Статьи

Том Хэнкс: «Мой герой чем-то похож на журналиста»

Роберт Лэнгдон умеет расшифровывать символы и истолковывать знаки, что делает его таким посланником просвещения. Он может балансировать на грани между другом и врагом - в зависимости от вашей точки зрения. Так что играть такого героя очень интересно.
Том Хэнкс: «Мой герой чем-то похож на журналиста»

Том Хэнкс – единственный из всех звёзд «Ангелов и Демонов», кого нельзя было увидеть спокойно прохаживающимся по римскому отелю «Сен-Риджис». Актёр появлялся на пресс-конференции, как чёртик из коробочки, а на круглый стол пришёл вместе с Роном Ховардом. Создалось впечатление, что эти двое понимают друг друга уже без слов.

Среди иностранных журналистов неоднократно звучали заявления, что, мол, Хэнкс репортёров не любит, да и вообще интервью давать для него головная боль. На деле Том оказался профессионалом, каких мало, а в компании с Роном они устроили настоящую феерию.

- Какая прелестная вещица! – Том хватает со стола чей-то розовый диктофон. Почему актёрам так нравится перебирать нашу несчастную технику?

Рон Ховард сосредоточенно ищет микрофон, но его нет: акустика в зале отличная, его все услышат. И всё-таки иногда режиссёр не удерживается и автоматически берёт микрофон бразильской журналистки. Том со смехом отбирает его и ставит на место.

- А нам будут переводить вопросы? – интересуется Хэнкс. – А то у меня с итальянским не очень!

Но шутки в сторону. Здесь собрались серьёзные люди!

Том, Вы столько времени в фильме бегаете по Риму – создалось впечатление, что съёмки потребовали от вас серьёзной физподголтовки.

Физически пришлось поднапрячься, это точно. Но это не самый важный аспект фильма, как мне кажется. Зато я теперь точно знаю, что в Риме нет двух одинаковых булыжников! Каждая лестница Рима – смертельная ловушка! Больше всех не повезло Айелет. Как и все настоящие физики-ядерщики, она бегала по Риму на здоровенных каблуках.

Взрыв смеха.

Вы не знали, что это нормальная обувь каждого физика-ядерщика? Ну вот теперь знаете! Так вот, мы всё гадали, в каком кадре я или она навернёмся, подвернём ноги и дальше не сможем сниматься. Так и не дождались. Но было очень увлекательно!

Вы в фильме здорово выглядите, кстати.

Том: Да, я тут не толстый, если вы об этом!

Рон: Том провёл массу времени в спортзале!

Том: Да ты хотел сказать, что я не толстый, чего уж там! Представляете, я - и не толстый!

Польский журналист задаёт Рону Ховарду вопрос об отношении режиссёра к критике фильма со стороны католиков, но Хэнкса задели за живое – он с трудом сдерживается, пока звучит вопрос, а потом снова смеётся.

Я кстати не знал, что мой лишний вес станет такой проблемой! Феллини тоже был толстым! И ничего!

Рон: Да всё нормально с ним было! Слушай, дай на вопрос ответить. Пока что вся критика исходит от тех, кто фильм не видел. Так что я на свой счёт критику не принимаю.

Вы работаете вместе уже больше 20 лет. Как вы разрешаете творческие разногласия?

Рон: Хороший вопрос! Наверное, они у нас иногда возникают…

Том: Ещё как! Но вообще мы стараемся всё обговорить ещё до того, как выходим на съёмочную площадку.

Рон: Мы обсуждаем фильмы ещё на стадии сценария. Иногда мы приносим друг другу проекты. Иногда я подкидываю идею Тому, а он уже решает или наоборот. Нам главное решить, будем ли мы вообще делать совместный фильм. Вкусы у нас примерно одинаковые, но как режиссёру, мне очень нравится работать с Томом. Потому что он вечно что-то придумывает, здорово сам пишет – он отличный сценарист кстати! Бывает, возьмёт сценарий и ну его переписывать!

Том: Есть такое!

Рон: Но в любом случае, это сотрудничество. Я полностью доверяю Тому и всегда разрешаю ему добавлять что-то от себя.

Том: Рон так со всеми актёрами поступает! Вот просто ходит и спрашивает «что думаешь?» Когда мы собирались всем составом за несколько недель до начала съёмок и все читали сценарий, Рон спрашивал, что каждый из нас думает о нём. Честно говоря, это весьма умный подход к режиссуре. Хотя… Иногда его это достаёт и он вылетает из своего кресла с воплем «НУ ВСЁ! Делаем, как я сказал, а не то скоро солнце сядет, и мы ничего не снимем больше сегодня! Прекратите валять дурака и говорите, как написано!» Ну, мы так и делаем. Читаем по написанному.

