Carpe Diem
 



добавить в:
Конкурс тысячи рецензий. Опус номер три

22.06.2016 13:56 • 8 комментариев

На прошлой неделе КиноПоиск подвел итоги большого конкурса рецензий, победитель которого отправится на Московский кинофестиваль. Мы продолжаем публиковать лучшие рецензии, пришедшие на конкурс. Сегодня — текст Елены Пелымской о фильме «Левиафан».



Лаокоон наших дней

«Чудище обло, озорно, огромно, стозёвно и лаяй» — такую аллегорию ещё в XVIII веке подобрал Радищев как эпиграф к «Путешествию из Петербурга в Москву». Образ пса Цербера, позаимствованный из античной литературы, живо передавал громкость (сотни зёв издавали лай) вопиющей несправедливости самодержавно-крепостного строя. Свирепствующее чудовище вроде бы покорилось закону об отмене крепостного права, и вообще оказалось как бы погребённым под давлением всё сметающего у себя на пути времени. «Левиафан» Андрея Звягинцева с мрачной достоверностью описал новую бестию, выловленную удою из бездны наших дней, куда режиссёр так пристально всматривался. И как следствие, бездна начала смотреть на нас с экрана.

История автослесаря Николая (Алексей Серебряков), пытающегося отстоять своё законное право на дом у местного мэра (Роман Мадянов), представляет собой почти каноническую высокую трагедию, дошедшую эхом из античности. Сюжет отличается такой труднодоступной в искусстве святой простотой, которая только и способна вместить в себя всё величие и мощь многослойного фильма. Не в силах в одиночку противостоять властям Николай зовёт на помощь бывшего сослуживца, друга молодости Дмитрия (Владимир Вдовиченко). Опытный московский адвокат приезжает с папкой компромата на мэра, и внушает доверие не только Николаю. Истомившаяся отупляющей работой на рыбном заводе, хамством пасынка и монотонным течением ничего не обещающей жизни, Лиля (Елена Лядова) с той же обречённостью и тоской идёт на измену Николаю. Нерадостная, но всё же новая связь с другом мужа в номере провинциальной гостиницы, окна которой выходят на серые типовые дома, как и ожидалось самой героиней, не прибавляет счастья ни ей, ни любовнику. Зато жизнь Николая расстраивается окончательно. Теперь к войне с государственной машиной в лице мэра прибавляется борьба внутренняя: невыносимо хочется простить, не дать распасться трещащему по швам семейному счастью.

Фильм мог бы остаться социальной, бытовой, антиклерикальной, возможно, и философской драмой. И совсем не притча об Иове или отсылка к трактату Гоббса настраивают кино на величественный регистр вневременного звучания — это только обертоны. Главным конфликтом фильма становится противостояние героя и Рока, каждый шаг к преодолению которого становится шагом навстречу ему. Николай Николаевич Сергеев, как и положено трагическому герою, не вписывается в настоящее, и, подобно Илье Ильичу Обломову, уже своим именем связан с идеей прошлого, с постоянным повторением жизненного цикла. С трепетом показывает Николай другу старое фото, на котором построенный предком дом должен сказать веское слово в пользу исторического права героя на землю. В трагедии прошлое обречено на уход в лице своего героя, а в образе бесчинствующего главы города, больше похожего на борова, представлено неотвратимое будущее. Не знающий закона мэр признаёт над собой только Бога, который говорит словами архиерея одну твёрдую догму: «Всякая власть от Бога». Суд человеческий становится Судом Божьим, лишая героя дома, семьи и свободы. А будущее, вот и оно — Новый Иерусалим, воздвигнутый на месте дома Николая, белокаменный храм с паствой, которая не знает печалей, а только истину, проповеданную архиереем.

