Павел Санаев: «Готов прилюдно съесть кусок сценария»

Обсудить0

В американских фильмах - во всех практически - всё происходит не в Америке, а в неком условном пространстве, которое можно назвать «Голливундия». Фантастическая несуществующая страна, где все как в Америке - дома, машины, по улицам ходят преимущественно англосаксы, но там может быть всё, чего в реальной Америке быть не может.

В начале июня в сети появились первые тизер-постеры к новой, третьей, картине Павла Санаева «Геймеры». Свою первоочередную задачу – привлечь внимание аудитории – они выполнили на все сто. Одних ехидных комментариев про «смещенный элемент в названии фильма, создающий неверную трактовку», на момент интервью набралось уже несколько сотен. Вокруг постеров уже разгорелся, было, скандал, но, кажется, обошлось. Тем не менее, пока не утих околоскандальный жар, мы решили-таки расспросить Павла о его новом фильме и обо всем на свете.

Павел, как вам реакция на постеры?

О, это была одна из лучших реакций на российские постеры в интернете. На «Кино-говно», на котором появился постер с гейм-падом, издавна собирается публика, которая киношников не щадит и помидоров для них не жалеет, и мы понимали, что если среди бури критики получим хотя бы процентов 20 позитивных или конструктивных комментариев, значит с работой мы справились. Двадцатипроцентный порог мы перешагнули, так что результатом я доволен. А что касается того, что многие увидели на постерах «гей-меров», хочу поделиться историей, которую рассказывал отчим. Маленьким, он как-то прибежал к отцу и показал учебник по истории. А в то время как раз был пик охоты на врагов народа. «Папа, — говорит, — посмотри, вот если красноармейцу на картинке прикрыть вот здесь пальцем голову, у него вместо буденовки получается лягушка. Этот учебник делали враги!» Отец взял учебник, приложил палец: «Да, — говорит, — действительно, лягушка получается, если прикрыть… А нах…я прикрывать-то?» Так и сказал. У кого что болит — сами понимаете…

А вам самому-то постеры нравятся?

Очень. Они креативные и полностью соответствуют идее фильма. Постер с мышкой, который мы прислали КиноПоиску — мой любимый. С этой идеи все и началось.

А что вы скажете в ответ комментаторам, которые не верят, что когда-нибудь увидят хорошее российское кино?

Знаете, я их на самом деле прекрасно понимаю. Им столько раз обещали «новый русский блокбастер», а давали туфту, что, обжегшись на молоке, они теперь дуют на воду. И теперь наша задача — не только сделать хорошую картину, но и убедить зрителей в том, что им её стоит посмотреть в кино. Я готов для этого даже специальные допремьерные показы устраивать. Может, даже пойдем на беспрецедентный шаг и выложим в интернете первые десять минут, чтобы зрители понимали, что их ждет. Мне очень важно победить предубежденное отношение нашей зрительской аудитории к российскому кино. И, кстати сказать, мы обещаем не блокбастер, а интересное, увлекательное кино про «ребят из соседнего двора».

А вы сами верите, что у вас получилась достойная картина?

Абсолютно. Я готов прилюдно в прямом эфире съесть кусок сценария, если большинство зрителей скажут, что фильм — туфта. Считаю, что у нас получилась внятная жанровая история. Многие скажут: «Все так обещают, а потом...». Но в этом смысле я могу предложить ориентироваться на свой «Последний уик-энд». Картина понравилась подавляющему большинству зрителей, а «Геймеры» на три-четыре порядка выше «Последнего уик-энда» в любой составляющей. Конечно, я верю, что картина получилась достойной.

Многим любителям кинофантастики как раз не нравится книга Александра Чубарьяна. Фильм сильно будет от неё отличаться?

Радикально! Книга была основой, но мы многое изменили. В этот раз я по-настоящему горжусь сценарием.

К радикальной критике сюжета готовы?

Будто бы не правдоподобный?

Ага.

Странный повод для критики. Да, фантастический элемент остается фантастическим – в жизни такого не встречается, что ребята под воздействием игры получают в реальной жизни свои игровые навыки и берутся за оружие. Но мы же принимаем, что молодого человека кусает паук-жертва генетических экспериментов, и паренек начинает прыгать по небоскребам и сражаться с Зеленым Гоблином…

Ну, это же фильм по уже давно известному сюжету, к которому все привыкли…

Вот, знаете, у русского кино есть одна уязвимая черта, которая очень нам осложняет жизнь. В американских фильмах — во всех практически — всё происходит не в Америке, а в неком условном пространстве, которое можно назвать «Голливундия». Фантастическая несуществующая страна, где все как в Америке – дома, машины, по улицам ходят преимущественно англосаксы, но там может быть всё, чего в реальной Америке быть не может. Там может быть робот из жидкого металла, там может быть маньяк с крюком, там может быть супермен, который ловит самолеты, и вы смотрите на события, происходящие в «Голливундии», и допускаете, что это может быть. Если это не совсем откровенная халтура с точки зрения драматического повествования, вы в это верите. Когда же вы смотрите кино, действие которого происходит в российской действительности, вы знаете, что это Россия и ничего другого. Поэтому любая попытка сделать экшн часто вызывает у российских зрителей отторжение. Потому что любой экшн-фильм - это отход от правды жизни. Иначе можно смотреть только такие фильмы как «Бумер», который все-таки не экшн, а криминальная драма, которая не выходит за рамки камерной истории. Если же делать такой экшн, как, скажем, «Бой с тенью», вы неизбежно выходите за рамки правдоподобия, отрываетесь от реальности, и вам кричат «Такого не может быть! Так не бывает! Ха-ха-ха!» Но если не делать жанрового допущения, то мы никогда не сможем снимать большое кино, потому что большое кино в любом случае предполагает отход от реальности.