Том, Вы во второй раз играете Роберта Лэнгдона. Каково возвращаться к роли?

Конечно, приятно играть такого умного человека, как Роберт Лэнгдон. Очевидно, он единственный специалист по символогии в мире, способный разгадать всё! В первом фильме он совершенно случайно попадает в новый для него мир – точно так же, как Рон попал в проект, где ему тоже пришлось нелегко: я начинал говорить, а за моей спиной появлялись флэшбэки. Теперь же Лэнгдон появляется как персона нон грата, а кроме этого ограничен временем в своих действиях. «Код Да Винчи» был похож на поиски сокровищ, а «Ангелы и Демоны» больше похожи на лошадиные скачки. Часы тикают, Лэнгдону нужно найти ответы, а если он ошибается, то теряет драгоценное время. Для меня, как для актёра, это сбывшаяся мечта. Я играю парня, которому кажется, что он знает все ответы. Он срывается с места и начинает поиски, пытаясь остановить негодяев. Это ж весело!

Дэн Браун написал уже третью книгу о Роберте Лэнгдоне. Рон, Вы будете ставить фильм по ней?

Рон: Ну вот, Тот Самый вопрос!

Том: Вообще-то мы пытаемся сплавить его!

Рон: Мы вчера говорили с Дэном. Он потрясающий собеседник, но ровно до того момента, пока вы не спросите его о третьей книге! Тут он внезапно замолкает. Поверьте, мне не удаётся вытащить из него больше, чем вы читали в интернете! Богом клянусь! Лично для меня съёмки этих двух фильмов стали потрясающим опытом, но не только в плане работы над развлекательным кино. Это ещё и жизненный опыт – чему ты учишься, куда едешь на съёмки. Учитывая, сколько зрителей заинтересовано в книгах Дэна, это ещё и очень захватывающий процесс. Мне очень нравится то, как Том сыграл Лэнгдона. И я очень рад, что «Ангелы и Демоны» стали сиквелом, потому что Тому удалось развить этого героя. Так что я готов снять третий фильм. Правда, книгу пока ещё никто не читал. Sony вроде не против продолжения, я тоже. Так что посмотрим, как примут этот фильм и будем отталкиваться от этого.

Том: Очень надеюсь, что фильм хорошо пройдёт в прокате.

Забегая вперёд, можно сказать, что в свой первый прокатный уикенд фильм заработал в мировом прокате почти 150 миллионов долларов. Причём, за границей «Ангелов и Демонов» приняли лучше, чем в Штатах. Что и ожидалось.

А расскажите, пожалуйста, Рон, как Вы избавлялись от наименее правдоподобных аспектов книги, поскольку у Дэна Брауна их предостаточно.

Всякий раз, адаптируя книгу – особенно художественную литературу – думаешь, что из всего работает в литературном плане, а что в кинематографическом. И это, как вы понимаете, совершенно разные вещи. Так что это превращается в процесс исследования сюжета. Приступая к «Ангелам и Демонам», я сделал вот что. Ходил на всякие приёмы и спрашивал людей, читали ли они книгу Дэна. Если да, то что они помнят из прочитанного, что им понравилось. И все, как правило, вспоминали пару-тройку моментов. Я мысленно выстраивал сюжет из основных кирпичиков, полагаясь ещё и на собственные инстинкты. Потом объяснил это сценаристам.

Том, а правда, что Вы там невесте помогли в церковь пройти? Вы теперь супергерой?

Том: Ну глупости какие! Хотя, учитывая, что я провёл невесту к алтарю, да ещё и вовремя, меня можно записать в Лигу Справедливости! Мне, наверное, надо прикинуть дизайн костюма, имя себе придумать!

Рон: Я тебе придумал имя! Helluvaguy!

Когда переносишь на экран столь известную книгу, то что является приоритетом: сохранение сюжетной линии или точное следование персонажам?

Рон: Сюжет в книгах Дэна Брауна играет главную роль. Они не являются изучением персонажей, но, тем не менее, хочется вдохнуть в них жизнь. Потому что таким образом зритель больше проникается историей, верит в предпосылки, а затем растворяется в фильме. Для актёров это настоящее испытание, потому что у их персонажей уже есть какая-то предыстория, они прописаны в книгах именно так, а не иначе. А ведь хочется, чтобы на экране были по-настоящему интересные люди. Так что отвечу так: важно взять отличных актёров, чтобы они донесли до зрителя историю.

У вас убийцу играет датчанин Николай Ли Каас. Как Вы его нашли, Рон?

Я смотрел фильм «Братья» и подумал, что это потрясающий актёр. Мы познакомились с ним на кастинге в Лондоне, и я начал ломать голову над тем, какую бы роль ему дать. Потом попросил его вернуться и прочитать за убийцу. И… он фантастический актёр. Тогда я решил подкорректировать под Николая роль. Он кстати был вторым актёром, которого мы утвердили на роль – сразу после Тома.