Фильм не лишён традиционных трагедийных жестов. Герои простирают взоры к небесам, согласно древнегреческому жанру. В фильме это происходит дважды. Герои пытаются увидеть небо, но «простирая взоры» находят руины купола или холодный белокаменный свод церкви, выстроенный на щедрые пожертвования власть имущих. Если нельзя увидеть небес, то простирать взоры можно, например, осушая стакан водки или выпивая горькую винтом из бутылки. Также герои простирают руки, чтобы направить оружие друг на друга или на портреты советских вождей. Но настоящая смерть произойдёт в тот момент, когда из морской пучины покажется чёрная туша кита, напоминая того самого библейского Левиафана. Кажется, это чудовище и является эманацией таинственного и мрачного Рока, на мгновение явившегося из вскипающего моря. Из моря страстей человеческих. Левиафан у Звягинцева обитает на немой глубине, а яростно и беспощадно разбиваются волны, заглушая Николая, в тупом отчаянии задающего только один вопрос: «За что?» Мимолётного появления Левиафана достаточно, чтобы его дыхание смерти обдало не только погибшую героиню, но и всех участников действия, будто застывших в мраморной смерти, подобно Лаокоону.

Троянский жрец, пытаясь спасти родину, навлёк на себя гнев богов, которые послали змей на него и сыновей. Страдальчески искажённое лицо Лаоокона, в муках пытающегося освободиться от душащих бестий, так похоже на отчаявшегося Николая, отвечающего следователю и вместе с тем говорящего самому себе и Богу: «Я ничего не понимаю». Умелое свёртывание всех бурных противотоков скульптуры аналогично гармонии в развязке всех линий героев фильма. И подобно застывшему мрамору яростные волны оборачиваются намертво сковавшим движение воды льдом под пронзительные паттерны музыки Филипа Гласса, в финальном аккорде передающие статику мироздания и трагическую необратимость леденящей истории.
  8 комментариев 
Комментарии (8)

Новый комментарий...

  • 4

    Oogway 23 июня 2016, 10:31 пожаловаться

    #

    Помню, когда писал в школе сочинения, мне казалось — чем больше сложных слов и предложений, больше «цитат» и отсылок, больше оборотов и сложной пунктуации, тем лучше. Так ни разу и не сработало(

    ответить

  • 1

    Love is blasphemy 23 июня 2016, 18:16 пожаловаться

    #

    У меня прокатывало. :D

    ответить

  • 1

    Любава1985 23 июня 2016, 19:00 пожаловаться

    #

    Я до сих пор так пишу. Что не предложение, то «пятистопный ямб». Краткость в написании с трудом мне дается, может когда-нибудь и научусь этому искусству.

    ответить

  • Nattie-K 24 июня 2016, 16:18 пожаловаться

    #

    Продралась сквозь текст, но так и осталось непонятным, чем так хорош фильм и хорош ли он в принципе.

    ответить

  • audiovideofil 29 июня 2016, 16:52 пожаловаться #пичалька

    #

    Был уверен, что эти рецензии есть на страницах фильмов. :(
    Они там появятся?

    ответить

  • 3

    marion777 3 июля 2016, 10:20 пожаловаться

    #

    Так, я не пойму — человек рецензию писал или сочинение? А какая тема в таком случае? К чему конкретно человек докапывается в «Левиафане»? Эпиграф есть, так, галочка, дальше пошел краткий сюжет, потом что пошло никак не пойму — ибо тема не указана. А вывод? Вывод где тогда? Или вывод это то, что добило меня в конце ««Я ничего не понимаю». Умелое свёртывание всех бурных противотоков скульптуры аналогично гармонии в развязке всех линий героев фильма. И подобно застывшему мрамору яростные волны оборачиваются намертво сковавшим движение воды льдом под пронзительные паттерны музыки Филипа Гласса, в финальном аккорде передающие статику мироздания и трагическую необратимость леденящей истории». Я бы остановилась на «Я ничего не понимаю». Дальше — точка.

    ответить

 
Добавить комментарий...