная фигура в мотоциклетном шлеме и с монтировкой в зонтике.





Отличный параноидальный триллер про заговор сумасшедших бомжей, которые уже больше не таятся в темных подворотнях, а тихо и незаметно оккупируют пустующие квартиры дорогих кондоминиумов, одну за другой. И вскоре наступит день, когда вы не успеете даже пискнуть, а они уже проковыряли в вашей стене дырку и вошли в дом, чтобы отнять у ваших детей завтрак, куртку и игрушечный мотоцикл.

Кино очень суровое и сырое. “Сырое” — не в смысле ”недоделанное”, а скорее – “грубое, шершавое”. Вдобавок к этому, один из главных шлягеров прошлогоднего корейского проката.



Ну, и чтобы закончить на позитивной ноте,
Вот вам мой любимый японский кайдан.

  14 комментариев 
Комментарии (14)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...