А можно вопрос на итальянском?

Том: Валяйте! У меня ж суперспособности переводить!

Итальянская журналистка задаёт вопрос, Хэнкс внимательно слушает и разражается тирадой:

Аэропорто Фумичино, Леонардо Да Винчи, финиче ля максимо, Рома Колоссео, проксимо сентори… Что она сказала?

В фильме Роберт Лэнгдон говорит, что вера – это дар, но он пока что его не получил. Что Вы об этом думаете?

Для моего героя это вопрос философский, такая мистическая и неуловимая система мировоззрения. В какой-то момент он говорит: «Я – учёный. Разум говорит мне, что я никогда не пойму Бога, а сердце говорит, что и не должен». То есть, он открыт практически для всего. И он не пытается вынести какой-то вердикт, сделать вывод, найти правду и неправду, он буквально хочет сказать одно: я не знаю. Я преклоняюсь перед таинством религии, но у меня нет задачи доказать или опровергнуть чьё-то существование. Моя работа заключается в том, чтобы помочь другим истолковать факты, на основании которых они сделают свои выводы. Таким образом, мой герой чем-то похож на журналиста, который работает над материалом, основываясь на собственных наблюдениях и предположениях. Джозеф Кэмпбелл, написавший «Силу мифа», отвечая на вопрос «во что вы верите», говорил: «неважно, во что ты веришь». Роберт Лэнгдон умеет расшифровывать символы и истолковывать знаки, что делает его таким посланником просвещения. Он может балансировать на грани между другом и врагом – в зависимости от вашей точки зрения. Так что играть такого героя очень интересно.

Раз уж речь зашла о книгах, мистер Хэнкс, то расскажите о «Краткой истории почти всего на свете» Билла Брайсона. Вы как-то раз упомянули, что она вам очень нравится.

О, это великолепная книга! Всем советую. Брайсон делает предположение, что жизнь – это всегда движение вперёд. Даже эти штуки, которые растут на скалах в океане… как их там… Лишайник, во! Даже лишайник движется к той стороне скалы, где посуше. Он даже старается вырваться на воздух, к свету. И сражается за выживание. Даже такая форма жизни, как лишайник, осознаёт собственное существование и смертность и пытается приспособиться. Он пишет очень просто и понятно о довольно сложных вещах, так что я склоняю голову перед мыслительным процессом Билла Брайсона.

Скажите, а вот вы оба могли бы, несмотря на все разногласия с католиками, взять и пойти в Ватикан?

Том: А почему нет? Разве что не в шортах! Они там все большие мальчики, всё прекрасно понимают.

Рон: Расскажу вам историю по теме. Я начал подготовку к «Ангелам и Демонам», когда «Код Да Винчи» ещё шёл в кинотеатрах. Мы со сценаристами уже работали над сиквелом. Так что я пошёл в Ватикан, как обычный турист, вместе с группой. Но я жутко дёргался, не знал, что там может случиться. Я был в кепке, в чёрных очках, чтоб наверняка. Первую экскурсию вёл священник, бывший американец. Было стрёмно. Я всё ходил, оглядывался, старался держаться в хвосте группы. И тут один из швейцарских гвардейцев обратил на меня внимание. Стоит и смотрит на меня. У меня начинается паранойя. И вот экскурсия заканчивается – и смотрю, ко мне идёт этот гвардеец! Ну всё, думаю, сейчас меня отсюда выкинут. А он такой подходит и спрашивает: «А можно с вами сфотографироваться?»

Последний вопрос Рону Ховарду «Кинопоиск» задаёт уже на фотоколле.

Рон, как с фильмом по сериалу «Замедленное развитие»?

Там, наконец-то всё сдвинулось с мёртвой точки! Будем держать пальцы скрещенными и надеяться, что у нас всё получится!

Слухи о киноверсии одного из самых смешных телесериалов американского телевидения уже давно циркулируют в интернете. Так что, скоро узнаем, был ли Рон действительно настроен снимать кино по своему продюсерскому проекту. Кстати, режиссёр ещё наговаривал закадровый голос к каждой серии.

На общей пресс-конференции у Дэна Брауна спросили, как иллюминаты отнеслись к «Ангелам и Демонам».

- А разве они существуют? – удивился писатель. Сложилось впечатление, что к своему творчеству он относится не так серьёзно, как многие его почитатели. Но про третью книгу Браун так ничего и не рассказал. Да, про Лэнгдона. И действие укладывается в 12 часов.

Так что Роберт Лэнгдон скоро превратится практически в Джека Бауэра.

«Ангелы и Демоны» уже идут в российских кинотеатрах.

Комментарии (14)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...