Чунгкингский экспресс
 



добавить в:
Монастырь Шаолинь и «болезнь детcкой левизны»

07.02.2011 11:42 • 18 комментариев

Сегодня я на десять минут превращусь в “коммуниста Петербурга и Ленинградской области”.

Это очень сложная роль, она требует полного погружения в образ, “Оскаров” и прочих бонусов не приносит, да и ответственность такая, словно у оператора с ядерной станции, но я все же рискну это сделать. Всего на десять минут, не пугайтесь, пошучу, а потом назад в аполитичные бездельники. Уж слишком повод хороший, чтобы натянуть маску и изобразить из себя комсомольского Бэтмэна.



Про новый китайский «Шаолинь» мы писали уже несколько раз. Выкладывали трейлер, постеры, кадры из фильм, обои для компа и просто фотографии со съемочной площадки. Радовались словно дети, потому что проект выглядел очень эффектным и красивым. Джекки Чан, Энди Лау, Николас Цзе, Ву Джин, Ксион Ксин Ксин. И еще модель Шаолиня в натуральную величину, построенная за 10 миллионов “зеленых”.

И вот пару дней мы (мы – это, наверное, коммунисты) наконец посмотрели фильм. Посмотрели и немного взгрустнули, потому что болезнь у картины та же самая, что и у половины новых китайских блокбастеров. Называется она – “болезнь детской левизны”. Цитируем Ильича:



История рабочего движения показывает, что во всех странах предстоит нам пережить борьбу нарождающегося, крепнущего, идущего к победе коммунизма прежде всего и главным образом со своим, (для каждой страны) «меньшевизмом», т.-е. оппортунизмом и социал-шовинизмом; во-вторых – и в виде, так сказать, дополнения — еще и с «левым» коммунизмом, а также национал-социализмом.

Очередная задача сознательного авангарда в международном рабочем движении, т.-е. коммунистических партий, групп, течений -- уметь подвести широкие (теперь еще в большинстве случаев спящие, апатичные, рутинные, косные, не пробужденные) массы к этому новому их положению, или, вернее, уметь руководить не только своей партией, но и этими массами в течение их подхода; перехода на новую позицию. Если первой исторической задачи (привлечь сознательный авангард пролетариата на сторону советской власти и диктатуры рабочего класса) нельзя было решить без полной, идейной и политической победы над оппортунизмом и социал-шовинизмом, то второй задачи, которая ныне становится очередной, и которая состоит в уменье подвести массы, на новую позицию, способную обеспечить победу авангарда в революции, этой очередной задачи нельзя выполнить без ликвидации левого доктринерства…




Вы еще здесь? Тогда продолжаем.

С появления первых рассказов про фильм «Шаолинь» было очевидно, эта картина станет хорошей коммунистической агиткой. Быт шаолиньских монахов, их коллективное хозяйство, эстетика военной казамы, подкупающая столь многих наших молодых товарищей. Все эти элементы могли вылиться в эпическое и очень жизненное полотно о пробуждении революционного сознания среди самых дремучих народных масс.

Но что мы получили в результате? Шаолиня, о котором мы писали парой строк выше, в фильме товарища Бенни Чана попросту нет. Есть старое и трухлявое здание, в котором живет кучка беспризорников во главе с бородатым настоятелем. Есть персонаж товарища Джекки Чана, социальное происхождение которого вообще непонятно, хотя позиционирует он себя словно Андрей Миронов в фильме «Достояние Республики». Но не это самое страшное.

Главным героем фильма оказывается человек не просто сомнительных моральных устоев, но и неправильной политической ориентации.



Несмотря на всю свою привлекательность и неизбежное сочувствие, герой товарища Энди Лау – такая же контрреволюционная гидра, как генерал Колчак, генерал Врангель или генерал Юденич. Авторы фильма пытаются вызвать уважение к этому персонажу, демонстрируя его отчаянную любовь к Родине, но мы то знаем, что именно такие мрази пустили в 1918 году интервентов на территорию Красной России, использовали для подавления народных масс кровожадных белочехов и грязные деньги империалистической Антанты.



Классовое преступление авторов фильма усугубляет еще и тот факт, что они прекрасно осознают свои ошибки, но узколобый маоисткий национализм (или то, что за ним скрывается), не дает им сделать на основе полученных уроков правильные выводы.

В конце фильма товарища Бенни Чана монастырь Шаолинь расстреливают из пушек вовсе не революционные китайцы и не реакционные цинские охранители, а лицемерные британские интервенты. Мы понимаем, что в истории Китая такой страницы никогда не было, но смущает нас даже не это, а навязчивое стремление наших китайских товарищей обвинить во всех ошибках собственной истории XX столетия либо природные катаклизмы, либо иностранных угнетателей. При этом под вывеской маоизма или “коммунизма с китайским лицом” скрывается чаще всего не партийный догматизм, на который любят указывать пальцем западная либеральная пресса, а идеология нового среднего класса, уже давно захватившего реальную власть в стране. Для этих новых хозяев жизни заветы Мао – это уже не инструкция к ежедневному употреблению в быту, а гигантский топор, которым можно по праздникам пугать глупых соседей. Вы поломали наши игрушки и нагадили нам в песочницу, теперь мы идём к вам.

Коммунисты Петербурга не одобряют подобное поведение.

И совершенно его не боятся. Спросите, почему?

Потому что они тоже знают кун-фу.

гонконг, джекки чан, энди лау, бенни чан, николас цзе, ву цзин  18 комментариев 
Комментарии (18)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...