А мы можем допустить, что такое отношение к российским фильмам может происходить от того, что авторы не справляются с задачей достоверного отображения реальности кино?

Можем, конечно. Чаще всего так и происходит. Вопрос не в том, насколько нереален сюжет, а в том, насколько правдоподобно выглядит эта параллельная реальность.

Павел, а давайте немного сменим направление нашей беседы? Расскажите о самом главном? Почему два фильма? Вас не пугает опыт предшественников?

Если честно, немного пугает, потому что такой подход себя оправдал только в случае с тарантиновским «Убить Билла». Из российских же картин ни «Параграф-78», ни «Обитаемый остров» такого подхода не оправдали. Однако наш фильм отличает от предшественников, прежде всего, то, что он изначально планировался как двухсерийный. Первый вариант сценария содержал более двухсот страниц и предполагал хронометраж два часа пятнадцать минут. Ведь у нас семь героев и на маленьком временном отрезке они просто не успеют раскрыться. Но прокатчики не любят длинные фильмы и считают идеальным хронометраж 85-90 минут. И если в случае с прокатом зарубежных картин они получают готовую продукцию, на которую не могут влиять — не просить же им, в самом деле, разделить на две 90 минутные серии «Темного рыцаря», — то в случае с российским кино они настойчиво просят не выходить за рамки полутора часов. И российская картина, которая пойдет два часа с лишним их категорически не устраивает. Тогда сценарий был переделан, и получилось два логически завершенных фильма по 85 минут каждый. И, как я уже говорил, наш фильм очень далек от литературного первоисточника, поэтому чтобы узнать финал истории нет другого варианта, кроме как посмотреть вторую серию.

Вам как потенциальному зрителю было бы интересно посмотреть вторую часть вашего фильма после первой?

Однозначно да! И я в этом не одинок. После тестового просмотра, на котором было пятьдесят человек целевой аудитории, 94 процента зрителей ответили, что пришли бы на вторую часть. Главное — правильно выпустить картину в прокат, чтобы зрители не успели забыть перед просмотром второй части, что там было в первой. Но первая часть кончается у нас забойной двенадцатиминутной экшен сценой, которая настолько насыщена драматическими событиями, что не «отпускает» ни на секунду. Так что надеюсь, это не забудется.

На съемки было потрачено $7,5 млн. Это много или мало для фильма?

Для нашего — достаточно. Знаете, если бы не професcиональное руководство нашего генерального продюсера Александра Бондарева и его команды, мы бы не уложились. Но на самом деле важно не то, сколько у вас денег, а то, как вы их используете. Когда мы показали нашу картину Джанику Файзиеву (продюсер и режиссер «Дирекции Кино» — прим. ред.), он оценил ее очень высоко и усомнился только в одном — в цифрах бюджета. По его прикидкам, фильм стоил ровно вдвое больше.

А сколько вам нужно заработать на прокате, чтобы кино отбилось хотя бы?

Ну, как минимум миллионов 14, чтобы хоты бы вернуть вложенные в кино средства. Вдвое больше бюджета, так как половину себе возьмут кинотеатры. Собрать семь миллионов каждым из наших двух фильмов не такая уж непосильная задача. Но для этого важно преодолеть предвзятое мнение, убедить зрителей в том, что мы не подсовываем им очередную «шнягу».

Что нужно, чтобы зрители поверили в российское кино?

Если говорить об отрасли, то для начала — признать реально существующие проблемы. В первую очередь, не хватает профессионалов. Когда продюсер, который вчера торговал мылом, берет сценарий, который писал вчерашний журналист, и приглашает снимать режиссера, который до этого работал в рекламе, то получается тот самый «шлак», который опустил бренд «российское кино» ниже плинтуса. Не надо ориентироваться на это. Есть, слава Богу, другие примеры. Взялись, например, за дело профессиональные люди, и получился замечательный фильм «Стиляги». Наше кино все равно остается штучным товаром, индустрии у нас как не было, так и не будет. Главное, не терять надежду, что в потоке мутных поделок будет появляться что-то стоящее.

Главное сегодня

«Никто не отберет трон, если трона нет»: Реакция соцсетей на последнюю серию «Игры престолов»

Сегодня

Американский бокс-офис: «Джон Уик» потеснил «Мстителей»

Сегодня

Мэрилин Мэнсон в продолжении «Молодого Папы» и еще 15 событий прошедших дней

Сегодня

В последней серии «Игры престолов» обнаружили пластиковые бутылки с водой

Сегодня

«Маяк» Эггерса: Роберт Паттинсон и Уиллем Дефо сходят с ума

Сегодня

Трейлер фильма «Робо»: Механический друг Сарика Андреасяна

Сегодня

Квентин Тарантино попросил зрителей в Каннах не раскрывать подробности «Однажды… в Голливуде»

Сегодня
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт